Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Анализ потенциала кластеризации инвестиционно-строительного комплекса Республики Татарстан

Отраслевая экономика | (84) УЭкС, 11(2)/2015 Прочитано: 10339 раз
(2 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Т.З.Ажимов
  • Дата публикации:
    29.11.15
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Казанский государственный архитектурно-строительный университет

Анализ потенциала кластеризации инвестиционно-строительного комплекса Республики Татарстан

Clustering analysis of potential investment and construction complex of the Republic Tatarstan

Т.З. Ажимов

ассистент кафедры «Экономики и предпринимательства в строительстве»,

Казанский государственный архитектурно-строительный университет

e-mail: timur.azhimov@gmail.com

T.Z. Azhimov

assistant of the chair of economy and business in building,

Kazan state university of architecture and engineering

e-mail:  timur.azhimov@gmail.com

Аннотация

В данной статье рассматриваются основные методики определения потенциала кластеризации на примере Республики Татарстан. Приводятся рекомендации по преодолению факторов, которые препятствуют развитию потенциала кластеризации инвестиционно-строительного комплекса.

Abstract

This article discusses the basic methodology for determining the potential of clustering on the example of the Republic of Tatarstan. The recommendations to address the factors that hinder the development of the potential of clustering investment and construction complex.

Ключевые слова: строительный кластер, инвестиционно-строительный комплекс, потенциал кластеризации.

 Keywords: innovation, investment-building complex,  building cluster

Кластеры образуют важную сложную организационную форму, центр влияния на конкурентную борьбу. Являясь характерной чертой рыночной экономики, кластеры  позволяют оценивать производительный потенциал и факторы, сдерживающие ее дальнейшее развитие. Главная роль кластеров в конкурентной борьбе повышает заинтересованность компаний, правительств и других организаций в развитии экономики. Взаимодействие предприятий и организаций, входящих в кластер, представляет собой  кооперацию и конкуренцию, и таким образом происходит постоянный обмен кадрами, инновациями, технологиями, осуществляется совместное использование инфраструктуры, услуг и рекламно-маркетинговое продвижение.

В настоящее время Россия проходит период адаптации к понятию «кластерная политика» к российским специфическим условиям функционирования государственной власти, бизнеса и науки. Вследствие этого повышение конкурентоспособности и эффективности экономики республики при сложившейся структуре возможно лишь при использовании новых стратегических подходов, предусматривающих комплексное использование социально-экономического и научно-технического потенциала республики и создание на этой основе благоприятных условий для бизнеса. Одним из таких подходов является кластерный подход[1].

Для экономики региона строительные кластеры играют роль точек роста внутреннего рынка и базы внешней экспансии. Считается, что когда одна или несколько фирм, достигает конкурентоспособности на рынке, она распространяет своё влияние на ближайшее окружение: поставщиков, потребителей и конкурентов. В свою очередь, успехи окружения оказывают положительное влияние на дальнейший рост конкурентоспособности данной компании. В итоге формируется «кластер» - сообщество фирм, тесно связанных отраслей, взаимно способствующих росту конкурентоспособности друг друга.

Кластеры являются причиной крупных капиталовложений и пристального внимания органов власти. В итоге, кластер становится большим, чем простая сумма его отдельных частей. В процессе развития кластера экономические ресурсы начинают притекать к нему из изолированных отраслей, которые не могут использовать их столь же продуктивно.

Эффективность строительных кластеров достигается за счет синергетического эффекта, и как следствие этого роста инвестиций в инновационное развитие производств и формирования новых компаний, усиления экспортного потенциала, повышения занятости населения и качества продукции, развития новых технологий, усиления конкурентоспособности и производительности членов кластеров, развития тесных связей между наукой и производством, развития инфраструктуры, повышения образовательного уровня сотрудников.

Именно поэтому выявление в экономике региона существующих или потенциально возможных кластеров, а также оказание государственной поддержки их развитию является необходимым условием дальнейшего развития экономики региона. Отличие кластерного анализа от традиционного отраслевого состоит в том, что при анализе кластеров полностью прослеживаются цепочки формирования добавленной стоимости, производства и реализации продукта и выделяются все участвующие в этом структуры.

Любая политика, направленная на создание кластеров, начинается с определения уже существующих в регионе предпосылок их образования - потенциала кластеризации. Потенциал кластеризации - это наличие конкурентных преимуществ отраслей, предприятий и инфраструктурных организаций, находящихся на территории региона, возможность объединения данных преимуществ и использования их для повышения его конкурентоспособности. [2]

Анализ потенциала кластеризации, позволит нам выявить приоритетные виды экономической деятельности готовые для создания кластеров, эффективное функционирование которых будет способствовать повышению конкурентоспособности региона в долгосрочном периоде при использовании возможностей внешней среды.

Следует отметить, что производство конечного продукта кластера, может быть направлено не только на экспорт, но также и на покрытие нужд национального и регионального рынков. Поэтому необходимо определять значение кластера для региональной экономики: экспорто-ориентированный, импортозамещающий или кластер для региональных нужд.

Методика оценки уровня потенциала кластеризации основана на основных положениях теории конкурентных преимуществ М. Портера. Характеристика уровней потенциала кластеризации региона представлена в таблице 1.

 Таблица 1

Характеристика уровней потенциала кластеризации региона

Уровень потенциала кластеризации

Краткая характеристика

Высокий

Существует возможность создания в регионе 7 и более конкурентоспособных кластеров, которые могут быть различными по своей направленности, и включают в себя разные производства: экспорто-ориентированные, импортозамещающие и регионального характера. Все детерминанты конкурентоспособности кластерных структур (факторные условия, условия спроса, конкурентоспособные отрасли-поставщики и эффективные стратегии доступны и очень хорошо развиты.

Выше среднего

Наличие предпосылок для создания 4-7 конкурентоспособных кластеров, которые включают в себя разные производства: экспорто-ориентированные, импортозамещающие и регионального характера. При этом для функционирования кластера, может не доставать какого либо детерминанта конкурентоспособности кластерных структур. Обязательно присутствуют конкурентоспособные отрасли-поставщики, которые определяют наличие необходимой ресурсной базы и уникального конкурентного преимущества которое позволит организовать кластер.

Средний

Возможность создания 2-4 потенциальных кластеров в регионе, преимущественно направленных на национальный или региональный уровни.

Из числа детерминант конкурентоспособности кластерных структур существует только два - это факторные условия и условия спроса. Инфраструктура неразвита, но ее можно создать при небольшом вложение средств. Так же есть возможность создания и развития предприятий-поставщиков, под контролем правительства и с целенаправленными инвестициями, но при небольших вложениях.

Ниже среднего

Существование наличия предпосылок для создания хотя бы одного конкурентоспособного кластера. При этом для функционирования кластера, не достает 2 или более детерминант конкурентоспособности кластерных структур. В данном случае правительственные вложения в кластер должны носить постоянный поддерживающий характер.

Низкий

Возможность создания даже одного кластера очень низкая. Инфраструктура неразвитая, ресурсная база небольшая, поставщиков мало. Необходим стратегический поиск идей, для дальнейшего развития региона.

Количественный анализ потенциала кластеризации отрасли и региона основан на межотраслевом сравнении с использованием статистических показателей - коэффициента специализации, коэффициента душевого производства. Коэффициент специализации показывает насколько специализировано данное производство на территории региона и рассчитывается как отношение удельного веса объема производства отрасли региона в объеме производства соответствующей отрасли страны к отношению удельного веса валового регионального продукта в валовом внутреннем продукте страны. Расчетная формула коэффициента специализации:

  Кс  f1      (1)

где Vо.рег. - объем произведенной продукции, созданной в отдельной отрасли региона;

Vо.стр. - объем произведенной продукции, созданной в отдельной отрасли страны;

Коэффициент душевого производства определяется как отношение удельного веса объема производства отрасли региона в объеме производства соответствующей отрасли страны к отношению удельного веса численности населения региона в численности населения страны. Расчетная формула коэффициента душевого производства:

 Кд = f2         (2)

где Ррег. - численность населения региона;

Рстр. - численность населения страны.

Потенциал кластеризации оценивается по абсолютной и относительной величине предложенных показателей. Если коэффициенты специализации и душевого производства больше или равны единице, следовательно, данные отрасли выступают как отрасли рыночной специализации и в них, либо уже существуют кластеры, либо их создание является возможным. Так, если значение коэффициента специализации более 1,5, то данный кластер является или будет являться экспорто-ориентированным или направленным на удовлетворение потребностей национального уровня. Если же коэффициент специализации находится в промежутке от 1 до 1,5, то целесообразно отнести его к числу региональных кластеров. Положительная динамика коэффициентов указывает на наличие потенциальных возможностей кластеризации отрасли и региона или на возможность дальнейшего роста кластера. Снижение коэффициентов свидетельствует о возможной необходимости расширения ассортимента выпускаемой продукции, необходимости модернизации производства или о неперспективности отрасли как кластера в будущем. Межотраслевое сравнение коэффициентов позволит нам выявить наиболее перспективные для кластеризации отрасли в регионе или уже кластерные отрасли, которые могут сформировать в дальнейшем конкуренто-способный регион.

Следующая методика представляет собой анализ основных факторов, влияющих на развитие потенциала кластеризации отрасли и региона [3]. Методика качественного анализа основных факторов, влияющих на развитие потенциала кластеризации отрасли и региона, также основана на основных положениях теории конкурентных преимуществ М. Портера, с применением его «Модели ромба», которая как известно, включает четыре детерминанты конкурентоспособности кластерных структур:

- факторные условия - наличие и доступность природных, материальных, трудовых, инфраструктурных и прочих факторов производства необходимых для ведения конкурентной борьбы в данной отрасли;

- спрос на внутреннем рынке для продукции отрасли - искушенный и требовательный местный потребитель; потребности, опережающие потребности потребителей в других местах; спрос в специфических сегментах;

- конкурентоспособные отрасли-поставщики и другие сопутствующие или поддерживающие отрасли в данном регионе - доступность к надежным местным поставщикам и фирмам в родственных отраслях, наличие кластеров вместо изолированных отраслей;

- факторы, мотивирующие формирование эффективных стратегий организации и управления предприятиями, важнейшими из которых является конкуренция на внутреннем рынке и инновационность.

Удельный вес важности каждой детерминанты весьма различен для каждой отрасли. Так, учеными - экономистами выявлено, что наиболее важными детерминантами конкурентоспособности для 43% кластерных структур являются факторные условия. Детерминанты, связанные с условиями спроса составили 24,7%, с вспомогательными отраслями - 13,3%, со средой для стратегии и конкуренции - 13,3%. Другие причины, включая случаи взаимодействия с индивидуальными предпринимателями и преимущества раннего начала -5,7%.[4]

Качественная оценка основных факторов, влияющих на развитие потенциала кластеризации региона возможна на основе результатов специализированных опросов руководителей исследуемых предприятий. Таким образом, оценка потенциала кластеризации Республики Татарстан, основанная на предложенной методике, включает количественный и качественный анализ[5].

Нами было проведено исследование потенциала кластеризации отраслей экономики Республики Татарстан. В итоге применения обозначенного выше методологического подхода нами были получены следующие результаты.

Инвестиционно-строительный комплекс в Республике Татарстан непосредственно зависит от развития других кластерообразующих отраслей. Это связано с увеличением потребности бизнеса в объектах недвижимости - коммерческой (офисах, торговых площадях, выставочных комплексах, гостиницах) и промышленной (производственные здания, склады, терминалы). И как следствие с ростом покупательской способности населения, т.е. увеличения спроса на жилье[6].

Динамика коэффициентов потенциала кластеризации демонстрирует, что показатели практически всех отраслей имеют тенденцию то к повышению, то к снижению, но несмотря на это, остаются на достаточно высоком уровне для потенциала кластеризации. Такая динамика, с нашей точки зрения, является результатом конъюнктурных изменений отраслевых рынков, что никак не влияет на снижение потенциала кластеризации. Выводы о потенциале кластеризации должны быть основаны не только на относительных количественных показателях, но и, прежде всего, на качественных предпосылках и их оценке.

Таблица 2.

Коэффициент специализации отраслей Республики Татарстан

в 2012-2014 гг.

Отрасль

 

2012

2013

2014

1. Текстильное и швейное производство

0,63

0,709

0,75

2. Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

1,58

1,18

1,26

3. Обработка древесины и производство изделий из древесины

0,42

0,53

0,597

4. Целлюлозно-бумажное производство; издательская и полиграфическая деятельность

0,66

0,65

0,75

5. Производство кокса и нефтепродуктов

1,36

1,44

1,33

6. Химическое производство

4,52

4,02

4,39

7. Производство резиновых и пластмассовых изделий

4,5

4,54

4,7

8. Производство прочих неметаллических минеральных продуктов

0,74

0,99

1,08

9. Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

0,36

0,49

0,58

10. Производство машин и оборудования

1,21

1,3

1,42

11. Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования

0,77

0,84

1,03

12. Производство транспортных средств и оборудования

4,54

4,6

4,14

13. Прочие производства (мебель)

0,62

0,74

0,15

14. Строительство

1,68

1,55

1,84

15. Связь

0,82

0,83

0,82

Рассчитанные коэффициенты специализации и душевого производства по основным видам деятельности показали, что в Республике Татарстан разброс значений по этим коэффициентам составляет от 0,014 до 3,992. Исходя из полученных данных, наиболее развитыми отраслями в Республике Татарстан можно считать: производство кожи, изделий из кожи и производство обуви, производство кокса и нефтепродуктов, химическое производство,  производство резиновых и пластмассовых изделий, производство машин и оборудования, производство транспортных средств и оборудования, инвестиционно-строительная  деятельность. В этих отраслях достаточно высок потенциал кластеризации, так как рассчитанные коэффициенты больше единицы[7].

Инвестиционно-строительный комплекс в Республике Татарстан непосредственно зависит от развития других кластерообразующих отраслей. Это связано с увеличением потребности бизнеса в объектах недвижимости - коммерческой (офисах, торговых площадях, выставочных комплексах, гостиницах) и промышленной (производственные здания, склады, терминалы)[8].  Динамика коэффициентов потенциала кластеризации обозначенных кластерообразующих отраслей региона демонстрирует, что показатели практически всех отраслей имеют тенденцию то к повышению, то к снижению, но несмотря на это, остаются на достаточно высоком уровне для потенциала кластеризации. Такая динамика, с нашей точки зрения, является результатом конъюнктурных изменений отраслевых рынков, что никак не влияет на снижение потенциала кластеризации. Выводы о потенциале кластеризации должны быть основаны не только на относительных количественных показателях, но и, прежде всего, на качественных предпосылках и их оценке.

Литература:

1. Файзуллин И.Э. Приоритетные меры государственного регулирования инвестиционно-строительного комплекса //Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета. – 2011. – № 1(15). – С. 211-215.

2. Клещева О.А. Исследование факторов, определяющих развитие малоэтажного строительства в Республике Татарстан // Вестник экономики, права и социологии. – 2014. – № 3. – С. 47-49.

3. Файзуллина Л.И. Перспективы инновационного развития инвестиционно-строительного комплекса// Управление экономическими системами: электронный журнал - 2010. - № 24. – С. 309-311. - URL: http://uecs.mcnip.ru

4. Загидуллина Г.М., Замалеев Э.Ф. Особенности программы социальной ипотеки Республики Татарстан//  Известия КГАСУ. – 2010. - № 2 (14). – С. 333-338.

5. Мухаррамова Э.Р., Липатов Д.В. Формирование преимущественных направлений социально-экономического подхода региона с использованием кластерного подхода// Российское предпринимательство. – 2013. - № 22 (244). – С. 114-120.

6. Клещева О.А. Совершенствование процесса внедрения инноваций в строительном комплексе Республики Татарстан// Региональная экономика: теория и практика, 2010, №31(166). – с.22

 7. Крылов В.И. Анализ эффективности инвестиционной и иннвоационной стратегии. М.: Омега-Л, 2003.

8. Файзуллин И.Э. Перспективы развития инновационных методов малоэтажного строительства // Известия КГАСУ. - №2(14), 2010. – С.351-355.

References

1.           Fayzullin I.E. Priority measures of state regulation of investment-building complex // Proceedings of the Kazan State Architectural University.- 2011. – № 1(15). – P. 211-215.

2.           Kleshcheva O. A. Investigation of the factors determining the development of low-rise construction in the Republic of Tatarstan // Journal of economics, law and sociology, 2014. – № 3. – P. 47-49.

 3.           Fayzullina L.I. Prospects for the development of innovative investment and construction complex// Management of economic systems: scientific electronic journal -  2010. - № 24. – P. 309-311. - URL: http://uecs.mcnip.ru

4.           Zagidullina G. M, Zamaleev E.F.feature of the program of a social mortgage of Republic Tatarstan//News of the Kazan state architecturally-building university, 2010, №2 (14), P. 333-338

5.           Mukharramova E.R., Lipatov D.V. Formation of the preferred directions of socio-economic approach in the region using the cluster approach // Russian Entrepreneurship  - 2013 - № 22 (244). – P. 114-120

6.            Kleshcheva O. A. Perfection of process of introduction of innovations in a building complex of Republic Tatarstan//Regional economy: the theory and practice, 2010, № 31 (166). – P. 22.

7.            Krylov V. I. The analysis of efficiency of investment and innovative strategy. М: the Omega-l, 2003.

8.           Fayzullin I.E. Prospect of development of innovative methods of low building / I.E.Fayzullin//«News of KazGASU». Kazan, 2 (14), 2010. – P.351-355

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(03) УЭкС, 3/2019
(04) УЭкС, 4/2019
(05) УЭкС, 5/2019
(06) УЭкС, 6/2019
(07) УЭкС, 7/2019
(08) УЭкС, 8/2019
(09) УЭкС, 9/2019
(10) УЭкС, 10/2019
(11) УЭкС, 11/2019
(12) УЭкС, 12/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516