Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Факторы, определяющие выбор подхода к оценке интеллектуального капитала

Финансы и кредит | (35) УЭкС, 11/2011 Прочитано: 9557 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Блинов Станислав Сергеевич
  • Дата публикации:
    29.11.11
  • № гос.рег.статьи:
    0421100034/0480
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Пермский филиал Национального Исследовательского Университета Высшая Школа Экономики

Факторы, определяющие выбор подхода к оценке интеллектуального капитала

Блинов Станислав Сергеевич

Преподаватель кафедры финансового менеджмента

Пермский филиал Национального Исследовательского Университета Высшая Школа Экономики

e-mail: blinovss.hse@gmail.com

Аннотация: сегодня существует множество теоретических моделей оценки интеллектуального капитала. Однако, на практике при организации системы оценки интеллектуального капитала в компании, круг данных моделей может быть сужен и сгруппирован по трем подходам: бухгалтерский, стоимостной и интегрированный. Принимая во внимание, что каждый из подходов формирует свой набор показателей, характеризующих интеллектуальный капитал, возникает необходимость в идентификации факторов, определяющих выбор того или иного подхода.

Abstract: today there are many theoretical models for assessing intellectual capital. In practice, however, when we organize the evaluation system of intellectual capital in the company, the range of these models can be narrowed and grouped into three approaches: accounting approach, value-based approach and integrated approach. Taking into account, that each approach heads its own set of intellectual capital indicators, there is necessity to identify the factors determining the choice of approach.

Ключевые слова: бухгалтерский подход, стоимостной подход, интегрированный подход, система сбалансированных показателей, экономическое поведение, жизненный цикл, корпоративное управление

Keywords: accounting approach, value-based approach and integrated approach, balanced scorecard, economic behavior, life-cycle, corporate governance

Введение

Сегодня, все больше компаний ориентируется на интеллектуальный капитал, как источник создания и поддержания стоимости. По словам Питера Друкера, традиционные ресурсы, такие как земля, труд, капитал вовсе не исчезли, они стали вторичными по отношению к интеллектуальному капиталу (Drucker, 1993). Соответственно, актуальность данного ресурса для компании обосновывает значительное число исследований, реализованных в данном направлении. Их результатом явилось создание множества теоретических моделей оценки и управления интеллектуального капитала. Однако, на практике при организации системы оценки интеллектуального капитала в компании, круг данных моделей может быть сужен и сгруппирован по трем подходам: бухгалтерский, стоимостной и интегрированный, каждый из которых имеет свою специфику.

Подходы к оценке интеллектуального капитала 

Бухгалтерский подход представляет собой совокупность методов учета активов, построенных по принципу начисления. В большинстве своем, в рамках данного подхода стоимость интеллектуального капитала определяется исходя из затрат на его создание, воспроизведение, поддержание или приобретение (Гапоненко, 2008). В свою очередь, стоимостной подход возник как результат множественной критики, направленной в сторону принципов и данных из бухгалтерской отчетности, которые не учитывают временную стоимость денег, имеют слабую связь с рынком и направлены на текущие результаты деятельности, нежели чем на долгосрочные стратегические показатели. Исходя из этого, необходима была новая парадигма менеджмента, которая выступала бы основой для построения новых показателей деятельности. За основу была взята концепция остаточной прибыли Альфреда Маршалла, который предположил, что фирма будет успешна только в том случае, если сможет обеспечить выгоды инвесторам большие, чем они требует от фирмы, взамен на предоставленные фонды (Marshall, 1890). Соответственно, интересы инвесторов ставятся во главу системы управления компанией, а максимизация ее стоимости выступает в качестве основной монетарной цели. Если соединить данный подход с концепций интеллектуального капитала, то мы можем увидеть, что стоимостные показатели, такие как SVA, EVA, EP и CFROI, выступают скорее в качестве индикаторов наличия у компании интеллектуального капитала, нежели как прямые измерители его совокупной стоимости. Однако, данный подход при всех своих достоинствах имеет ряд минусов, а именно ориентация сугубо на финансовые ресурсы, предоставленные долевыми и долговыми инвесторами, как единственные источники роста стоимости компании. Одним из вариантов решения явился так называемый интегрированный подход или система сбалансированных показателей, которая объединяет в себе показатели, свидетельствующие о размере и наличии интеллектуального капитала с драйверами финансового и нефинансового характера, определяющими благосостояние фирмы (Kaplan and Norton, 2000).

При этом, важно понимать, что набор данных драйверов зависит от той системы оценки интеллектуального капитала, которая принята на предприятии. Соответственно, становится логичным рассмотреть факторы, которые определяют выбор того или иного подхода к организации оценке интеллектуального капитала на предприятии, к числу которых относится характер экономического поведения фирмы, жизненный цикл компании и тип системы корпоративного управления, которые в совокупности позволяют идентифицировать набор показателей интеллектуального капитала.

Экономическое поведение фирмы

Экономическое поведение фирм представляет собой функцию от экономического поведения ресурсов, которые они используют. Если фирмы включает в свой процесс функционирования ресурсы с одинаковым экономическим поведением, то экономическое поведение фирмы будет очевидным и четко распознаваемым. Поскольку существует три типа экономической предельной отдачи – убывающая, возрастающая и сетевая – нам могут три типа экономического поведения: цепочка создания ценности, мастерская создания ценности и сеть создания ценности (Руус, 2007).

В традиционной портеровской цепочке создания ценности (value chain) конечный продукт или услуга, включает в себя все, что создает ценность для клиента. Операции, выполняемые рамках цепочки создания ценности, носят последовательный и линейный характер; весь процесс в целом имеет четкое начало и конец. Данный тип создания ценности полагается на стандартизованные процессы, повторение (экономия от обучения) и массовое производство (экономия от масштаба), т.е. на структурный капитал (Руус, 2007). Таким образом, ресурсы, составляющие основу конкурентного преимущества в организациях такого типа, изначально имеют возрастающую предельную отдачу и только начиная с определенной стадии будут демонстрировать убывающую предельную отдачу. Исходя из этого, становится возможным предположить, что компании, характеризуемые данным типом экономического поведения, в качестве системы оценки интеллектуального капитала используют традиционный бухгалтерский подход. Данное высказывание строится на идентичности базовых характеристик структурного капитала и бухгалтерской системы учета интеллектуального капитала. Первый предполагает унификацию процедур, не зависящих от индивида и принадлежащих компании. Второй также имеет по собой стандартизованные процедуры (например процессы постановки, ведения и автоматизации бухгалтерского учета), которые подпадают под те или иные стандарты ведения отчетности (РСБУ и МСФО) и не теряют своей ценности при уходе из компании ответственного за них лица. При этом важно понимать, что человеческие ресурсы также играют важную роль, однако не всегда определяющую для формирования конкурентного преимущества в подобных организациях.

Эта логика естественным образом создает стремление к экономической эффективности, а следовательно основные усилия направлены на снижение транзакционных издержек, связанных с эффективностью. Классическими представителями данной категории являются производственные компании. В случае если предприятия данной категории терпят крах, причиной тому служит вовсе не то, что они неэффективны, а то, что они нерезультативны, т.е. очень дешево производят никому не нужные товары (Руус, 2007). Это означает, что компания может действовать эффективно, однако продукт, который она производит не удовлетворяет базовые потребности клиента. Соответственно, проблема в данном случае кроется в неправильной идентификации желаний клиента, что ведет к ошибочной формулировке миссии и соответствующих ей стратегий Зачастую, такая организация воспринимает симптомы низкой результативности как признаки неэффективности и решает данную проблему методами борьбы с неэффективностью (например через снижение издержек), тем самым усугубляя изначальную проблему.

В свою очередь в рамках мастерской создания ценности фирма уделяет основное внимание решению тех проблем клиента, прийти к которым он пока не смог. В отличие от цепочки создания ценности, ценность данной логики заключается не столько в самом решении, т.е. в результате, сколько в отдельных людях, которые предложили данное решение и в том, как они до него додумались (Руус, 2007). Соответственно, наибольшую роль в рамках мастерской создания ценности играет человеческий капитал. Операции, выполняемые в соответствие с этой логикой, последовательны и зациклены. Общий процесс не обязательно имеет начало и конец. Данный тип создания ценности полагается на способность постоянно перекомпоновывать существующий портфель ресурсов для решения совершенно новых проблем (экономия от совмещения). Таким образом, ресурсы, составляющие основу конкурентного преимущества в организациях такого типа, должны начиная с определенной стадии демонстрировать растущую предельную отдачу (Руус, 2007). Соответственно, денежно-материальные ресурсы никогда не смогут стать базисом для формирования конкурентного преимущества в организациях, следующих данному типу экономического поведения. Вышеприведенные высказывания позволяют нам предположить, что фирмам с данным типом экономического поведения наиболее близок стоимостной подход. Это связано с тем, что наряду с поиском адекватных инструментов оценки эффективности компании, одной из объективных предпосылок развития стоимостного подхода была разработка критериев успешности деятельности топ-менеджмента. Соответственно, величина стоимостных показателей стала платформой для формирования бонусных программ топ-мененджмента. Это означает, что значение показателей стоимостного подхода отражает качество управленческих решений и компетенций персонала, т.е. человеческого капитала компании.

В целом, данная логика естественным образом стремится к результативности, а следовательно, основные усилия направлены на попытку снизить координационные издержки, связанные с результативностью. Примером фирм, характеризующихся данным типом экономического поведения, являются представители консалтинга (юридические фирмы, оценочные компании, научно-исследовательские предприятия).

При этом, большинство данных фирм становятся банкротами не по причине того, что они не результативны, а вследствие их неэффективности, т.е. они решают важную задачу дорогостоящими средствами, что имеет свои результатом относительно высокую цену, которую клиент себе позволить не в состоянии. Это означает, что компания четко идентифицировала потребности клиента, однако неправильно выбрала инструментарий для их удовлетворения. Такая организация часто воспринимает симптомы неэффективности как признаки нерезультативности, а следовательно решает проблему неэффективности методами борьбы с нерезультативностью (все больше совершенствуя процесс нахождения решений, тем самым удорожая его), что углубляет изначальную проблему.

Наряду с этим, в основе сети создания ценности (value chain) лежит налаживание связей между людьми или организациями, которые хотят быть временно взаимозависимыми, в целом оставаясь независимыми. Формирование возможности такого взаимодействия составляет основу создания ценности (Руус, 2007).

Операции, осуществляемые сетевой организацией параллельны и нелинейны; весь процесс не имеет явного начала или конца, а связи между разными операциями почти случайны. Этот тип создания ценности опирается на удержание сетевых экономических ресурсов в точке предельной отдачи. Кроме того, достижение данной фокальной точки становится возможным благодаря взаимодействию компонент интеллектуального капитала (Руус, 2007). При этом, они должны действовать согласованно, т.е. находится в рамках определенной системы, которая координирует эффекты от их использования и устанавливает связи между ними.  Данная характеристика присуща ССП, что позволяет сделать нам предположение, что компании с данным типом экономического поведения используют именно ее в качестве системы оценки интеллектуального капитала. Таким образом, ресурсы, формирующие базис конкурентного преимущества в организациях данного типа, должны демонстрировать сетевое экономическое поведение. В силу этого, только отношенческий и структурный капитал могут служить основой для создания конкурентного преимущества. Внутренним двигателем этой логики не является стремление к эффективности или результативности. Это наиболее сложный вид организации, в рамках которого возрастает вероятность неправильно идентифицировать потребности клиента и в тоже время выбрать неадекватные для их удовлетворения инструменты. Подобрать примеры данному типу достаточно сложно, к их числу однозначно можно отнести банки, которые служат каналом между лицами, у которых есть деньги и теми, у кого их нет. В принципе можно назвать также компании-разработчики, программного обеспечения и социальные сети, залогом успеха которых является максимальное число пользователей в сети.

Жизненный цикл компании

Жизненный цикл имеет так называемый «циклический статус», имеющим под собой этапы, повторяющиеся в определенной последовательности (Anthony and Ramesh, 1992; Black, 1998). Если говорить в целом, то благодаря таким факторам, как резкое развитие технологий, сокращение жизненного цикла продукта и растущая интернализация производства и продаж, предприятия сталкиваются с небывалой ранее конкуренцией (Rink and Swan, 1979; Balkin and Gomez-Mejia, 1984). При этом, в последнее время в ряде научных работ активно стали использовать теорию жизненного цикла при исследовании роли интеллектуального капитала в формировании результатов деятельности на определенной стадии  развития компании (Beldona et al., 1997; Robinson, 1998). Результаты исследований позволяют говорить о том, что жизненный цикл в контексте интеллектуального капитала играет важную роль при определении системы учета неосязаемых активов, гармонично отражая стадии перехода от одной системы к другой. Существует огромное количество разных по количеству этапов моделей жизненного цикла, которые ориентированы на поиск разнообразных характеристик компании для описания ее организационного развития.

Корпоративные модели жизненного цикла стали применяться в рамках исследований организаций начиная с 1960-х годов. Разработчики моделей едины в том мнении, что по мере перехода от одной стадии к другой, изменяется стратегия и структура фирмы (Chandler, 1962). При этом, разработанные ими организационные модели жизненного цикла широко варьируются по ряду особенностей, в том числе и по фактическому количеству этапов (Jawahar and McLaughlin, 2001). Пожалуй, наиболее широко используемой моделью является та, которую представили Миллер и Фриесен (1980, 1984). Она содержит в себе пять стадий: рождение, рост, зрелость, возрождение или спад.

Обращая внимание на интеллектуальный капитал в контексте жизненного цикла, логично предположить, что на стадии рождения наибольшую роль играет человеческий капитал, поскольку здесь важна степень креативности идеи, при этом в рамках данной стадии не идет речь о какой-либо форме системы учета интеллектуального капитала. Иными словами, все осознают, что неосязаемые активы есть (если идея коммерциализуема), но они не имеют достаточно ресурсов для постановки  системы учета интеллектуального капитала хотя бы на принципах бухгалтерского подхода. С переходом на стадию роста процессы усложняются, накапливаются знания и ресурсы, что обеспечивает потребность в становлении бухгалтерской модели интеллектуального капитала (Moores and Yuen, 2001).

По мере ускорения  темпов развития в рамках стадии роста осознается недостаточность учетных показателей бухгалтерской модели, что предопределяет переход к стоимостным показателям, которые свидетельствуют о наличии интеллектуального капитала и могут служить сигналом для осуществления оперативных действий стратегического характера. В ходе приближения к стадии зрелости, бизнес-процессы усложняются, что создает необходимость в создании сбалансированной системы показателей (Foster and Kaplan, 2000). По мере изменения внешней и внутренней среды компании наступает момент времени, когда сбалансированная система показателей перестает соответствовать  потребностям обеих сред. Тогда предпринимаются следующие меры:

  • частичная корректировка элементов системы – когда на одном из уровней происходит изменение, при этом не затрагивая основные целевые показатели и сохраняя базовые взаимосвязи текущей системы
  • тотальная перестройка и последующая переориентация текущей системы сбалансированных показателей – происходит переосмысление цели, задаются новые показатели реализации намерений, выстраиваются иные взаимосвязи между различными уровнями.

Если данные меры будут успешны, то компания выйдет на стадию возрождения, в противном случае последует спад. Для большей наглядности приведем схему, отражающую зависимость выбора системы учета интеллектуального капитала от стадии жизненного цикла:

b1

 

Рис.1. Взаимосвязь системы оценки интеллектуального капитала и стадии жизненного цикла компании.

Тип корпоративного управления

Доминирование агентской парадигмы в рамках корпоративного управления привело к превалированию среди функций совета директоров таких, как контроль и мониторинг интересов управленцев и собственников (Ивашковская, 2009). Можно отметить, что в нынешней ситуации существует множество способов поиска баланса интересов. Например, в рамках англо-американской модели ключевыми аспектами являются проблемы формирования совета директоров, определения набора его функций и рычагов управления, среди которых в том числе являются системы оценки интеллектуального капитала предприятия. При этом, стоит отметить, что исходя из данной модели, совет директоров выступает в роли органа, в большей степени контролирующего деятельность менеджмента, нежели балансирующего интересы заинтересованных сторон. Соответственно, исходя из контролирующего характера деятельности совета директоров, формировался инструментарий, выдвигающий на передний план функцию мониторинга и контроля, а на задний – баланс интересов сторон. С данной позиции среди систем оценки интеллектуального капитала будут доминировать бухгалтерский и стоимостной подход, призванные отслеживать изменения и результаты в ключевых зонах ответственности фирмы, а не устранять возможны дисбаланс между ними. Предполагается, что данные подходы призваны своевременно идентифицировать сигналы негативного характера о результатах деятельности топ-менендмента, которые отражаются в группе показателей фирмы, составленных не только по принципу начислений, но и также носящих стоимостной характер.

Интерес к балансирующей функции в наибольшей степени проявился в 90-ых гг. ХХ века был проявлен в ряде докладов, в рамках которых отмечалось существенное доминирование власти в пользу менеджмента (Cadbury, 1993). В качестве решения данной проблемы было предложено привлечение независимых директоров в совете, что в свою очередь помимо попытки создать противовес власти топ-менеджмента, превозносило актуальность интеллектуального капитала компании с позиции создания сбалансированной системы управления в фирме, где существенную роль должны играть стейкхолдеры (Ивашковская, Константинов, 2002). Инструментарием для реализации данной системы управления была разработанная Нортоном и Капланом система сбалансированных показателей (Kaplan and Norton, 2000).

В рамках данного подхода исследователи изучали качество управления компанией через показатели структуры совета директоров, числа независимых директоров, внутреннего распределения функций и т.д. (Larcker, Richardson, Tuna, 2005). Данные показатели по сути являются достаточно сложной комбинацией индикаторов, олицетворяющих следующие компоненты интеллектуального капитала:

  • Возможность привлечения независимых директоров говорит о степени развитости связей с внешней средой компании, иными словами об отношенческом капитале компании
  • Привлеченные независимые директора обладают рядом компетенций, которые отсутствуют у других работников компаний, что позволяет говорить о заинтересованности компании в повышении стоимости ее человеческого капитала
  • Взаимодействие независимых директоров, определение их функций, роли в совете директоров и его структуре в целом определяется рядом бизнес-процессов, которые должны быть направлены на увеличение эффективности деятельности управляющего органа, что косвенным образом положительно влияет на стоимость бизнеса. Данные бизнес-процессы формализуются и в дальнейшем принадлежат фирме, что говорит о наличии у нее организационного капитала, который формируется по мере выстраивания или перестраивания организационной структуры фирмы

Кроме того, можно отметить, что система сбалансированных интересов, зависит от внешней среды, причем не столько от ее конъюнктуры, сколько от институциональных аспектов ее функционирования, которые определяют набор механизмов ее регулирования (показатели) и правила, по которым они функционируют внутри системы. При этом роль институциональной среды приблизительно можно представить через так называемый принцип социального взаимодействия, когда стейкхолдеры компании имеют право участвовать в процессах жизнедеятельности фирмы (Ивашковская, 2009). Как показывает немецкая модель управления, данным правом могут пользоваться такие стейкхолдеры как профсоюзы трудовых коллективов. Кроме того, на практике зачастую встречаются ситуации, когда помимо трудовых коллективов и независимых экспертов, в структуру совета директоров включают представителей поставщиков и потребителей. Однако, данные меры в основном направлены на минимизацию возможных потерь, которые будут возникать в силу агентского конфликта между внешней и внутренней средой компании. Подобное обстоятельство говорит о том, что система сбалансированных интересов, изначально направленная на установление баланса между заинтересованными сторонами, в итоге оказывается заключенной в рамки агентской парадигмы, инструментарий которой носит контрольный/мониторинговый характер.

Соответственно, указанные типы корпоративного управления, стоит трактовать как узкие или ограниченные. Последнее означает, что управляющий орган обозначает стратегические ориентиры и устанавливает границы полномочий менеджмента, при этом концентрируясь сугубо на системе контроля и создания противовесов потенциальным выгодам от поддержания агентского конфликта, нежели на эффективности решений. Подобное обстоятельство обуславливает необходимость изменения существующих типов корпоративного управления, что в конечном счете формирует предпосылки к совершенствованию систем оценки интеллектуального капитала на предприятии, как одного из инструментов корпоративных систем управления.

Выводы

На сегодняшний момент на практике оценка интеллектуального капитала на предприятиях разделяется на три подхода: бухгалтерский подход, стоимостной подход и интегрированный подход, представленный в виде системы сбалансированных показателей. В ходе исследования, автором были выделены три фундаментальных фактора, определяющих выбор подхода к организации оценки интеллектуального капитала на предприятиях, а именно характер экономического поведения, стадия жизненного цикла и тип корпоративного управления. Первый позволяет выявить – какой компонент интеллектуального капитала играет наиболее существенную роль в создании стоимости фирмы, что определяет специфику множества показателей, характеризующих интеллектуальный капитал. В свою очередь, это формирует предпосылки для внедрения соответствующего подхода. Наряду с этим, второй фактор дает возможность выбрать тот или иной подход, идентифицируя среди множества показателей набор тех индикаторов, которые играют наиболее существенную роль на определенной стадии жизненного цикла. И наконец, третий фактор, который влияет на выбор соответствующего подхода к оценке интеллектуального капитала на предприятиях, руководствуясь тем, какую функцию будут играть показатели (контрольную или балансирующую) в рамках соответствующей системы корпоративного управления компанией.

Наряду с этим, при анализе типа корпоративного управления как фактора выбора подхода к организации оценки интеллектуального капитала, были выявлены предпосылки для его совершенствования. К числу последних можно отнести специфику развивающихся рынков, в рамках которых неустойчивая внешняя среда является фактором, препятствующим успешному функционированию сбалансированной системы показателей. Решением данной проблемы может служить стратегически ориентированная система, чья адаптационная функция встроена в процесс разработки эффективных решений, когда помимо активного участия совета директоров существенную роль в управлении играют стейкхолдеры (Ивашковская, Константинов, 2002). Однако данная система является лишь теоретической платформой для эффективного корпоративного управления. При этом не рассматривается специфика ведения бизнеса, в частности в России, где для достижения эффективности выбирают наиболее простой путь, а именно концентрация собственного капитала, обеспечивающая частичное устранение агентского конфликта (Ивашковская, 2009). Соответственно, для оценки эффективности работы компании и ее менеджмента необходим показатель, который отражал бы факт наличия интеллектуального капитала и представлял бы интерес для собственника. Данным индикатором может послужить результирующий показатель модели EBO, который ранее использовался в основном для прогнозирования рыночной стоимости акций (Lee, 1996). Тем не менее, анализ предпосылок данной модели и алгоритма расчета результирующего показателя, позволил нам сделать предположение о валидности использования модели EBO для оценки интеллектуального капитал. Подобное обстоятельство обуславливает возможность применения итогового показателя модели в качестве стратегического ориентира для разработки системы сбалансированных показателей, характеризующих интеллектуальный капитал компании. Подобная система отчасти реализована в рамках концепции стратегических карт Нортона и Каплана, которая, с одной стороны, согласуется с моделями оценки интеллектуального капитала, а с другой – является практическим приближением к реализации стратегически ориентированного подхода к системе управления (Norton and Kaplan, 2004).

Список литературы 

  1. Гапоненко А.Л. Управление знаниями. Как превратить знания в капитал. М.: Эксмо. 2008. 400 С.
  2. Ивашковская И.В. Моделирование стоимости компании: Стратегическая ответственность советов директоров. М.: Инфра-М. 2009. 429 С.
  3. Ивашковская И.В., Константинов Г.Н. (2002), Баланс интересов и стратегия компании, №1, 17 – 21
  4. Руус Й., Пайк С., Фернстрём Л. Интеллектуальный капитал: практика управления. СПб: Изд-во «Высшая школа менеджмента». 2008. 436 С.
  5. Anthony, J.H. and Ramesh, K. (1992), Association between accounting performance measures and stock prices: a test of the life-cycle hypothesis, Journal of Accounting and Economics, Vol. 15,  203-27
  6. Balkin, D.B. and Gomez-Mejia, L.R. (1984), Determinants of R&D compensation strategies in the high tech industry, Personnel Psychology, Vol. 37, 635-50.
  7. Beldona, S.R., Chaganti, M., Habib, M. and Inkpen, A.C. (1997), Industry variety, life-cycle stages, and performance: a dynamic perspective, Competitive Intelligence Review, Vol. 8, 65-74
  8. Black, E.L. (1998), Life-cycle impacts on the incremental value-relevance of earnings and cash flow measures, Journal of Financial Statement Analysis, Vol. 4, 40-57
  9. Cadbury, A. (1993), Highlights of The Proposal of the Committee on Financial Aspects of Corporate Governance, Oxford, Clarendon Press.
  10. Chandler, A.D. (1962), Strategy and Structure. MIT Press, Cambridge, MA.
  11. Drucker, P. (1993), Post-Capitalist Society. New York: HarperBusiness.
  12. Foster, R., Kaplan, S. (2000), Creative Destruction - Why Companies That Are Built to Last Underperform the Market – and How to Successfully Transform Them. Doubleday.
  13. Jawahar, I.M., McLaughlin, G.L. (2001), Toward a descriptive stakeholder theory: an organizational life cycle approach. Acad. Manage. Rev. 26 (3), 397–414
  14. Kaplan, R. and Norton D. (2000), The Strategy Focused Organization: How Balanced Scorecard Companies Thrive in the New Business Environment, Harvard Business School Press, Boston, MA
  15. Kaplan, R. and Norton D. (2004), Strategy Maps: Converting Intangible Assets into Tangible Outcomes, Harvard Business School Press, Boston, MA
  16. Larcker D.F., Richardson S.A., Tuna A.I. (2005), How Important is Corporate Governance?, Philadelphia, PA: University of Pennsylvania
  17. Lee, C. (1996), Measuring wealth, CA Magazine, 129(April), 32-37
  18. Marshall, A. (1890), Principles of Economics, New York: MacMillan & Co., Vol. 1, 142
  19. Miller, D., Friesen, P.H. (1980), Momentum and revolution in organizational adaptation. Acad. Manage. J. 23, 591-
  20. Miller, D., Friesen, P.H. (1984), A longitudinal study of the corporate life cycle. Manage. Sci. 30, 1161-1183.
  21. Moores, K., Yuen, S. (2001), Management accounting systems and organizational configuration: a life-cycle perspective. Acc.Organ. Soc. 26 (4-5), 351-389.
  22. Rink, D.R. and Swan, J.E. (1979), Product life-cycle research: a literature review, Journal of Business Research, Vol. 30, 219-47
  23. Robinson, K.C. (1998), An examination of the influence of industry structure on eight alternative measures of new venture performance for high potential independent new ventures, Journal of Business Venturing, Vol. 15, 165-87

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516