Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Концептуальные основы деполяризованного развития региона на базе совершенствования его пространственно-экономической структуры

Региональная экономика | (45) УЭкС, 9/2012 Прочитано: 19502 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Мирохина Алла Александровна, Кутовой Святослав Игоревич
  • Дата публикации:
    05.09.12
  • № гос.рег.статьи:
    0421200034/
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ННОУ ВПО «Северо-Кавказский гуманитарно-технический институт»

Концептуальные основы деполяризованного развития региона на базе совершенствования его пространственно-экономической структуры

Мирохина Алла Александровна, соискатель

ННОУ ВПО «Северо-Кавказский гуманитарно-технический институт»

mirala@yandex.ru

Кутовой Святослав Игоревич, аспирант

ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет»

Slavon@yandex.ru 

Аннотация: В статье рассмотрены теоретико-методологические подходы к исследованию проблем экономического роста регионов. Представлено концептуальное видение трансформации экономического пространства региональных социально-экономических систем в современных условиях.

Abstract: The paper considers theoretical and methodological approaches to the investigation of regional economic growth. Shows the changes in economic trends in the regional socio-economic system in contemporary conditions

Ключевые слова: региональная экономика, социально-экономическая дифференциация, трансформация, региональный менеджмент, механизм, управлениz, регион, развитие, властные структуры.

Keywords: regional economy, socio-economic differentiation, transformation, regional management, mechanism, management, region, development and government agencies.

Анализ практического опыта функционирования элементов системы регионального менеджмента показывает, что применяющиеся в настоящее время подходы, методы и инструменты современной пространственной политики развития регионов не формируют предпосылки для создания равномерной организации экономического пространства, что ведет к дальнейшей эскалации центростремительных тенденций, гиперполяризации экономического пространства региональных формирований [2].

В этих условиях возникает потребность в концептуализации научных представлений о равномерном деполяризованном развитии субъектов. Разработка подобной концепции в научно-методическом и практическом плане позволит сформировать в регионах комплексы точечно-целевых управленческих решений (программ), реализация которых будет способствовать снижению темпов «сужения» экономического пространства регионов, равномерному распределению экономических ресурсов по территории региона, формированию полицентричной структуры региональной экономики.

Исходя из этого, целью настоящей статьи будет являться разработка концептуальных положений по созданию особой пространственной структуры в регионе на основе обоснования элементов концепции формирования регионально-целостного опорного каркаса на базе полупериферийных территорий. Отличием поставленной эвристической задачи от реализованных ранее, является следование рабочей гипотезе исследования, согласно которой современная пространственная политика развития регионов, развивающихся в условиях необходимости преодоления центростремительных тенденций в процессах «сужения» экономического пространства, а также демпфирующих масштабную центропериферийную стратификацию, должна предусматривать приоритетное развитие полупериферийных территорий, как платформы для построения регионально-целостного опорного каркаса и снижения уровня пространственной асимметрии в развитии регионов.

Подобный нетрадиционный подход к «переформатированию» регионального экономического пространства опирается на сформированную систему и механизмы управления региональным и местным развитием, что не вызовет затруднений в его реализации, а в большей степени будет свидетельствовать об увеличении числа стратегических альтернатив, реализующихся в системе регионального менеджмента в направлении совершенствования пространственной политики.

Кроме того, проектируемая концепция должна предусматривать разработку рекомендаций и предложений, реализация которых входит в предмет совместного ведения властных структур управления субъектов и органов местного самоуправления. Особое внимание, по нашему мнению, следует уделить направлениям стратегического и тактического плана по повышению коммуникационной доступности территорий региона, улучшению контактности полупериферии.

Прежде всего, проектируя концепцию преобразований в пространственной организации экономического базиса региональных субъектов, следует обозначить элементы институционального характера, которые должны инициировать, проектировать и реализовывать пространственные трансформации. В этой связи, считаем необходимым отметить, что в регионах для целей проведения активной пространственной политики необходимо создание специальных аккредитованных структур (как государственных, так и квазигосударственных), деятельность которых необходимо сосредоточить на координации исполнения положений и императивов региональной пространственной политики. В качестве вариантов организации подобных специализированных структур авторами предложены следующие.

Вариант первый: специализированная структура, отвечающая за реализацию пространственной политики в регионе, является структурной единицей Министерства экономического развития. При этом государственный статус данного института будет способствовать более результативному взаимодействию с другими властными структурами, обеспечивать согласованность действий органов власти в реализации установок региональной политики пространственного развития на фоне контроля за расходами на содержание подобной структуры. Вместе с тем, следует отметить и недостатки подобного организационно-правового статуса. Это, в первую очередь, подверженность изменениям в политической конъюнктуре региона, отсутствие суверенитета и ограничение полномочий со стороны учреждающего министерства, а также отсутствие стимулирующих механизмов к повышению результативности деятельности и лимитированный комплекс методов и инструментов, ограниченный административно-нормативными регламентами государственной службы.

Вариант второй: специализированная структура, уполномоченная в сфере реализации региональной пространственной политики, является автономным департаментом в составе Правительства региона. В этом случае данный властный институт обладает автономным комплексом полномочий, которым его наделяет Правительство, имеет собственный бюджет и выстраивает свою организационно-функциональную архитектонику в соответствии с характером и сложностью решаемых задач. В качестве недостатков данного варианта следует отметить потенциальную административную недееспособность, вследствие возможного дублирования функций со структурами экономического профиля системы регионального менеджмента.

Вариант третий: специализированная структура создается в виде автономного некоммерческого предприятия. В случае, если данное предприятие выигрывает открытый тендер на реализацию мероприятий и программ в сфере пространственной политики развития региона, основная его деятельность должна быть направлена на освоение соответствующих бюджетных средств и реализацию утвержденной концепции. В пользу данного варианта указывают наличие рыночных механизмов мотивации основной деятельности, автономность её ведения, относительная независимость от политической конъюнктуры. Но, как и в других вариантах, существуют риски, отождествляемые нами, прежде всего, с компетентностной неподготовленностью к ведению основной деятельности, а также следует отметить возможную административную изолированность данного института в системе регионального менеджмента.

Таким образом, вне зависимости от выбранного регионом институционального варианта организационной консолидации функций по реализации региональной пространственной политики, на подготовительном этапе следует разработать не только нормативно-методическую и инструктивную базу в сфере пространственной политики развития региона, но и проект концепции формирования регионально-целостного опорного каркаса. Подобная концепция должна разрабатываться на основе результатов комплексного анализа пространственного развития региона с тем, чтобы определить наиболее проблемные территории, степень их оторванности от полюсов и центров регионального развития и роста.

Центральным вопросом, вызывающим методические и организационные затруднения при разработке региональных программ и концепций является обоснование ключевых направлений реализации соответствующей концепции. То есть здесь должен быть приведен перечень направлений административно-управленческой деятельности, результатом реализации которой будет являться достижение локальных и генеральной целей осуществления концептуального плана пространственных преобразований в регионе. Подобные направления должны разрабатываться с учетом максимального учета специфических особенностей объекта воздействия, территориальных условий реализации.

В этой связи, прежде чем приступить к обоснованию подобного рода направлений реализации проектируемой концепции формирования регионально-целостного опорного каркаса на базе полупериферийных территорий, следует отметить, что, по нашему мнению, результативность её реализации будет выше, если при осуществлении конкретных мероприятий будет соблюдаться условие предпочтительной реализации по уровням: «центр», «полупериферия» и «периферия».

Исходя из этого, нижеприведенный перечень ключевых направлений реализации разрабатываемой концепции, необходимо поэлементно разграничить на соответствие выделенным пространственным уровням. Что касается рамочного комплекса непосредственно самих направлений, то мы выделим следующие.

1. Улучшение институциональной среды, способствующей формированию полицентричной пространственной структуры экономики региона с обеспечением территориального «сдвига» центра из крупных и крупнейших городов на полупериферию. Данное генеральное направление требует своей реализации на первоначальном этапе, так как результатом его выполнения является так называемых институциональный базис, наличие которого делает возможным проведения других мероприятия более углубленного и точечно-предметного плана. В рамках данного направления нами предусматривается:

1.1 принятие специального законодательства о формировании центров внутрирегионального и муниципального развития на базе малых и средних городов и районных центров.

1.2 форсированное развитие градостроительных механизмов, способствующих внутрирегиональному миниагломерированию.

1.3 административно-принудительное увеличение роли субрегиональных центров роста в административно-экономической системе региона.

1.4 учреждение административных структур, уполномоченных в сфере регулирования пространственного развития региона (об этом подробно сказано выше).

2. Необходимость реализации комплексного направления реализации проектируемой концепции «Развитие межмуниципального сотрудничества» обусловлено потребностью в сокращении пространственной обособленности многих внутрирегиональных территорий, повышением «контактности» локалитетов. Данное направление проектируемой нами концепции включает мероприятия по:

2.1 установлению зон совместных интересов в сфере инфраструктуры пространственного развития;

2.2 идентификации и развитию внутрирегиональных зон бизнес-аттракции;

2.3 реализации совместных проектов в сфере ресурсного жизнеобеспечения территорий.

2.4 развитию сельско-городских партнерств.

3. Непосредственно в экономическом аспекте нами предполагается реализация генерального направления «Выделение и форсирование роста внутрирегиональных зон генерирования конкурентоспособности субъектов на основе селективной региональной политики». При этом мы полагаем, что в качестве приоритетных вопросов необходимо решать следующие:

3.1 выделение пропульсивных отраслей региона и территорий их локализации;

3.2 идентификация региональных городов-«локомотивов»;

3.3 выделение зон технологического трансфера;

3.4 выделение зон инновационного развития;

3.5 выделение сырьевых зон;

3.6 выделение сервисных зон;

4. Формирование благоприятной человеко-ориентированной жизненной среды на периферии и полупериферии. Данное генеральное направление ориентировано на создание комфортной жизненной среды для проживания населения. При этом мы исходим из понимания того, что должный уровень социально-бытового комфорта территорий периферии и полупериферии является неотъемлемым условием реализации региональной пространственной политики, что делает данные локалитеты привлекательными для притока населения извне и уменьшает  в конечном итоге степень разреженности экономического пространства [1]. Данное генеральное направление можно конкретизировать комплексом локальных.

4.1 Улучшение жилищной обеспеченности за счет выделения и развития селитебных зон и джентрификации территорий малых и средних городов.

4.2 Сохранение культурно-социальных и этно-конфессиональных ландшафтов.

4.3 Улучшение доступа к информации и знаниям.

4.4 Повышение плотности населения за счет реконструкции систем расселения и центропериферийной трудовой миграции в создаваемые бизнес-локусы, базирующиеся на ресурсах федерального и регионального масштаба.

4.5 Стимулирование создания объектов деловой и развлекательной инфраструктуры.

4.6 Учреждение бренда региональной торговой сети.

5. Формирование специализированной инфраструктуры пространственного развития[1].  Логика нашего научного поиска указывает на тот факт, что современные пространственные преобразования должны опираться на развитые сетевые конструкции и в должной мере обеспечиваться инфраструктурной поддержкой. Целесообразность выделения данной категориальной подгруппы обусловлено, прежде всего, необходимостью не только всеобщей инфраструктуризации переферийных и полупериферийных территорий, позволяющей улучшить социально-экономическую среду этих территорий, но в первую очередь точечно-селективного развития тех инфраструктурных сегментов, которые будут способствовать развитию связей и контактов с центральными зонами региона. Исходя из этого, концепция формирования регионально-целостного опорного каркаса на базе полупериферийных территорий в части специального инфраструктурного обеспечения предусматривает:

5.1 формирование мультимодальных транспортных центров;

5.2 идентификацию новых и модернизацию традиционных «входных ворот» для трансфера ресурсов, знаний, технологий;

5.3 модернизацию посадочно-погрузочных элементов региональной пассажиро-грузовой сети за счет создания управляющих компаний;

5.4 создание и поддержку бизнес-локусов креативно-событийной и природно-демонстрационной индустрии.

5.5 координацию деятельности и развитие локальных рынков ценных бумаг, услуг региональных государственных корпораций, жилья, технологий бизнеса, венчурных проектов;

5.6 создание минитехнопарков, бизнес-инкубационных площадок;

5.7 учреждение зональных мультикоммуникационных центров.

Обозначенные нами генеральные и комплекс уточняющих направлений реализации проектируемой концепции является ориентировочным и может быть дополнен, видоизменен и конкретизирован в субъектах с учетом местных особенностей и специфики пространственной политики региона, но в то же время он задает «модельный вектор» пространственных преобразований, который охватывает основные аспекты проблематики регионального развития в контексте экономико-географических подходов.

При этом как мы отмечали выше, направления реализации концепции следует разграничить по пространственным уровням. За центром целесообразно закрепить деятельность инициирующе-обеспечивающего характера. Территории периферии должны сосредоточиться на предотвращении дальнейшего оттока населения, повышении своей открытости, контактабельности и привлекательности. На территории полупериферии ложиться основное бремя реализации концепции, так как именно здесь будут формироваться опорные точки регионального пространственного каркаса, через них будут проходить оси и коридоры развития, передающие импульсы от центра к периферии.

Разработанные нами концептуальные положения по формированию и реализации концепции формирования регионально-целостного опорного каркаса развития региона на базе полупериферийных территорий можно представить в следующем виде (рисунок 1).

mk1

Рисунок 1 Элементы концепции деполяризованного развития региона на основе формирования регионально-целостного опорного каркаса

Представленные положения по формированию и реализации концепции построения регионально-целостного опорного каркаса региона на базе полупериферийных территорий как основы пространственной политики развития региона отличаются от ранее известных концепций пространственного развития:

- введением новой категории «инфраструктура пространственного развития»;

- разграничением обоснованных ключевых направлений реализации концепции по уровням организации экономического пространства в координатах модели «Центр-периферия» с выделением третьего (связующего) уровня – полупериферии;

- включением новых элементов экономического пространства (зоны роста, пропульсивные территории, транзитные коридоры и разнообразные сетеузловые элементы) в реестр объектов поддержки при проведении пространственных преобразований;

Реализации обоснованных направлений концепции создаст условия и предпосылки для консолидации потенциала отдельных локалитетов в решении вопросов равномерного пространственного развития региона в условиях необходимости нивелирования центростремительных тенденций и излишней поляризованности.

Список использованной литературы:

  1. 1.Казаков, М.Ю. Развитие социальной сферы региональных «полюсов роста» на основе активизации механизмов частно-государственного партнерства / М.Ю. Казаков, А.Н. Бобрышев // KANT. № 2/2. – Ставрополь: ООО "Издательство «Ставролит», 2011.
  2. 2.Бобрышев, А.Н. К вопросу о детерминантах и поиске новых форм регионального развития [Электронный ресурс] / Бобрышев А.Н., Казаков М.Ю. - Режим доступа: http://uecs.ru/regionalnaya-ekonomika/item/608-2011-09-13-06-52-21.



[1] Понятие «Инфраструктура пространственного развития» - авторское. Под ним автор понимает совокупность объектов инфраструктурного характера, функционирование которых способствует равномерному пространственному развитию региона за счет сокращения «разорванности» экономического пространства, нивелирования моноцентричности и улучшения степени контактности периферийных и полупериферийных зон.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516