Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Государственно-частное партнерство как механизм экономического развития Дальневосточного региона

Региональная экономика | (31) УЭкС, 7/2011 Прочитано: 28230 раз
(6 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Иголкина Людмила Михайловна
  • Дата публикации:
    15.07.11
  • № гос.рег.статьи:
    0421100034/0204
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Дальневосточный государственный университет путей сообщения г. Хабаровск

Государственно-частное партнерство как механизм экономического развития Дальневосточного региона

Иголкина Людмила Михайловна

Дальневосточный государственный университет путей сообщения

г. Хабаровск

кандидат технических наук, доцент

кафедра «Мировая экономика и коммерция»

igolkinalm@mail.ru  

Аннотация: В условиях преодоления последствий мирового финансового кризиса существует проблема недостатка потенциальных инвестиций в инфраструктуру российских регионов и городов. Партнерство государства и бизнеса направлено на достижение экономических и социальных целей по созданию необходимых условий для функционирования хозяйственного комплекса и обслуживания потребностей населения, удовлетворения растущего спроса на товары и услуги, доступности инфраструктуры.

Ключевые слова: государственно-частное партнерство, механизм применения партнерства, инвестиции, развитие Дальнего Востока. 

The summary: In the conditions of overcoming of consequences of world financial crisis there is a problem of a lack of potential investments into an infrastructure of the Russian regions and cities. The partnership of the state and business is directed on achievement of the economic and social purposes on creation of necessary conditions for functioning of an economic complex and service of requirements of the population, satisfaction of a growing demand for the goods and services, availability of an infrastructure.

Keywords: state-private partnership, the mechanism of application of partnership, the investment, development of Distant Vostoka.gi, availability of an infrastructure.

Сегодня значительное число проблем, связанных с обновлением социальных и инженерных инфраструктур, модернизацией жилищно-коммунального хозяйства, развитием дорожной сети и т.д., невозможно решить только за счет региональных и местных бюджетов.

В мировой практике для привлечения частных компаний в целях развития общественных инфраструктур и управления ими широко используются механизмы государственно-частного партнерства (ГЧП).

Известно, что государственно-частное партнерство представляет собой институциональный и организационный альянс государственной власти и частного бизнеса с целью реализации общественно значимых проектов в широком спектре сфер деятельности – от развития стратегически важных отраслей экономики до предоставления общественных услуг в масштабах всей страны или отдельных территорий [1].

Механизм применения государственно-частного партнерства способен обеспечить, прежде всего, возможность осуществления общественно-значимых проектов в наиболее короткие сроки, малопривлекательных для традиционных форм частного финансирования, а во-вторых, повысить эффективность проектов за счет участия в них частного бизнеса, как правило, более эффективного на рынке, чем государственные институты. Кроме того, при этом обеспечивается снижение нагрузки на бюджет за счет привлечения частных средств и переложения части затрат на пользователей, возможность привлечения лучших управленческих кадров, техники и технологий, повышение качества обслуживания конечных пользователей. Наконец, появляется возможность сконцентрировать внимание государственных органов на наиболее свойственных им административных функциях и сократить государственные риски за счет распределения их между частным партнером и властью. Со своей стороны государство обеспечивает правомочия собствен­ника, возможность предоставления налоговых и иных льгот, гарантий, а также материальных и финансовых ресурсов.

Помимо этого, ГЧП нашло распространение в сфере транспорта, телекоммуникаций, энергетики, сельского и коммунального хозяйства, образования и здравоохранения и некоторых других отраслях инфраструктуры и социальных услуг.

Другими словами, партнерство государства и бизнеса направлено на достижение социальных и экономических целей по созданию необходимых условий для функционирования хозяйственного комплекса и обслуживания потребностей населения, удовлетворения растущего спроса на товары и услуги, доступность инфраструктуры.

В условиях преодоления последствий мирового финансового кризиса существует проблема недостатка потенциальных инвестиций в инфраструктуру российских регионов и городов. Это заставляет государство искать альтернативные механизмы финансирования соответствующих расходов. В связи с этим всё более актуальным становится развитие института партнерства государства и бизнеса как эффективного механизма привлечения частных инвестиционных ресурсов в общественно значимые региональные и муниципальные проекты. Такое взаимодействие на основе реализации территориальных стратегий позволит сохранить достигнутые в последние годы темпы экономического роста, повысить эффективность общественного сектора, будет способствовать качественному изменению национальной экономики и усилению конкурентоспособности как отдельных регионов, так и в целом РФ [6: с. 18–30].  

В последние годы во всем мире наблюдается тенденция усиления сотрудничества власти и бизнеса. Заметим, что в российском обществе вопросы организации (или реализации) государственно-частного партнерства стали привлекать внимание представителей различных уровней власти, делового сообщества, науки. Если в европейских странах ГЧП сформировалось как устойчивый элемент экономики, то в России сегодня происходит активная фаза становления и развития инструментов и форм ГЧП. Повышенный интерес к теме взаимодействия власти и частного сектора обусловлен тем, что во многих странах институт ГЧП позволяет решать множество инфраструктурных, инновационных, социальных, экологических задач путем объединения ресурсов частного и государственного секторов.     Причем эффективность такого альянса обеспечивается не столько прямым объединением финансовых ресурсов на условиях софинансирования (хотя и такой подход применяется довольно часто), сколько максимально полным использованием уникальных возможностей каждого из двух участников проекта и совокупным сокращением рисков.

Очевидно, что обе стороны партнерства заинтересованы в успешном осуществлении проектов в целом. Проекты ГЧП облегчают выход на мировые рынки капиталов, стимулируют привлечение иностранных инвестиций в реальный сектор экономики. Особое значение ГЧП имеет для экономики регионов, где на его основе развиваются местные рынки капитала, товаров и услуг и где каждый партнер вносит свой вклад в общий проект.

Так, бизнес обеспечивает финансовые ресурсы, профессиональный опыт, эффек­тивное управление, гибкость и оперативность в принятии решений, способность к новаторству. При этом обычно внедряются более эффек­тивные методы работы, совершенствуются техника и технологии, возникают новые формы организации производства, создаются новые предприятия, в том числе с иностранным капиталом, налаживаются эффективные кооперационные связи с поставщиками и подрядчиками. На рынке труда, как правило, повышается спрос на высококвалифи­цированных и хорошо оплачиваемых работников [2: с. 61].

Со своей стороны государство обеспечивает правомочия собствен­ника, возможность предоставления налоговых и иных льгот, гарантий, а также материальных и финансовых ресурсов. В ГЧП государство получает возможность заняться исполнением своих основных функций конт­ролем, регулированием, соблюдением общественных интересов. По мере развития ГЧП государство в сфере инфраструктуры может постепенно смещать акценты в своей деятельности с конкретных проблем строительства и эксплуатации объектов на административно-контрольные функции. Неизбежные предпринимательские риски при этом перераспределяются в сторону бизнеса. Общественная же значимость ГЧП заключается в том, что в итоге выигрывает общество как потребитель более качественных услуг. 

Государство, вступая в союз с бизнесом, как правило, получает не только снижение нагрузки на бюджет, но и более гибкую и действенную, чем традиционная бюрократия, систему управления проектом, а бизнес – определенный набор гарантий и преференций. Партнерство в этом случае представляет собой некий симбиоз – реализацию возможностей и ресурсов контрагентов – государственного и частного секторов, т.е. каждая из сторон выполняет то, что ей удается лучше всего. Так, ключевым в деятельности правительства является осуществление услуг в соответствии со стратегическими приоритетами. Для частного же сектора определяющим является возможность оказывать услуги по наиболее приемлемой цене.

С организационно-правовой точки зрения выделяют следующие признаки ГЧП [5: с. 17]:

стороны партнерства должны быть представлены как государственным, так и частным сектором экономики;

– государство и частный бизнес должны быть взаимно заинтересованы в инвестиционном проекте;

– взаимоотношения сторон долж­ны быть зафиксированы в официаль­ных договорах; 

– взаимоотношения сторон долж­ны носить партнерский, т. е. рав­ноправный характер; 

стороны должны иметь общие цели и четко определенный государ­ственный интерес; 

стороны должны объединить свои вклады для достижения общих целей;

при создании партнерства должны учитываться режим иностранных инвестиций, административное право, режим обмена валюты, налоговое право, экологические нормы и т.д.; 

стороны должны распределять между собой расходы и риски, а не участвовать в использовании полученных результатов.

Изложенное выше позволяет выделить следующие четыре экономических аспекта института партнерства государства и бизнеса.

1. Государственно-частное партнерство – как часть системы мер государственного регулирования в целях реализации промышленной политики, стимулирования инновационной активности, привлечения инвестиций в развитие инфраструктуры и социальную сферу.

2. Государственно-частное партнерство как привлечение частного сектора к деятельности по предоставлению общественных услуг (в таких областях, как ЖКХ, здравоохранение, образование, транспорт, городское хозяйство и др.).

Частный сектор обеспечивает предпринимательскую инициативу, управление коммерческими рисками, экономию затрат в сжатые сроки реализации проекта. Публичный сектор обеспечивает согласование публичных интересов, дает долгосрочные гарантии установления справедливых тарифов; в случае если тарифы регулируемые, то обеспечивает управление рисками, связанными с социально-экономическим развитием, а также устанавливает стандарты на качество услуг и осуществляет контроль.

Актуальность использования потенциала механизмов ГЧП для приоритетных проектов в социальной сфере, в первую очередь для приоритетных национальных проектов, очевидна.

3. Государственно-частное партнерство как инструмент привлечения частной инициативы и инвестиций при сохранении государственного контроля над активами (такими, как недра, объекты инфраструктуры, предприятия, имеющие высокое социальное или оборонное значение и т.д.).

Государственно-частное партнерство является альтернативой как государственному предпринимательству (в форме казенных предприятий, унитарных предприятий, акционерных обществ со 100%-м государственным капиталом), так и полной передаче соответствующей хозяйственной деятельности в частный сектор, в том числе через приватизацию соответствующих активов.

При обозначенном нами использовании института ГЧП возможно преодоление таких «узких мест», как недостаточное качество управления государственной собственностью, недостаток инвестиционных ресурсов, отсутствие инновационных технологий, низкие экономическая эффективность и налоговая дисциплина.

Преимущество для государства заключается в том, что частные инвестиции направляются для создания, улучшения и эффективного использования государственного имущества, не включенного в свободный хозяйственный оборот, но важного для экономики страны и повседневной жизни граждан.

4. Этико-экономический аспект. В Своде нравственных принципов и правил в хозяйствовании (принят 05.02.04 на VIII Всемирном русском народном соборе, одобрен 09.09.04 Межрелигиозным советом России) в первом разделе указывается: «Не забывая о хлебе насущном, нужно помнить о духовном смысле жизни. Не забывая о личном благе, нужно заботиться о благе ближнего, благе общества и Отчизны», т.е. ставится задача «создавать такой экономический уклад, который поможет гармонично реализовывать как духовные устремления, так и материальные интересы личности и общества».

И далее там же, в разделе 2 содержатся следующие положения: «Собственность дает максимальную отдачу именно тогда, когда она употребляется эффективно, а плоды ее распределяются справедливо и ответственно, ”вкладываются” в социальную стабильность. Если человек создает материальные блага исключительно для себя, своей семьи, своей социальной группы, при этом пренебрегая интересами других, — он преступает нравственный закон и многое теряет в экономическом смысле… Использование собственности в хозяйствовании не должно носить узкоэгоистический характер, противоречить общему интересу. Благосостояние добросовестных предпринимателей и тружеников должно соответствовать их трудовому вкладу, быть следствием создания, рачительного использования и преумножения ими общественно-полезных благ… И предприниматель, и государство должны исходить из принципа справедливости при принятии экономических решений» (Приводится по: 3,с. 41-42).

Рассматривая ГЧП как экономическую категорию, мы полагаем, что государственно-частное партнерство – это новый формирующейся рынок инвестиций, имеющий свои специфические особенности, который тесно связан с инновационной экономикой. Поскольку без инвестиций нельзя реализовывать инновации, а без инноваций нет смысла развивать государственно-частное партнерство, то в полном соответствии с этим ГЧП в системе рынков имеет свои особенности функционирования, свой механизм взаимодействия, свои формы и принципы.

В России уже сложилась определенная практика государственно-частного партнерства при этом такие проекты реализуются главным образом на региональном уровне. Региональные инвестиционные проекты, в отличие от масштабных (комплексных), характеризуются менее длительными сроками реализации и окупаемости, следовательно, они оказываются более эффективными, что особенно важно для снижения негативных последствий кризиса в субъектах Федерации. Так, сроки реализации инвестиционных (комплексных) проектов варьируют от 4 до 15 лет, а региональных инвестиционных – от 2 до 10 лет.

Однако, несмотря на то, что мировой финансовый кризис негативно повлиял на масштабы реализации проектов ГЧП, в регионах по данным Министерства регионального развития РФ с начала 2010 года поступило 47 новых заявок от 25 субъектов Федерации на финансирование региональных инвестиционных проектов на сумму более 137 млрд.рублей. Эти данные свидетельствуют о заинтересованности субъектов Федерации в осуществлении новых региональных инвестиционных проектов, призванных оказать положительное воздействие на социально-экономическое развитие регионов [4: с. 57–60].

В соответствии со «Стратегией социально-экономического развития Дальнего Востока и Забайкальского региона на период до 2025 г.» целью развития Дальнего Востока и Байкальского региона является реализация геополитической задачи закрепления населения на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе за счет формирования развитой экономики и комфортной среды обитания человека в субъектах РФ, расположенных на этой территории, а также достижения среднероссийского уровня социально-экономического развития. Для достижения этой цели необходимо обеспечить сопоставимое или опережающее, по сравнению со среднероссийскими темпами, социально-экономическое развитие субъектов РФ, расположенных на территории Дальнего Востока и Байкальского региона, и решить ряд неотложных задач, среди которых первоочередными являются[1]:

- создание условий для развития перспективной экономической специализации субъектов РФ, расположенных на территории Дальнего Востока и Байкальского региона, на основе природно-ресурсного, индустриального, кадрового и научного потенциал в рамках федеральных отраслевых стратегий развития, стратегий социально-экономического развития субъектов РФ и муниципальных образований, а также стратегических программ крупных компаний;

- формирование устойчивой системы расселения, опирающейся на региональные зоны опережающего экономического роста с комфортной средой обитания человека;

- снижение барьеров для экономической и социальной интеграции территории Дальнего Востока и Байкальского региона с остальными регионами России и повышение конкурентоспособности продукции, товаров и услуг в соответствии с экономической специализацией, при обязательном формировании нормативной правовой базы, определяющей особые условия ценовой, тарифной, таможенной, налоговой и бюджетной политики;

- формирование численности населения и трудовых ресурсов в объемах, необходимых для решения экономических задач, стоящих перед регионом, повышение качества человеческого капитала;

- сохранение и поддержка традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Дальний Восток России – территория, обладающая серьезным экономическим потенциалом за счет богатейших природных ресурсов и географического положения и имеющая огромное стратегическое значение.

Однако высокий потенциал развития региона недостаточно используется по причине низкого уровня развития транспортной и энергетической инфраструктуры. В этой связи для реализации инвестиционных проектов и масштабного привлечения инвестиций необходимо опережающее развитие инфраструктуры.

При этом необходимо отметить, что на Дальнем Востоке в силу особых климатических и географических условий, существующей системы расселения и размещения производительных сил рыночная логика реализации индустриальных проектов сегодня работает слабо. Ни одна компания, какой бы крупной она ни была, не может себе позволить в рамках одного проекта построить сотни километров дорог, линий электропередач, поскольку такие затраты отразятся на цене, а следовательно, и на конкурентоспособности конечной продукции и снижении эффективности проектов.

В связи с этим здесь необходимы особые формы государственно-частного партнерства, при этом государство должно выступить в роли координатора или инициатора запуска крупных инфраструктурных проектов.

Правительством Российской Федерации была принята Федеральная целевая программа "Развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года" от 19 марта 2002 года (№ 169). С учетом проектов государственно-частного партнерства общий объем инвестиций в объекты, включенные в ФЦП по развитию Дальнего Востока и Забайкалья, составит более 566 миллиардов рублей.

В регионе, согласно ФЦП, протяженность новых дорог и линий электропередач составит 8,5 тысяч километров, появятся новые электростанции, которые будут вырабатывать почти 1,5 гигаватт дополнительной электроэнергии. Программа направлена на создание инфраструктуры, при наличии которой сюда придут инвесторы.

Итак, обобщая сказанное, сделаем следующие выводы. В Российской Федерации положено начало диалогу государства и бизнеса; крупные отечественные и иностранные компании готовы к реализации на Дальнем Востоке инвестиционных проектов в нефтегазовой отрасли, в тепло- и гидроэнергетике, угольной промышленности.

Однако, несмотря на это, проблема реализации проектов государственно-частного партнерства в социально-значимых сферах экономики России существует и заключается в том, что эти сферы малоинтересны частному бизнесу для целей инвестирования. В связи с этим для успешного привлечения частных инвестиций в социально-значимые сферы необходимо следующее:

- сформировать региональную нормативно-правовую базу, способствующую разрешению спорных вопросов, возникающих в процессе реализации проектов государственно-частного партнерства;

- предоставлять социально ориентированным компаниям льготы и преференции по налогам;

-   учитывая опыт некоторых регионов России, рассмотреть вопрос о создании региональных центров государственно-частного партнерства, деятельность которых была бы направлена на подготовку, запуск и управление проектами государственно-частного партнерства.

Библиографический список

1. Варнавский В.Г. Партнерство государства и частного сектора: формы, проекты, риски [Электронный ресурс] / Официальный сайт Института Мировой Экономики и Международных Отношений.

Режим доступа: http://www.imemo.ru/

2. Дерябина М.А Государственно-частное партнерство: теория и практика / М.А. Дерябина // Вопросы экономики. – 2008. – №8.

3. Николаев А.И., Бочков С.О., Государственно-частное партнерство в РФ: экономическое содержание и правовое обеспечение / А.И. Николаев, С.О. Бочков // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. – 2007. - Июль. - № 1-2.

4. Понизов П. Государственно-частное партнерство в субъектах РФ / П. Понизов // Человек и труд. – 2010. – № 10.

5. Романова О.А. Теория и практика развития частно-государственного партнерства / О.А.Романова // Вестник УГТУ. – 2000. – № 3.

6. Татаркин А.И. Партнерство власти и бизнеса в реализации стратегий развития территорий / А.И. Татаркин, Д.А. Татаркин, Е.Н. Сидорова // Экономика региона . – 2008 . – № 4.



[Электронный ресурс]/ПРАЙМ-ТАСС. – 2010. – Режим доступа: http://www.prime-tass.ru/news/0/%7B392262D9-DDF4-4800-BA82-C9DD8992F519%7D.uif

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516