Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Анализ структурных проблем развития нефтеперерабатывающей промышленности в зарубежных странах

Отраслевая экономика | (87) УЭкС, 5/2016 Прочитано: 6101 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Соломонов Алексей Павлович
  • Дата публикации:
    28.05.16
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Рязанский государственный радиотехнический университет

Анализ структурных проблем развития нефтеперерабатывающей промышленности в зарубежных странах

The analysis of structural problems of development of oil-processing industry in foreign countries

Соломонов Алексей Павлович

кандидат экономических наук, доцент кафедры государственного, муниципального и корпоративного управления

Рязанский государственный радиотехнический университет, Россия, г. Рязань

E-mail:  elena_solomonov@mail.ru

Solomonov Alexey Pavlovich

PhD (Economics), Associate Professor, Public, Municipal and Corporate Management Department, Ryazan State Radioengineering University, Russia, Ryazan

E-mail:  elena_solomonov@mail.ru

Аннотация. В настоящей статье проанализированы структурные проблемы развития нефтеперерабатывающей промышленности в зарубежных странах. Оценено изменение структуры мировой нефтепереработки под воздействием глобального финансово-экономического кризиса. На примере отдельных развитых стран выявлены возможности построения оптимальных национальных рынков нефтепродуктов.

Summary. In the present article structural problems of development of oil-processing industry in foreign countries are analysed. Change of structure of world oil processing as a result of global financial and economic crisis is estimated. On the example of the certain developed countries possibilities of creation of the optimum national markets of oil products are revealed.

Ключевые слова: нефтепереработка, рынок нефтепродуктов, мировой топливно-энергетический баланс, дистилляты, технологии нефтепереработки.

Keywords: oil processing, market of oil products, world fuel and energy balance, distillates, technologies of oil processing.

В последние десятилетия нефть и газ занимают ключевые позиции в мировом топливно-энергетическом балансе. Так, удельный вес нефти в общем объеме потребления энергоносителей, согласно оценкам ОПЕК, в настоящее время составляет 32%, а газа – 21,5% [9, C. 8]. В абсолютном выражении объем добычи и потребления нефти и газа растут уже более двух десятилетия почти ежегодно. В 2013 г. спрос на нефть в мире составил 90 млн. барр. в день и, в соответствии с прогнозом ОПЕК, к 2040 г. этот показатель составит уже 111,1 млн. барр. [9, C. 73], хотя доля нефти в мировом энергетическом балансе снизится до 24%. При этом спрос на нефть со стороны развивающихся стран, по нашим подсчетам, возрастет в 2013-2040 гг. с 43 до 60% от совокупного спроса.

Совокупный прирост энергопотребления в мире приведет к усилению конкуренции за имеющиеся ресурсы, однако, в соответствии с прогнозами многих экспертов, роль нефтегазового сектора в качестве поставщика основного объема первичных энергоресурсов, потребляемых в мире, не будет утрачена.

Структурные проблемы развития мировой нефтепереработки обусловлены, прежде всего, тем, что в распределении мирового потребления и добычи нефти наблюдается серьезная диспропорция. Почти все страны, лидирующие по добыче нефти, не является основными ее потребителями. Как мы уже сказали, в долгосрочной перспективе рост потребления будет обеспечен развивающимися странами, однако еще до 2030 г. среднедушевой потребления энергии в этих странах будет ниже, чем в странах ОЭСР. Очевидно, тенденция роста спроса на нефть изменит конфигурацию и сегмента мировой нефтепереработки в сторону смещения части спроса на нефтепродукты также в развивающиеся страны.

В отношениях стран-производителей и потребителей углеводородного сырья большую роль играют также политические аспекты, что обусловлено высокими запасами нефти у стран ОПЕК и России. Также нужно принимать во внимание, что ключевые экспортеры нефти не являются лидерами в разработке и освоении современных технологий нефтепереработки, поскольку наличие значительных запасов нефти в этих странах при существующих объемах экспорта понижает стимул к увеличению КИН и роста эффективности добычи. Поэтому нефтегазовые компании ОПЕК и России стремятся участвовать преимущественно в создании сбытовых и транспортных структур. Вместе с тем, обозначенные тенденции развития нефтепереработки в Индии и Китае, с учетом указанного обстоятельства, еще более усилит разрыв внутри группы развивающихся стран, среди которых в одних из них (Китай и Индия) специализация будет смещаться на сегмент нефтепереработки, а в другой (ОПЕК и Россия) еще более закрепится роль экспортеров сырья.

Зарубежные ТНК из развитых стран, которые еще контролируют основные перерабатывающие мощности, будут стремиться к сохранению и закреплению своего контроля над разведанными запасами нефти. Это вызовет противостояние интересов ведущих МНК и ННК Китая и Индии, и этот фактор в полной мере будет определять развитие мирового нефтегазового рынка и сегмента нефтепереработки в долгосрочной перспективе.

В течение последних десятилетий в мире произошло радикальное изменение структуры нефтепереработки. Так, Китай, Индия и Страны Ближнего Востока активно вводят в эксплуатацию и строят новые мощности по переработки нефти. Одновременно в развитых странах ужесточилось экологическое законодательство, нацеленное на уменьшение вредных выбросов в атмосферу, а также рост требований по качеству нефтепродуктов.

Глобальный финансово-экономический кризис весьма неблагоприятно отразился на развитии мировой нефтеперерабатывающей промышленности. При этом ключевым фактором, отрицательно воздействовавшим на маржу в отрасли, стал низкий уровень спроса. Хотя в настоящее время спрос медленно, но стабильно восстанавливается, однако отрасль продолжает испытывать некоторые кризисные тенденции, к которым, кроме снижения спроса, относится и снижение цен на нефтепродукты, значительный рост их коммерческих мощностей, введение новых крупных мощностей в Китае и Индии.

До кризиса 2008-2009 гг. для развития мировой нефтепереработки был характерен циклический характер, однако в конце 2009 – начале 2010 гг. маржа мировой нефтепереработки была близка к нулю. Произошло значительное падение спроса на дистилляты всех групп, а уровень загрузки мощностей НПЗ снизился до рекордных уровней (в США – до 80%, в ЕС – до 70-75%). Особо тяжело пришлось высокотехнологичным НПЗ и предприятиям, которые получают прибыль от переработки высокосернистой нефти в дорогие светлые нефтепродукты. Резкое уменьшение ценового дифференциала между разными сортами нефти различного качества дополнительно повлияло на результативность деятельности этих НПЗ.

Низкий уровень рентабельности и прибыли в нефтепереработке явился основной причиной снижения чистой прибыли в секторе downstream у крупнейших МНК. Ряд независимых нефтеперерабатывающих компаний начал процедуры банкротства, поэтому мощности по переработке нефти в размере 1,2 млн. барр. в сутки были попросту ликвидированы, а в целом мире были закрыты 16 НПЗ. Как результат экспорт нефти в страны ЕС серьезно сократился, и ведущие МНК продолжили пересмотр инвестиционных планов и программ в сегменте мировой нефтепереработки.

Параллельно происходило расширение нефтепереработки в Китае: за 2009-2010 гг. три ведущие ННК страны ввели в эксплуатацию 5 новых НПЗ, нарастив активы страны по переработке на 0,9 млн. барр. в сутки. Произошел и рост мощностей по переработке нефти и в Африке (Ангола, Египет, Ливия, Нигерия, Чад, ЮАР), Латинской Америке (Венесуэла, Колумбия, Никарагуа, Эквадор), в странах Ближнего Востока (Ирак, Иран), Азии (Бруней, Вьетнам, Индонезия, Китай, Малайзия, Монголия, Пакистан).

Ожидалось, что введение новых мощностей в странах АТР поспособствует удовлетворению растущего внутреннего спроса данных стран, однако имел место обратный эффект: недорогие нефтепродукты и нефтехимические продукты наводнили рынок стран ЕС. Поэтому, постепенно наблюдается смещение мощностей мировой нефтепереработки с Севера на Юг и с Запада на Восток.

Ввиду появления в странах АТР и Ближнего Востока огромного количества новых НПЗ, множество заводов в США оказались под угрозой закрытия. Помимо прочего, в США резко снизился спрос на бензин, что для данного региона в принципе не характерно. Представляется, что активные работы по переходу на переработку тяжелой нефти из Канады позволит им в дальнейшем отказаться от некоторой части импортной нефти из стран Ближнего Востока. Данные факторы будут способствовать снижению цен на нефть и, возможно, приведут к снижению экспортного потенциала нефтедобывающей промышленности России.

На примере Японии хорошо прослеживается, как в стране, бедной энергетическими ресурсами, возникают проблемы на рынке нефтепродуктов и каковы возможности выстраивания собственной стратегии оптимального развития этого рынка. Дело в том, что либерализованной нефтяную отрасль можно считать лишь с 2001 г., когда был отменен Закон о нефтяной промышленности от 1962 г. [6]. Ограничения на импорт топлива были отменены лишь в 1996 г. и в 1998 г. была поставлена задача перехода к либерализации отрасли на основе установления стандартных цен на нефтепродукты. Параллельно были приняты правовые акты, регулирующие качество поставляемых и производимых нефтепродуктов [8].

Параллельно проводились реформы в сфере регулирования мощностей НПЗ Японии. Причиной этого стало уменьшение внутреннего спроса на нефтепродукты в результате государственной политики по уменьшению их потребления, резкого скачка цен на нефть, уменьшения рождаемости и высокой доли пожилых людей, а также распространения разных энергосберегающих программ. Однако данные реформы привели к рецессии японских производителей, их прибыли стали резко падать, вынуждая производителей уменьшать операционные затраты, что привело к более эффективному использованию мощностей НПЗ и реструктуризации ряда компаний в отрасли. На основе консолидации сформировался список лидеров на рынке нефтепродуктов. Консолидация и реструктуризация привели к резкому снижению численности занятых в отрасли в 1995-2011 гг. с 36 до 20 тыс. чел.

Кроме того, Япония использует политику высокого налогообложения нефти, как и в странах ЕС, о чем мы уже упоминали выше. Доходы от поступления налогов в нефтегазовой отрасли Японии составляют 4,4 трлн. иен [7] (это таможенные пошлины, акцизы и т.д.). Совокупный объем налогов в отрасли эквивалентен в среднем 50 долл. США за один баррель нефти, и налоговое бремя продолжает расти (к апрелю 2016 г. размер налога на нефтепродукты вырастет с 2,045 до 2,8 иен за килолитр в результате принятого в 2011 г. налога против глобального потепления). Такой уровень налогообложения и приводит к высокой цене на нефтепродукты. Среди развитых стран Япония занимает 6 место в мире по цене тяжелых индустриальных мазутов [5, C. 42-43], однако розничная стоимость бензина и дизельного топлива в Японии намного ниже уровня других развитых стран, поэтому отсюда можно сделать вывод, что основное бремя налогов в отрасли ложится на промышленность. Дело в том, что ввиду того, что именно сырая нефть облагается большинством налогов, то производителя нефтепродуктов в Японии не могут перенести их напрямую на потребителей (налог против глобального потепления в перспективе также нельзя переложит на плечи потребителей бензина и дизельного топлива), Это и ведет к высокому налоговому бремени для нефтегазовых компаний страны.

Также проблемой рынка нефтепродуктов в Японии является и то, что достаточно сложно осуществлять контроль над природными катаклизмами, ведущими к техногенным катастрофам, которые не всегда предотвратимы, однако возможно уменьшить масштабы потерь и последствий. Географически Япония располагается в зоне повышенной вулканической и сейсмической активности, и землетрясения там происходят с высокой интенсивностью.

Таким образом, к явным проблемам развития рынка нефтепродуктов Японии относятся: отсутствие ресурсной базы при высоком уровне потребления нефтепродуктов; высокая зависимость от импорта нефти; высокое налогообложение на рынке нефтепродуктов; высокие цены на нефтепродукты; необходимость постоянного обеспечения внутренних резервов нефти; снижение занятости в отрасли в результате ее реструктуризации; необходимость осуществления крупных капиталовложений в инвестиционные проекты по предотвращению последствий стихийных бедствий.

Тем не менее, с учетом этих проблем, нельзя сказать, что у Японии нет возможностей эффективного развития рынка нефтепродуктов. В последние три десятилетия внутренний спрос на нефть в стране снизился, но в то же время возрос спрос на легкие дистилляты (нафту, керосин и бензин). Нефтегазовые компании на рынке Японии, в соответствии с этим трендом, вводят в эксплуатацию дополнительные мощности для роста выпуска легких дистиллятов.

Это находит свое отражение и в энергетической стратегии страны (Стратегия Нового Роста от 2011 г.), которая была пересмотрена после землетрясения 2011 г. Япония не планирует совсем отказаться от ядерной энергетики, но ее доля в будущем снизится. Согласно этой стратегии, к 2030 г. около 40% импорта нефтяного сырья должно быть обеспечено за счет проектов, которые реализуются совместно с энергетическими компаниями Японии (сегодня этот показатель составляет лишь 15%) [8].

В настоящее время наблюдается рост экспорта нефтепродуктов из Японии, который, скорее всего, продолжится и в дальнейшем, если выполнятся следующие условия: стабилизация поставок из стран Ближнего Востока; рост эффективности использования нефтепродуктов; повышение доли газа в структуре энергопотребления; относительная стабилизация сейсмической активности в регионе и укрепление сейсмоустойчивости НПЗ; уменьшение рождаемости и увеличение доли пожилого населения. В связи с развитием экспорта нефтепродуктов в ближайшие годы планируется модернизация некоторых японских НПЗ.

Японией продолжается работа по созданию энергоэффективных технологий. С 2000 г. по настоящее время в развитие «чистых» технологий производства топлива, строительство очистного оборудования. вложено свыше 300 млрд. иен. Постепенно внедряются планы по наращиванию энергосбережения на НПЗ. Среди населения все большую популярность приобретают чистые дизельные, электрические и гибридные автомобили. Проводятся разработки в сфере применения остатков нефтепереработки. Большая надежда возлагается на развитие технологий комбинированного цикла газификации, служащей источником для производства электроэнергии.

В настоящее время наиболее популярным, кроме дизельного топлива и бензина, на рынке Японии является керосин, что объясняется его относительно низкой ценой. В целом, отношение в стране к рынку нефтепродуктов было серьезно пересмотрено. В данном секторе Япония и в перспективе будет лидером в части эффективного использования ресурсов и высокого качества продуктов.

Одной из структурных проблем современной мировой нефтепереработки является постепенная утеря европейскими переработчиками своих позиций ввиду изменений, наблюдающихся в распределении нефтеперерабатывающих мощностей в мире. По мере роста мощностей в Азии и на Ближнем Востоке, нефтепереработчики из Европы оказываются в невыгодной ситуации, поскольку в других регионах сырье дешевеет [3]. Кроме того, имеет место сокращения потребления бензина по причине изменения трендов спроса в мире. Предложение бензина в Европе уменьшается на фоне спада переработки, и трансатлантические поставки уменьшаются.

Сокращение мощностей в Европе оказывает воздействие на цены на нефтепродукты, поскольку вследствие растянутости цепочки поставок растет уязвимость рынка, а внеплановые простои НПЗ оказывают на рынок более существенное влияние, чем прежде. В свою очередь, цены на дизельное топливо в Европе все больше зависят от цен в других регионах. Поэтому нефтепереработка в Европе находится в тупике. В перспективе производителям нефтепродуктов Европы придется уменьшать цены на бензин, чтобы конкурировать с нефтепродуктами из США.

Принципиальное значение для решения проблем современной нефтепереработки призвана сыграть международная производственно-технологическая кооперация нефтегазовых компаний, в том числе российских. Структурные изменения, которые происходят в современной мировой нефтепереработке, а также возникновение новых сильных игроков на рынках сбыта российской продукции, которые для нас считаются традиционными, усложняют конкурентные позиции российских компаний в дальнейшей борьбе за рынки сбыта. Выходом из этой ситуации является ускоренная модернизация российской нефтепереработки для удовлетворения потребностей внутреннего и внешнего рынков в высококачественных нефтепродуктах, обладающих высокой долей добавленной стоимости.

Постепенно в мире продолжаются изменения структуры собственности нефтеперерабатывающих компаний, которые осуществляют деятельность на развитых рынках, и это проявляется в происходящем перераспределении капиталовложений и оптимизации инвестиционных портфелей. Особенно это характерно для стран Азии, которые оказали позитивное воздействие на оживление рынков других стран. Ввиду того, что нефтехранилища, обеспечивающие огромный потенциал в сфере международной торговли, по-прежнему пользуются со стороны покупателей, некоторые компании даже рассматривают возможность переоборудования части НПЗ под хранение [4, C. 2].

Сама функциональная среда мировой нефтепереработки усложняется ввиду нарастания конкуренции со стороны азиатских стран, а также ужесточения экологического законодательства во многих развитых странах мира. В этих условиях МНК и ННК, которые занимаются нефтепереработкой, должны продолжать стратегию, нацеленную на оптимизацию своих активов в нефтепереработке США и страны Европы за счет таких мероприятий, как: реализация непрофильных активов по нефтепереработке; частичная остановка ключевых НПЗ; полная остановка менее сложных в технологическом отношении НПЗ и их переоборудование в нефтехранилища для отсрочки высоких расходов на восстановлении и рекультивацию участков; перенос сроков реализации проектов создания новых и модернизации имеющихся мощностей по переработке; поиск долевых инвесторов для привлечения необходимых финансовых средств.

НПЗ по глубокой переработке нефти в перспективе, с большей вероятностью, будут более привлекательны для различных категорий покупателей, в том числе ННК стран Азии и постсоветского пространства. С другой стороны, интерес к заводам, которые используют простые технологии переработки, будет зависеть от наличия у них возможностей по переоборудованию этих заводов под хранилища нефти. Ввиду того, что в последние годы на продажу был выставлен целый ряд НПЗ, а организационно-экономические условия не обеспечивают рост маржи переработки, то покупатели могут выгодно приобрести эти активы, опираясь на их невысокую текущую оценочную стоимость.

Эксперты ожидают, что в дальнейшем нефтеперерабатывающие компании стран Азии и Ближнего Востока будут искать возможности по расширению рынков сбыта своей продукции в развитых странах, используя при этом и такие преимущества, как больший масштаб производства, более выгодная конфигурация, «мягкое» экологическое законодательство и низкая стоимость сырья [4, C. 11].

Заметим, что решение проблем модернизации нефтепереработки имеет и важный социальный контекст в развитых странах. Так, в США приоритетной целью модернизации нефтепереработки явилось создание новых высокооплачиваемых рабочих мест, что определяет заинтересованность всего населения в осуществлении такой модернизации. В настоящее время ТЭК США в смежных с нефтепереработкой сферах обеспечивает около 9,2 млн. рабочих мест, однако Правительством страны была поставлена амбициозная задача создания 5 млн. новых мест на производстве биотоплива и 10 млн. мест в секторе добычи, переработки и транспортировки тяжелых битуминозных нефтей Канады [2, C. 30]. В этой связи следует добавить, что одним из положений программы Обамы-Байдена [1, C. 13] (энергетической программы США) было увеличение поставок канадской битуминозной нефти на НПЗ.

Библиографическийсписок

  1. Корнеев А.В. Энергетические приоритеты Барака Обамы: возможности и перспективы // Бурение и нефть. – 2009. – № 3.
  2. Левинбук, М. Российская нефтепереработка в ожидании перемен / М. Левинбук, И. Максимов // TheChemicalJournal. – Август 2011. – С. 30-34.
  3. Мищенко В. Международный рынок нефтепродуктов: кризис европейской Нефтепереработки // Национальный нефтегазовый форум. – М., 24 октября 2014 г. – ArgusMediaLtd, 2014.
  4. Обзор сделок в нефтегазовой отрасли в 2012 году. – «Эрнст энд Янг СНГ», 2013.
  5. Key World Energy Statistics 2014. – IEA, 2014. – P. 42-43.
  6. Ministry of Economy, Trade and Industry, Japan -  http://www.meti.go.jp
  7. Ministry of Finance, Japan -  https://www.mof.go.jp
  8. Petroleum Industry in Japan. – Petroleum Association of Japan , 2012.
  9. World Oil Outlook 2014. – Vienna: OPEC, 2014. – P. 8.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516