Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Особенности институционального проектирования гендерной политики с учетом экономических последствий гендерного неравенства

Теория управления | (91) УЭкС, 9/2016 Прочитано: 3761 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Мелешкина Анна Игоревна
  • Дата публикации:
    02.09.16
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    МГУ им. М.В. Ломоносова

Особенности институционального проектирования гендерной политики с учетом экономических последствий гендерного неравенства

Characteristics of gender-sensitive institutional design with allowance for economic consequences of gender inequality

Мелешкина Анна Игоревна

Meleshkina Anna Igorevna

аспирант Экономического факультета

МГУ им. М.В. Ломоносова

E-mail: ann.meleshkina@gmail.com

Гендерная политика ориентирована на противодействие гендерной асимметрии социальных и финансовых институтов, накладывающей дополнительные ограничения на принятие экономических решений как мужской, так и женской группами населения. Статья содержит методологические подходы к процессу целеполагания и выбора инструментов адвокатирования гендерного равенства и инфорсмента в сфере гендерной политики. Кроме того, проведен анализ проблемных зон политики гендерного равенства с возможными вариантами их устранения.

Gender policy is aimed at the countering gender asymmetry of social and financial institutions, that imposes additional restrictions on economic decision-making of male and female groups. This article contains methodological approaches to the process of goal-setting and tool selection in fields of gender advocacy and enforcement. Moreover, investigation involves the analysis of gender policy problem areas with possible options for addressing them.

Ключевые слова: гендерная политика, гендерно дифференцированные институты, институциональное проектирование

Key words: gender policy, gender-sensitive institutions, institutional design

Гендерные нормы вовлечены в сложную систему институциональной матрицы и являются ограничителями в ходе принятия индивидуальных решений. Культурно-исторической особенностью представлений о гендерных ролях является их неоднородность и зависимость от семейных ценностей, религиозных взглядов и национальной принадлежности. Асимметрия гендерных норм создает негативные экономические, политические и социальные последствия, на сглаживание которых направлены меры политики гендерного равенства. Механизм институционального проектирования предполагает установление причинно-следственных связей на микро- и макроуровне, в области гендерной политики это означает учет социокультурных факторов и механизма принятия экономических решений.

Осуществляемый в рамках экономической и социологической наук поиск причин гендерного разрыва в доходах приводит к необходимости рассмотрения гендерных различий в экономическом поведении с точки зрения последствий принятия индивидуальных решений. Такие факторы как восприятие риска, отношение к конкуренции и альтруизм сопряжены с различиями в уровне дохода: высокая склонность к риску повышает вероятность достижения более высокого экономического результата [1; 2], готовность к конкуренции также увеличивает шансы на получение большего выигрыша [3; 4], в то время как альтруистическое поведение индивида ассоциируется с низким уровнем дохода [5]. Ряд эмпирических исследований подтверждает наличие различной готовности мужчин и женщин идти на риск, участвовать в конкурентной борьбе и совершать альтруистичные поступки [6; 7; 8]. Женщины в большей мере демонстрируют склонность к альтруизму, но уклоняются от риска и конкуренции, в результате чего средний доход в женской группе населения уступает среднему доходу в мужской группе [9]. Устойчивые различия в индивидуальных предпочтениях экономического поведения формируются под воздействием институциональной среды – чем выше гендерная асимметрия институтов, тем больше искажений в поведенческих характеристиках мужчин и женщин [10]. Цель гендерной политики – достижение гендерной нейтральности формальных и неформальных институтов при наличии отрицательных внешних эффектов, вызванных дифференцированностью институтов, что невозможно без структурированного процесса институционального проектирования.

Базовая схема институционального проектирования состоит из пяти этапов – определение цели проекта, разработка вариантов достижения цели, формирование критериев отбора вариантов, выбор наилучшего варианта, детализация и оформление наилучшего варианта [11]. Ключевой проблемой гендерной политики является многообразие индикаторов гендерного неравенства, основу которых составляют показатели результатов гендерной асимметрии институтов, но не индикаторы проблемных зон данных институтов. Таким образом, использование разнородных индексов гендерного неравенства для постановки цели и задач политики, оценки ее результативности не позволяет получить однозначные результаты из-за несопоставимости индикаторов.

Для комплексного анализа эффективности инструментов гендерных реформ необходим структурированный, поэтапный процесс институционального проектирования. Одной из причин несоответствия методов достижения гендерной нейтральности институтов задачам гендерной политики является некорректный выбор целевых индикаторов. Что и приводит к необходимости выработки определенных стандартов к методологии определения такого рода показателей.

Для эффективной реализации цели гендерной политики необходимо произвести оценку соотношения потребностей и объема инвестиций для достижения поставленной цели. Развитие и поддержка программ гендерного равенства – долгосрочные инвестиции, поэтому не всегда оценка результатов является показательной в короткий временной промежуток. Условия оценки эффективности гендерной политики осложняются наличием двум различных форм финансирования программ противодействия гендерному неравенству:

  • программы, в рамках которых достижение гендерного равенства выступает в качестве основной цели;
  • программы, которые не имеют задачи снизить уровень гендерного неравенства напрямую, но ведут к положительным изменениям в отношении гендерного равенства путем создания благоприятных социально-экономических условий (например, программы социальной защиты, ликвидация безграмотности, борьба с бедностью).

По данным ОЭСР [12], объемы инвестиций в целевые гендерные проекты и нецелевые, но способствующие снижению гендерного неравенства проекты существенно отличаются (см. Рисунок 1). Нецелевые программы гендерного равенства имеют больший объем финансирования по сравнению с целевой поддержкой экономических возможностей женской группы населения, однако соотношение результативности такого рода донорских программ может варьироваться в зависимости от комплементарности мероприятий в рамках программ. 

Рисунок 1.

Инвестиции в программы снижения гендерного неравенства (от стран-доноров в пользу стран-реципиентов)

mel1

Источник: [12] 

Выбор индикаторов гендерной политики зависит от ряда критериев институционального проектирования и может меняться в зависимости от этапа проектирования (см. Таблицу 1). Этап постановки цели и задач гендерной политики сопряжен с определением сферы реализации потенциальных нововведений: семейные, гражданско-правовые отношения, доступ и реализация прав собственности. В таком случае обоснованным с точки зрения измеримости и дальнейшего мониторинга является выбор персонифицированных индикаторов гендерного равенства (предполагают конкретную сферу деятельности и целевое значение индикатора). В то время как неперсонифицированные показатели отражают сопоставимость институциональных альтернатив и имеют значение на этапе определения способа достижения конкретной цели.

Таблица 1.

Факторы, влияющие на выбор индикаторов гендерного неравенства, в зависимости от этапа проектирования

Этап институционального проектирования

Критерий выбора индикатора

Определение цели проекта

  1. Гендерное равенство – основная цель или второстепенная
  2. Связь проблемы и проблемной ситуации: образование, здравоохранение, экономическая инфраструктура, производственный сектор, многосекторальный проект, прочие виды социальной инфраструктуры

Разработка вариантов достижения цели

Формальный институт vs неформальный институт

Формирование критериев отбора вариантов

  1. Ресурсы, время
  2. Трансакционные издержки

Выбор наилучшего варианта

Механизм отбора (целевое значение индикаторов или минимальные трансакционные издержки)

Детализация и оформление выбранного варианта

Адаптация к уровням исполнителей

Источник: составлено автором

Основными проблемными зонами анализа эффективности гендерной политики являются:

  • выбор дизайна индикатора – соотношение качественных и количественных показателей сопряжено с определением силы формальных и неформальных институтов, с отбором наиболее весомых характеристик институциональной среды;
  • межстрановые и временные сопоставления не всегда информативны;
  • установление причинно-следственных связей (проект по защите прав собственности может дать результаты, отраженные в индикаторе уровня дохода, образовательный проект может иметь значительные последствия для поддержания гендерного баланса на рынке труда).

Разнообразие индикаторов гендерной политики свидетельствует о наличии различных подходов к достижению гендерного баланса. Однако не всегда дизайн индикатора отвечает потребностям обозначенных реформой задач, препятствуя получению реальных сведений об эффективности проводимых реформ, что обусловливает необходимость совершенствования методологии выбора и дизайна индикаторов гендерной политики.

При выборе методологии измерения результативности гендерной политики и оценки ее эффективности также имеет значение вид индикатора. В международной практике индексы гендерного неравенства делятся на два класса – количественные и качественные [13]. Нетривиальной задачей на уровне институционального проектирования гендерной политики является комплексный анализ данных показателей с получением однозначных выводов, касающихся эффективности проведенных мероприятий поддержки гендерного неравенства. Однако описанная проблема характерна не только для гендерной политики, но и для всей социальной сферы, где для решения данной проблемы есть два способа: интерпретация количественных показателей в терминах качественных оценок (например, матрица Swiss Agency for Development and Cooperation для интерпретации количественных данных) и дизайн сводных индексов. Сводные индексы имеют ряд преимуществ [14]:

1. позволяют обобщать комплексные и многомерные данные, упрощают их представление, что снижает размерность сопоставительного анализа страновых характеристик, приводит к интуитивному пониманию смысла тех или иных показателей;

2. имеют более простую обобщенную интерпретацию по сравнению с анализом отдельных статистических показателей. Данное преимущество используется аналитиками для описания динамики развития сектора или отрасли в целом;

3. являются наиболее актуальными благодаря стандартному набору ключевых показателей. Отслеживать изменение фиксированного числа переменных – более простая и менее затратная задача при необходимости сбора большого числа наблюдений;

4. представляют собой наиболее прозрачную базу для временных и страновых сопоставлений, на основе чего можно получить данные о большом кластере изменений.

Среди проблемных зон международных индексов гендерного неравенства: неинформативность показателя с точки зрения выявления гендерной специфики экономических и социальных проблем – Gender Development Index является срезом по полу Индекса развития человеческого потенциала и не содержит специфичных для гендерной политики показателей, существенных для принятия решений о необходимости гендерных реформ [15]; разная размерность данных – GenderEmpowermentMeasure содержит показатели уровня дохода в абсолютной величине и процентные показатели представительства женской группы населения, объединение данных субиндексов не является информативным [16]; некорректность округления -Global Gender Gap Index предполагает округление субиндексов со значением выше 1 до 1 (в пользу женщин) [17], однако превышение единичного значения необходимо трактовать как факт гендерной асимметрии, снижающей возможности мужчин по сравнению с женщинами.

Достоверность и показательность сводных индексов зависит от их дизайна, выбора переменных, отражающих ту или иную сферу социальной жизни. Социальные изменения, чаще всего, имеют качественный характер, поэтому для выявления характера изменений необходим отбор переменных, косвенно отражающих эти изменения. Эта проблема решается методом введения прокси-переменных, от выбора которых зависит итоговый индекс. Для целей гендерной политики наиболее информативными индексами являются Индекс политических прав женщин (WOPOL), Индекс экономических прав женщин (WECON) и Индекс социальных прав женщин (WOSOC) [18]. Эти ежегодные показатели отражают наличие и гарантированное исполнение международно признанных прав женщин, на основе чего могут быть получены выводы о проблемных в отношении гендерного равенства институтах, а также последствиях их функционирования. Данные индексы представляют собой пример наиболее корректного выбора показателей, отражающих причинно-следственные связи между институциональной средой на разных уровнях.

Выбор инструментов гендерной политики осуществляется в соответствии с проблемными зонами институциональной среды, а также зависит от метода политики – предотвращение гендерной асимметрии (адвокатирование гендерного равенства) или инфорсмент (принуждение к устранению существующих асимметричных институтов и практик). Адвокатирование гендерного равенства осуществляется на различных уровнях путем установления партнерства бизнесменов, некоммерческих организаций, международных фондов, политиков, представителей сферы образования и СМИ. Среди задач адвокатирвания гендерного равенства [19]:

  • повышение информированности о проблемах гендерного неравенства и их последствий для социально-экономического развития;
  • разработка стратегии взаимодействия и коммуникации между организациями-донорами в сфере гендерного неравенства и реципиентами;
  • снижение гендерных рисков на уровне законодательства, избирательной системы, в сфере образования и здравоохранения, а также в корпоративной практике.

С точки зрения экономических последствий гендерной политики методика адвокатирования в большей мере ориентирована на страны с развитыми практиками сотрудничества государства и бизнеса, высоким уровнем развития демократии, где предотвращение гендерно асимметричных практик приводит к выигрышу как отдельной компании, так и всего общества. Механизм адвокатирования используется в странах ЕС и США в рамках добровольных программ создания дополнительных мест, ориентированных на запросы женской группы населения, программ содействия работающим матерям [19].

В качестве инструментов инфорсмента в сфере гендерной политики выступают принудительное гендерное квотирование в государственных и частных компаниях, а также избирательной системе. Данная мера позволяет снизить барьеры входа для менее склонных к риску групп населения (как правило, женщин) в отрасли с высоким уровнем дохода, демонстрирующие чрезмерно высокий уровень гендерной асимметрии.

Другим базовым инструментом гендерной политики является гендерная экспертиза законодательства, позволяющая предотвратить или отменить действие асимметричных для гендерных групп актов и судебных практик. Гендерная экспертиза инициирует институциональные изменения, идентифицируя проблемные законопроекты с точки зрения правовых и экономических возможностей мужчин и женщин. ООН подчеркнула необходимость учета гендерных аспектов при разработке законопроектов всех уровней [20]. Данная мера гендерной политики снижает ограничения на принимаемые экономические решения, создавая дополнительные гарантии защиты гражданских и экономических прав и свобод.

Механизм обеспечения равных прав и экономических возможностей также включает в себя гендерный бюджет, составленный с учетом социально-половой структуры общества, что подразумевает интегрирование гендерного подхода в бюджеты различных уровней. Такого рода перераспределение ресурсов способствует снижению уровня неопределенности при принятии экономических решений для социально незащищенных групп населения, особенно в аграрных экономиках [21].

Политика гендерного равенства подразумевает соблюдение базовых прав и свобод человека, основываясь на снижении гендерной асимметрии институциональной среды. Проблема адаптации мер гендерной политики к условиям разных стран решается использованием различных комбинаций инструментов гендерной политики в рамках институционального проектирования. Однако результативность применяемых мер во многом зависит от корректного выбора индикаторов гендерной политики, отражающих причины и следствия асимметрии институтов.

Списоклитературы

1. Cleeton D., Zellner B. Income, Risk Aversion, and the Demand for Insurance // Southern Economic Journal. 1993. № 60(1). Pp. 146-156

2. Shaw K. An Empirical Analysis of Risk Aversion and Income Growth // Journal of Labor Economics. 1996. № 14(4). Pp. 626-653

3. Fehr E., Schmidt K. A Theory of Fairness, Competition, and Cooperation // The Quarterly Journal of Economics. 1999. № 114(3). Pp. 817-868

4. Gneezy U., Niederle M., Rustichini A. Performance in Competitive Environments: Gender Differences // The Quarterly Journal of Economics. 2003. № 118(3). Pp. 1049-1074

5. Chowdhury S., Jeon J. Income Effect and Altruism, 2012. [Электронный ресурс]:  https://www.uea.ac.uk/documents/166500/0/CBESS-12-04/a6f82f55-c04a-4b4f-927c-283c8d7342f9

6. Charness G., Gneezy U. Strong Evidence for Gender Differences in Risk Taking // Journal of Economic Behavior & Organization. 2012. № 83. Pp. 50-58

7. Powell M., Ansic D. Gender differences in risk behaviour in financial decision-making: An experimental analysis // Journal of Economic Psychology. 1997. № 18(6). Pp. 605-628

8. Ors E., Palomino F., Peyrache E. Performance Gender Gap: Does Competition Matter? // Journal of Labor Economics. 2013. № 31(3). Pp. 443-499

9. McDonald S., Zhang J. Income Inequality And Economic Growth With Altruistic Bequests And Human Capital Investment // Macroeconomic Dynamics. 2012. № 16(3). Pp. 331–354

10. Orbell J., Dawes R., Schwartz-Shea P. Trust, social categories, and individuals: The case of gender // Motivation and Emotion. 1994. № 18(2). Pp. 109–128

11. Goodin R. The Theory of Institutional Design. – Cambridge University Press, 1996.

12. OECD DAC Network on Gender Equality: From commitment to action: Financing gender equality and women’s rights in the implementation of the Sustainable Development Goals, 2015. [Электронный ресурс]: https://www.oecd.org/dac/gender-development/From%20commitment%20to%20action%20FINAL.pdf

13. Moser A. Gender and Indicators Overview Report, 2007. [Электронный ресурс]: http://www.bridge.ids.ac.uk/sites/bridge.ids.ac.uk/files/reports/IndicatorsORfinal.pdf

14. Foa R., Tanner J. Methodology of the Indices of Social Development, 2012. [Электронный ресурс]: http://www.indsocdev.org/resources/Methodology%20of%20the%20Social%20Development%20Indices_%20jan11.pdf

15. UNDP Gender Development Index. [Электронный ресурс]:  http://hdr.undp.org/en/content/gender-development-index-gdi

16. UNDP Gender Equality in Human Development – Measurement Revisited, 2015. [Электронный ресурс]: http://hdr.undp.org/sites/default/files/hdro_issue_paper_on_gender_indices_with_cover.pdf

17. World Economic Forum The Global Gender Gap Report, 2015. [Электронный ресурс]: http://reports.weforum.org/global-gender-gap-report-2015/

18. Cingranelli D., Richards D., Clay K. The CIRI Human Rights Dataset, 2014. [Электронный ресурс]:  http://www.humanrightsdata.com

19. UNDP Gender Equality Strategy 2014-2017, 2014. [Электронный ресурс]: http://www.undp.org/content/dam/undp/library/gender/GenderEqualityStrategy2014-17.pdf

20. Report of the Human Rights Council on its twenty-third session, 2013. [Электронный ресурс]: http://www.ohchr.org/Documents/HRBodies/HRCouncil/RegularSession/Session23/A-HRC-23-2_en.pdf

21. Rosenzweig M. Risk, Implicit Contracts and the Family in Rural Areas of Low-Income Countries // The Economic Journal. 1988. № 98. Pp. 1148–1170

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516