Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Императивы регулирования пространственного развития в условиях сжатия российского экономического пространства

Региональная экономика | (94) УЭкС, 12/2016 Прочитано: 4143 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Латушко Наталья Александровна
  • Дата публикации:
    29.12.16
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГАОУ ВО "Южный федеральный университет"

Императивы регулирования пространственного развития в условиях сжатия российского экономического пространства

The imperatives of regulation of spatial development in a compression of the Russian economic space

Латушко Наталья Александровна

к.э.н.., доцент кафедры экономической социологии

и регионального управления

ФГАОУ ВО "Южный федеральный университет"

е:mail nlatusko@sfedu.ru

Latushko Natalia

PhD, Associate Professor of Economic Sociology

and regional management

Southern Federl University"

Аннотация: На сегодняшний момент по-прежнему остается актуальной проблема неоднородности и поляризации экономического пространства: это относится и для межрегиональных сопоставлений внутри страны, и для межстрановых соотношений внутри региональных интеграционных группировок, и более общих отношений между «центром» и «периферией» в мировой глобализирующейся экономике. Поэтому, цель данной статьи состоит в том, чтобы на основе теоретического и прикладного анализа, определить основные концептуальные подходы к управлению пространственным развитием.

Abstract: At the moment is also important, heterogeneity and polarization of economic space: this concerns cross-regional comparison within the country and inter-country relations within regional integration groupings, and more General relations between "centre" and "periphery" in globalizing the world economy. Therefore, the purpose of this article is that based on the theoretical and applied analysis, to identify the main conceptual approaches to the management of spatial development.

Ключевые слова: экономическое пространство, межрегиональная дифференциация, периферийные территории, регулирование регионального развития.

Key words: economic space, regional differentiation, peripheral areas, regulation of regional development.

Ускорение экономического развития, кризис модели экономического роста и необходимость формирования новейших адекватных моделей приводит к повышению интереса изучения пространственной организации экономики, принципы которой должны обеспечить эффективное перераспределение экономических ресурсов в целях содействия распространению диффузии инноваций, а также создать предпосылки для эффективной организации экономической деятельности в пространственном измерении.

Экономическое пространство - узловой фактор развития любого государства. Конкретная ситуации оказывает влияние на то, сможет пространство выступать либо катализатором либо стать барьером на пути социально-экономического роста.

Пространственный аспект затрагивался в трудах античных философов Аристотеля, Платона, авторов социальных утопий Т.Мота, Т. Компанелла, Ш. Фурье, Р. Оуэна. Включение пространства в экономическую теорию прослеживается и в работах классиков экономической науки А.Смита, Д.Рикарда, Д.С.Миля, которые связывали понятие экономическое пространство с общественным и территориальным разделением труда, а также рассматривали пространство как один из факторов издержек, определяющих величину рентных доходов.

Тем не менее, после этого периода и до конца XIX века фактор пространства практически не рассматривался в общих экономических теориях вследствие того, что экономической науке было свойственно абстрагирование от пространства. Можно сказать, что основной вектор экономической мысли был направлен в сторону теории«точечной» экономики или«замкнутой страны без размеров», а игнорирование системности пространства препятствовало общности и гармоничности экономической теории, а также приводило к искажающим упрощениям.

В то же время, пространственная проблематика более подробна была разработана в области географии, где конкурировали парадигмы географического детерминизма и географического поссибилизма, и демографии. В конце XIX века были проведены исследования факторов экономического пространства (И. Тюннен, В. Лаунхардт, А. Вебер, и т.д.). Они оказали значительное влияние на последующее развитие теорий пространственной и региональной экономики, где экономическое пространство чаще всего анализируют в рамках определенного локалитета, и поэтому экономическое пространство рассматривают, как правило, либо в разрезе географических рамок, либо в зависимости от концентрации пространства в местах расположения фирм и капиталов.

Необходимо отметить, что пространственный аспект охватывает такие формы пространственной организации производства как муниципальная экономика, агломерация, промышленные, энергетические и транспортные узлы, кластеры различных видов, особые экономические зоны, и следовательно значительно шире региональной экономики.

В настоящее время, основные факторы пространственного развития выделены в "новой экономической географии", основы которой были заложены П. Кругманом, где фиксируются факторы «первой природы»: природные ресурсы, географическое расположение, которые слабо зависит от человека, и факторы «второй природы»: агломерационный эффект, человеческий капитал, институциональная среда, связанные с деятельностью государства и общества, и в то же время играющими ключевую роль в модернизации, в то время как поддержка развития территорий на ресурсные преимущества ресурсных его замедляет [1].

Постиндустриальный период, где важнейшим ресурсом являются нематериальные активы — интеллект, информация, знания, характеризуется переходом к иной парадигме развития, которая основана не на энергии, а на информации.

И как следствие, современное экономическое пространство должно формироваться из информационных потоков циркулирующих между объектами в сочетании с сетевой формой организации экономических процессов, а также доминированием теорий накопления человеческого капитала, который определяет структуру этого пространства.

В настоявшее время можно выделить следующие тенденции изменения общего пространства [2].

-пространство принимает черты нарастающей динамичности

-пространство является источником получения синергетических эффектов, положительных внешних эффектов в виде агломерационного эффекта и местом создания общей экономической. культурной, социальной среды;

- в пространстве происходят процессы создания, передачи и коммерциализации новых знаний, развиваются экономические и социальные взаимодействия, приводящие к падению скорости диффузии на периферии.

В результате указанных тенденций одновременно произошло значительное сжатие ранее освоенного пространства, а также значительное экономическое уплотнение пространства городов-центров от федерального до муниципального уровней (в частности, значительное увеличение плотности экономической деятельности в ограниченной зоне центральной и северо-западном зоне РФ, которая занимает всего 5% от всей территории страны, где сосредоточено более одной трети от общей численности населения, занятых в отраслях экономики, и производится более 42% от общего объема для всех регионов России валового регионального продукта. На данную территорию приходится также около 37% совокупного объема налоговых и других финансовых поступлений в бюджетную систему Российской Федерации). Сильная поляризация пространства и контрастность в направлениях и степени социально-экономического развития территорий, уровне жизни населения приводят к формированию центров и периферии.

В современных условиях, адаптируясь к новым, кардинально иным экономическим факторам развития и размещения производительных сил, происходит увеличение экономической и политической значимости именно городов. И в то же время, возникли проблемы постоянно увеличивающейся «периферии России», решение которых возможно через связь с организацией новых форм пространственного развития территории страны, с поиском возможной интеграции периферии с успешными центрами, с предотвращением" опустыневания" обширных старопромышленных зон и поиске их места в новой формирующейся постиндустриальной экономике.

Необходимо отменить, что центр и периферия не существуют в отрыве друг от друга. О.В. Грицай, Г.В. Иоффе, А.И. Трейвиш указывают на то, что «центр и периферия на любом пространственном уровне связны между собой потоками информации, капитала, товаров, рабочей силы и т.д., причем именно направления этих потоков определяют характер взаимодействия между центральными и периферийными структурами, превращая пространство в подобие силового поля».

Взаимодействие между центром и периферией происходит в двух стержневых формах - прямого воздействия, содержащегося в распространении активности от центра к периферии, и обратное воздействие, а именно, превалирование центра над периферией, другими словами, подчинение периферии центру.

Устойчивость доминирования центра над периферией объясняется несколькими факторами. Самое главное, по словам Дж.. Фридмана, заключается в «вытягивании» различных ресурсов периферии центром и инновационная деятельность центра. Отток периферийных ресурсов по центру приводит к их истощению на периферии и уменьшению возможности для его дальнейшего развития, снижению ее потенциала. Но, возможна и иная система отношений между центром и периферией, которая не предполагает взаимодействия между ними. В этом случае «ресурсные потоки циркулируют либо только внутри данной экономической системы, либо только в горизонтальных направлениях, то есть между относительно равноправными по своему социально-экономическому положению территориями» [4, с. 115].

Развитие центральных территорий, в значительной степени, определяется концентрацией трудовых, научно-технических, финансовых интеллектуальных ресурсов, эффективное использование которых обеспечивает экономический рост. В то же время, развитие периферийных регионов связано с рядом проблем, которые проявляются в неустойсчивости демографических и миграционных процессов, искажений на рынке труда, а также в нерациональном использовании природно-ресурсного и

Что, на сегодняшний момент, подтверждается наличием диспропорций экономического пространства заключаются [3, с.174].

-в дифференциации регионов по уровню социально-экономического развития;

-в межрегиональной дифференциации по показателям уровня жизни населения;

-в существенных различиях между общеэкономическим ростом и развитием инженерной инфраструктуры в экономических центрах;

- в возрастающей концентрации населения в Центральном и Южном федеральных округах и прогрессивной депопуляции в северных регионах;

-во внутрирегиональных социально-экономических различиях.

Все выше обозначенное, в свою очередь, приводит к дальнейшему увеличению разрыва между центром и периферией, создает предпосылки для повышения уровня конфликта в обществе и вызывает необходимость разработки новых подходов к регулированию социально-экономического развития региона.

В документах стратегического характера (например, в стратегии социально-экономического развития Российской федерации до 2025 года, проекта Концепции пространственного развития РФ до 2030 года и т. д. ) определены основные проблемные зоны, имеющие пространственное измерение, заключающиеся в необходимости перехода на инновационное развитие, постиндустриальной трансформации экономики и социума, усиление миграционной активности, а также угрозах глобальных экологических проблем.

Устранение вышеобозначенных проблем сопряжено с существованием устойчивой тенденцией депопуляции периферии и оттока населения в крупные центры. Территориальные различия в России являются самыми существенными на внутрирегиональной уровне - между городскими центрами и периферийными сельскими муниципалитетами. По данным переписи 2010 года, 150 тысяч сельских поселений России 13% почти безлюдных, еще 23% осталось менее 10 человек, только в 1/3 сельских поселений число жителей превышает 100 человек

За период с 2002 по 2010 год численность населения сократилась в 82% субъектах Российской Федерации (68 из 83 регионов), причем почти половина населения регионов сократилась более чем на 5%. Попытки стимулировать рождаемость имели кратковременный эффект: в первой половине 2011 года, общий коэффициент рождаемости снова начал снижаться (11,9 рождений на 1000 человек населения по сравнению с 12,4 в первой половине 2010 года). В свою очередь, миграция только повышает концентрацию населения: в 2000 - 2008 60% чистой внутренней миграции находились на Московскую столичную агломерацию, еще 20% на Санкт-Петербург с Ленинградской областью [1]. .

Таким образом, новые императивы развития, как в силу внутренних проблем, и ряд геополитических факторов предполагают необходимость обеспечения пространственного выравнивания территории более результативным инструментами, с одной стороны, с целью более рационального и эффективного с меньшими трансакционными издержками, с меньшими потерями распределение созданного национального богатства, а с другой стороны, позволяющими избежать иждивенческих настроений, опасности «привыкания» к гарантированной государством помощи и поддержке депрессивных территорий страны. Поиск новых инструментов и технологий управления социально-экономическим развитием, обеспечивающих устойчивость, скоординированность и сбалансированность регионального развития, рост конкурентоспособности регионального производства на основе осуществления инновационных преобразований необходим.

Очевидно, что выполнение задач по обеспечению сбалансированного социально-экономического развития пространства РФ будет происходить в условиях бюджетного дефицита, а следовательно существуют риски, связанные с применением «точечного» подхода (в отличие от комплексного подхода) к решению проблем, когда нехватка ресурсов в одной сфере деятельности перекрывается посредством их «изъятия» из другого сектора, что приводит к нерациональному изменению структуры регионального хозяйства, и имеет, как правило, отрицательное влияние на социально-экономические показатели развития территории. По-мнению Л. Вардомского, «точечный», избирательный характер проводимой региональной политики «разрушает фрактальность экономического пространства страны, ведет к гипертрофированному усилению свойства неоднородности экономического пространства и подавлению свойства самоорганизации региональных экономических систем».

Поэтому, региональная политика федерального центра должна быть направлена на:

- поддержку городов и развитие агломераций, передающих инновации на периферии, новых форм пространственной организации (кластеры, ТОРы, ОЭЗ и др) способных реализовать инновационный вектор модернизации;

-активную социальную политику, направленную на улучшение человеческого потенциала

-создание институциональной среды, создающей условия для эффективного формирования взаимодействия компаний с другими участниками в поиске информации, технологий, знаний, опыта и других ресурсов; изменяясь во времени, определяет поведение инновационных фирм, формируя социальные и культурные условия, институциональную и нормативную базу, оказывающую влияние на быстрый процесс принятия решений.

- развитие инфраструктуры для снижения экономического расстояния.

Таким образом, для выполнение задач по обеспечению сбалансированного социально-экономического развития пространства РФ необходимо будет обеспечить системный подход в управлении пространственным развитием, что в обозримом будущем сможет смягчить центробежные тенденции а также повысить однородность экономического пространства Российской Федерации.

Библиографический список:

  1. Зубаревич Н. В. Государственное управление в пространстве Российской Федерации: коридор возможностей[Электронный ресурс] / Режим доступа : iphras.ruuplfile/philec/gou/zubarevich.pdf
  2. Минакир П. А. Концептуальные основы пространственного подхода [Текст] / П. А. Минакир, А. Н. Демьяненко, А. Н. Пилясов // Фундаментальные проблемы пространственно пространственного развития Российской Федерации: междисциплинарный синтез. – М. : Медиа-Пресс, 2013. – С. 36.
  3. Ускова Т. В. Актуальные проблемы пространственного развития [Текст] / Т. В. Ускова // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2011. – № 5 (17). – С. 170–174.
  4. Чернова О.А. Методические подходы к развитию системы отношений «центр – периферия» в стратегиях сбалансированного развития региона // Региональная экономика. Юг России. 2014. № 1. С. 115.

The bibliographic list:

  1. Zubarevich N. V. governance in the space of the Russian Federation: corridor of opportunities [Electronic resource] / access Mode: iphras.ruuplfile/philec/gou/zubarevich.pdf
  2. Minakir P. A., Dem’yanenko A. N., Pilyasov A. N. Kontseptual’nye osnovy prostranstvennogo podkhoda [Conceptual Basis of the Spatial Approach]. Fundamental’nye problemy prostranstvennogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii: mezhdistsiplinarnyi sintez [The Fundamental Problems of the Spatial Development of the Russian Federation: Multi-Disciplinary Synthesis]. Moscow: Media-Press, 2013. P. 36.
  3. Uskova T. V., Voroshilov N. V., Gutnikova E. A., Kozhevnikov S. A. Sotsial’no-ekonomicheskie problemy lokal’nykh territorii: monograiya [Socio-Economic Problems of Local Territories: Monograph]. Vologda: ISERT RAN,2013. 196 p.
  4. Chernova О.А. Methodological approaches to the development of the system of relations "center - periphery" in policies of balanced development of the region // Regional Economy. South of Russia

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516