Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Особенности формирования инфраструктуры туристских кластеров в южных регионах России

(30) УЭкС, 6/2011 | Отраслевая экономика Прочитано: 19067 раз
(1 Голосование)
  • Автор (авторы):
    Буркутбаева Намина Александровна
  • Дата публикации:
    10.06.11
  • № гос.рег.статьи:
    0421100034/
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Калмыцкий государственный университет

Особенности формирования инфраструктуры туристских кластеров в южных регионах России

 

Буркутбаева Намина Александровна

ассистент кафедры экономики и управления на предприятии Калмыцкого государственного университета

e-mail: ksukafedra@mail.ru

 

 

Аннотация 

В статье рассматриваются проблемы формирования инфраструктуры туристских кластеров в российских регионах. На основе рейтинговой оценки инвестиционной привлекательности в сфере туризма по субъектам ЮФО и СКФО сделан сравнительный анализ кластерного развития соответствующих регионов. Разработана подпрограмма формирования туристских кластеров и повышения их роли в решении социально-экономических проблем местных территорий.

 

Abstract 

Problems of forming of an infrastructure tourist clusters in the Russian regions are considered in the article. On the basis of a rating estimation of investment appeal in tourism sphere on subjects SFD and SKFO the comparative analysis clusters developments of corresponding regions is made. The subroutine of formation tourist clusters and increases of their role in the decision of social and economic problems of local territories is developed.

 

Ключевые слова: региональная экономика, модернизация экономического развития, туристский кластер, инвестиционная привлекательность, стратегия развития туризма

 

Keywords: regional economy, modernization of economic development, tourist cluster, investment appeal, strategy of tourism development

 

Введение

В современных условиях глобализации эффективное развитие отдельных территорий становится приоритетной основой повышения конкурентоспособности национальной экономики. Соответственно отраслевое управление теряет свое решающее значение и все более актуальными становятся новые организационно-экономические формы, предполагающие активное косвенное воздействие на развитие региона в рамках национальной воспроизводственной системы путем создания условий для повышения инновационной восприимчивости хозяйствующих субъектов. Этим требованиям полностью отвечает кластерный подход. Тем более, что на федеральном уровне уже сформирован ряд механизмов, позволяющих обеспечить гибкое финансирование мероприятий по развитию кластеров.

К настоящему времени применение кластерного подхода уже заняло одно из ключевых мест в стратегиях социально-экономического развития многих субъектов федерации и муниципальных образований. Наряду с этим расширяется практика разработки и реализации проектов развития территориальных кластеров в инициативном порядке. Многие из них ориентированы на сферу туризма и рекреации.

В предкризисные годы туризм, как отрасль национальной экономики России, отличался достаточно высокими темпами развития. Это проявлялось, прежде всего, в значительном увеличении числа действующих предпринимательских структур и заключенных договоров.

Ситуация принципиально изменилась с началом мирового экономического кризиса. Динамика рынка туристских услуг стала отрицательной, сотни туроператоров оказались банкротами, во многих регионах пришлось принимать специальные меры по поддержке отрасли. По мере преодоления последствий глобального кризиса становится очевидной необходимость формирования новых организационно-экономических и управленческих структур развития туризма. Одной из таких форм и является развитие территориальных кластеров как системного условия повышения конкурентоспособности отечественной экономики и интенсификации механизмов частно-государственного партнерства.

Туризм как сфера предпринимательства, хозяйственной деятельности и потребления обладает существенным потенциалом для развития региональной экономики по трем основным направлениям: экономическому, социальному и гуманитарному. При этом развитие туризма напрямую зависит от уровня инфраструктурной обеспеченности, а сама инфраструктура превратилась в объект стратегического управления в региональной экономике.

Развитие кластеров как реакция на вызовы глобализации

Современный экономический кризис еще раз наглядно показал, насколько тесно процессы глобализации мировой экономики в последние десятилетия переплелись и интегрировались с регионализацией хозяйственной жизни. При этом, в иерархии процессов глобализации и регионализации, применительно к условиям российской экономики, явно доминирует именно глобализация. Только те регионы, которые в какой-то мере адаптировались к требованиям глобальной экономики, смогли поддерживать необходимый уровень социально-экономического развития.

В таких условиях эффективный процесс модернизации объективно и неизбежно должен быть сориентирован на адаптацию воспроизводственных структур региональных экономик к требованиям углубляющейся глобализации. В противном случае, основные затраты на модернизацию в региональных составляющих будут не только убыточными на больших временных горизонтах, но и будут способствовать дальнейшему отставанию уровня экономического развития.

Поэтому сформировавшаяся к настоящему времени содержательная дихотомия глобализации и регионализации во многом предопределяет пути дальнейшего развития и мирового хозяйства, и региональных социально-экономических подсистем, а также создает основные тренды усложняющейся многоуровневой системы хозяйственных связей. Регионализация является воплощением глобализации, ее наиболее активным структурным компонентом, который перманентно формирует кумулятивные процессы в хозяйственной специализации территориальных социально-экономических подсистем. Одновременно региональные организационно-экономические формы внутренних хозяйственных связей создают особые центры глобальных процессов.

Поэтому в ходе российской модернизации необходимо сформировать новые организационно-экономические формы внутренних связей региональных хозяйственных комплексов на основе приоритетов инновационных и инфраструктурных подсистем. При этом значительно усложняется процесс взаимосвязи государства и региона, в котором не только отражается взаимодействие "общего" и "особенного", но и реализуются процессы системной интеграции. В таких условиях основной целью региональной политики становится создание благоприятных условий для территориальной интеграции посредством усиления единства экономического, социального, правового и информационного пространств. Кроме того, необходимо самодостаточное развитие регионов, ориентированное на максимальное использование имеющихся у него преимуществ.

Все вышеотмеченные требования глобализационных процессов на региональном уровне органично адаптируются посредством развития кластерных форм хозяйствования. На этом основании в исследовании предлагается расширить предметную область региональной экономики, которая должна включать формирование новых организационно-экономических структур территориальных хозяйственных подсистем, основывающихся на кластерных группах. При этом сами кластеры рассматриваются не только как интегрированная по различным критериям совокупность предприятий и организаций, но и, прежде всего, как функциональные центры пространственного сосредоточения стратегических форм управления процессами интеграции мотивационных составляющих в развитии основных производственных факторов. Именно приоритетная концентрация последних, на уровне регионального хозяйства, и позволит сформировать новую систему экономических отношений, ориентированную преимущественно на региональные интересы.

Ни отдельное предприятие, ни регион, ни отрасль не подходят для того, чтобы быть форматом для эффективной инновационной политики в современных условиях. Во многих странах государственное регулирование развития кластеров давно является важной частью государственной политики и предметом пристального внимания парламентов и правительств.

При этом сама инновационная политика является по своей сути синтетической, смысл которой заключается, прежде всего, в целевой ориентации и координации промышленной, научно-технической, региональной политик и политики поддержки малого предпринимательства. Кластерный подход позволяет систематизировать и, тем самым, повысить инновационную составляющую в рамках перечисленных политик, сделать их органическими элементами инновационной политики государства. Таким образом, система мероприятий государственного регулирования, основанного на кластерном подходе, ориентируется на приоритеты модернизации и инновационного развития регионов и позволяет повысить уровень взаимодействия между федеральными и региональными органами управления, бизнесом, научно-образовательными учреждениями.

При этом создание каждого нового кластера (в том числе туристского или туристско-рекреационного) фактически определяет и развивает позиционирование территории и влияет на формирование имиджа региона.

Перспективы формирования туристских кластеров на юге России

Анализ современного состояния и тенденций развития региональных туристских кластеров в сравнительном контексте показывает, что регионы ЮФО и СКФО обладают самыми разнообразными активами для развития туризма, включая Кавказские горы, Черноморское побережье, всемирно известные источники целебных минеральных вод. Регион имеет выход к трем морям, на его территории протекают крупнейшие реки Волга и Дон и простираются живописные равнины. Этническое многообразие также является положительным фактором. На территории региона располагаются культурологические и исторические памятники.

Для оценки инвестиционной привлекательности регионов в сфере туризма в работе целесообразно применять многофакторный анализ, предполагающий использование укрупненных показателей, определяющих различные аспекты деятельности региона. Рейтинговая оценка инвестиционной привлекательности в сфере туризма по субъектам ЮФО и СКФО выглядит следующим образом.

Группу с высоким потенциалом и умеренным риском, занимая при этом первое место, представляет один субъект – Краснодарский край.

Вторую группу «Средний потенциал – умеренный риск» представляют два региона, занимая соответственно 2-е и 3-е места, - Республика Адыгея и Ставропольский край.

В состав третьей группы «Пониженный потенциал – умеренный риск» вошла Волгоградская область.

В четвертую группу «Незначительный потенциал – умеренный риск» вошли три региона – Ростовская и Астраханская области и Республика Дагестан, занимая соответственно 5-е, 6-е и 7-е места.

Пятая группа «Пониженный потенциал – высокий риск» представлена Кабардино-Балкарской Республикой.

Шестую группу «Незначительный потенциал – высокий риск» представляют Республика Северная Осетия - Алания, Карачаево-Черкесская Республика и Республика Калмыкия.

Седьмая группа «Низкий потенциал – экстремальный риск» представлена двумя регионами – Республиками Ингушетией и Чечней с соответствующими 12-м и 13-м местом.

Данные оценки инвестиционной привлекательности в сфере инфраструктуры туризма южных регионов позволяют определить основы предстоящей кластеризации, а инвесторам полученные результаты помогут обосновать выбор возможного варианта вложения инвестиций, а самим объектам инвестирования - регионам помогут выявить «узкие места» для разработки мероприятий по их ликвидации и улучшению возможностей привлечения инвестиционных ресурсов.

Благодаря климатическим особенностям, географическому многообразию территорий, а также конъюнктурным особенностям, выявлены следующие зоны кластерного развития туризма Республики Калмыкия: северная, западная, центральная, восточная, юго-восточная, и юго-западная.

Вектор развития российской туриндустрии определен в концепции федеральной целевой программы "Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011-2016 годы)". Суть концепции - в использовании кластерного подхода в развитии туризма, т.е. сосредоточения в рамках ограниченной территории организационных и финансовых усилий, направленных на создание наилучших условий для развития туристской инфраструктуры и сферы сопутствующих услуг.

В этой связи, главной целью Стратегии социально-экономического развития Республики Калмыкии является достижение инновационно-ориентированного, конкурентоспособного, устойчивого экономического роста, способствующего безопасности региональной экономической системы, повышению качества и уровня жизни населения на основе эффективного использования многообразия факторов, ресурсов и условий производства и социальной ориентации экономики Республики Калмыкии.

 

Стратегические детерминанты

Рекомендации

Концентрация на очень узких областях (кластерах)

Несколько территорий должны стать основными двигателями развития туризма на первых этапах. В ближайшем будущем к ним присоединятся и другие.

Увеличение и улучшение качества базовой и туристской инфраструктур

Туристские кластеры не могут существовать без развитой транспортной инфраструктуры. Также для обеспечения функционирования кластера необходимо иметь развитую инфраструктуру средств размещения и ресторанный сектор, соответствующие минимальным стандартам качества.

Создание сильных брендов в рамках динамичной маркетинговой стратегии

Для всего Юга России необходимо создать один сильный бренд (торговую марку). Кроме того, необходимо наличие согласующихся с головной торговой маркой брендов для каждого кластера или региона. Без этого выход на крупные рынки будет затруднен.

Обеспечение кадровыми ресурсами 

Начинать необходимо, прежде всего, с обеспечения регионов квалифицированными управленческими кадрами, готовыми к реализации этого нового этапа туристского развития ЮФО и СКФО. Затем необходимо заняться соответствующей подготовкой обслуживающего персонала для обеспечения высокого уровня сервиса

Активное привлечение инвестиций 

Развитие и финансовое благополучие всегда требует инвестиций. Для этого необходимо обеспечить конкурентоспособный инвестиционный климат, что потребует наличия и регулярного обновления соответствующего плана действий.

 

Рисунок 1. Стратегические рекомендации по развитию туризма в ЮФО и СКФО (разработано автором)

 

Анализ возможных направлений решения системной проблемы подтверждает необходимость разработки единой государственной стратегии развития сферы туризма, основанной на сочетании институционального и кластерного подходов, развития сотрудничества между государственными структурами всех уровней, бизнес-сообществом и общественными организациями, и направленной на реализацию приоритетных задач в рамках каждого из стратегических направлений.

При этом, основными факторами развития регионального кластера туризма являются: эффективное позиционирование территории, формирование имиджа региона, политические, экономические, социально-демографические, культурно-познавательные, научно-технические. Это позволило выявить проблемы воздействия экзогенных факторов и сформировать перечень стратегических рекомендаций (рис. 1) по эффективному управлению рекреационными ресурсами и созданию современной рекреационной инфраструктуры, соответствующей общемировому уровню качества и удобства.

Заключение

Развитие кластера туризма должно осуществляться на планомерной основе. При Правительстве Республики Калмыкия целесообразно создание Межведомственного совета по туризму, которым будут устанавливаться задания по разработке разделов отраслевых программ, направленных на развитие межотраслевого взаимодействия и производства товаров и услуг для туризма, в соответствие с которыми министерствами и ведомствами, ответственными за выполнение отраслевых программ, будут дополняться и корректироваться действующие программы. Проекты данных разделов будут проходить оценку экспертной группы при Межведомственном совете, контроль выполнения данных разделов программ будет в ведении Межведомственного совета и Правительства Республики Калмыкия наряду с контролем выполнения государственных и муниципальных программ развития туризма.

Формирование туристского кластера способствует созданию современного конкурентоспособного туристского комплекса. Формирование калмыцкого туристского кластера возможно на активизации межрегионального взаимодействия в развитии элементов кластера.

 

Библиографический список 

1. Липина С.А. Приоритеты развития республик Северного Кавказа / Региональная экономика: теория и практика. – 2008. - № 17 (74).

2. Скатерщикова Е.Е., Макар С.В. Основные проблемы и направления социально-экономического развития Южного федерального округа / Региональная экономика: теория и практика. – 2008. - № 21 (78).

3. Стратегические приоритеты развития региональной экономики: долгосрочный аспект: монография / Под общей ред. д.п.н., проф. Г.М. Борликова, д.э.н., проф. Э.И. Мантаевой. – Элиста: ЗОА НПП «Джангр», 2008.

4. Ketels C., Lindqvist G., Sölvell Ö. Cluster Initiatives in Developing and Transition Economies, 2006, www.cluster-research.org, P.23.

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(121) УЭкС, 3/2019
(122) УЭкС, 4/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516