Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Инновации в инвестициях (поведенческие финансы)

Инновации.Инвестиции | (95) УЭкС, 1/2017 Прочитано: 4112 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Татьянников Василий Аркадьевич, Александров Сергей Александрович
  • Дата публикации:
    12.01.17
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГБОУ ВО Уральский государственный экономический университет

Инновации в инвестициях (поведенческие финансы)

Innovations in investment (behavioral Finance)

Татьянников Василий Аркадьевич

Tatyannikov Vasily Arkadievich

Кандидат экономических наук, доцент, профессор кафедры финансовых рынков и банковского дела

ФГБОУ ВО Уральский государственный экономический университет

Тел.:8(912)242-30-75

E-mail:vat55@mail.ru

Александров Сергей Александрович

Aleksandrov Sergey Aleksandrovich

Аспирант кафедры финансовых рынков и банковского дела

ФГБОУ ВО Уральский государственный экономический университет

Аннотация: В текущее время, как никогда, необходимо формировать в стране внутренний спрос на инвестиционные ресурсы, привлекать на фондовый рынок основного поставщика капитала – население. Рынок ценных бумаг в России так и не стал источником инвестиций для подавляющего большинства российских компаний. Изучение индивидуального или коллективного портрета инвестора практически не развито на российском рынке.

       В статье рассматривается система прогнозирования и подготовки персонально-ориентированного банковского (финансового) продукта на основе анализа текущих условий, включающих в себя имеющиеся у клиента ресурсы, нереализованные потребности, предшествующие шаблоны потребительского поведения.

Abstract: At the current time, how ever, it is necessary to form the country's internal demand for investment resources, to draw on the equity market the primary capital provider – population. The securities market in Russia did not become a source of investment for the vast majority of Russian companies. The study of individual or collective portrait of the investor is little developed on the Russian market.

The article discusses the forecasting system and training personally-oriented banking (financial) product based on the analysis of current conditions, including existing client resources, unmet needs, previous patterns of consumer behavior.

Ключевые слова: инвестиционное поведение, платежеспособный спрос, сбережения и инвестиции, поведенческие финансы.

Key words: investment behavior, purchasing power, savings and investment, behavioral Finance.

       Введение

Время неумолимо – вот уже пятый технологический уклад сменяется шестым. Ускорение развития технологий в различных сферах жизни предопределяет возросшую конкуренцию на многих рынках, в том числе, товаров, услуг, ноу-хау.

Новым вызовом времени стала конкуренция за человеческий капитал. Неслучайно, именно, сейчас в странах-лидерах научного развития открываются онлайн-университеты, предоставляющие возможность для модификации, персонализации и интенсификации наполнения своей образовательной траектории многим талантливым молодым людям. И даже онлайн-вузы вступают в конкурентную борьбу за доминирование своей программы, своего видения прогресса, своего фрагмента в картине знаний вчерашнего студента.

В эпоху тотальной победы информационных технологий любое конкурентное преимущество из локального может превратиться в глобальное, причем это касается не только отдельной компании (корпорации), такие процессы характерны и для городов, регионов, государств.

Наиболее качественное и релевантное удовлетворение потребностей граждан в социальных, государственных, финансовых и иных услугах чрезвычайно благоприятно сказывается на показателях качества жизни населения и достигнутого уровня развития человеческого капитала.

Инновации в инвестициях: поведенческий подход

Соответствие предоставляемой услуги, например, финансовой, как установленным нормативно-правовыми актами требованиям, так и потребностям отдельного клиента, может способствовать не только более рациональному использованию его материальных ресурсов, но и при наличии достаточного количества людей, получивших услуги с такими характеристиками, привести к наращиванию платежеспособного спроса в масштабах всей страны, что в дальнейшем своим результатом будет иметь рост ВВП.

Еще одним трендом становится внимание непосредственно к клиенту, пользователю услуг, покупателю, а не к бездушному и безликому представителю целевой аудитории. Постепенно уходит в прошлое выпуск огромных партий однотипных и идентичных товаров. Примеров, свидетельствующих о попытках компаний-представителей различных отраслей экономики предоставить потребителю услуги, в большей степени соответствующие его запросам, чем единственный производимый компанией продукт, достаточно.

Вместе с тем, даже выделяя из генеральной совокупности целевую аудиторию и обозначая ее портретом усредненного представителя, а также ориентируя на нее определенный тариф или товар, нельзя одновременно полностью удовлетворить запросы всех потребителей, так как товар или услуга, не подходящие пользователю хотя бы по одному из параметров, не будут приобретены покупателем. Следовательно, такая компания (корпорация) не сможет охватить максимально возможную для нее долю рынка и не получит наибольший возможный доход.

Все это предопределяет чрезвычайную важность предоставления хозяйствующими субъектами не просто качественных, а индивидуализированных, спроектированных специально для конкретного человека товаров или услуг. Только разработка, создание, продвижение и распространение таких товаров может гарантировать компаниям (корпорациям), что их деятельность является эффективной, поскольку в данном случае их финансовый результат окажется максимально возможным при условии того, что занимаемая ими часть рынка будет наибольшей.

И если в отраслях материального производства использование 3D-принтеров, позволяющих производить штучные товары в интересах даже одного человека – это только вопрос насыщения рынка доступными моделями и материалами, то в сфере услуг, в частности, финансовых и инвестиционных, такие прорывы являются редкостью.

Традиционно инвестиционные компании формируют свое предложение потребителям их услуг, основываясь на тех инструментах, которые имеются на фондовом рынке. Российский фондовый рынок, согласно исследованию НАУФОР, EY и др., относился к категории крупных, хотя и развивающихся рынков.

К предпосылкам недостаточно достигнутого уровня развития рынка можно отнести как его низкий объем, ликвидность, так и чрезвычайно малое количество частных инвесторов, причиной которого, вероятно, является наличие серьезного имущественного расслоения населения, при котором, достаточный для возможности осуществления инвестиций доход имеют лишь 0,8% населения, в отличие, например, от США, где таких лиц больше в 40-60 раз [5].

Например, биржевой рынок акций в России представлен лишь 1% всех публичных компаний, да и многие из которых имеют недопустимо высокую для консервативных инвесторов рыночную неопределенность, а значит, и рискованность вложений [6]. Все это лишний раз подтверждает, что рынок ценных бумаг в России так и не стал источником инвестиций для подавляющего большинства российских компаний. Несмотря на незначительный рост средней дивидендной доходности по акциям за последние три года, ее уровень достиг 5% годовых [4], она, по-прежнему, существенно ниже ставки банковского вклада.

Негосударственные пенсионные фонды также привлекли некоторое количество денежных ресурсов, однако доля НПФ на инвестиционном рынке страны продолжает оставаться крайне низкой – они занимают в совокупности лишь 2% [3].

Появление такого способа взаимодействия граждан с рынком ценных бумаг как индивидуальный инвестиционный счет (ИИС) не повлияло на кардинальное изменение числа клиентов.

Важным фактом, характеризующим инвестиционное поведение типичного российского участника фондового рынка, является соотношение различных инструментов в его содержимом ИИС: около трети – акции российских компаний; практически поровну, но меньше одной пятой части – денежные средства и евробонды; и меньше трех процентов – российские корпоративные облигации. Это означает, что наибольшее предпочтение отдается высокорисковым, и, как ожидается, более доходным инструментам, таким, как акции. Нет необходимости еще раз подтверждать, что соответствующий вид инвестиционного поведения предполагает высокую вероятность потерь вследствие повышенной волатильности на рынке [7].

Все это свидетельствует о необходимости создания новых инвестиционных, банковских и подобных продуктов на основании изучения индивидуальных потребностей инвесторов, проявляющихся в их инвестиционном поведении. Только такие продукты будут способствовать ускоренному экономическому росту, поскольку станут более эффективно решать те задачи, которые характерны для финансового рынка.

Банк или инвестиционная компания не предоставляют клиенту персонально-спроектированного сервиса. Создание инвестиционных продуктов в реагировании на запросы пользователя, проявляющиеся в его инвестиционном поведении, как в форме устойчивых поведенческих образований – паттернах [1], так и в повседневном или даже сиюминутном – разовом – поведении, все еще не освоено инвестиционной сферой.

Фактически здесь речь идет о необходимости изучить в разделе поведенческих финансов не экономического агента вообще наравне с его максимизацией полезности, то есть его проявляемые вовне черты, а исследовать внутренние характеристики его экономического поведения, которые оказывают влияние на его экономический выбор. Иными словами, объектом исследования поведенческих финансов необходимо сделать экономического агента, но рассматривать его нужно не столько как безликого участника экономических взаимоотношений, сколько носителя интеллекта, предпочтений, ценностей, ограничений, притязаний, автора сознательного выбора.

Изучение индивидуального или коллективного портрета инвестора практически не развито на российском рынке. Имеются лишь разрозненные данные, скорее всего, не полностью характеризующие состояние дел. Например, при IPO «Роснефти» в качестве типичного акционера рассматривался мужчина предпенсионного возраста, который не считает необходимым учитывать признаки возможного экономического кризиса, не стремится к высокой доходности вкладов в коммерческих банках и в поведенческом аспекте предпочитает стратегию покупки и длительного хранения акций [2]. Следует отметить, что в настоящий момент – это очень эффективная инвестиция после кризиса 2008 года.

Привлечение внимания исследователей и вслед за ними бизнеса и государства к интересам и потребностям отдельного человека позволит совершить рывок в экономическом развитии в условиях большей степени реализации человеческого капитала, способствовать росту ВВП за счет увеличения охвата целевой аудитории, расширению платежеспособного спроса, даст значительный прирост в повышении достигнутого качества жизни населения.

Система прогнозирования и подготовки персонально-ориентированного банковского (финансового) продукта на основе анализа текущих условий, включающих в себя имеющиеся у клиента ресурсы, например, поступления на счет или накопления; нереализованные потребности, проявляющиеся, например, в последовательности специфических расходов; а также предшествующих шаблонов потребительского поведения, определяет вероятность осуществления предполагаемого финансового поведения с учетом влияния на него характерных для данного индивида когнитивных феноменов.

Единственным ограничением безусловной применимости данного подхода в настоящее время является то, что такие данные либо агрегированы с данными других пользователей, либо не позволяют достигнуть полной идентификации клиента. Однако последнее обстоятельство, вероятно, не является столь критичным, поскольку при отсутствии необходимости в заключении контракта непосредственно в момент обращения к клиенту со спроектированным предложением такая идентификация может быть произведена во время любого из последующих контактов с потребителем. Более того, возможны ситуации, когда в точной идентификации клиента перед созданием индивидуально-ориентированного продукта может и не быть необходимости, поскольку этого не будет требоваться из-за особенностей зафиксированного поведенческого шаблона, характеристик выявленных когнитивных феноменов или специфики предлагаемого продукта.

В сфере добровольных пенсионных накоплений применение поведенческих методик для создания индивидуально-ориентированных продуктов или услуг представляется критически важным по причине того, что актуализация внутренних критериев перехода от склонности к потреблению к желанию накопления – это чрезвычайно когнитивно-, и поведенчески-насыщенный процесс. Участвуют здесь и такие психологически обусловленные явления как уровень притязаний, внутренний или внешний центр контроля, зависимость от референтной группы и другие.

В то же время, процесс адаптации предлагаемых пенсионных программ к потребностям каждого отдельного клиента, по-видимому, натолкнется на невозможность сбора достаточного количества релевантной информации об индивидууме, его убеждениях, склонностях, проявляющихся в его потребительском и инвестиционном поведении, что не позволит набрать необходимый для успешного прогнозирования и анализа минимум информации.

Выходом из данной ситуации, как и в случае с разработчиками банковских продуктов, спроектированных персонально для конкретного потребителя, вероятно, станет более тесная кооперация негосударственных пенсионных фондов и компаний, занимающихся развитием информационных технологий, с целью получения необходимой информации о различных аспектах экономического поведения индивидов.

Процесс интеграции НПФ с банками, необходимый для возникновения возможности учета и планирования текущего потребительского и финансового поведения потребителей уже начался и, очевидно, продолжится и в будущем. Это позволит при наличии разработанной методологии исследования поведенческих данных использовать их для анализа актуальных, постоянных и будущих потребностей клиента с последующим прогнозированием их трансформации и созданием персонально-ориентированного пенсионного плана.

Конечно, некоторая часть использованной в случае создания этого и подобных поведенческих продуктов информации является персональной и, соответственно, является атрибутом отношений, регулируемых соответствующими нормативно-правовыми актами, однако на определенных этапах обработки она может обрабатываться в обезличенной форме.

Область деятельности страховых компаний, так же как и негосударственных пенсионных фондов, ассоциирована с функционированием в качестве связующего звена между текущим моментом и периодом в будущем, финансовой ситуацией в котором человек собирается управлять. Именно поэтому в данном сегменте экономики точно так же возможно проводить сбор доступных данных о предпочтениях клиента, их анализ и формирование индивидуального поведенческого страхового продукта.

В сфере коллективных инвестиций поведенческие факторы также могут и должны использоваться для разработки персонально ориентированных инвестиционных продуктов. Особую поддержку при их создании может оказать анализ совершенных инвестором в предыдущие периоды инвестиционных сделок, уровня их внутренней эффективности и причин отклонения этого уровня от такового, возможного при условии проведения абсолютно рациональных сделок.

Перспективным будет являться анализ инвестиционного поведения инвестора, проявляющегося в совершении сделок на фондовом рынке, со стороны брокерской компании с использованием положений поведенческих финансов с последующим формированием поведенческого инвестиционного профиля и проектированием на основании традиционно собираемой информации о совершенных сделках (вид используемого инструмента, характеристика эмитента, частота сделок, время открытия и закрытия позиции, горизонт инвестирования, доходность, рискованность, наличие возможности отозвать инвестиции и т.д.) и новой информации, полученной в контексте использования поведенческих финансов (внутренняя эффективность, способ и механизм принятия решения, наличие феноменов, таких как непринятие риска, оптимистическое искажение и т.п.) такого финансового продукта, который будет понятен и выгоден клиенту, а также и приносить прибыль эмитенту.

В качестве примера таких продуктов можно привести, например, превышающий размер гарантий государства вклад в банк с условием покупки на сумму вклада облигаций и акций в установленном клиентом соотношении либо кредитование на часть суммы вклада под ставку процента, уменьшенную пропорционально доле срока кредита по отношению к сроку вклада и доле кредита в сумме вклада.

Заключение

Таким образом, применение поведенческих финансов в сфере создания инвестиционных продуктов, во-первых, расширяет сферу инвестиций на любое взаимодействие клиента и инвестиционной компании или банка в отношении сбережения и приумножения денежных активов, во-вторых, многократно потенцирует клиентскую базу пионеров внедрения данной концепции в бизнес-процессы компании, в-третьих, приводит к практически полному соответствию предлагаемого клиенту продукта его потребностям, что значительно повышает лояльность клиентов, в-четвертых, благодаря этому возрастает устойчивость и конкурентоспособность компании. В результате такой подход будет способствовать стабилизации как данного сектора (отрасли), так и всей экономики.

Внедрение новых технологий на основе поведенческих финансов качественно меняет саму парадигму взаимодействия поставщика и потребителя инвестиционных услуг, способствует повышению приверженности пользователя конкретному поставщику, расширяет клиентскую базу и повышает уровень финансовой устойчивости, дает значительные конкурентные преимущества компаниям, внедрившим данные услуги в свои бизнес-процессы, не только на национальном рынке, но и в масштабах всего мирового хозяйства.

Библиографический список

  1. Александров С.А. Определение эффективности деятельности инвесторов [Статья] // Материалы XVIII международной научно-практической конференции УрФУ «Современные проблемы экономики, менеджмента и маркетинга». - Нижний Тагил : [б.н.], 2012 г.
  2. Бутаев В. Сколько можно заработать на акциях госкомпаний? [Журнал] // Комсомольская правда. - 2007 г.
  3. Лавренова Е.С. Беломытцева, О.С. Обзор рынка негосударственных пенсионных фондов Российской Федерации [Журнал] // Проблемы учета и финансов. - 2015 г. - 2 (18).
  4. НАУФОР Российский фондовый рынок: 2015. События и факты. [Отчет]. - 2016.
  5. НАУФОР, Центр развития фондового рынка, EY, Thomas Murray Российский фондовый рынок и создание международного финансового центра. Идеальная модель фондового рынка России на долгосрочную перспективу (до 2020 года) [Отчет]. - 2008.
  6. Татьянников В.А. Диагностика и методы снижения инвестиционных рисков // Бизнес, Менеджмент Право. 2014. № 2. – С.32-39.
  7. Татьянников В.А., Тюшняков А.В. Мобильный банк: тенденции и технологии развития // Известия Уральского государственного экономического университета. 2015. № 6. – С.56-60.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516