Ошибка
  • Delete failed: 'f2aed3aebc2feb0c0800e60c670c6858.php_expire'
  • Delete failed: 'f2aed3aebc2feb0c0800e60c670c6858.php'
  • Delete failed: '5aff01ac570d36adce16d7d91fbbf224.php_expire'
  • Delete failed: '5aff01ac570d36adce16d7d91fbbf224.php'
  • Delete failed: 'b0b527e70fee13d520a98c7d6d163f31.php_expire'
  • Delete failed: 'b0b527e70fee13d520a98c7d6d163f31.php'
  • Delete failed: 'ca38e752b0e00e4007ad6a7016032de5.php_expire'
  • Delete failed: 'ca38e752b0e00e4007ad6a7016032de5.php'

Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Возможности совершенствования управления технологическим развитием субъектов мезоуровня национальной экономики

Отраслевая экономика | (98) УЭкС, 4/2017 Прочитано: 3681 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Кувшинова А.Н.
  • Дата публикации:
    27.04.17
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ЧОУ ВО «Открытый Институт – Высшая профессиональная школа»

Возможности совершенствования управления технологическим развитием субъектов мезоуровня национальной экономики

Possibilities for improving the technological development management of the mesolevel entities of the national economy

Кувшинова А.Н.

Kuvshinova A.N.

Аспирант

ЧОУ ВО «Открытый Институт – Высшая профессиональная школа»

+7 903 7776892

 ank0278@gmail.com

Аннотация: Вопросы технологического развития рассматриваются в настоящее время для различных категорий хозяйствующих субъектов. Однако субъекты мезоуровня еще не получили соответствующий инструментарий управления технологическим развитием. В статье рассматриваются возможности качественного развития существующих инструментов управления технологическим за счет регулирования основных проблем и декомпозиции существующих приоритетных проблем для каждой категории субъектов данного уровня. Рассмотрены тенденции технологического развития и возможные приоритеты создания новых технологий.

Abstract: Questions of technological development are currently being considered for various categories of economic entities. However, mesolevel entities have not yet received the appropriate tools for technological development management. The article examines the opportunities for the qualitative development of individual tools for managing technological processes, taking into account the main problems and decomposition of existing priority problems for each category of entities at a given level. The tendencies of technological development and possible priorities of new technologies are considered.

Ключевые слова: технологическое развитие, субъект мезоуровня национальной экономики, управление развитием, проблемы управления в промышленности.

Keywords: technological development, the subject of the mesolevel of the national economy, development management, management problems in industry.

Для разработки направлений совершенствования управления технологическим развитием с учетом особенностей субъектов мезоуровня национальной экономики автором выбран проблемно-ориентированный подход к анализу их деятельности. В связи с этим в работе исследованы особенности функционирования основных субъектов мезоэкономики с точки зрения выявления проблемных зон и их последующего распределения по укрупненным группам и разработки соответствующих направлений совершенствования.

В последнее время разработка политики и формирование программы развития крупного субъекта, как правило, основываются на системном разностороннем анализе деятельности участников, являющихся доходообразующими для субъекта, определяющими его хозяйственно-отраслевой профиль. Развитие подобных территориально-отраслевых структур обозначено в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. [1] как одно из приоритетных направлений технологического развития экономики.

Основу субъектов мезоуровня национальной экономики составляет совокупность компаний, объединенных по территориальному или отраслевому принципу, оказывающая значительное влияние на социально-экономическое развитие и состояние субъекта в целом, локальные рынки присутствия, уровень технологического развития. Поэтому развитие субъектов мезоуровня, формирующих конкурентный потенциал национальной экономики страны в условиях перехода на высокотехнологичный путь развития, является важным условием устойчивого развития.

Следует отметить, что в характеристике субъекта мезоуровня отражаются также результаты общественного развития, исторически сложившиеся экономические отношения, государственные границы, административно-политическое деление, национальные, демографические особенности, системы расселения населения, ранее созданный производственный аппарат, логистическая инфраструктура [2]. Поэтому помимо природно-географических условий субъекты мезоуровня отличаются друг от друга по экономическим, этнокультурным, политическим признакам. Объективная картина такова, что развитие субъектов мезоуровня в разной степени подвержено влиянию многих внешних факторов глобализации, основными из которых, по нашему мнению, являются:

  • нестабильность цен на продовольственные, энергетические и природные ресурсы;
  • несогласованность в сферах производства, обращения и потребления;
  • возникновение разрыва и увеличение дисбаланса в международной торговле и сфере движения капиталов, что приводит к валютным колебаниям;
  • ужесточение условий конкуренции на рынках сырья, товаров, услуг, технологий и квалифицированных специалистов; возникновение новых изделий, технологий.

В настоящее время в связи с повышением хозяйственной самостоятельности различных категорий субъектов мезоуровня возникает большое количество проблем и противоречий, которые трудно урегулировать в условиях, когда, например, в некоторых регионах действует дотационный бюджет, а отрасли – убыточными. Подобная ситуация возникает не только в силу объективных экономических причин, но и в связи с нерациональностью экономических взаимоотношений между макроуровнем и субъектами, а также в связи с отсутствием четкой критериальной базы для рационализации отношений.

Данное обстоятельство приводит к необходимости повышения экономической устойчивости каждого субъекта мезоуровня, в том числе, за счет развития и реализации внутреннего потенциала, например, технологического развития. Здесь важно учитывать, что наиболее значимыми проблемами, характерными для большинства субъектов мезоуровня национальной экономики России в настоящее время, являются:

  • финансово-материальные трудности;
  • жилищно-коммунальные проблемы;
  • потребность в рабочих местах и квалифицированном персонале;
  • система социальной защиты и подготовки кадров;
  • хозяйственная инфраструктура;
  • межнациональные вопросы, корпоративная культура, преступность;
  • экономическая защищенность ответственности;
  • политическая ситуация и последствия санкций;
  • вопросы экологии и защиты окружающей среды.

Для анализа хозяйственного состояния субъектов мезоуровня национальной экономики автором представлен структурно-динамический срез по основным экономическим показателям, таким как удельный вес выпуска товаров и услуг (таблица 1), удельный вес высокотехнологичных продуктов в объеме продаж на внутреннем и внешнем рынках (рисунок 1), структура инвестиций в технологическое развитие (рисунок 2), численность занятых в экономике (рисунок 3), показатели воздействия хозяйственной деятельности на окружающую среду (таблица 2), уровень развития малого бизнеса в сопоставлении с зарубежными странами.

Как видно из таблицы 1, объем продуктов, произведенных с использованием новых технологий по отношению к рублю затрат на технологическое развитие вырос в 2014 г. по отношению к 2009 г. в 1,67 раза, а если рассматривать общий объем производства в ценах 1995 года, то рост составил 2,16 раза.

Как видно из рисунка 1, по состоянию на 2014 г. прирост удельного веса высокотехнологичных продуктов в общем объеме продаж составил 1,87 раза, а доля подобных продуктов в экспорте выросла в 1,64 раза. Таким образом, несмотря на некоторый спад темпов технологического развития промышленности в 2010 г., в рассматриваемом периоде наблюдается устойчивый рост производства продуктов с использованием современных технологий во всех секторах промышленности.

Из рисунка 2 видно, что до 80% общего объема инвестиций в технологическое развитие приходится всего на четыре вида экономической деятельности: транспорт и связь (23,0%), добыча полезных ископаемых (19,9%), операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг (18,1%), а также обрабатывающие производства (16,8%). Все остальные виды экономической деятельности в общем объеме инвестиций 2015 г. составили 22,2%, то есть менее четверти общих затрат на технологическое развитие.

Здесь важно отметить, что в 2015 г. в структуре отраслей произошли некоторые изменения по сравнению с 2005 г., связанные с появлением государственного управления и финансовой деятельности. Также наблюдается относительный рост удельного веса ряда видов экономической деятельности в структуре выпуска высокотехнологичных продуктов: сельское хозяйство, охота, лесное хозяйство; образование; здравоохранение.

Таблица 1 – Объем высокотехнологичных товаров, работ, услуг в общем объеме выпуска по видам экономической деятельности, млн. руб. [3]

kuv1

Рисунок 1 – Удельный вес высокотехнологичных продуктов в объеме продаж на внутреннем и внешнем рынках [3]

Одновременно с этим наблюдается относительное снижение удельного веса таких видов деятельности как обрабатывающие производства – на 8,7%, строительство – на 1,7%, оптово-розничная торговля, ремонт – на 1,6%, транспорт и связь – на 1,3%, добыча полезных ископаемых – на 1,1% (см. рисунок 2).

kuv2

Рисунок 2 – Структура инвестиций в технологическое развитие по видам экономической деятельности, млрд. руб. [4]

Данные изменения определяются, в первую очередь, динамикой мировых рынков продуктов и услуг обозначенных отраслей, а также изменениями во внутренней государственной политике. Изменение показателей подтверждает целесообразность принятия во внимание вклада отдельных видов экономической деятельности в валовой внутренний продукт и динамики изменения этих показателей при осу ществлении государственного регулирования. Если более глубоко рассматривать структуру инвестиций в технологическое развитие именно в обрабатывающих производствах, то 2015 г. характеризуется следующими показателями (рисунок 3).

kuv3

Рисунок 3 – Структура инвестиций в технологическое развитие по секторам вида экономической деятельности «Обрабатывающие производства»
в 2015 г. [4]

Рисунок 3 демонстрирует, что по состоянию на 2015 г. наибольшие инвестиции (более 75%) в технологическое развитие осуществляются в пяти секторах обрабатывающих производств: производство и распределение электроэнергии, газа и воды (31,4%), производство кокса и нефтепродуктов (16,1%), химическое производство (11,5%), металлургическое производство и производство готовых металлических изделий (9,1%), производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака (8,6%). Данная структура инвестиций в технологическое развитие в целом соответствует мировым тенденциям развития реального сектора экономики.

Как видно из рисунка 4, в период с 2005 г. по 2015 г. наибольший прирост произошел в финансовой деятельности (+49%), гостиницах и ресторанах (+29%), а также в сфере операций с недвижимым имуществом, аренды и предоставления услуг (+21%).

kuv4

Рисунок 4 – Среднегодовая численность занятых в экономике по видам экономической деятельности, тыс. чел. [4]

Соответственно, максимальное снижение наблюдалось в обрабатывающих производствах и сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве (–16%), а также в сфере образования
(–8%) и добыче полезных ископаемых (–5%). Остальные виды экономической деятельности не испытали серьезных колебаний численности. Одной из возможных причин снижения численности занятых, по мнению автора, можно считать повышение технологической оснащенности производственных процессов в обрабатывающих производствах, а также общее сокращение рабочих мест, например, в образовании.

Таблица 2 демонстрирует, что в период с 2008 г. по 2015 г. существенно возросли отходы производства и потребления, возрос объем пользования воды, то есть наблюдается рост воздействия отдельных видов экономической деятельности на окружающую среду. Данная ситуация вызвана расширением производственной активности промышленных предприятий после кризиса 2008 г. Однако сокращение объемов выброса в последние 2-3 года подтверждает ранее выявленный тренд на технологическое развитие.

Таблица 2 – Показатели воздействия хозяйственной деятельности на окружающую среду [4]

kuv5

В связи с наблюдаемой общей макроэкономической закономерностью, заключающейся в высокой значимости малого и среднего предпринимательства (МСП), следует провести сравнение развития малого и среднего бизнеса России с зарубежными странами. В целом уровень развития малого предпринимательства в России низкий (рисунок 5). Для развитых стран характерна высокая доля малых предприятий в общем количестве; достаточно высокая доля занятости работающего населения (от 48% до 70%) на малых предприятиях, а также создание ВВП. Аналогичные показатели в России значительно ниже: доля в ВВП составляет примерно 20%, невысокая доля занятости в малом бизнесе – 27,5%, доля малых предприятий приблизительно 42% от общего числа организаций.

kuv6

Рисунок 5 – Сопоставление показателей экономической деятельности малых и средних предприятий развитых стран, % в 2015 г. [5]

Таким образом, на основе анализа макроэкономических показателей по видам экономической деятельности можно выделить следующие проблемные зоны в технологическом развитии российской экономики:

  • смещаются приоритеты населения при трудоустройстве, что подтверждают показатели занятости по видам экономической деятельности – происходит отток из сельского хозяйства, образования, и добычи полезных ископаемых при одновременном росте занятости в сфере финансовой деятельности, гостиницах и ресторанах и операциях с недвижимостью;
  • относительное снижение объемов экспорта высокотехнологичных продуктов в обрабатывающих производствах;
  • низкая конкурентоспособность на мировом рынке;
  • высокая аварийность на отдельных промышленных производствах вследствие их технологической отсталости;
  • рост воздействия на окружающую среду и экологическую обстановку, увеличение потребности в утилизации отходов производства;
  • высокая зависимость промышленного производства от потребления природных ресурсов;
  • низкий уровень развития малого и среднего предпринимательства.

Исследуя корпоративный сектор мезоуровня национальной экономики, следует отметить, что значительная часть проблем в деятельности отечественных корпораций связана с достаточно коротким периодом развития корпоративного управления в России и административно-хозяйственной историей развития промышленности и возникновения корпораций в России. В современной науке, как правило, выделяют три основных источника образования корпораций:

  • во-первых, проведение приватизации, характеризующейся массовым перераспределением ваучеров, прошедшей в начале 1990-х гг., далее перешедшей в штучную продажу хозяйственных комплексов;
  • во-вторых, запаздывающее развитие частного бизнеса, создаваемого в форме открытых и потом публичных акционерных обществ;
  • в-третьих, протекание вторичных процессов, включающих различные формы реорганизации корпораций для изменения их организационно-правовой формы, многие общества с ограниченной ответственностью и закрытые акционерные общества в сфере промышленного производства трансформировались в публичные акционерные общества.

По оценкам специалистов, наблюдавших за процессами «шоковой терапии» [6], темпы и общий масштаб проведения российской приватизации значительно опережали по своим темпам аналогичные процессы, протекавшие в других постсоциалистических экономиках Центральной и Юго-Восточной Европы. Приватизация в России существенно отличалась от приватизации на Западе, выступившей кульминацией продолжительного процесса реструктуризации экономики, проводимого для сохранения эффективности и среднесрочной перспективности технологического развития компаний.

В случае с российской приватизацией не были приняты во внимание ни проблемы развития конкуренции, ни проблемы, связанные с наполнением доходной части бюджета в результате продажи государственных предприятий. По мнению некоторых исследователей, это было связано с тем, что необратимость процесса приватизации фактически отождествлялась с её скоростью [7]. То есть, указанные обстоятельства вызвали следующие организационно-правовые рассогласования в российской системе корпоративного управления:

  • в характере деятельности большинства российских корпораций преобладает сырьевая составляющая, а не производственная;
  • наблюдается несовместимость стадий производственного цикла, на которых находятся компании, образующие ядро корпоративных структур;
  • трудности при интеграции в состав корпоративного образования вспомогательных и обслуживающих производств, обеспечивающих технологическое развитие отраслей приоритетной специализации;
  • управление производством и денежными потоками, как правило, осуществляется одной наиболее влиятельной материнской компанией;
  • сочетание высокой концентрации собственности и власти у достаточно узкого круга лиц со значительной распыленностью оставшейся ее части среди большого числа заинтересованных лиц;
  • чрезмерно высокая значимость финансовых аспектов при управлении корпоративными структурами по сравнению с производственными и технологическими вопросами;
  • сложности в выравнивании интересов различных участников системы корпоративного управления.

Другой негативной тенденцией в деятельности российских хозяйствующих субъектов является низкая конкурентоспособность на внешних и внутренних рынках хозяйственных структур, не поддерживаемых государством, лидерство которых подтверждается как внутренними, так и международными рейтингами [8]. Указанная проблема затрагивает многие предприятия, действующие как на потребительских рынках, так и в производственных, в том числе промышленных, сегментах.

Причем в силу объективных причин субъекты мезоуровня национальной экономики менее устойчивы к стрессам, а также имеют трудности при распределении ресурсов на технологическое развитие, направленное на совершенствование хозяйственных процессов и повышение конкурентоспособности, так как они менее адаптивны к изменениям и к влиянию внешних факторов. Наиболее важными причинами пониженной устойчивости являются: высокая социальная капиталоемкость деятельности, трудности с привлечением внешних инвестиций для компенсации морального устаревания технологий и оборудования, дефицит финансирования модернизации наиболее важных производств. То есть, формируется замкнутый круг проблем (рисунок 6).

kuv7

Рисунок 6 – Круг проблем субъекта мезоуровня

Очевидно, что сложившиеся проблемы невозможно решить одновременно. Здесь требуется системный подход. При этом самому субъекту мезоуровня следует повышать свою инвестиционную привлекательность и активнее создавать дополнительные условия для освоения новых технологий и модернизации производственных процессов. Например, в данном аспекте будет полезным развитие межсубъектного научно-технического сотрудничества отдельных хозяйствующих субъектов, входящих в корпорацию.

Возможности, которые получают отдельные участники субъекта мезоуровня в рамках кооперации, в том числе эффект технологического обмена, гораздо более значимы по сравнению с угрозами утраты конкурентных преимуществ, возникающих как устойчивая реакция на взаимодействие других организаций, действующих в близких рыночных сегментах. Практика показывает, что межсубъектное сотрудничество и интеграция коммерческих интересов отдельных хозяйствующих субъектов в технологическом плане позволяет повысить их конкурентоспособность.

Научно-техническую кооперацию и технологический обмен целесообразно рассматривать не как слагаемые в алгебраической сумме усилий отдельных хозяйствующих субъектов, а как источники синергетического эффекта, при котором полученный на выходе совокупный результат взаимодействия значительно превышает сумму эффектов, полученных каждым отдельным участником при их формальном сложении. Интегрируя проблемы технологического развития, присущие субъектам мезоуровня национальной экономики (таблица 3), автор классифицировал их в пять укрупненных групп:

1) социальные проблемы, связанные с наличием квалифицированных специалистов, уровнем образования и здравоохранения, культурными особенностями сотрудников;

2) технологические проблемы, предполагающие преодоление технологической отсталости, переход от сырьевой модели к высокотехнологичному развитию, модернизацию основных и вспомогательных производств в долгосрочном периоде;

3) информационно-коммуникационные проблемы, которые формируются в связи с необходимостью развития информационного общества;

4) экологические проблемы, для которых характерно возрастание с каждым годом в связи ростом негативного воздействия экономики на окружающую среду;

5) организационно-управленческие проблемы, присущие, в большей степени, корпорациям в связи с незаконченным процессом становления корпоративного управления в России.

Решение существующих и возникающих проблем в значительной степени требует использования современного технологически ориентированного подхода, позволяющего за счет развития технологий обеспечить повышение эффективности функционирования хозяйствующих субъектов в условиях ограниченности ресурсов, усиливающейся конкуренции, изменчивости требований внешней среды. В этой ситуации целесообразно рассматривать технологическое развитие как процесс, являющийся объектом управления соответствующего масштаба, имеющий определенные ресурсные потребности и требующий соответствующей квалификации участников системы корпоративного управления.

kuv8

На основе такого подхода можно утверждать, что управление развитием высокотехнологичных производственных процессов на мезоуровне национальной экономики представляет собой «мезопроцесс», направленный на осознанное устранение разрыва между текущим и желаемым состоянием субъекта мезоэкономики на основе структурно-логического анализа и многокомпонентного подхода к оценке требований и проблем. В данной ситуации производство новых материальных и нематериальных ценностей и их распространение является одним из возможных направлений решения укрупненных групп проблем и продуктивного использования результатов технологического развития в регионах, отраслях, корпорациях.

При использовании проблемно-ориентированного подхода исходным ориентиром для определения существа необходимых направлений технологического развития и их ожидаемой стоимости является анализ существующего состояния субъектов мезоуровня и выявление ожидаемой динамики изменений наиболее значимых технологий потребления. Таким образом, по результатам исследований, проведенных в первой главе, можно сделать ряд промежуточных выводов.

Во-первых, на формирование и развитие национальной системы трансферта технологий оказывает влияние множество факторов, однако ведущая роль в становлении национальной системы трансферта технологий в развитых странах принадлежит государству.

Во-вторых, разработка политики технологического развития и формирование соответствующей программы определяются не только природно-климатическими и географическими условиями, но и основываются на системном разностороннем анализе функционирования региональных, корпоративных и отраслевых структур, являющихся бюджетообразующими для национальной экономики и определяющими экономический, маркетинговый, ресурсный и социальный профиль страны.

В-третьих, в настоящее время в структуре отраслей экономики России в значительной степени по многим показателям превалирует сектор оказания услуг, то есть нематериального производства.

В-четвертых, ведущей организационно-правовой формой крупного бизнеса России считается корпорация, для которой характерно наличие большого количества организационно-управленческих проблем, возникших вследствие проведения российской приватизации.

Обобщая полученные результаты, автор считает необходимым перейти к разработке конкретных предложений по совершенствованию управления технологическим развитием на мезоуровне национальной экономики с учетом выявленных проблем и особенностей рассматриваемой категории хозяйствующих субъектов. Реализация каждого направления предполагает теоретическое обоснование и методическую проработку.


Список источников:

1. Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 №1662-р (ред. от 10.02.2017) «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года».

2. Чичканов В.П., Раевский С.В., Ярлыкапов А.Б. Особенности развития хозяйства региона // Научно-практический журнал «Модернизация. Инновации. Развитие». – 2012. – Том 3, №4(12). – с. 92-95.

3. Индикаторы инновационной деятельности: 2016 : статистический сборник / Н.В. Городникова, Л.М. Гохберг, К.А. Дитковский и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2016. – 320 с.

4. Россия в цифрах. 2016: Крат. стат. сб. – M.: Росстат. – 2016. – 543 с.

5. Annual Report on European SMEs [Электронный]. Режим доступа: http://ec.europa.eu/enterprise/policies/sme/facts-figures-analysis/performance-review/index_en.htm

6. Илларионов А. Политика – это всегда о деньгах. // Новая Газета. – 14.04.2004 г. – №26.

7. Перевало Ю., Гимади И., Добродей В. Влияет ли приватизация на деятельность предприятий // Вопросы экономики. – 1999. – №6. – с. 76-89.

8. Лавренова А.А., Дудин М.Н. Устойчивость, инновационность и конкурентоспособность предпринимательских структур как стратегический ресурс и внутренний источник модернизации национальной экономики. // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). – 2012 г. – Том 3, №2(10). – с. 22-25.

Bibliography:

1. Order of the Government of the Russian Federation No. 1662-r of 17.11.2008 (as amended on 10.02.2017) «On the Concept of Long-Term Social and Economic Development of the Russian Federation for the Period to 2020».

2. Chichkanov VP, Raevsky SV, Yarlykapov AB Features of the development of the economy of the region // Scientific and Practical Journal «Modernization. Innovation. Development». – 2012. – Volume 3, №4 (12). – pp. 92-95.

3. Indicators of innovation: 2016: statistical collection / N.V. Gorodnikova, LM Gokhberg, K.A. Ditkovsky and others; Nat. Issled. University Higher School of Economics. – Moscow: NIU HSE, 2016. – 320 p.

4. Russia in figures. 2016: A Brief. Stat. Sat. – M .: Rosstat. – 2016. – 543 p.

5. Annual Report on European SMEs. Access mode: http://ec.europa.eu/enterprise/policies/sme/facts-figures-analysis/performance-review/index_en.htm

6. Illarionov A. Politics is always about money. // New Newspaper. – 14.04.2004 – №26.

7. Perevalo Yu., Gimadi I., Dobrodey V. Does Privatization Affect Business Activities // Issues of Economics. – 1999. – №6. – from. 76-89.

8. Lavrenova AA, Dudin MN Sustainability, innovation and competitiveness of business structures as a strategic resource and internal source of modernization of the national economy. // WORLD (Modernization, Innovation, Development). – 2012 – Volume 3, No. 2 (10). – pp. 22-25.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516