Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Влияние конкуренции на изменение структуры товарных рынков

Региональная экономика | (32) УЭкС, 8/2011 Прочитано: 25018 раз
(2 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Смирнова Елена Викторовна
  • Дата публикации:
    10.08.11
  • № гос.рег.статьи:
    0421100034/0232
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ГОУ «Оренбургский государственный университет»

Влияние конкуренции на изменение структуры товарных рынков

Смирнова Елена Викторовна,

к. э. н., доцент, заведующий кафедрой

учётно-аналитических дисциплин,

ГОУ «Оренбургский государственный университет»,

e-mail: uadsev@mail.ru 

Аннотация

В данной статье освещены теоретические подходы к исследованию товарных рынков, охарактеризованы типы рыночных структур. Сделан вывод о том, что для эффективного взаимодействия предприятий на рынке одинаково важными являются как конкурентный процесс, так и сотрудничество во всех его формах. Приведены задачи планирования для различных типов рыночных структур. 

Ключевые слова: конкуренция, сотрудничество, структура товарного рынка

Abstract

In this article the theoretical approaches to the researches of goods markets and types of their structures are elucidated. The conclusion is made that for the effective interaction of enterprises in the market is equally important competitive process, such as all forms of cooperation. The tasks of planning for different types of market structures are given. 

Keywords: competition, cooperation, structure of goods market

Введение

Формирование эффективного экономического механизма управления деятельностью промышленного предприятия опирается на осмысление того, какое место на конкретном товарном рынке занимает конкуренция. Компонентами экономического механизма управления предприятием являются рыночный механизм конкуренции и ценообразования, основу которых составляют конкурентная среда (определяется структурой рынка) и конкурентные стратегии участников рынка (определяются факторами спроса и предложения). Поэтому, несмотря на то, что конкурентная среда предприятия является частью его внешней среды, она должна быть объектом самостоятельного исследования.

В процессе планирования на промышленных предприятиях необходимо учитывать влияние конкурентной среды на содержание и характер принимаемых плановых решений, для чего следует анализировать состояние и динамику структуры товарных рынков.

Для органов ФАС России, согласно положениям Федерального закона Российской Федерации от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (Принят Государственной Думой 8 июля 2006 года) объектом анализа является товарный рынок, под которым понимается сфера обращения товара, не имеющего заменителей, либо взаимозаменяемых товаров, в границах которой (в том числе географических) покупатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами. Поэтому в дальнейшем под термином «рынок» будем понимать товарный рынок, удовлетворяющий требованиям продуктовой и географической ограниченности.

В настоящее время сформировалось несколько базовых теоретических подходов к исследованию структуры товарных рынков.

Основоположники теории организации отрасли – Д. Бейн [7] и Э. Мейсон [13] утверждают, что конкуренция не отделима от рынка. В основе анализа конкуренции лежит парадигма «структура-поведение-результативность». По мнению Д. Бейна и Э. Мейсона, технологические характеристики производства (технология, масштаб выпуска, наличие или отсутствие продуктовой дифференциации, местоположение продавцов и покупателей и т.д.) формируют фундаментальные условия отрасли, которые в соотношении с размером рынка определяют рыночную структуру. В свою очередь структура рынка оказывает воздействие на поведение предприятий-продавцов и предприятий-покупателей, на наличие и степень их рыночной власти, которая выражается в способности предприятий назначать цену выше предельных издержек производства. В последствии, поведение предприятий определяет результативность рынка – величину прибыли продавцов, степень удовлетворенности покупателей, степень изменчивости рынка.

Таким образом, данный подход связан с проектированием модели совершенной конкуренции, разработкой основных черт конкурентного рынка. Монополия в таком видении понимается как противоположность свободной конкуренции; как структура, которая снижает эффективность рыночной экономики. При таком прочтении доминирует представление о том, что совершенная конкуренция должна составлять цель конкурентной политики.

Против структуралистского подхода выступили представители Чикагской экономической школы. Дж.Стиглер [16] и X. Демсец [11]. Они подвергли критике положения теории Д.Бейна и Э.Мейсона. По их мнению, конкуренция – это динамический процесс и статический подход, который демонстрирует структуралистская концепция, не применим.

В 1960-70-е гг. в качестве альтернативы структуралистскому подходу появилась теория квазиконкурентных рынков У. Баумоля, Дж. Панзара и Р. Виллига [8], определившая связь рыночной структуры и конкуренции с потенциальными возможностями «входа-выхода». В противовес отождествлению монопольной власти с высоким уровнем концентрации продавцов на рынке, приходит признание возможности сочетания монопольной власти с достаточно низкой концентрацией продавцов на рынке, а также ситуации, при которой наличие небольшого числа крупных продавцов на рынке (формально высокий уровень концентрации) не обязательно означает большую степень их монопольной власти. В этом случае конкуренция приобретает характер работающей, а рынок становится квазиконкурентным.

Относительно структуры рынка Дж. Кларк [10] выдвинул следующие критерии оценки конкуренции как работающей: отсутствие ярко выраженного доминирования; размер продавцов настолько большой, насколько это позволяет «эффект масштаба»; дифференциация товара умеренная и чувствительная к ценам; приемлемая доступность рыночной информации.

В итоге развитие теории конкуренции приводит к пониманию конкуренции как динамического по своей природе процесса, в котором конкуренция и монополия настолько «переплетены», что рождается представление о монополистической конкуренции, структуре, где в каждый момент одновременно присутствуют черты и монополии, и конкуренции. В таком понимании монополия обретает другое содержание, определяющее её как фактор, стимулирующий накопление финансовых ресурсов, активизирующий технический прогресс в отрасли и нейтрализующий негативную экономическую динамику. Исходя из концепции работающей конкуренции появляется принципиально новый взгляд на структуру рынка, согласно которому конкурентный результат в виде экономической эффективности цен и объемов продаж может быть достигнут без и вне конкурентного процесса. Этот период характеризуется поиском количественных показателей конкуренции через эконометрические исследования отраслей. Вместе с тем, идея о том, что конкуренции на рынках может быть недостаточно, и конкурентная политика должна стремиться к увеличению степени «конкурентности» рынков продолжает доминировать.

Согласно институциональному подходу к исследованию структуры товарных рынков всё большее внимание уделяется институтам. Представителем институционального подхода является Д. Норт, в работе которого [4] под институтом понимается совокупность общественных правил поведения людей, механизмов контроля и принуждения к их соблюдению. Так как институты влияют на функции экономических систем (значительные различия в функционировании этих систем формируются под влиянием работы конкретных институтов), то важным представляется уточнение состава институтов.

По мнению Д. Норта, к ним следует отнести: механизмы принуждения, обеспечивающие соблюдение правил (суд, система наказания); формальные нормы (конституция, законы, прецеденты, административные акты); неформальные нормы (традиции, обычаи, социальные условности, стереотипы поведения). Отдельно, как особые институциональные комплексы или системы, рассматриваются организации, которые также структурируют отношения между людьми, упорядочивая обмены.

Субъектом изменений, по мнению Д. Норта, прежде всего, выступает индивидуальный предприниматель, который вырабатывает реакцию на стимулы, заложенные в институциональной системе. Источником изменений служат изменяющиеся относительные ценности или предпочтения.

Теоретическая система Д. Норта через фундаментальные свойства в социальных и хозяйственных институтах позволяет искусственно подойти к пониманию долгосрочных изменений в экономике. Утверждается, что роль государства сводится не столько к упрощению экономических изменений на долгосрочном этапе, сколько к формированию устойчивых стимулов, мотивов, культурных ценностей, предпочтений, идеологий.

О. Уильямсон [6] предложил трехуровневую схему, согласно которой прослеживается взаимосвязь и взаимозависимость между институциональной средой, институциональными соглашениями и индивидуумом. Институциональные соглашения - это договоры между экономическими агентами, определяющие способы кооперации и конкуренции. В этом направлении можно отметить отечественных учёных Авдашеву С.Б. и Розанову Н.М.[1], согласно мнению которых разнообразие контрактов и объективных условий вызывает необходимость применения различных форм ведения экономической деятельности.

Дальнейшие исследования динамики рынка выявили многообразие рыночных процессов, разноплановость конкурентных действий, что послужило концептуальной основой новой теории конкуренции – «новой индустриальной экономики». Дж. Гэлбрейт [3] считает, что основу процесса постоянных преобразований составляет эволюционное обновление общества, его спонтанная трансформация. Концентрируется внимание на широком спектре социально-экономических изменений. Появляется стремление раскрыть механизмы изменений, объяснить их динамику и выявить рычаги эффективного воздействия. Одним из самых главных институтов в индустриальной структуре общества представители направления считают корпорацию, как наиболее развитую организационную форму предприятия.

В «новой индустриальной экономике» анализ конкуренции проводится на основе характеристики рыночного поведения с учетом стратегических взаимодействий предприятий-конкурентов. Под стратегическим взаимодействием понимается специфическое поведение предприятий, когда каждый участник рыночного процесса принимает свои решения, анализируя и предвидя при этом какие действия предпримут конкуренты. Сформировалось направление в прикладной математике, известное как «теория игр». Её применение к анализу рынка демонстрирует неоднозначность связи «структура-поведение» в отраслях, где высокий уровень конкуренции может сопровождаться высоким уровнем концентрации.

Дополнением к «новой индустриальной экономике» в 1990-е годы явилась теория конкуренции на основе преимуществ ресурсов, основоположником которой считается С.Хант [12]. Если в теории совершенной конкуренции рыночная динамика ведет к состоянию равновесия, то в теории конкуренции смысл и цель этой динамики – увести от состояния равновесия, стремление к особому неравновесному состоянию, которое является основой роста экономики. Инновации рассматриваются как экзогенные в первой теории и как эндогенные во второй.

В конце ХХ века начинает развиваться еще один альтернативный подход к анализу конкурентных взаимодействий на отраслевых рынках. Эта концепция, получившая название «концепции границ», связана с исследованиями Лондонской школы экономики и, в частности, с работами Дж.Саттона [17]. Дж.Саттон утверждает о принципиальной невозможности определения однозначной зависимости между уровнем конкуренции в отрасли и величиной отраслевой прибыли предприятий, исходя из сложных конфигураций рынков современной экономики.

По мнению Дж.Саттона, рынки динамичны по своей природе, поэтому задачей аналитика является определение пределов допустимых значений показателей, характеризующих их состояние и динамику. Актуальным является определение верхней и нижней границы параметра, в рамках которых результаты взаимодействия предприятий будут предсказуемыми.

Дж. Саттон акцентирует внимание на инновационной деятельности предприятий с позиции наличия нескольких альтернативных и в то же время конкурирующих направлений вложения средств. Если связи оказываются достаточно сильными, то при сосредоточении усилий на одном варианте инноваций предприятие может совершить «революционный скачок» и оказаться в преимущественном положении на продуктовом рынке (монополистом, доминирующей фирмой с высокой рыночной властью). В случае, если связи между вариантами незначительны, то не целесообразно вкладывать все усилия в одну сферу инноваций. Большие расходы на НИОКР не принесут нужной отдачи, даже если предприятие займёт лидирующие позиции. В такой ситуации средства будут равномерно распределяться между несколькими направлениями НИОКР.

В высокотехнологичных отраслях (с большой долей расходов на НИОКР в объеме продаж предприятий) ужесточение конкуренции приводит к выживанию только достаточно крупных предприятий, поэтому структура рынка будет достаточно концентрированной. В отраслях с низкой долей расходов на НИОКР в объеме продаж предприятий конкуренция оказывается слабой, большое число мелких и средних предприятий обеспечат выживание за счет диверсификации, структура рынка будет приближена к конкурентной.

Современные представления о конкуренции в условиях глобализации характеризуются, прежде всего, сменой концепции «конкуренция» на более широкие понятия: «взаимодействие фирм на рынке», «кооперация», «сотрудничество». Для эффективного взаимодействия предприятий на рынке одинаково важными являются и конкурентный процесс (теория добросовестной конкуренции), и конкурентный результат (экономическая эффективность во всех ее формах) и сотрудничество.

Особого внимания заслуживают взгляды М. Портера. По его мнению, единицей конкуренции является отрасль, понимаемая как группа предприятий, которые производят продукты, близкие по своим свойствам и функциональному назначению. Границы отрасли изначально нечетки и уточняются в процессе решения конкретных задач исследования. М. Портер предлагает модель «пяти сил» конкуренции, от которых зависит уровень и состояние конкуренции в любой из отраслей экономики. Совокупное воздействие этих сил определяет уровень прибыльности отрасли и ее перспективы для вложения капиталов. М. Портер расширяет понятие конкуренции дальше зоны активности конкурентов: «Потребители, поставщики, субституты, потенциальные участники – все это «конкуренты» для компаний отрасли, которые могут быть более или менее влиятельными в зависимости от конкретных обстоятельств. Конкуренция в таком широком смысле может быть определена как расширенное соперничество» [5, с. 40].

Укрепляется понимание того, что конкуренция должна базироваться на знаниях и навыках. Чтобы преуспеть в глобальной экономике, необходимо эффективно управлять знаниями и обладать ключевыми компетенциями. Активизируется процесс интегрируемости в кластеры.

Э.Гроув дополняет теорию М.Портера важнейшим понятием «стратегически переломных моментов» [2]. По мнению Э.Гроува, в процессе развития возникают такие точки перегиба, когда соотношение сил меняется: старая структура, старые способы ведения бизнеса и старые модели конкуренции уступают место новым. Для идентификации таких моментов Э.Гроув предлагает в качестве индикатора рассматривать десятикратное изменение любой из «сил конкуренции», число которых доводит до семи. Ориентация стратегии предприятия на стратегически переломные моменты предполагает не просто своевременную адаптацию к динамичной среде, но изменение самой среды.

Традиционный тип конкуренции, который не учитывал внешнюю среду, в которой функционируют предприятия, вытесняется новым пониманием микро- и макроокружения. Именно внешняя среда имеет критически важное значение, поскольку даже успешно действующие предприятия могут потерпеть неудачу под действием внешнего окружения, под которым понимаются не только конкуренты – действующие и потенциальные, но и потребители, поставщики, товары-заменители. Поэтому организация системы внешних связей и интеграция собственной цепочки ценностей с цепочками поставщиков, каналов сбыта и покупателей продукции все больше определяет конкурентное преимущество.

На современном этапе развития теории конкуренции уточняется различие между видами конкуренции: добросовестной, которая способствует развитию рынка, и недобросовестной, деструктивной по характеру.

При анализе современных тенденций нельзя не отметить, что конкурентная политика приобретает международный характер, создаются и активизируются международные институты регулирования поведения фирм на мировых рынках, исходя из новых представлений о конкуренции.

Дальнейшее развитие теория морфологии (строения) рынка получила в работах Джеймса Мура [14], который считает, что движущей силой экономики является не только традиционная конкуренция, но и сотрудничество. Он развивает представление о том, что конкуренция может проявляться двояко, вести к разрушению рынка и отрасли. Высокий уровень конкуренции приводит к «обескровливанию» предприятий, особенно на высокотехнологичных, рекламоемких и наукоемких рынках, подводит к необходимости объединения в тех или иных формах.

Дж. Мур предлагает рассматривать предприятие как элемент экосистемы, многосвязной и динамичной, в которой интересы одного звена тесно связаны с интересами всех других звеньев этой системы. Ведущие предприятия призваны формировать и реформировать экосистему посредством проводимой стратегии. Сочетание конкуренции и эволюции Дж. Мур назвал “коэволюцией”.

На идее сотрудничества базируются также взгляды А.М. Бранденбургера и Б.Дж. Нейлбаффа [9], которые используют новый термин «co-opetion», что трактуется как «соконкуренция». Представляя деловую активность предприятий как соперничество, нельзя считать, что выигрыш одного из них происходит за счет проигрыша другого. Из этого следует, что эффективная стратегия должна сочетать конкуренцию и сотрудничество, то есть представлять собой «соконкуренцию».

По мнению С. Периса и Дж. Хендерсона [15] технологическая зависимость и взаимодополняемость, сокращение продолжительности инновационного процесса, получение доступа к рынкам ресурсов и рынкам сбыта, высокая стоимость развития технологии, неопределенность в условиях высокой динамики внешней среды, влияние структуры рынков – это множество побудительных мотивов к сотрудничеству посредством создания различных альянсов. Вступление предприятий в альянсы с клиентами, конкурентами или поставщиками является механизмом воздействия на структуру рынка.

Посредством создания альянсов появляется возможность сговора для установления на рынке завышенных цен, и если на рынке нет товара-заменителя, то появляется тенденция к монополизации рынка.

К снижению неопределенности и уровня затрат ведет сотрудничество с поставщиками и торговыми предприятиями, так как это позволяет предприятию приобретать некоторые ресурсы по ценам ниже рыночных и иметь гарантии стабильного спроса.

Альянс любого типа позволяет снизить риски при реализации инноваций в любой сфере в условиях высокой неопределенности внешней среды и, соответственно, затраты на их устранение.

Типы структур товарных рынков характеризуются следующим образом.

Совершенная конкуренция – это достаточно большое количество участников рынка; ни один из них не может принципиально влиять на цены; предлагаемая продукция однородна и потребитель не отдает предпочтений какому-либо производителю; отсутствуют барьеры входа-выхода и наблюдается максимальная информированность участников рынка о товарах и ценах.

Работающая конкуренция предполагает более «мягкие» оценки по всем позициям, что отражается в следующих признаках: самая крупная фирма осуществляет незначительный объем продаж; степень мобильности ресурсов – высокая, а барьеры – незначительные; требуются небольшие усилия и затраты по получению доступа к информации о товарах и ценах.

Монополистическая конкуренция характеризуется наличием достаточного числа продавцов, которые предлагают дифференцированную продукцию, тем самым осуществляя определенный контроль и добиваясь лояльности покупателей. Барьеры входа-выхода хотя и существуют, но их высота преодолима.

Квазимонополия (рынок доминирующей фирмы) предполагает: наличие одного крупного и достаточно много мелких производителей, не оказывающих конструктивного влияния на цены; барьеры входа-выхода – достаточно высокие.

Олигополия – тип отраслевого рынка, при котором на рынке представлено ограниченное число агентов со значительными долями, существуют значительные барьеры входа-выхода; цена товара и объем выпуска определяется на основе интересов участников такого типа рынка, товары могут быть как дифференцированными, так и однородными.

Монополия характеризуется наличием одного производителя товара, не имеющего близких заменителей, барьеры входа-выхода высокие, как правило, непреодолимые. Соответственно, производитель устанавливает объем выпуска и цену на продукцию исходя из собственных интересов.

Опираясь на проведенный анализ теоретических положений, можно констатировать, что характер современных рынков динамичен, многообразен, и было бы неверным рассматривать его только с позиции конкуренции. На характер рынков оказывают влияние множество «сил» (пять по М. Портеру, семь по Э. Гроуву).

Руководители и специалисты современных промышленных предприятий должны периодически отслеживать и контролировать позиции предприятия, как в сфере конкуренции, так и в сфере сотрудничества. Третья сфера интересов представлена институтами, и, прежде всего, государством, которое, оказывая влияние на детерминанты конкурентных преимуществ, способствует формированию конструктивной конкурентной среды, в которой могут выделяться как «точки роста» в виде отдельных отраслей, так и кластеры отраслей. В связи с этим целесообразно говорить о взаимодействии предприятий, которое проявляется как в конкуренции, так и в сотрудничестве, при особой роли государства, определяемой на основании детерминант конкурентных преимуществ. Модель взаимодействия предприятий на товарном рынке представлена на рисунке 1.

1s

Рисунок 1 – Модель взаимодействия предприятий на товарном рынке

Предприятиям при этом рекомендуется разрабатывать и отражать в планах развития предприятия «гибридную» стратегию, как наиболее адекватную, позволяющую получить синергетический эффект от использования конкурентных преимуществ (УКП) и преимуществ от сотрудничества.

Основными задачами планирования в наиболее характерных для промышленных предприятий рыночных структурах являются:

1. В условиях монополистической конкуренции – разработка планов по созданию условий для реализации эффекта экономии от увеличения «масштабов производства» (например: поглощение мелких предприятий, слияние со средними и крупными с целью обеспечения эффекта «масштаба производства»; использование радикальных инноваций, позволяющих значительно снизить себестоимость продукции; продажа брендовых товаров и др.); разработка плановых мероприятий по сокращению расходов предприятия; разработка и обоснование в стратегическом плане стратегий обратной вертикальной интеграции и предшествующей вертикальной интеграции в технологической цепи проектирования, производства и реализации продукции, специализации на определённом типе продукции и индивидуальных заказах, концентрации на региональных рынках.

2. В условиях олигополистической конкуренции – обоснование и моделирование возможных направлений участия предприятия в конкурентной борьбе, прогнозирование потенциальных результатов и программирование действий. Такими направлениями могут быть: активная неценовая конкуренция за счёт масштабной рекламы и продвижения товаров на рынке (например, для машиностроительных предприятий в случае невозможности достижения результатов с помощью лидерства в ценах), лидерство в ценах при активной ценовой конкуренции, незамедлительная реакция на изменение цен конкурентами, вступление в тайный альянс на основе ценового сговора.

3. В условиях монополии и квазимонополии (рынке доминирующей фирмы) – плановое обоснование мер и прогнозирование ситуаций, связанных с необходимостью сохранения статуса-кво на рынке. К числу таких мер следует отнести: повышение барьеров входа на рынок (лучше, если вход заблокирован); противодействие товарам-заменителям; конкуренция с нововведениями в смежных отраслях (упреждение действий конкурентов внедрением новых более эффективных технологий, снижением цен, совершенствованием собственной продукции); конкуренция на международных рынках.

Заключение.

Таким образом, структура современных товарных рынков динамична по своей природе, что определяет необходимость периодического или непрерывного мониторинга их состояния. Это важно как для предприятий (для правильного позиционирования товаров, установления цены, планирования оптимальных объемов продаж), так и для государства (для реализации эффективной антимонопольной политики, формирования конкурентной среды).

Изменения рыночных структур происходят не только вследствие конкуренции, но и вследствие реализации концепции сотрудничества, механизмом которой являются стратегические альянсы, создаваемые преимущественно в форме слияний и поглощений. Поэтому анализ состояния товарных рынков и определение типа их рыночной структуры имеет принципиальное значение для планирования конкурентного поведения промышленного предприятия на рынках.

Библиографический список

1. Авдашева С.Б., Розанова Н.М. Подходы к классификации рыночных структур в экономике России // Вопросы экономики. – 1997. №6. – С.138-154. 

2. Гроув Э. Выживают только параноики / Пер.с англ.- М.: Альпина Паблишер, 2003.

3. Гэлбрейт Дж.К. Новое индустриальное общество. М., 1969.

4. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: ФЭК «Начала», 1997.

5. Портер М. Международная конкуренция. - М.: Междунар. отношения, 1993.

6. Уильямсон О. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация. СПб.: Лениздат, СЕУ Пресс, 1996.

7. J.S.Bain. Industrial Organization. Wiley, New York, 1958.

8. Baumol W., Panzar J., Willig R. Contestable Markets and the Theory of Industry Structure. N.Y. 1982.  

9. Brandenburger A.M., Nalebuff B.M. Co-opetition. – N.Y.: Doubleday, 1996

10. Clark J.M. Competition as a Dynamic Process. W., D.C., 1961.

11. Demsetz H. Industry Structure, Market Rivalry, and Public Policy. Journal of Law and Economics. 1973. V.16. PP.1-9 

12. Hunt S.D. A general theory of competition. L., 2000. 

13. Mason E.S. The Current State of the Monopoly Problem in the United States/Harvard Law Review 62 (June 1949): 1265-1285.

14. Moore J.F. The Death of Competition. – N.Y.: Harper Business, 1996.

15. Parise S. Henderson J. C.  (2001) «Knowledge resource exchange in strategic alliances» IBM SYSTEMS JOURNAL, VOL 40, No 4, 2001 http://www.research.ibm.com/journal/sj/404/parise.html.

16. Stigler G. The Organization of Industry. Chicago. 1968.

17. Sutton J. Technology and Market Structure. MIT Press. 1998.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516