Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Взаимосвязь стратегического планирования и географического зонирования.

Региональная экономика | (98) УЭкС, 4/2017 Прочитано: 3388 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Абашев Дмитрий Александрович
  • Дата публикации:
    05.04.17
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    СЗИУ РАНХИГС

Взаимосвязь стратегического планирования и географического зонирования.

Interrelation of strategic planning and geographical zoning.

Абашев Дмитрий Александрович

Dmitriy Aleksandrovich Abashev

аспирант 3-го года обучения кафедры экономики и финансов

СЗИУ РАНХИГС

эл. почта: aba4work@yandex.ru

 

Аннотация

Тренд развития экономики Российской Федерации предполагает не только практически изоляционную самостоятельность, но и связанные с этим риски неправильного планирования. Разработка и внедрение схем развития обуславливается необходимостью консолидации усилий регионов. В статье рассматриваются взгляды ученых на проблему выбора модели стратегического планирования на основе различных ключевых факторов. Одним из таких факторов является развитие сообразно географическим реалиям региона. В статье приводится пример схемы развития с учетом зональности региона.

Ключевые слова: экономика, зонирование, стратегическое планирование, региональная экономика, развитие

Abstract

The trend of development of economy of the Russian Federation assumes not only almost insulation independence, but also risks of the improper planning connected with it. Development and deployment of schemes of development is caused by need of consolidation of efforts of regions. In article views of scientists of a problem of the choice of model of strategic planning on the basis of various key factors are reviewed. One of such factors is development in compliance with geographical realities of the region. In article is given the example of the scheme of development with the considerationofzonality of the region.

Keywords: economy, zoning, strategic planning, regional economy, development

Введение

Ввиду необходимости быстрой конверсии экономики РФ в формат полного самообеспечения, требуется серьезный пересмотр системы планирования развития регионов. Одним из ключевых факторов регионального развития является правильное определение «поля» экономической деятельности региона. Для этого необходимо учитывать большое количество различных факторов из разных научных областей, что, в свою очередь, предполагает кросс—платформенность процесса. Одним из таких факторов является определение планирования экономического развития сообразно географическим реалиям региона. Одним из часто используемых методов в экономической географии является метод районирования. Применение данного метода основано на понимании экономического района (региона) в качестве основного элемента изучения в данной науке.

В отечественной науке он активно используется для анализа географически разнообразного экономического пространства страны путем его разбиения (разграничения) на относительно однородные участки – районы. В то же время районирование выступает и результатом работы, когда ставится задача выявить географию (размещение, территориальные изменения) нового экономического явления, дать его пространственный анализ. [6, С. 6]

Основная часть

Логично высказать предположение, что при учете географических особенностей региона, создавать и планировать стратегию развития становится менее сложной задачей сразу по нескольким параметрам:

- во—первых, отсекаются варианты развития, напрямую не коррелирующие с типологией региона (создавать высокотехнологичное производство в аграрной области с низкой плотностью населения не целесообразно по экономическим и практическим причинам; аналогично, создавать в крупных городах и их агломерациях аграрные комплексы не имеет смысла с экологической точки зрения);

- во—вторых, становится возможным быстрее и качественней развивать выбранное направление (нет необходимости заново выстраивать или полностью конвертировать инфраструктуру);

- в—третьих, такой подход позволяет на ранних этапах планирования создать схему распределения и размещения регионов—партнеров и регионов—конкурентов (при общегосударственном планировании появляется возможность не создавать рядом два региона с одинаковой специализацией).

Условно можно выделить три базовых группы теорий регионального развития:

  1. Классические
  2. Неоклассические
  3. Кумулятивные

Классические теории рассматривают в основе своей причину и возможность вхождения и размещения компаний в регионе. Ключевой фактор, рассматриваемый в рамках классических теорий (например, Й. Тюнена, В. Лаунхардта, В. Кристаллера) — это оптимальное размещение центров производства относительно сырьевых центров. Исходя из классических теорий, мы можем определить удаленность размещения различных центров ( ресурсных, социальных, производственных).

Неоклассические теории вывели рассмотрение производственного потенциала на международный уровень (торговля, совместное производство, межгосударственные логистические цепи). Однако стоит выделить и понятие общерегионального ресурсного потенциала, используемое в этих теориях.

Теории кумулятивного роста обобщают вышеуказанные теории, создавая понятие «экономического каркаса» региона, обуславливая развитие региона взаимным притяжением центров производства, торговли и коммуникационных цепей.

Синтез различных заключений из данных теорий позволяет создать модель стратегического развития региона, учитывающую вариативность зональности объекта.

Стратегическое планирование развития региона, по нашему мнению, должно включать несколько основных позиций:

  1. Региональное хозяйство, содержащее в себе инфраструктурную систему, обуславливающую функционирование региона, ведь региональный хозяйственный комплекс не является изолированным функционалом. Это сложная совокупность различных субъектов, образующих систему, в которой каждому отведены собственная функция и место. «Хозяйственный комплекс региона — это функционирующая система, а, следовательно, обладающая определенной устойчивостью и одновременно система развивающаяся, изменяющаяся»[10, С. 143]. Независимо от типологии региона, его экономике характерна внутренняя хозяйственная целостность. Основной критерий целостности хозяйственного комплекса — это его самостоятельность в развитии, иначе — его способность развиваться самостоятельно, без внешних вмешательств. Для этого, в свою очередь, необходимы соответствующие ресурсы. Однако не стоит забывать, что абсолютных замкнутых систем в объективной реальности не существует, и такая единица, как регион, не сможет быть абсолютно замкнутым. Напомним, что в сложной замкнутой системе, включая социально—экономическую, неизбежно устанавливается равновесие, причем на самом низком из потенциально возможных уровнях вследствие роста в ней энтропии. (Справочно: в природе, согласно второму закону термодинамики, происходит стремление к переходу от состояний менее вероятных к более вероятным, т.е. любой самопроизвольный процесс, происходящий в реальности, необратим!).
  2. Производственная сфера, состоящая из кластеров материального производства (за исключением агропромышленного комплекса), как база для производства валового регионального продукта;
  3. агропромышленный комплекс, в составе лесного хозяйства, сельскохозяйственных угодий, природные ресурсы, территории в качестве источника регионального богатства;
  4. Социальная сфера, в составе которой находятся демографические и культурологические аспекты развития региона;
  5. Финансово—экономическая сфера, как элемент обеспечения макроэкономических пропорций, бюджета региона в форме отраслевых связей региональных финансов;

К основным задачам данной сферы относятся:[8, С. 57]

- обеспечение баланса децентрализованных и централизованных финансовых ресурсов;

- установление рационального распределения и использования финансовых ресурсов;

- организация регулирования и стимулирования экономических и социальных процессов финансовыми методами, обеспечение повышения уровня жизни населения;

- создание эффективной системы управления финансами.

Как объект региональной финансовой политики следует понимать комплекс финансовых ресурсов региона, который состоит из суммы средств:

  1. консолидированного бюджета региона;
  2. внебюджетных фондов;

а также из сумм, поступающих для покрытия дефицита регионального бюджета и различных внебюджетных средств.

  1. Сфера государственного менеджмента, в составе федеральных, региональных и муниципальных органов власти в регионе.

Все позиции, кроме управленческой и социальной сферы, являются напрямую коррелирующими с экзогенными факторами. Одним из таких факторов является и географическое положение региона. Дэни Родрик выделял географию как единственную экзогенную факторную группу среди трех основных (географическая, институциональная, торговая).[1, С. 2—4]. С учетом того, что критерий экзогенности фактора в некоторых моментах может являться ключевым для использования в эконометрике, стоит уделять серьезное внимание районированию и зонированию при выборе и разработке стратегии региона.

Типологическое различие в выборе стратегии (отраслевое, производственно—территориальная, многоцелевая) не имеет значения при учете расположения региона. Однако стоит заметить, что в связи с некоторыми географическими особенностями Российской Федерации (это: крупные административные единицы, большая протяженность логистической цепи, преобладание в некоторых районах малонаселенных зон) возможно комбинирование нескольких типов стратегий в рамках одной административный единицы. Естественным образом подобный подход не может применяться в рамках административной единицы, по виду представляющий собой город федерального значения. Как правило, подобные единицы четко направлены на стратегическое развитие высокотехнологичных и инновационных производств, поскольку обладают высокой наукоемкостью, крупным объемом человеческого капитала, а также обеспечены ресурсной ( материальной, в данном случае – прим. автора) базой.

 

ab1

Рис.1 Концептуальная схема формирование кластерной модели стратегического развития региона [7, С. 43]

Однако существуют и другие подходы к рассмотрению данного вопроса. Так, напримерВ. П. Акатьев и М. Б. Алексеева считают главной особенностью стратегии основополагающий характер стратегических целей развития той или иной системы. И более конкретно: «Стратегия развития региона должна включать не все цели социально—экономического развития, а только радикального, основополагающего, крупномасштабного характера»[5, С. 131]. Э. Р. Ахметзянова и Э. Н. Валеева, напротив, опираются на кластерную модель, предлагая в качестве обоснования своей позиции схематический вариант кластерной модели стратегического развития региона (Рис.1).

Е. Д. Сушко опирается на математическое моделирование мультиагентной модели развития региона как попытку создания инструмента для апробации механизмов регионального управления с учетом человеческого фактор (рис. 2)

ab2

Рис. 2 Модель развития региона учетом человеческого фактор [11, С. 21]

Группой ученых под руководством академика Макарова В.Л. (ЦЭМИ РАН) был разработан комплекс агент—ориентированных моделей регионального развития. Формирование регионального комплекса инноваций сопровождается одновременным развитием различных структур. Современная модель инновационного развития взаимодействует между правительством, промышленностью и университетами. В таком случае, набор потенциальных связей между исследовательскими организациями и инновационной деятельностью предприятий характеризуется как инновационное пространство и рассматривается как ресурс для инноваций. Определение характеристик таких связей и взаимодействий является одной из наиболее трудных задач в анализе инновационных процессов. Гипотеза состоит в том, что региональные инновации зависят от размера инновационного пространства и о том, как эффективно это используется. Эконометрические результаты моделирования не противоречат гипотезе. Используя разработанную модель ComputableGeneralEquilibrium (CGE), мы проанализированы инновационные элементы региональных экономических систем и количественно оценены эффекты различных сценариев, которые стремятся улучшать социально—экономическую систему. Индикатор эффективного использования инновационного пространства для данного региона включен как один из агентов производственной функции модели CGE. Результаты указывают на важную роль местных органов власти в продвижении сотрудничества между государством, промышленностью, и исследовательским и образовательным комплексами.[2, С. 76]

В Европе такое понятие как стратегическое планирование рассматривают в различных аспектах. Например, Ljiljana Vasilevska [3, c. 22] указывают на то, что стратегическое пространственное планирование сосредотачивается на территориально интегрированных стратегических подходах, и долгосрочном планировании улучшения качества жизни, усиления региональной идентичности и развитии новых форм регионального сотрудничества. T. Wiechmann акцентируют внимание на том, что стратегическое пространственное планирование требует, чтобы непрерывный социальный процесс планирования выполнял функцию мотивации заинтересованных сторон взаимодействия между акторами (как субъектами) процесса [4, c. 439].

Нормативно—правовая практика, определяющая дифференциацию общества в рамках территориального признака, ограничена ввиду унификации применения государственных механизмов регулирования без учета локальных особенностей того или иного массива территорий. Для изменения подобной практики требуется, прежде всего, учитывать подобные особенности и определить задачи для достижения цели:

1. Качественное изменение деления страны по административно—территориальному признаку;

2. Повышение эффективности взаимодействия между бюджетами различных уровней;

3. Стимулирование деятельности региональных сообществ в социально-экономических аспектах;

4. Создание и обеспечение работоспособности механизма для устранения диспропорций в развитии региональных сообществ и выравнивание регионов по признаку экономической эффективности

5. Применение эффективной системы ТОН (территориальной организации населения);

6. Формирование эффективной схемы выполнения органами государственной и муниципальной власти собственных полномочий и обеспечение контроля за исполнением на различных уровнях.

Как основные направления деятельности в рамках территориального стратегического планирования можно определить:

  1. Создание дерева целей, отображающего план развития территории;
  2. Повышение качества жизни и благосостояния граждан;
  3. Обеспечения оптимума в размещении производственных мощностей на территории и их объединения в группы по отраслям;
  4. Обеспечение региональной политики в разрезе расширение региональной производственной базы, вкупе с определением точек потенциального роста;
  5. Создание благоприятных условий для инвестиций;
  6. Сохранение баланса в развитии промышленного комплекса региона;
  7. Создание эффективной системы обеспечения экономической безопасности региона;

В качестве инструментария для выполнения поставленных задач стоит рассматривать:

  1. Выработку среднесрочных и долгосрочных планов развития;
  2. Применение целевых программ в рамках 214-ФЗ;
  3. Определение и создание равновесной модели взаимодействия государства и бизнеса;
  4. Разработку инвестиционной политики для финансирования проектов, определенных как приоритетные в различных сферах деятельности региона, от социальной сферы до инновационных программ по развитию высокотехнологичного производства;
  5. Создание высокоэффективного государственного сектора экономики, применение механизмов государственно-частного партнерства.

Если же рассматривать различные примеры крупных административных единиц и округов, можно сформировать определенные постулаты, общие как для регионов аграрных, так и для регионов с добывающей промышленностью:

  1. Региональная «столица» должна представлять собой административный центр, являющий собой собрание организаций, занимающихся управлением регионом.
  2. Научный центр региона не должен находиться в той же «столице», однако вполне может располагаться в непосредственной близости от нее (в Советском Союзе подобное являли собой наукограды: Дубна, Серпухов, Академический городок под Новосибирском и тп.).
  3. При помощи зонирования Необходимо выделить несколько опорных ресурсных центров региона для создания производственно—территориальных объединений, максимально дифференцированных с учетом географо—экономической типологии региона.
  4. Исходя из уже созданной модели развития, выделить область на карте, максимально удаленную от производств, но наиболее подходящую под описание рекреационной зоны.
  5. Населенные пункты должны быть связаны с ресурсными и рекреационными центрами сетью дорог, максимально отвечающих географическим стандартам данной местности
  6. Маршруты, обеспечивающие логистическое взаимодействие данной цепи, должны быть проложены с учетом географических особенностей и экономических потребностей одновременно – так, например, транзитные трассы через регион должны быть максимально короткими по километражу, однако иметь систему ответвлений, обеспечивающих подъезд и к любому поселению, и возможность смены маршрута. Стоит учесть, что с точки зрения региональной экономики под понятием «регион» следует понимать «территориально специализированную часть народного хозяйства страны, характеризующуюся единством и целостностью воспроизводственного процесса»[9, С. 28].

Заключение

Как объективный базис экономической целостности региона следует понимать его производственно—территориальный комплекс. Под подобным комплексом следует понимать такие интеграционные процессы, которые позволяют обеспечить развитие производственного потенциала территории с учетом отсутствия меж— и внутрихозяйственных диспропорций, с возможностью сохранения динамики развития экономики хозяйств, при всестороннем использовании всех типов ресурсов (трудовых, финансовых и природных). Разработка и внедрение подобных схем развития обуславливается необходимостью консолидации усилий регионов, ввиду снижения ряда ключевых макроэкономических факторов, например, темпа роста ВВП (рис.3).

ab3

Рис. 3 Темпы роста ВВП (по материалам сайта http://ru.tradingeconomics.com/russia/gdp—growth)

Подобная указанной выше схема развития с учетом зональности может подходить для практически любых географических координат региона, но при этом будет учитывать вариативность зонального местонахождения региона.

Библиографический список

  1. Rodric, Dani. In Search of Prosperity: Analytic Narratives On Economic Growth. New Jersey: Princeton University Press, 2003. 496 p.
  2. Makarov V., Ayvazyan S., Afanasyev M., Bakhtizin A., Nanavyan A. (2016) Modeling the Development of Regional Economy and an Innovation Space Efficiency. Foresight and STI Governance, vol. 10, no 3, pp. 76–90. DOI: 10.17323/1995— 459X.2016.3.76.90
  3. Vasilevska, Lj. (2009)Strategic planning as a regional development policy mechanism European context, SPATIUM International Review No. 21, December 2009, p. 19—26
  4. Wiechmann, T. (2008) Errors Expected — Aligning Urban Strategy with Demographic Uncertainty in Shrinking Cities, International Planning Studies, 13, (4), p. 431—446.
  5. Акатьев, В. П. Формирование промышленных кластеров в концепции инновационного развития региона: монография / В.П. Акатьев, М.Б. Алексеева, С.Б. Савельева, С.Ю. Козьменко, В.Ф. Богачев, О.В. Петко.— СПб.: Издательство «Инфо—да», 2009 — 256 с.
  6. Андреев, А.В. Основы региональной экономики / В.А. Андреев, Л.М. Борисова, Э.В. Плучевская. – М.: КноРус, 2007. – 336 с.
  7. Ахметзянова, Э.Р. Стратегия развития социально—экономического потенциала региона: кластерная модель / Э.Р. Ахметзянова, Э.Н. Валеева // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. —2013. — № 11, — С.41—44.
  8. Иванов, А.С. Проблемы экономической оценки и использования национального богатства страны // Экономист. – 2009. – № 12 – С. 56–60
  9. Исаев, Э.А. Финансовый потенциал крупного экономического региона / Э.А. Исаев — М.: Экономика, 2008.— С.26—30.
  10. Региональная экономика в информационном измерении: модели, оценки, прогнозы. Сборник научных трудов. – М.: Бизнес—Юнитек, 2009. –360 с.
  11. Сушко Е.Д.Мультиагентная модель региона: концепция, конструкция и реализация / Е.Д. Сушко Препринт # WP/2012/292. – М.: ЦЭМИ РАН, 2012. – 54 с.

Bibliography

  1. Rodric, Dani. In Search of Prosperity: Analytic Narratives On Economic Growth. New Jersey: Princeton University Press, 2003. 496 p.
  2. Makarov V., Ayvazyan S., Afanasyev M., Bakhtizin A., Nanavyan A. (2016) Modeling the Development of Regional Economy and an Innovation Space Efficiency. Foresight and STI Governance, vol. 10, no 3, pp. 76–90. DOI: 10.17323/1995— 459X.2016.3.76.90
  3. Vasilevska, Lj. (2009)Strategic planning as a regional development policy mechanism European context, SPATIUM International Review No. 21, December 2009, p. 19—26
  4. Wiechmann, T. (2008) Errors Expected — Aligning Urban Strategy with Demographic Uncertainty in Shrinking Cities, International Planning Studies, 13, (4), p. 431—446.
  5. Akatyev, V.P. Formation of the production clusters in the concept of innovative development of the region: monograph / V.P. Akatyev, M.B. Alekseeva, S.B. Savelyeva, S.Y. Kozmenko, V.F. Bogachyov, O.V. Petko. — SPb.: Info—da publishing house, 2009 — 256 p.
  6. Andreyev, A.V. Fundamentals of regional economy/V.A. Andreyev, L.M. Borisova, E.V. Pluchevskaya. – M.: Knorus, 2007. – 336 p.
  7. Akhmetzyanova, E.R. The development strategy socially — the economic capacity of the region: cluster model / E.R. Akhmetzyanova, E.N. Valeeva //National interests: priorities and safety. — 2013. — No. 11 — Pp. 41 — 44.
  8. Ivanov, A.S. Problems of economic assessment and use of national wealth of the country//Economist. – 2009. – No. 12 – Pp. 56-60
  9. Isaev, E.A. Financial capacity of the large economic region / E.A. Isaev — M.: Economy, 2008. — Pp. 26 — 30.
  10. Regional economy in informational measurement: models, estimates, forecasts. Collection of scientific works. – M.: Business — Yunitek, 2009. –360 p.
  11. Sushko E. D. Multiagent region model: concept, design and realization / E.D. Sushko Preprint # WP/2012/292. – M.: TsEMI RAS, 2012. – 54 p.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516