Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Туристско-рекреационный кластер в региональной экономике

Региональная экономика | (33) УЭкС, 9/2011 Прочитано: 16847 раз
(2 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Муратова Людмила Ивановна
  • Дата публикации:
    03.09.11
  • № гос.рег.статьи:
    0421100034/0289

туристско- Рекреационный  кластер в региональной экономике

Муратова Людмила Ивановна,

доктор экономических наук, профессор

Аннотация

В статье рассматриваются вопросы сущности кластеров, приводится уточненное понятие. По материалам муниципальных образований Кабардино-Балкарской Республики осуществляется их ситуационно-трансформационный анализ с выделением и прогнозированием развития туристско-рекреационного кластера.

Ключевые слова

Кластер, регион, муниципальное образование, туризм и рекреация, анализ, прогнозирование, экономика, динамика, закономерности развития.

Значимость социальной ориентации и необходимости направленности экономики Российской Федерации на повышение уровня жизни населения страны является важным императивом последовательной государственной политики, определяющей стратегический вектор соответствующего развития регионов [4]. 

Конструкцию региональной экономики, прежде всего, составляют субъекты хозяйствования, территориально-отраслевые комплексы и муниципальные образования, эффективное и устойчивое функционирование которых во многом определяет возможности экономического роста, продовольственной независимости и экономической безопасности страны. 

Анализ современной ситуации и состояния субъектов хозяйствования и территориально-отраслевых комплексов региональных экономик позволяет сделать вывод о наличии негативных тенденций, связанных с посткризисным периодом развития, снижением, во многих случаях, устойчивости производства, низким технико-технологическом уровнем и недостаточной конкурентоспособностью производимых товаров и услуг. 

Во многом это обусловлено отсутствием эффективной системы стратегического управления на всех уровнях региональных и национальной экономик. Государственные рычаги, важными функциями которых является регулирование, координация и поддержка предпринимательского сектора экономики, должным образом не действуют. В итоге, предприятия, функционирующие в условиях неопределенности внешней среды, не в состоянии формировать адаптационный потенциал, разрабатывать и реализовывать оптимальную стратегию развития. 

В связи с этим, формирование новых подходов к устойчивому развитию регионов, начиная с муниципальных образований, должно базироваться на стратегическом предвидении, нацеленном на расширенное инновационное воспроизводство, повышение производительности труда, снижение энергоёмкости продукции, более полное удовлетворение общественных потребностей. 

Развитие общественного производства осуществляется в рамках функционирования и взаимодействия субъектов хозяйствования, при определённой последовательности в выборе приоритетов, специализации и концентрации, кооперации и интеграции, дифференциации и диверсификации экономической деятельности, как отраслевой, так и территориальной [1].

В современных условиях значимыми движущими силами развития являются кооперация, как сотрудничество экономических агентов, с закономерным переходом, во многих случаях, к формированию интегрированных систем, объединяющих ранее разрозненные элементы, которые в этих случаях начинают функционировать совместно в едином целом.

Регионализация экономики, усиление роли территориального подхода обусловили существование того факта, что развитие интеграционных процессов последовательно привело к появлению и научному обобщению, в начале 90-х годов прошлого века, производственно-инновационных кластеров с их последовательным движением к более прогрессивным формам.

По мнению основоположника феномена кластеров Майкла Портера, под кластером понимается «группа географических соседствующих взаимосвя-занных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определённой сфере, характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга»  [5].

Начиная с основоположника, в экономической литературе, прежде всего, выделялась производственно-технологическая (в основном, промышленная) кластеризация, при которой зональная составляющая осуществляемых территориально-интеграционных процессов выступает, как  в роли условия, так и фундаментального фактора развития.

Исследуя эти проблемы, Дворциным М.Д. предложена специальная научная дисциплина «технодинамика», определяющая закономерности эволюции и изменения масштабных производительных систем, включающих институты образования, промышленности и науки в виде кластерных структур [2].

В процессе дальнейшего познания проблемы и развития форм экономической кластеризации, многими исследователями выделяются различные существенные признаки кластеров, определяющие ключевые характеристики их функционирования, расширяется пространство реального применения кластерного подхода:

- главными признаками формирования и функционирования кластеров являются сосредоточение деятельности определённого, того или иного, типа субъектов хозяйствования с  их локализацией на конкретной территории, в рамках которой создаются добавленная стоимость и конечный продукт;

- экономическая деятельность кластера характеризуется высоким уровнем развития профилирующего сектора, с ярко выраженной конкурентоспособностью, как минимум, на национальном уровне, со стратегическим переходом – к  мировой;

- в системе экономических агентов кластерного образования чётко, в рамках профилирующего вида деятельности, выделяются один или несколько лидеров, определяющих доминирующую направленность хозяйственной, инновационной и иных стратегий развития;

- в качестве обязательного условия экономической кластеризации выступает инновационная составляющая, с позиций получения и использования новых знаний, применения новационных технологий;

- наряду с профилирующими субъектами хозяйствования, в каждом кластере присутствуют и выделяются инфраструктурные сектора обеспечения и обслуживания, как базисной деятельности, так и потребностей рынка;

- в кластерных образованиях осуществляются устойчивые взаимо-функциональные связи и отношения в вертикальных и горизонтальных цепочках «производитель-переработчик», «поставщик-потребитель», «смежных организационно-управленческих и технико-технологических решений»;

- как правило, в кластерах наблюдаются взаимодополняемость и стратегическая координация взаимодействующих структурных элементов, с позиций осуществления производственных программ, инновационной деятель-ности, систем управления с контролем качества товаров и услуг;

- в организационном плане кластер функционирует в системе четырёх блоков субъектов хозяйствования: функционально взаимосвязанных, с общим профилем деятельности, лидеров; конкурентоспособных и экспортно-направленных  производителей доминантных товаров и услуг; поставщиков комплектующих и услуг для профильного сектора; социально-экономической инфраструктуры, во многом определяющей благоприятный бизнес-климат кластерного образования.

Именно такой подход во многом обеспечивает конкурентоспособность лидерских субъектов хозяйствования, в связи с чем, организационно-производственная структура и специфика функционирования кластера существенно отличаются и от холдингов, и от ассоциаций фирм, и от технопарков и бизнес-инкубаторов, и от научно-производственных объединений, и от территориально-производственных комплексов.

В кластерных образованиях могут быть элементы всех этих традиционных кооперированных или интегрированных экономических систем, однако, их сущность, сочетание, механизм функционирования являются отличными от других структур, чем определяется уникальность формирования и деятельности кластеров.

В итоге, с понятийных позиций, наряду с классическим определением Майкла Портера, в современной экономической литературе наблюдаются несколько иные подходы, разнящиеся по принципиальным признакам формирования кластеров.

В свободной энциклопедии «Википедия» под кластером в экономике понимается «сконцентрированная на некоторой территории группа взаимосвязанных компаний: поставщиков оборудования, комплектующих и специализированных услуг; инфраструктуры; научно-исследовательских институтов; ВУЗов и других организаций, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом» [10].

Важными в этом подходе являются признаки территориальности, взаимосвязи и взаимодополняемости, влияния на конкурентоспособность. Вместе с тем, инфраструктура и разнообразные поставщики – это, по сути, одно и то же. Кроме того, в приведенном понятии нет главного элемента, то есть, профилирующих компаний, определяющих «лицо» кластера.

В интересном подходе Е. Е. Румянцевой кластером является «группа взаимосвязанных между собой конкурентоспособных отраслей, как правило, объединённых ещё и по географическому признаку». Однако, приводимые далее автором примеры кластерных образований чётко сориентированы на территориальную общность [7].

Нельзя согласиться с автором и о взаимосвязи, в рамках кластеров, конкурентоспособных отраслей, отраслью экономики является  совокупность всех производственных единиц, осуществляющих определённый вид производственной деятельности. Что, в кластер входят все хозяйствующие в стране субъекты профильной деятельности?

Да, в любой кластер, наряду с базисными компаниями, действующими в одной сфере, входят поставщики товаров и услуг, организации сбытовой сети и социальной инфраструктуры. Однако, не все из них являются конкурентоспособными отраслями, о которых идёт речь в понятии, предложенном Е.Е. Румянцевой.

Интересный подход к пониманию сущности кластера содержится в «Стратегии развития Кабардино-Балкарской Республики до 2030 года», в которой подчёркивается, что «это группа географически соседствующих и функционально взаимосвязанных компаний, характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга; успешных фирм, которые производят продукты, товары и услуги; поставщиков, которые существуют в регионе. Все они функционируют самостоятельно, но в условиях благоприятного бизнес-климата начинается их взаимодействие, в результате которого возникает синергетический эффект».

Важными в этом понимании являются указания о функциональной взаимосвязи, общности деятельности и взаимодополняемости, структуре, самостоятельности хозяйствующих субъектов кластера, в условиях благоприятного бизнес-климата, получении дополнительного эффекта от совместной деятельности.

В современных условиях функционирования национальной экономики Российской Федерации значимость и необходимость формирования кластеров определяется рядом специфических обстоятельств. Во-первых, значительная часть материально-технической базы, как реального, так и сервисного секторов экономики физически и морально устарели.

Соответственно, во-вторых, в стране усугубляется процесс технологического отставания, которое затрудняет создание и производство наукоёмкой продукции. В-третьих, наблюдающаяся экспортно-сырьевая направленность хозяйственной деятельности основных отраслей не отвечает стратегическим запросам развития.

В-четвёртых, крайне высокая энергоёмкость и очень низкая производительность труда в подавляющем большинстве субъектов хозяйствования во многом определяют недостаточную  конкурентоспособность производимых товаров и услуг на мировом, да и внутреннем рынках.

В мировой практике существуют и функционируют различные формы кластерных образований, среди которых, прежде всего, выделяются вертикально-кооперированные производственные цепочки типа «поставщики-производители-сбытовой сектор-потребители», интегрированные экономичес-кие системы с позиций нефтегазохимии, агропромышленной и курортно-рекреационной деятельности, а также наукоёмкие инновационные структуры – в области биотехнологий, информационно-коммуникационной сферы и др.

В Российской Федерации перечень кластеров, наряду с нефтехимичес-кими и агропромышленными, по существу, определяется автомобильными (Самарская и Ленинградская области), лесными (в Пермском крае и Тюменской области), кинематографическим (в Москве), научно-инновационными (Новосибирская область, наукограды), туристско-рекреационными (Большие Сочи, Кавказские Минеральные Воды).

Обобщение ключевых характеристик и накопленного опыта в мировой и отечественной экономике позволяют формализовать парадигму формирования и функционирования кластеров в регионах, с позиций сущности, факторов, целеполагания, критерия и результатов деятельности.

В понятийном плане кластером является сосредоточенная на конкретной территории совокупность субъектов хозяйствования (профильных разработчиков и производителей инновационной продукции, поставщиков и сбытовой сети), функционально взаимосвязанных конкурентоспособных и дополняющих друг друга видов экономической деятельности и производств, действующих в определённой сфере.

В качестве факторов успешной деятельности кластерных образований выступают наличие конкурентной среды, функциональных взаимоотношений участников и инновационной составляющей, концентрация производителей, поставщиков и потребителей, с необходимым информационным обеспечением, специализация и диверсификация производства, безубыточные масштабы деятельности.

Целью формирования и функционирования кластеров является выход превалирующих организаций, доминантных отраслей и видов экономической деятельности на мировой рынок с достижением лидирующих позиций, а критерием – получение, на основе синергии, мультипликативного эффекта.

Соответственно, важнейшими итоговыми результатами совместной деятельности субъектов хозяйствования кластерных образований являются:

- повышение транспарентности, то есть, прозрачности экономической деятельности;

-  увеличение объёмов произведенной добавленной стоимости и конечной продукции;

-  существенный рост платежей в консолидированные бюджеты всех уровней;

- значительное повышение рентабельности, прежде всего, с позиций продаж и активов;

- непрерывное и последовательное развитие инновационной активности;

- создание значительного числа новых рабочих мест, освоение и производство дополнительных видов товаров и услуг;

- значительный рост капитализации бизнеса хозяйствующих организаций и всего бизнес-сообщества.

С перспективных позиций в каждом конкретном регионе, как показывает практика, имеются реальные основания для формирования кластерных образований. По Кабардино-Балкарской Республике, с учётом имеющегося потенциала и намеченных направлений стратегического развития, возможно создание разнообразных типов кластеров [3].

Значимым, в рамках региональной экономики Кабардино-Балкарской Республики, является формирующийся территориально-агропромышленный кластер в рамках Майского, Терского, Прохладненского, Урванского муниципальных районов и городского округа Прохладного, в котором развиваются, на базе современного сельского хозяйства, обрабатывающие производства (производящие конечную продукцию АПК) и сбытовая сеть.

В этих районах имеются большие возможности для дальнейшего наращивания объёмов разнообразной сельскохозяйственной продукции, товаров пищевой промышленности для обеспечения продовольствием не только населения КБР, но и других регионов страны, с возможностью значительных  экспортных поставок на внешний рынок.

Значительные возможности туристско-рекреационного освоения территорий [6] имеют Черекский (Верхняя Балкария, Голубые озёра, горячие источники Аушигер), Чегемский (Чегемские водопады и Верхний Чегем) и Зольский (Долина Нарзанов) районы, на базе которых формируются аграрно- туристские кластеры.

Столица Кабардино-Балкарии – городской округ Нальчик, с соответствующими сельскими населёнными пунктами, постепенно формиру-ется в виде сервисно-промышленно-инновационного кластера, с развитыми торговлей и рекреационной составляющей (на базе многочисленных санаториев), реконструкцией и созданием разнообразной промышленности, активизацией инновационной деятельности.

Наиболее специфическим является формирующийся Эльбрусско-Баксанский туристско-аграрно-логистический кластер, включающий, в качестве базисных секторов экономики, рекреационный (где необходимо, наряду с гостиницами и прочими элементами, формирование аква-культуры, с позиций создания форелевого хозяйства, с соответствующей зоной отдыха), агропромышленный и розничной торговли, управления материальными потоками, с позиций поставок сырья и материалов, производства и распределения продукции.

В этот кластер входят субъекты хозяйствования Эльбрусского и Баксанского районов, а также городского округа Баксан. В Приэльбрусье, включая перспективы реформирования городского поселения Тырныауз, освоения северо-восточных склонов Эльбруса (лечебно-оздоровительной местности Джилы-Су) активно развивается рекреационная составляющая с возможностями мирового уровня.

Баксанская зона имеет большие возможности для производства необходимой сельскохозяйственной продукции, значительная часть которой может быть направлена на обеспечение потребностей рекреантов. Здесь также планируется строительство крупного аэропорта, а реконструкция дорог, формирование инфраструктуры позволят развить логистическую составля-ющую кластера.

В итоге, в Баксанской зоне, включающей муниципальный район и соответствующий городской округ, будет создаваться, адекватная перспективам освоения Приэльбрусья  и развития туристско-рекреационного комплекса, система транспортной и обеспечивающей логистики.

В итоге, имеющийся потенциал Эльбрусско-Баксанского кластера в перспективе позволит принимать, с учётом строительства новых гостиниц и создания инфраструктуры всесезонного спорта и оздоровления, до одного миллиона человек отдыхающих в год.

В Приэльбрусье предполагается дальнейшее освоение двух традиционных рекреационных центров, в том числе: Терскола, с подчиненными ему комплексами-сателлитами Азау, Чегет и Иткол, образующими зону размещения VIP класса, и Тегенекли-Эльбрус, который, вместе с рекреационными учреждениями сел Байдаево и Нейтрино, образует зону размещения рекреантов, а также спортивно-альпинистской зоны ущелья Адыл-Су, который предназначен для организации горного туризма и альпинизма. Село Верхний Баксан будет выполнять функции транспортного и коммунального узла, обслуживающего весь комплекс.

Планируется проведение мероприятий по:

созданию дополнительных трассовых площадей на горнолыжных склонах;

улучшению безопасности катания;

замене подъемного оборудования и строительство новых подъемников;

увеличению продолжительности горнолыжного сезона;

внедрению сопутствующих видов зимнего спорта;

введению новых методов организации обслуживания инфраструк-туры трасс и подъемников;

улучшению горнолыжного сервиса.

Учитывая недостаточность площадей горнолыжного катания, необходимо ежегодно вводить в среднем до 11,4 га новых площадей для горнолыжного катания. Предусмотрено увеличение площадей катания в 2,78 раза. Протяженность трасс планируется увеличить с 13,74 км до 106,2 км, то есть в 7,72 раза. Для обеспечения оптимальных условий для катания Программой предусмотрено строительство 28 канатных дорог общей протяженностью свыше 46 тыс. м., в том числе:

- гондольных – 9, общей протяженностью 21428 м;

- кресельных – 10, общей протяженностью 15074 м;

- буксировочных – 9, общей протяженностью 10021 м.

Наряду с традиционными туристско-рекреационными зонами, начинает осуществляться проект по освоению северного склона горы Эльбрус. Он связан с масштабными инвестициями в строительство всесезонной автомобильной дороги (120 км), ЛЭП (100 км), газопровода (100 км), системы очистных сооружений, мини-аэродрома. К преимуществам проекта можно отнести:

- кратчайшее расстояние до г. Кисловодск, обеспечивающее приток туристов из региона КМВ;

-  неосвоенный склон имеет большие возможности для строительства подъемников, и другой горнолыжной инфраструктуры;

-  по емкости этот склон сопоставим с уже освоенными склонами в долине Азау;

- источники термальной воды позволяют создать здесь комплексную горнолыжно-бальнеологическую зону.

Особое значение имеет последний фактор, так как лечебно-оздоровительная местность «Джилы-Су» располагает множеством минераль-ных источников. В 2002 году Постановлением Правительства КБР эта местность (общая площадь территории 200 га, расстояние до Нальчика 120 км) отнесена к «Землям особо охраняемых территорий». Комплекс расположен на территории Национального парка «Приэльбрусье». Целебные нарзанные источники, из которых лишь 3 частично изучены, традиционно являются местом самолечения не только населения республики, но и многих других регионов России.

На данной территории запрещается размещение объектов и сооружений, не связанных непосредственно с созданием и развитием лечения и отдыха, а также проведение работ, загрязняющих окружающую природную среду и приводящие к истощению природно-лечебных ресурсов. Экологическая обстановка в районе Джилы-Су оценивается как стабильная.

На северном склоне Эльбруса ниже седловины на высоте 3800 м также имеется высокогорная хижина для альпинистов, поднимающихся на гору Эльбрус по пути первовосходителей. Имеются склоны для горнолыжного катания.

В настоящее время северный склон не приспособлен для организации комфортабельного приема посетителей. По мере освоения, здесь возможно развитие не только лечебно-оздоровительного туризма, но и маунтинбайка, альпинизма, трекингов, полетов над склонами Эльбруса на дельтоплане.

В рамках дальнейшего освоения Приэльбрусья, в районе городского поселения Тырныауз будет создаваться, не имеющий аналогов в мире, многофункциональный спортивно-туристический комплекс «Olimpic flame», на базе которого планируется подготовка сборных команд по олимпийским видам спорта.

В состав инфраструктуры должны входить 40 км канатных дорог разных типов, а также горнолыжные трассы различной сложности общей протяжённостью около 100 км, 30% которых оборудуются системой снегогенерации. Стоимость проекта 380 млн. евро, цикл строительства комплекса составляет 32 месяца, период окупаемости вложений порядка 10 лет.

В конечном итоге, проект комплексного развития горно-рекреационной территории «Эльбрус» включает мероприятия по развитию верхней зоны Эльбрусского района (горнолыжные курорты, отели и их комплексы, инфраструктура), зоны Тырныауз-Былым (многофункцио-нальные спортивно-туристические комплексы, система горнолыжных трасс, сети отелей, жилые микрорайоны и социальные объекты, инфраструктура), зоны Баксанского района (аэропорт, логистический парк, транспортная система).

Туристическая емкость Приэльбрусья рассчитывается с учетом освоения Баксанской долины, прилегающих к ней ущелий и склонов на всем протяжении от г. Тырныауз до Эльбруса. На этом участке, наряду с существу-ющими канатными дорогами и бугельными подъемниками, включая 2-ю и 3-ю очереди новой гондольной канатной дороги (Старый кругозор – Мир) и шести-кресельной канатной дороги (Мир – Гара-Баши), освоением северного склона и реформированием г. Тырныауз, возможно строительство новых горнолыжных трасс с необходимой инфраструктурой. Максимальная емкость всех склонов горы Эльбрус (включая северные) и других ущелий Баксанской долины составляет 25 000 чел.

В результате проведения совокупности мероприятий, в рамках проекта по дальнейшему освоению и развитию Приэльбрусья, в Кабардино-Балкарской Республике будет создана система конкурентоспособных курортов мирового значения, с возможностью предоставления комплекса разнообразных рекреационных, спортивных и оздоровительных услуг. Для оценки, во-первых, современного состояния, во-вторых, динамики развития Эльбрусско-Баксанского туристско-аграрно-логистического кластера, исходя из данных региональной статистики, выбрана первичная социально-экономическая информация отдельно по Эльбрусскому и Баксанскому муниципальным районам, а также городскому округу Баксан в разрезе следующих показателей за 1997-2008 годы:

- численность постоянного населения (на конец года), тыс. человек;

- число родившихся, человек;

- число умерших, человек;

- миграция населения, человек;

- среднесписочная численность работников крупных и средних организаций, тыс. человек;

- численность безработных граждан, зарегистрированных в службе занятости (на конец года), человек;

- среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников крупных и средних предприятий, руб./чел. в месяц;

- объём отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг по виду экономической деятельности «добыча полезных ископаемых», млн. руб.;

- объём отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг по виду экономической деятельности «обрабатывающие производства», млн. руб.;

- объём отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг по виду экономической деятельности «производство и распределение электроэнергии, газа и воды», млн. руб.;

- валовой сбор зерна (в весе после доработки) во всех категориях хозяйств, тыс. т.;

- валовой сбор семян подсолнечника во всех категориях хозяйств, тыс. т.;

- валовой сбор картофеля во всех категориях хозяйств, тыс. т.;

- валовой сбор овощей во всех категориях хозяйств, тыс. т.;

- производство мяса (реализация скота и птицы на убой в живом весе) во всех категориях хозяйств, тыс. т.;

- производство молока во всех категориях хозяйств, тыс. т.;

- производство яиц во всех категориях хозяйств, млн. шт.;

- инвестиции в основной капитал (в фактически действовавших ценах), с учётом затрат на индивидуальное жилищное строительство, млн. руб.;

- объём работ, выполненных по договорам строительного подряда, млн. руб.;

- ввод в действие жилых домов, тыс. кв. м. общей площади;

- оборот розничной торговли в фактически действовавших ценах, млн. руб.;

- объём платных услуг населению в фактически действовавших ценах по официально учтённым предприятиям, млн. руб.;

- кредиторская задолженность на конец года, млн. руб.;

- дебиторская задолженность на конец года, млн. руб.

Исходя из полученной первичной информации по территориальным субъектам Эльбрусско-Баксанского кластера, на первом этапе был рассчитан ряд относительных характеристик, позволяющих изучать те или иные процессы в динамике. Так, соотношение численности родившихся и умерших свидетельствует о динамизме естественного прироста или убыли населения. Частное от деления дебиторской задолженности на кредиторскую даёт возможность исследовать финансовую составляющую территориальной экономики.

Для оценки сопоставимых объёмов сельскохозяйственной продукции в стоимостном выражении по годам анализируемой динамики осуществлён соответствующий расчет посредством умножения валовых сборов продукции растениеводства и производства продуктов животноводства на цены производителей в 2008г.

Для определения фактических объёмов промышленной продукции  в стоимостном выражении осуществлено суммирование соответствующих данных по добыче полезных ископаемых, обрабатывающим производствам, производству и распределению электроэнергии, газа и воды.

Вместе с тем, полученная фактическая информация о стоимостных объёмах промышленной продукции, строительства, инвестиций в основной капитал, платных услуг населению и обороте розничной торговли, а также  номинальной заработной плате работников, не сопоставима во времени, в связи со значительными инфляционными трансформациями.

В традиционной статистической практике для сопоставимости используется пересчёт фактических стоимостных параметров с учётом индексов физических объёмов, реальных доходов населения и т.п. Однако, по муниципальным образованиям расчёты таких индексов не осуществляются, хотя по региону ведётся расчёт индексов цен, не значительно меняющихся по районам и городам.

Это создаёт возможность для использования следующего алгоритма расчётов. В динамике по муниципальным образованиям определяются индексы изменений совокупного объёма той или иной продукции, в каждом году, по сравнению с предыдущим. Далее, посредством соотношения индексов совокупных объёмов и цен рассчитываются искомые индексы физических объёмов, являющиеся основой для вычисления сопоставимых объёмов продукции и инвестиций, в оценке по ценовому фактору 2008г.

Суммирование полученных сопоставимых объёмов продукции сельского хозяйства и промышленности, строительных работ, розничной торговли и платных услуг населению позволяет рассчитать совокупный сопоставимый объём товаров и услуг в динамике по каждому муниципальному образованию.

Сравнительный анализ динамизма анализируемых социально-экономических показателей позволяет выявить тенденции развития в разрезе структурных территориальных элементов Эльбрусско-Баксанского турист-ско-аграрно-логистического кластера:

- численность постоянного населения по Эльбрусскому району с замедлением, но снижается, тогда, как по Баксанскому региону постепенно повышается, так, что в целом по кластеру наблюдается некоторый рост;

- число родившихся повсеместно, после снижения во втором периоде, увеличивается в третьем, тогда как число умерших, за счёт г.Баксана и Баксанского района, по кластеру несколько возрастает;

- итоговое сопоставление рождаемости и смертности позволяет сделать вывод, что, после значительного ухудшения во втором периоде, в третьем наблюдаются существенные позитивные сдвиги;

- судя по трансформациям среднесписочной численности работников, как по структурным элементам, так и в целом по кластеру наблюдается существенное ухудшение занятости населения;

- сопоставимая заработная плата работников в динамике значительно возрастает, особенно по Эльбрусскому району (в третьем периоде, по сравнению с первым, на 49 тыс. руб./чел., при 42,2 тыс. руб. по кластеру);

- инвестиции в основной капитал, в сопоставимом выражении, в целом по кластеру возрастают почти в 2 раза, прежде всего, за счёт Эльбрусского муниципального образования, где они увеличились в 3,1 раза;

- соотношение дебиторской и кредиторской задолженностей позволяет выявить, что повсеместно, после снижения во втором периоде, оно возрастает в третьем;

- противоречивые тенденции характерны для сопоставимых объёмов товаров и услуг, в итоге в целом по кластеру этот показатель возрастает за счёт г. Баксана и Баксанского района;

- важные трансформационные сдвиги наблюдаются по структуре производимой продукции, так как доля товарного производства существенно снижается, особенно в Приэльбрусье, где уже ныне превалирует сфера услуг;

- производительность живого труда в целом по анализируемому кластеру возрастает, прежде всего, за счёт соответствующих позитивных изменений по г.Баксану и Баксанскому району.

Исследование динамических рядов трансформаций важнейших социально-экономических показателей Эльбрусско-Баксанского туристско-аграрно-логистического кластера, по системе непрерывных характеристик за 1997-2008гг., с помощью корреляционно-регрессионного анализа, позволяет выявить наблюдающиеся закономерности развития с соответствующим  прогнозированием на период до 2015г.

Моделирование проводилось, как по абсолютным и анализируемым ранее относительным показателям, так и балльным оценкам, рассчитываемым посредством сравнения конкретных характеристик со средними за 12-летний период.

Соответственно, численность населения колеблется от 96,8 баллов в 1997г. до 101,2 баллов в 2008г., соотношение родившихся к умершим от 83,9 баллов в 2002г. до 123,5 в 2007г., численность работников от 81,8 баллов  в 2008г. до 129,1 в 1997г., объём инвестиций в основной капитал от 49 баллов до 1999г. до 184,8 в 2008г., объём товаров и услуг от 58,1 баллов в 1997г. до 119,3 в 2008г., производство зерна от 40,8 баллов в 1998г. до 145,4 в 2002г., мяса от 84,5 баллов в 1999г. до 125,3 в 2008г., яиц от 72,3 баллов в 1997г. до 132,4 в 2008г.

Технология регрессионного моделирования включает расчёт линейной, логарифмической, квадратической, кубической и экспоненциальной функций, с их сравнительным анализом, оценку соответствующих направлений развития, в итоге – прогнозирование на период до 2015г.

Судя по динамике численности постоянного населения, более адекватными реальной действительности функциями являются логарифмическая и кубическая, характеризующиеся высокой теснотой связи (по балльным моделям коэффициенты корреляции составляют 0,94 и 0,992, коэффициенты детерминации 0,883 и 0,984 при критериях Фишера, равных 75,3 и 159). Соответствующая совокупность коэффициентов регрессии свидетельствует о позитивном процессе трансформаций анализируемого показателя, с возможностью дальнейшего увеличения.

С позиций динамического моделирования числа родившихся, лучшие функции представлены квадратической и кубической зависимостями, параметры которых характеризуют их высокую значимость.

Так, в рамках балльного подхода, адекватные коэффициенты корреляции определены в размере 0,913 и 0,945, коэффициенты детерминации равны 0,834 и 0,893, а критерии Фишера составляют 22,7 и 22,3. Заключительные коэффициенты регрессии явствуют о том факте, что по обеим моделям выявляется временной прирост изучаемого признака, в том числе – на перспективу.

Иные закономерности характерны для числа умерших. Здесь более предпочтительными динамическими функциями являются логарифмическая и квадратическая, при существенных параметрах взаимосвязи изучаемого показателя с фактором времени. Исходя из балльных расчётов, относительно высоки соответствующие коэффициенты корреляции и детерминации (0,819 и 0,832; 0,671 и 0,692), а критерии Фишера (204 и 10,1) превышают табличное значение. Анализ полученных моделей свидетельствует об их разноречивости, так как для логарифмической характерно непрерывное увеличение изучаемого показателя, тогда как для квадратической – после периода роста, возможно некоторое снижение.

На стыке числа родившихся и умерших исследуется динамика естественного прироста населения. В этом случае более адекватными реальной действительности функциями являются квадратическая и кубическая, характеризующиеся тесной связью (по балльным моделям коэффициенты корреляции составляют 0,861 и 0,88, коэффициенты детерминации 0,741 и 0,775 при значимых критериях Фишера, равных 12,9 и 9,2). Соответствующая совокупность коэффициентов регрессии свидетельствует о позитивном процессе трансформаций анализируемого показателя, с возможностью дальнейшего увеличения.

С позиций динамического моделирования миграции населения, лучшие функции представлены квадратической и кубической зависимостями, параметры которых характеризуют их высокую значимость. Так, в рамках балльного подхода, адекватные коэффициенты корреляции определены в размере 0,913 и 0,945, коэффициенты детерминации равны 0,834 и 0,893, а критерии Фишера составляют 22,7 и 22,3. Заключительные коэффициенты регрессии явствуют о том факте, что по обеим моделям выявляются позитивные изменения изучаемого признака, в том числе, с позиций перспективы.

Прогнозирование социально-экономического развития Эльбрусско-Баксанского туристско-аграрно-логистического кластера на период до 2015г. осуществлялось с учётом выявленных закономерностей развития, соответствующей оценки среднегодовых приростов (в ряде случаев, например, с позиций численности работников, на основе расчётно-конструктивного метода) и базисных параметров за последний, отчётный в анализируемой динамике, 2008г.

Численность постоянного населения на экстраполируемую перспективу включает следующие расчёты. В 2008г. на территории кластера проживало 151,2 тыс. чел., в этом году естественный прирост составил 1118 чел. (2528 родившихся минус 1410 умерших). Прогноз соответствующего возможного прироста за 2009-2014гг., с учётом среднегодового увеличения на 12,3 чел., составляет порядка 7 тыс. чел.

При возможной ёмкости туристского комплекса изучаемого кластера на 2015 год в размере 300 тыс. отдыхающих, со средним сроком проживания 10 дней, среднегодовое количество рекреантов составит 8,2 тыс.  чел. В итоге, среднегодовая численность проживающих в кластере может достигнуть 166 тыс. чел. Следует отметить, что в более отдалённой перспективе в регионе сможет отдыхать порядка 1 млн. чел. [8, 9], что в пересчёте на среднегодовое количество составит свыше 27 тыс. чел.

Исследуя закономерности изменения среднесписочной численности работников, следует сделать вывод, что здесь более предпочтительными динамическими функциями являются квадратическая и кубическая, с существенными параметрами взаимосвязи изучаемого показателя с фактором времени. Исходя из балльных расчётов, в обоих случаях высоки соответствующие коэффициенты корреляции и детерминации (0,989 и 0,978), а критерии Фишера (201 и 119) многократно превышают табличное значение. Анализ полученных моделей свидетельствует об их разноречивости, так как для квадратической характерно непрерывное увеличение изучаемого показателя, тогда как для кубической – после периода роста, возможно некоторое снижение.

С позиций мотивации труда изучается динамика сопоставимой заработной платы работников. И в этом случае более адекватными реальной действительности функциями являются квадратическая и кубическая, характеризующиеся тесной связью (по балльным моделям коэффициенты корреляции составляют 0,994 и 0,995, коэффициенты детерминации 0,988 и 0,989 при  критериях Фишера, равных 384 и 231). Соответствующая совокупность коэффициентов регрессии свидетельствует о позитивном процессе трансформаций анализируемого показателя, с возможностью его увеличения в перспективе.

При прогнозировании численности работников на 2015г. учтены следующие позиции. В базисном, 2008г. их количество по кластеру составляло 15,2 тыс. чел. В соответствии с увеличением мощности туристского комплекса, в трудовой процесс может быть вовлечено дополнительно порядка 12,5 тыс. чел., что составляет 50% от возможного потенциала роста занятости в размере 23 тыс. чел.  В итоге, расчётная численность работников в 2015 году может достигнуть 27,7 тыс. чел.

Прогнозирование перспективной заработной платы исходит из уровня 88439 руб./чел. в 2008г., с учётом выявленных закономерностей развития и соответствующего среднегодового прироста в размере 5289,4 руб./чел. Итоговое значение мотивации труда на 2015 год составляет порядка 125 тыс.  руб.

С позиций динамического моделирования миграции населения, лучшие функции представлены квадратической и кубической зависимостями, параметры которых характеризуют их высокую значимость. Так, в рамках балльного подхода, адекватные коэффициенты корреляции определены в размере 0,913 и 0,945, коэффициенты детерминации равны 0,834 и 0,893, а критерии Фишера составляют 22,7 и 22,3.

Заключительные коэффициенты регрессии явствуют о том факте, что по обеим моделям выявляется временной прирост изучаемого признака, в том числе – на перспективу.

В рамках динамического моделирования сопоставимых объёмов инвестиций в основной капитал, лучшие функции представлены экспоненциальной и линейной зависимостями, параметры которых характеризуют их значимость. Расчёты, на основе балльного подхода, свидетельствуют о том, что адекватные коэффициенты корреляции определены в размере 0,758 и 0,735, коэффициенты детерминации равны 0,574 и 0,54, а критерии Фишера, превышающие табличные значения,  составляют 13,5 и 11,7. Заключительные коэффициенты регрессии явствуют о том факте, что по обеим моделям выявляется временной прирост изучаемого признака, в том числе – на перспективу.

Исследуя закономерности изменения сопоставимых объёмов производимых товаров и услуг, следует сделать вывод, что здесь более предпочтительными динамическими функциями являются логарифмическая и кубическая, с существенными параметрами взаимосвязи изучаемого показателя с фактором времени. Исходя из балльных расчётов, в обоих случаях высоки соответствующие коэффициенты корреляции и детерминации (0,910 и 0,915), а критерии Фишера (48,1 и 13,8) значительно превышают табличное значение. Анализ полученных моделей свидетельствует об их равнонаправленности, так как для обеих характерна закономерность увеличения изучаемого показателя.

С позиций удельного веса товаров в совокупном объёме продукции, более адекватными реальной действительности функциями являются кубическая и линейная, характеризующиеся тесной связью (по балльным моделям коэффициенты корреляции составляют 0,976 и 0,926, коэффициенты детерминации 0,953 и 0,857 при  критериях Фишера, равных 54,1 и 59,7).

Соответствующая совокупность коэффициентов регрессии свидетельствует о динамизме трансформаций анализируемого показателя, с возможностью его снижения в ближайшей перспективе.

Исходя из выявленных закономерностей социально-экономического развития (на основе корреляционно-регрессионного моделирования), и, с учётом среднеквадратического отклонения, на фоне фактических данных за 1997-2000гг., 2001-2004гг. и 2005-2008гг., разработаны пессимистический, реалистический и оптимистический сценарии дальнейшего развития Эльбрусско-Баксанского кластера на период до 2015г.

Показатели, характеризующие естественный прирост населения, в ближайшей перспективе могут изменяться разнонаправлено. С одной стороны, ожидается увеличение рождаемости до  3 тыс. чел., по сравнению с 2157 чел. в среднем за 2005-2008гг. С другой стороны, возможно продолжение роста смертности примерно на 2 тыс. чел. за анализируемый период.

Следовательно, естественный прирост населения должен увеличиваться на основе позитивных трансформаций соотношения рождаемости и смертности. Если в 2005-2008гг. это соотношение составляло 1,588 чел./чел., то к 2015г., в рамках оптимистического сценария, может приблизиться к двукратному коэффициенту. Постоянное население Эльбрусско-Баксанского кластера, с учётом изменений естественного прироста и миграции населения, в зависимости от сценария, может колебаться от 150 тыс. чел. по пессимистическому варианту до 158 тыс. чел. по оптимистическому.

Осуществляемый в настоящее время и ожидаемый в ближайшей перспективе значительный прирост отдыхающих и оздоравливающихся в Приэльбрусье будет сопровождаться увеличением численности работников до 27,7 тыс. чел. по оптимистическому сценарию. При этом, ожидается существенный рост заработной платы, примерно в 2 раза больше, по сравнению со средними данными за 2005-2008гг.

Сопоставимые, в расчётах по ценам 2008г., объёмы производимой продукции основных отраслей территориальной экономики кластера (сельского хозяйства, промышленности, строительства, розничной торговли и платных услуг населению) в изучаемой перспективе могут составить порядка  9,2 млн. руб. по оптимистическому сценарию, при среднегодовом приросте на уровне 4,6%.

В системе товарного производства, осуществляемого в Эльбрусско-Баксанском кластере, особое место и значение имеют сельское хозяйство и продовольственный комплекс, прогнозирование которых позволяет выявить стратегические ориентиры производства зерна (116 тыс. тонн, в рамках реалистического сценария, по сравнению с 75,8 тыс. тонн в среднем за 2005-2008гг.), подсолнечника (10,1 против 5,5 тыс. тонн), картофеля (47 и 34,1 тыс. тонн), овощей (61 и 38,3 тыс. тонн), мяса (15 и 11,5 тыс. тонн), молока (78 и 67,9 тыс. тонн), яиц (41 и 28,5 млн. штук).

За последние 12 лет доля сферы услуг в объёмах производимой продукции кластера возрастала от 27,3% в 1997-2000гг. до 46,6% в 2005-2008гг. В ближайшие годы ожидается продолжение этой закономерности, в зависимости от того или иного сценария, до 60-67%. Соответственно, более быстрыми темпами должны увеличиваться объёмы сопоставимых услуг. Если в среднем за 2005-2008гг. они составляли 3256 млн. руб., то к 2015г. могут возрасти до 6180 млн. руб., при среднегодовом приросте на 12,4%.

Ожидаемые позитивные изменения социально-экономических характеристик Эльбрусско-Баксанского кластера должны сопровождаться адекватной, примерно двукратной, активизацией инвестиционной деятельности. В этих условиях уровень капитализации воспроизводственной деятельности (соотношения инвестиций с объёмами продукции) должен возрасти с 15,4 коп./руб. в последние годы до 26,7 коп./руб. на перспективу, что позволит выйти на ожидаемые рубежи социально-экономического развития.

Литература

  1. Бабков Г.А., Муратова Л.И., Понамаренко С.А. Методика экономических исследований и расчётов в региональной и сервисной экономике, - Шахты: ЮРГУЭС. - 2009.
  2. Дворцин М.Д. Что такое кластеры и как их создавать//Альманах «Восток». – 2007. - №1.
  3. Кабардино-Балкария в цифрах. – Нальчик: Кабардино-Балкариястат. – 2010.
  4. Муратова Л.И., Кануков В.М. Закономерности формирования и развития кластерных образований в регионе. – Ростов-на-Дону: РМИЭиУ. – 2010.
  5. Портер Майкл Э. Конкуренция. – М.: Вильямс. – 2001.
  6. Проект комплексного развития горно-рекреационный территории «Эльбрус». – Нальчик: ФПиРФКС. – 2010.
  7. Румянцева Е.Е. Новая экономическая энциклопедия. – М. ИНФРА-М. – 2008.
  8. Стратегия развития Кабардино-Балкарской Республики до 2022 года.- М.: Проинвестспецпроект. - 2007.
  9. www.kbr-invest.ru. Стратегия развития Кабардино-Балкарской Республики.

10. www.wikipedia.org. Кластер (в экономике).

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516