Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Системная значимость банка: некоторые вопросы методологии

Инновации.Инвестиции | (85) УЭкС, 3/2016 Прочитано: 6922 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Ольга Гурьевна Лебединская , Тимофеев Александр Гурьевич
  • Дата публикации:
    19.04.16
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова

Системная значимость банка: некоторые вопросы методологии

The systemic importance of bank: some questions of methodology

Ольга Гурьевна Лебединская

кандидат экономических наук, доцент кафедры Теории и социально-экономической статистики

Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова

Olga Gurjevna Lebedinskaya PhD, associate professor

Plekhanov Russian University of Economics

e-mail:  Lebedinskaya19@gmail.com, 8-926-461-11-03

Тимофеев Александр Гурьевич

кандидат экономических наук, доцент кафедры Информатики Российский экономический университет им. Г.В. Плеханов

Alexandr Gurjevich Timofeev PhD, associate professor

Plekhanov Russian University of Economics

e-mail: rea101@mail.ru  8-985-147-76-41

Аннотация

Данная статья посвящена вопросам определения места и роли системно-значимых банков в финансировании инновационных проектов государства. В работе показано, что банки с крупными госпакетами акций не всегда ориентируются в своей деятельности на интересы государства. В работе предложен ряд мер, направленных на повышение привлекательности финансирования инновационных проектов со стороны банка

Annotation

This paper refers to the determination of the place and role of systemically important banks in the financing of innovative projects of the state. The paper shows that banks with large state shareholdings are not always based its activities on the state's interests. The paper proposes a series of measures aimed at increasing the attractiveness of financing innovative projects by the bank

Ключевые слова: системно-значимый банк, банковская система; отношения собственности; государственный контроль; государственная собственность; государственное участие в управлении

Keywords: systemically important banks, the banking system, property relations, government control, government ownership, government participation in management

Общеизвестно, что степень системной значимости института определяется удельным весом его вклада в уровень общесистемного риска. Давно стали аксиомами следующие положения:

1. Увеличение подверженности банка воздействию общих для сектора факторов риска повышает его системную значимость.

2. Взаимодействие между различными источниками системного риска увеличивает системную важность кредитно-финансового института (например, из двух банков, имеющих одинаковую вероятность дефолта, для системы более значим тот, который крупнее).

3. Системная значимость банка возрастает большими темпами, чем его удельный вес в банковской системе.

Банк России на основании методики, установленной Указанием Банка России от 22.07.2015 № 3737-У «О методике определения системно значимых кредитных организаций», утвердил Перечень системно значимых кредитных организаций, в который вошли 10 кредитных организаций: АО ЮниКредит Банк; Банк ГПБ (АО); Банк ВТБ (ПАО); АО «АЛЬФА-БАНК»; ПАО Сбербанк; ПАО Банк «ФК Открытие»; ПАО РОСБАНК; ПАО «Промсвязьбанк»; АО «Райффайзенбанк»; АО «Россельхозбанк».

В то же время, говоря о системной значимости ТОП-7 банков и структуре акционерной собственности, нельзя не отметить, что в каждом из них просматривается государственное участие в той или иной форме (табл. 1 и 2).

Таблица 1. - Государственное участие и системная значимость ТОП-7 банков России

Название банка

Показатель системной значимости на 01.01.2015

Форма государственного участия

ПАО «Сбербанк»

1,178

ЦБ РФ – 52,3%

Банк «ГПБ» (АО)

0,209

ОАО «Газпром» - 35%

Банк ВТБ (ПАО)

0,206

Росимущество – 75%

Банк ВТБ 24 (ЗАО)

0,189

ОАО Банк ВТБ

ОАО «Россельхозбанк»

0,167

Федеральное агентство по управлению государственным имуществом – 100%

ОАО «Банк Москвы»*

0,155

Банк ВТБ (ОАО) – 95,52%

* ОАО «Банк Москвы» не является системно-значимым банком

Таблица 2.- Некоторые экономические параметры деятельности банков с государственным участием, октябрь 2013 г.

tl2

Проанализируем существующие методики определения системно-значимого банка.

Для определения системной значимости финансовых организаций все актуальные в настоящее время методики можно условно разбить на две группы: количественные методы и качественные методы. Они, конечно же , соответствуют представлениям теории издержек лежащих в основе бизнеса.[11]

В основе первого подхода лежит анализ таких показателей, как размер, степень заменяемости, степень взаимосвязанности, структура организации, уровень заемных средств («уровень рычага»), несоответствие активов и пассивов по срокам. Однако в условиях кризиса данный перечень МВФ и МБРР рекомендуют дополнять оценкой уровня заемных средств и величиной разрывов ликвидности (разницей активов и пассивов по срокам).

Данный подход имеет один существенный недостаток - он не способен дифференцировать банки по степени их важности. Решение данной проблемы легло в основу количественного подхода, который в свою очередь включает индикаторный подход, сетевой анализ (network analysis) и оценку вклада организации в системный риск.

Индикаторный подход в оценке системно-значимых банков был применен ЕЦБ при анализе банков еврозоны. В результате анализа показателей размера активов, пассивов, кредитного портфеля, доходов и межбанковских активов было сформировано 50 кластеров банков. Первые два кластера можно рассматривать как системно значимые. На них приходится около 90% мировых международных инвестиций и депозитов, а также около 80% мирового ВВП.

Второй метод определения системно значимых финансовых организаций заключается в изучении банковских сетей. В рамках данного подхода можно выделить три направления:

1) эффект "заражения" (Фурфин) [1], в основе которого лежит методология стресс- тестирования. Соответствующий пример приводится в работе Фурфина, в которой автор рассматривает последствия банкротства крупного банка на основе данных по сделкам с федеральными фондами.

2) методология centrality approach (Бек, фонПитер) [2, 3]. В соответствии с данным подходом «центральный» (основной) банк как тот, у которого больше всего ликвидности. С использованием теории Маркова моделируется система платежей на основе канадской системы электронных платежей (Canada’s Large Value Transfer System), а также разрабатывается эмпирическая мера для выявления банка с наибольшим уровнем ликвидности. Данная модель будет работоспособна также для анализа международных банковских центров. Каждый банковский центр (совокупность банков в определенной стране) является узлом сети. Связь с другим узлом определяется финансовыми требованиями к организациям в нем. Для нахождения «центрального» (основного) банковского центра берутся следующие сетевые меры: степень (сколько исходящих и входящих звеньев имеет каждый узел), близость (число звеньев между двумя узлами), промежуточность (частота, с которой узел находится между двумя другими узлами), посредничество (интенсивность связи в терминах объема международных требований) и престиж (важность контрагента).

3) мотод оценки вклада финансовой организации в системный риск (Адриан и Бруннермайер) [4]. В данном случае существуют два направления. В рамках первого сначала оценивается системный риск, который затем распределяется на участников (метод «сверху-вниз», от англ. «top-down»), тогда как в рамках второго изначально оценивается вклад каждой финансовой организации (методология «снизу-вверх», от англ. «bottom-up»).

Данные методики рассматривается в работах многих авторов. Так, метод «сверху-вниз» (Сеговиано и Гудхарт ) по мнению авторов должен быть основан на использовании показателя CoVaR - оценке границы потерь риска всей банковской системы при условии банкротства определенной организации. Предельный вклад организации может быть получен как разница между границей потерь риска банковской системы, рассчитанной при нормальных условиях (VaR), и границе потерь риска, рассчитанной при условии банкротства одной организации. Авторы предлагают оценивать CoVaR с помощью квантильной регрессии. Таким образом, для оценки системной значимости предлагается использовать индекс системного воздействия (SII), который показывает, сколько банков могут стать неплатежеспособными при определенного банка. Однако показатель не учитывает размер банка, что делает анализ неполным,

Делается вывод, что вклад в риск в основном зависит от размера банка, тогда как эффект «заражения» – от корреляции (парная корреляция между банком и всеми остальными банками).

Другой метод в рамках подхода «сверху-вниз» предлагается Тарашевым [5], который рекомендует использовать вектор Шепли (Shapley value), несмотря на то, что его применение более трудоемко (так, если в системе N банков, то необходимо проанализировать 2N подсистемы с точки зрения вклада в риск). При оценке системной значимости банка вектор Шепли может применяться для анализа того, как распределить совокупный риск среди финансовых организаций. И системная важность тогда будет равна вкладу каждого участника в системный риск.

Авторы показали, что такие меры, как размер банка (объем его обязательств по отношению к небанковским кредиторам), объем кредитов и займов на рынке межбанковских услуг, выступают надежными оценками системной значимости. Указанные выше методологии могут использоваться для установления требований к капиталу.[14]

Иная модель представлена в работе Готье и др. Авторы рассматривают компонентный и инкрементный (incremental) VaR, вектор Шепли и CoVaR. Расчеты проводятся для канадской банковской системы по данным шести крупнейших банков, чьи активы составляют 90,3% от совокупных активов в секторе. Основной результат состоит в том, что перераспределение капитала в соответствии с показателями системной значимости уменьшает вероятность совместного дефолта банков. Кроме того, различие в уровне капитала для индивидуального банка может достигать 50% от текущего уровня.

МВФ в своих рекомендациях указывает на два подхода: стандартизованный подход (на основе рейтинговой модели) и подход бюджетирования рисков (risk-budgeting approach).[9] Во врором случае требования к капиталу устанавливаются в зависимости от вклада компании в совокупный системный риск.[10] Надбавка к капиталу рассматривается как функция от предельного вклада в системный риск (например, можно использовать инкрементный VaR) и вероятности дефолта.

Существуют различные предложения по ограничению размеров и спектра деятельности системно значимых финансовых организаций.[13] Важно отметить, что проблема системно значимых финансовых организаций анализируется в основном в контексте развитых стран или мировых рынков.

Библиографическийсписок

1. Furfine C. Interbank Exposures: Quantifying the Risk of Contagion. BIS Working Papers 70. 1999

2. Bech M., Chapman J., Garratt R. Which Bank Is the «Central» Bank? An Application of Markov Theory to the Canadian Large Value Transfer System. Federal Reserve Bank of New York Staff Reports 356. 2008

3. von Peter G. International banking centres: a network perspective. BIS Quarterly Review. 2007

4. Adrian T., Brunnermeier M. CoVaR. Federal Reserve Bank of New York Staff Reports 348. 2010

5. Tarashev N., Borio C., Tsatsaronis K. The systemic importance of financial institutions. BIS Quarterly Review. 2009

6. Gauthier C., Lehar A., Souissi M. Macroprudential Regulation and Systemic Capital Requirements. Bank of Canada Working Paper 4. 2010

7. Лебединская О.Г. Роль системно-значимых банков в развитии инновационной экономики // Управление экономическими системами, 2014 .- № 03

8. Тимофеев А.Г., Лебединская О.Г. Трансформация роли системообразующих предприятий в экономике России. Приоритетные направления развития науки и образования. 2016. № 1 (8). С. 396-398.

9. Тимофеев А.Г. Влияние рейтинговых и прогнозных оценок на изменение геополитического положения государства. Научные труды Вольного экономического общества России. 2010. Т. 143. С. 145-150.

10. Лебединская О.Г., Тимофеев А.Г. Использование методов факторного анализа в оценке результатов деятельности системообразующих предприятий. Научный альманах. 2015. № 12-1 (14). С. 230-234.

11.Тимофеев А.Г., Лебединская О.Г. Истоки и перспектива теории транзакционных издержек. Научные труды Вольного экономического общества России. 2014. Т. 186. № 186. С. 420-431.

12.Лебединская О.Г., Тимофеев А.Г. Повышение роли государственных банков в условиях интенсификации валютных интервенций центрального банка. Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2014. № 12 (72). С. 12.

13.Лебединская О.Г., Тимофеев А.Г. Особенности валютных интервенций ЦБ в условиях санкций. Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2014. № 12 (72). С. 39.

14.Лебединская О.Г., Тимофеев А.Г. Роль отношений собственности в деятельности банков. Инициативы XXI века. 2013. № 1. С. 4-6.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516