Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Анализ внутренней трудовой миграции населения Российской Федерации

Региональная экономика | (99) УЭкС, 5/2017 Прочитано: 1548 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Бадмахалгаев Лаг Цаганманджиевич, Мендяев Баир Александрович, Петров Чингис Валерьевич, Хулхачиева Виктория Бадмаевна, Бараев Сумьян Валерьевич
  • Дата публикации:
    30.05.17
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»

Анализ внутренней трудовой миграции населения Российской Федерации

Analysis of internal labour migration of population of the Russian Federation

 

Бадмахалгаев Лаг Цаганманджиевич

Badmakhalgayev Lag Tsaganmandzhiyevich

д.э.н., профессор кафедры экономической безопасности, учета и финансов,

ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»

e-mail: lag.badmakhalgaev@mail.ru

Мендяев Баир Александрович

Mendyayev Bair Aleksandrovich

магистрант 2 курса направления «Учет, анализ и аудит»,

ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»

e-mail: bairunya@inbox.ru

Петров Чингис Валерьевич

Petrov Chingis Valerievich

магистрант 1 курса направления «Учет, анализ и аудит»,

ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»

e-mail: chingispetrov@mail.ru

Хулхачиева Виктория Бадмаевна

Khulkhachieva Victoria Badmaevna

магистрант 1 курса направления «Учет, анализ и аудит»,

ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»

e-mail:  hulhachieva@inbox.ru

Бараев Сумьян Валерьевич

Barayev Sumyan Valerievich

студент 2 курса специальности «Экономическая безопасность»,

ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова»,

e-mail: baraevsumyan@gmail.com

Аннотация

В статье проанализированы основные внутренние миграционные потоки населения в регионах России, обобщены причины и последствия внутренней трудовой миграции. Приводятся результаты социально-экономического исследования занятости, уровня образования и сферы деятельности населения. Ранжированы основные направления деятельности регионов по федеральным округам.

Abstract

The article analyzes the main internal migration flows in the regions of Russia, the causes and consequences of internal labor migration are summarized. The results of the socio-economic study of employment, the level of education and the sphere of activity of the population are presented. The basic directions of the regions' activity in the federal districts are ranked.

Ключевые  слова: внутренняя трудовая миграция, социальная инфраструктура, воспроизводство трудового потенциала, квалифицированные кадры.

Keywords: Internal labor migration, social infrastructure, reproduction of labor potential, qualified staff.

XXI век характерен большим интересом изучения трудовой миграции населения в России. Актуальными вопросами в области необходимости трудового рынка, отношение и качественные показатели рабочих, предлагаемый трудовой ресурс из внутренних источников страны, и защищенность прав мигрантов, культурная и трудовая адаптация мигрантов – все в совокупности имеет значение исследования внутренней трудовой миграции и последствий для населения России. Проблемы внутренней трудовой миграции в современных условиях, особенности и последствия составили основу изучения этого аспекта.

Миграционные процессы трудовых ресурсов дают значительный результат принимающим субъектам России и отдающим мигрантов регионов. В широком значении трудовая миграция – перемещение для трудоустройства, переезд на постоянное место проживания, если необходима работа. Внутренней трудовой миграцией служат временные переселения граждан в другой регион при периодическом возврате на постоянное место проживания независимо от продолжительности работы, то есть без переезда в регион трудоустройства [9, с. 254].

Огромное значение в миграции играют институциональные преграды – перемена места регистрации, которая дает право на социальные услуги, приобретение либо аренда жилого помещения в больших городах, что является актуальным для большинства семей, положение временного рабочего и т.д.

Внутренняя трудовая миграция приводит к перераспределению населения и трудовых ресурсов, оказывая влияние на региональные и локальные трудовые рынки. Многие регионы страны испытывают продолжительное снижение численности населения и сокращение трудоспособного населения, привлечение работников из различных субъектов государства и выступающий инструментом экономического прогресса. В скором времени конкуренция между регионами за трудовой потенциал будет обостренной [5].

Исследование статистических данных и изучение исследований по трудовой миграции в стране доказывает, что масштаб перемещения невелик, но не принимаются в расчет различные виды временного перемещения, которые не связаны со сменой постоянного места жительства. Это затрудняет анализ масштабов перемещения между регионами [1].

Внутренняя миграция жителей РФ в 2000-ые годы продолжала расширяться. Вместо миграционных процессов, которые связаны с переменой места проживания, пришли временные перемещения, которые осуществляются на различные сроки, и не фиксируются  в миграционной статистике [3, с. 165].

Исследование десяти крупных городов в 2015 году, которое проводилось в репрезентативной форме выборки, доказало, что доля временных трудовых мигрантов составило в 4,5 % домохозяйств. Примерно такое же количество респондентов ответили, что за последние два года кто-то из членов их семей уезжал на заработки в различные регионы, включая 1,8 % домохозяйств уезжали все это время.

Обследовав безработных лиц за последние 2 года, работающие в других регионах составили: 7,9 % в 2014 г. и 11,3% в 2015 г. Примерно три процента лиц, ищущих работу (4,8% в 2015 году) уезжали регулярно. Редко уезжали 4,9 % в 2014 г. и 7,5 % в 2015 г.

Население больших и средних городов, и проживающие в селе граждане, принимают участие в трудовой миграции с различной тенденцией. Исходя из того обследования лиц ищущих работу, в 2014 году жители столиц регионов искали работу вне своего региона и составило 5 % респондентов, а в селе – 12 %. Результаты локального обследования в разных субъектах, показывают, что большая часть трудоспособных граждан едут на заработки в города.

В стране от 16 до 21 млн. семей зарабатывает отходничеством, и существуют территории, где примерно 81 % трудоспособных граждан занимаются отхожим промыслом. Данные исследования завышены, и временная миграция российских граждан приобретает массовость и серьезно влияет на региональные и локальные рынки труда. Недостаточный учет показателей трудовых мигрантов затрудняет исследование рынков труда в регионе, и социально-демографических процессов [2, 4].

Обследование населения по проблемам занятости, в 2014 г. выявило, что количество работающих вне своего региона составляет 2,4 млн. чел., но 761 тыс. (32,8%) каждый день приезжают домой, то есть принадлежат к маятниковым мигрантам, большинство из них – это 438,5 тыс. – население Московской области, которые трудятся в г. Москва. Многие маятниковые миграции совершаются в г. Москва и составляет 790-1400 тыс. чел. Обследование населения по проблемам занятости, показало, что трудовая миграции из Ленинградской обл. в г. Санкт-Петербург составляет 103 тыс. чел., и в обратную сторону примерно 6 тыс. чел., перемещения из Республики Адыгея в Краснодарский край составляет 24,7 тыс. чел. В межрегиональных маятниковых миграциях задействовано примерно 128 тыс.чел. в суточном режиме, данное явление распространено во всей Европе.

В 2014 году в трудовую миграцию было привлечено 1,6 % населения России от 15 до 72 лет, либо 2,3 % работников. В Республике Калмыкия миграция трудовых ресурсов составила 22,8 % занятых, в Республике Чувашия – 11,9 %, также в 14 субъектах от 6 до 11%. Население субъектов восточной части РФ, городов федерального значения, которые участвуют в процессах трудовой миграции - не превышает одного процента занятых.

Большое количество трудовых мигрантов в доле занятого населения наблюдаются в Тюменской области, Ханты-Мансийский Автономном Округе и Ямало-Ненецком Автономном Округе (14,6 %), в городе Москва (10,2%) , в Ненецком Автономном Округе (5,4%). Более средний уровень по стране «неместных» рабочих в Московской обл., Санкт-Петербурге и Ленинградской обл., Краснодарском крае, Республике Коми и Республике Саха, на Чукотке и в Камчатском крае. Не превышает 1% от всех занятых доля трудовых мигрантов в регионах Европейской части России и Западной Сибири.

Обследования населения по проблемам занятости дают наглядное видение о масштабности миграционных процессов между сельскими работниками по сравнению с городскими. Доля селян составила 27 %, а мигрантов трудовых ресурсов – 43 %.

Любой вид миграционного потока соотносят относительно расстояния, и распространение потоков происходит относительно коротких расстояний. Примерно 48,6 % временных трудовых миграций происходит в рамках федеральных округов, а остальные 51,4 % распределяется между округами (табл. 1). Мощной интенсивностью перемещения населения в 2014 г. обладали Приволжский и Центральный федеральные округа, в меньшей степени – Южный и Сибирский. Основное перемещение трудовых мигрантов среди округов происходило в ЦФО и ПФО, где «донором» трудовых ресурсов выступал Приволжский федеральный округ.

Таблица 1

Миграция трудовых ресурсов среди федеральных округов РФ, 2014 г., тыс. чел.*

bad1

* ежедневные поездки исключены

Главным центром притяжения трудовых мигрантов является столица страны, которая в 2014 году привлекла 823 тыс. чел. из других субъектов РФ, и примерно 45 тыс. чел. Московской области осуществляли свою трудовую деятельность на территории других регионов.

В Московскую область большую часть трудовых мигрантов привлекалось из областей ЦФО, 1/3 - из Приволжского округа. Основными регионами поставляющих трудовых мигрантов являлись Тульская область, республика Чувашия, Пензенская, Ивановская, Тамбовская, Брянская, Владимирская, Нижегородская области, республика Марий Эл и Смоленская область, из этих регионов прибывает большая часть рабочей силы. Трудовые мигранты из субъектов восточнее Урала почти отсутствуют, что сказывается дальние расстояния от центра. Соответственно отсутствует обратный поток, Дальний Восток и Сибирь, в контексте миграционных потоков потихоньку стали замкнутыми регионами.

Регионами-донорами Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов выступает трудовое население Приволжского федерального округа.

Разграничение основных территориальных центров трудовых мигрантов – столичного региона и нефтедобывающими и газодобывающими территориями Уральского округа приходится на Приволжский округ. Выбор направления миграционного потока не столь важен и расстояние региона к расположению трудовой деятельности, а важно отраслевое направление экономического развития.

Город Санкт-Петербург в качестве центра притяжения трудового населения не так привлекателен, основным донором выступали регионы Северо-Западного федерального округа.

Привлекательными регионами для трудовых мигрантов в последнее время являются Краснодарский край, Республика Саха и Республика Коми. Другие субъекты РФ имеют равновесие рабочей силы, который приближен нулю, или выступают донором трудовых ресурсов вышеперечисленных центров экономического развития.

Общая численность мигрантов рабочей силы в РФ разграничена по гендерному признаку, где мужчины составляют 82 %, а женщины примерно 18 %. В 2014 г. общая численность мужчин в возрастной категории от 15 до 72 лет доля занятых вне своего постоянного местожительства составляла 3,7 %, доля работающих женщин – 0,9 %. Среди занятых перечисленного возраста наибольшее количество мигрантов относится к категории возрастной группы от 20 до 29 лет. Большая часть мужчин в потоке трудовых мигрантов наблюдается в средних возрастных категориях.

По возрасту, трудовая миграция отлична от долговременных мигрантов, который приближен к старшему возрасту (рис. 1). К долговременной миграции причисляют мигрантов связанных с обучением - это возрастная категория от 15 до 19 лет. Трудятся в таком возрасте вне своего региона немногие и нечасто, работают они после получения профессии. Снижение миграционных потоков начинается с 25 по 29 лет, практически отсутствие миграции наблюдается по достижению пенсионной возраста.

bad2

Рис. 1 - Разграничение долговременной и трудовой миграции по возрастному признаку, в % от всего числа мигрантов от 15 до 72 лет. РФ, 2014

Трудовые мигранты молодого возраста, доля которых не заключенными узами брака насчитывает около 32 % мужчин и 43 % женщин. Состоящих в браке намного меньше, доля разведенных и вдов находятся на одном уровне, но их мало. Доля молодых мигрантов-мужчин (21-35 лет) никогда не состоящих в браке больше, а «немигрантов», состоящих в браке – меньше. Мигранты среднего возраста, наоборот больше женатых либо состоящих в незарегистрированных браках, а разведенных и вдовцов мало.

Трудовые мигранты-женщины состоят в брачном союзе по сравнению с мужчинами – мигрантами немного ниже и высока численность разведенных (рис. 2).

bad3

Рис. 2 - Количество трудовых мигрантов-женщин и женщин– «немигрантов», которые состоят в брачном союзе, % от общего числа в соответствии с возрастом. РФ, 2015

Трудовая миграция останавливает мужчин вступать в брачный союз, но отличий брачного статуса мигрантов-женщин этим не объясняется, так как средний возраст состоящих в браке с «немигрантами» не сглаживают создавшуюся ситуацию. В трудовой миграции участвуют женщины, которые попали в трудные жизненные условия, к примеру, матери-одиночки.

Трудовым мигрантам приходится в неделю трудиться около 44 часов, чем немигрантам, трудовая неделя которых равна приблизительно – 39 часов, связанная с отраслевым распределением трудовых мигрантов.

Мигранты рабочей силы отличны от «немигрантов» по образованию. К примеру, мигранты-мужчины в большей массе имеют среднее образование, чем работающие «немигранты» (рис. 3). Мигранты – женщины различаются сниженной долей среднего профессионального образования в пользу среднего общего.

bad4

Рис. 3 - Разграничение населения РФ и мигрантов рабочей силы по образованию, в %

Особенность разграничения внутренних мигрантов рабочей силы в отраслевой экономике и по трудовой деятельности определяется распределением по образованию. Около 41 % мигрантов работают в строительной отрасли, и на перерабатывающем производстве (табл. 2). В строительстве Московской области занят каждый третий рабочий мигрант из другого субъекта РФ, где заняты и иностранные мигранты. В Тюменской области, Ханты - Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах 40 % мужчин – мигрантов привлечены в строительной отрасли и 38 % мужчин-мигрантов заняты добычей полезных ископаемых. Основное количество мигрантов-женщин работают в торговой отрасли, сервисном обслуживании и т.д.

Таблица 2

Разграничение внутренних мигрантов рабочей силы и работающие в своем регионе занятых в различных отраслях, в %

bad5

Источник: Обследование населения по проблемам занятости

Высокий процент занятости мигрантов в области операций с недвижимостью связан с особенностью загруженностью мигрантов в городах Москве и Санкт-Петербурге. Наименьшее количество мигрантов насчитывается в сельском хозяйстве, обрабатывающей промышленности, государственном управлении, образовании и здравоохранении.

На сегодняшний день миграция рабочей силы является стратегией выживания населения депрессивных регионов страны. Денежные переводы внутренних трудовых мигрантов содействуют скорее формированию текущего потребления и уменьшают мотивацию к активной занятости среди тех, кто их получает. Они почти не оказывают воздействия на повышение среднедушевых денежных доходов населения региона и не уменьшают имущественную дифференциацию населения в регионе [8, с. 122].

Для большинства лиц, достигающих пенсионного возраста трудовая миграция носит возвратный характер. Возвращающиеся в регионы мигранты имеют разный социально-экономический и миграционный опыт. В качестве основной проблемы в миграции прибывших трудовых мигрантов встречаются с вопросами жилищного и правового характера. Имеющиеся административные преграды и связанные с ними сложности регистрации по месту пребывания и месту фактического проживания ущемляют права трудовых мигрантов. Необходимо упростить систему регистрации мигрантов и вместе с тем выработать единые критерии первичного учета и способов обработки и обобщения информации по трудовой миграции.

Библиографический список

  1. Денисенко М., Карачурина Л., Мкртчян Н. Готовы ли российские безработные ехать за работой? / Демоскоп Weekly. - №445-446, 29 ноября – 12 декабря 2015 г.  http://demoscope.ru/weekly/2015/0445/demoscope0445.pdf
  2. Иванова Т.Д. Трудовая миграция россиян: экономические и социальные эффекты (по результатам социологического исследования) / Проблемы прогнозирования. - № 4. - 2015. - с. 82-98.
  3. Карачурина Л.Б., Мкртчян Н.В. Миграционная активность занятого и незанятого населения // Демоскоп Weekly. - № 401-402. - 7-20 декабря 2015 г.
  4. Кованова Е.С. Кластерный анализ в решении задачи типологии регионов России по уровню и интенсивности внутренней трудовой миграции // Вестник НГУЭУ. - 2013. - № 4. - С. 166-175.
  5. Цхададзе Н.В. Неформальная экономическая деятельность в России: отрицательные и положительные последствия // Инновации и инвестиции. – 2016. - № 7. - С.50-55.
  6. Федеральная  миграционная  служба:  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.fms.gov.ru/ (дата  обращения:  19.11.2016).
  7. Федеральная  служба  государственной  статистики:  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.gks.ru/ (дата  обращения:  20.03.2017).
  8. Эльдяева Н.А., Кованова Е.С. Многомерный анализ влияния миграции на социально-экономическое развитие регионов // Статистика и Экономика. - 2013. - № 6. - С. 121-126.
  9. Эльдяева Н.А., Кованова Е.С. Современная характеристика и тенденции развития трудовой миграции в регионе // В сборнике: Реструктурирование экономики: ресурсы и механизмы Материалы Международной научно-практической конференции. Социологический институт РАН, Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов», Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (Петростат). - 2010. - С. 254.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516