Ошибка
  • Delete failed: '744b1a51a5a45d97fd1171fca790833d.php_expire'
  • Delete failed: '744b1a51a5a45d97fd1171fca790833d.php'

Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Ключевые составляющие сетевой организации

Региональная экономика | (81) УЭкС, 9/2015 Прочитано: 9292 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Чернов Сергей Александрович, Дайкер Анна Оттовна
  • Дата публикации:
    12.09.15
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону

Ключевые составляющие сетевой организации

MAIN COMPONENTS OF THE NETWORK ORGANIZATION

Чернов Сергей Александрович

 к.э.н., доцент

sachernov@sfedu.ru,

Дайкер Анна Оттовна

преподаватель,

ann.daiker@gmail.com

Южный федеральный университет

Аннотация. Доказывается важность исследования прорывных инноваций, выделяются закономерности функционирования многомерных сетей, а также раскрываются ключевые составляющие сетевой организации.

Abstract. Proves the importance of breakthrough innovation, distinguished multidimensional patterns of functioning networks and also reveals the main components of the network organization.

Ключевые слова: сетевая организация, экономическая свобода, инновационная сеть, сетевые отношения, сетевое управление, контракт, атомизация, доверие, городская сеть, пространственный компонент сети, обратная связь, управленческое решение.

Keywords: network organization, economic freedom, innovation network, network relationships, network management, contract, atomization, trust, urban network, the spatial component of the network, feedback, management solution.

Практика мирового бизнеса сегодня опередила теорию экономики и менеджмента, которая оказалась не в состоянии создать методологическую основу бережливого производства, системы сбалансированных показателей, МАС, BigData. С другой стороны, теоретическая и прикладная наука оторваны от практической деятельности и не способны предложить технологии организационных прорывов, соответствующие новому технологическому укладу. «…Мировая инновационная мысль буксует уже как минимум десятилетие. Кластеры, трансферт неявного знания, открытые инновации, корпоративное предпринимательство, технологические платформы и подобные им замечательные концепты давно преподаются бакалаврам, а по настоящему новых пока не появилось» [1]. В России теоретические конструкции оторваны от жизни. Они или опережают действительность или не соответствуют ей. Мы учим менеджеров организационным инновациям, под которые не подведен реальный фундамент экономики и систем управления.

В настоящее время накоплен опыт экономических и управленческих инноваций, изменивших мир в начале XXI века. Уже имеется критическая масса организационных инноваций для создания новой теории. Новые явления и процессы, которыми изобилует современная экономика и менеджмент требуют новой методологии. В частности, актуальным является исследование прорывных инноваций, закономерностей функционирования многомерных виртуальных сетей.

Сети и экономическая свобода. Сеть предоставляет своим субъектам высокую организационную степень свободы. Государственное регулирование в условиях перехода к сетевой экономике, чтобы не разрушать данный феномен, должно шаг за шагом снижать степень централизации экономики и государственного управления, развивать институт саморегулируемых организаций. Возможно присутствие государственных инновационных структур в сети как одного из ее элементов, как катализатора движения технологии в региональной экономике.

Превращение современных компаний в обучающие системы, формирование корпоративного пространства знаний неизбежно развивает сетевые формы организаций, повышающих степень экономической свободы. «…Сеть представляет собой непрерывно меняющуюся, неформализованную, четырехмерную, нелинейную, криволинейную структуру… физические параметры отражают наличие степеней свободы, например, из схемы традиционной организации и из реально сложившихся в ней отношений очевидно, что иерархическая структура допускает лишь свободу движений по вертикали… Формируя контекст ценностей, этики и целостности, объединяя экспертов в соответствии со стратегическими задачами, мы вводим третье измерение, глубину, обеспечиваем дополнительно степень свободы… Аддитивный эффект синергии и образование сообщества обеспечивает еще одну степень свободы, связывая все элементы системы в единое, неразделимое целое» [2].

Закономерность. Степень свободы зависит от уровня доверия. Установление атмосферы доверия и информационной открытости, а не агрессии и дезинформации – необходимость современной экономики. «Креативная свобода тождественна свободе как таковой, а потенциальная свобода есть ее необходимое условие. Тождество творчества и свободы позволяет в иных терминах формировать основные положения теории креативного состояния» [3]. Высокая степень свободы предполагает соединение порядка и хаоса. Джеймс Брайан Кунин в статье «Управление инновациями как контролируемый хаос» отмечает: «технология продвигается вперед благодаря цепи случайных – часто исключительно интуитивных – открытий, которые становятся возможными вследствие свободных, во многом беспорядочных взаимодействий исследователя с внешним миром, в хаосе которых способны существовать … только настоящие энтузиасты» [4]. Формируя новые степени свободы, сеть обеспечивает возможности новых технологических решений, инноваций, ноу-хау, концептуальных подходов. Характер движения нематериальных активов по сетевым коммуникациям, позитивно воздействует на их стоимость, наращивает их объем, высвечивает новые формы, грани. Особое значение имеют перекрестки обмена. В узлах обмена в сети постоянно рождается новая информация, появляются новые идеи, соответствующие стратегические бизнес-процессы. Сеть разрушает границы частных стратегических процессов отдельных стратегических бизнес-единиц или компаний, создавая эффект целостности. В результате создается единый поток создания ценности. Возрастают гибкость и скорость бизнес-процессов.

Сетевая организация в сравнении с иерархическими системами предоставляет ее субъектам большую свободу выбора, поскольку резко увеличивает степень многомерности организационных связей. Именно это открывает безграничные возможности организационной импровизации, повышает адаптивные способности управленческих систем. Самой высокой степенью свободы обладает рынок, поэтому привнесение рынка в организационную структуру позволяет организациям быстро перестраиваться в разных направлениях. Б. З. Мильнер отмечал: «перенесение рыночных отношений во внутреннюю сферу компаний (внутренние рынки) вызвало к жизни новый тип структуры – сетевые организации... Сети представляют собой совокупность фирм или специализированных единиц, деятельность которых координируется рыночными способами вместо командных методов. Они рассматриваются как форма, отвечающая современным требованиям внешней среды» [5]. С другой стороны, разнообразие сетевых отношений повышает степень экономической свободы, поскольку расширяет возможности выбора, непрерывно обновляет альтернативные варианты как принятия управленческих решений, так и их реализации.

Инновационная сеть сама по себе является как способом распространения инноваций, исходящих от инновационных лидеров, так и создания стоимости. Сетевые лидеры формируют новые параметры динамического равновесия сетевой системы. Но установить новые инновационные параметры недостаточно, необходимо, чтобы инновация стала центральным элементом сетевой игры и была воспринята как новый процесс, сулящий выигрыш основным игрокам. Данный вид сетевого поведения кардинально отличается от традиционных форм поведения человека в организации. Наличие новых параметров порядка, эталонов перестраивает бизнес-процессы контрагентов сети.

Закономерность. Сетевой бизнес-процесс предполагает интеграцию некоторых элементов организационных структур заказчиков и поставщиков в разработке новой продукции, создания между контрагентами сети промежуточного пояса, в котором действует траектория внутриорганизационных бизнес-процессов.

Сетевой рынок предполагает смену инструментов продвижения новых продуктов и услуг. Реклама, скидки утрачивают актуальность. На первый план выходят технологии сетевого маркетинга. Последние развивают петли взаимного усиления, формируемые в контуре поставщик-потребитель, увеличивают масштаб такого взаимодействия. Поставщик ориентируется на потребности, которые возрастают и обновляются. Поэтому со стороны производителя разумен шаг «давать преувеличенные обещания» и «превосходить обещания» (по Рику Баррера). В построении отношений доверия и бренда необходимо: определить точку соприкосновения такого взаимодействия (фиксируется уникальность, точность, своевременность и пространственное расположение такого общения); превзойти ожидания потребителя (это создает инерцию роста спроса). Рик Баррер отмечает: «Если ваша цель – непоколебимая приверженность, то умение давать преувеличенные обещания и превосходить ожидания должно стать методом вашей работы» [6, с. 14].

Важную роль в установлении сетевого взаимодействия между агентами сети являются «точки соприкосновения». Прежде всего, речь идет об отношениях поставщик-потребитель. «Точки соприкосновения с продуктом – это момент, когда потребитель вступает в контакт с товарами (услугами), которые вы предлагаете, чтобы привлечь его интерес и деньги» [6, с. 122]. В точках соприкосновения сетевые отношения постоянно воспроизводятся. В них создается не только особая атмосфера многостороннего контакта, но и формируются новые потребности и их динамика. Точка соприкосновения включает в себя информацию о продукте, способы отгрузки, виды оплаты, гарантийные условия, наличие запасных частей, сервисное обслуживание, политику возврата, возможность повторной переработки [6, с. 123].

В инновационных сетях в точках соприкосновения технологии передаются покупателю, который обучается, при необходимости обретаются необходимые знания и навыки. С точки зрения сетевых инновационных отношений с потребителем (соответственно, компаний – по Booz & Company) можно выделить три их группы: сетевые интеграционные инновационные отношения с потребителем, ориентирующиеся на еще не удовлетворенные потребности – Apple, Procter & Gamble, лидеры IT и потребительского рынка; сетевые отношения периодических, циклических взаимодействий, пошаговых инновационных улучшений в рамках длинных технологических циклов – HyundaiCaterpillar; сетевые отношения, сориентированные на технологии, но не на потребителя – Google, Bosch (характеризуются высокими коммерческими рисками).

Сетевая инновационная экономика рождает новые движущие силы технологического развития. Реализация новых идей, оживляет разнообразие связей конкурентной среды. Конкуренты ориентируются на особый инновационный технологический вектор и готовы быстро реагировать на новые технологические продукты или создавать инновационные «шумы». «Новаторам все сложнее быть услышанными среди шумового фона, созданного конкурирующими источниками; похоже, что изменить ситуацию можно только благодаря навыкам общения, овладеть которыми не так просто» [7].

Инновационная сеть как самосовершенствующаяся система настроена на эффективное движение инновационных продуктов, их коммерциализацию. Последнее вызывает разную реакцию компаний, конкурирующих с данным продуктом и поддерживающих его. Новатор выстраивает сетевые отношения в трех направлениях, учитывая интересы и ожидания: игроков, способных повысить эффективность инновации; тех, кто помогает инновации дойти до потребителя; самих потребителей. Сетевые отношения формируются в соответствии с ожиданиями данных групп игроков. Сети имеют разный масштаб от сетей малого бизнеса до ТНК.

Сети разнообразны. Данное разнообразие определяется субстанцией современной сети – проектной группой, командой. Если команда построена по иерархическому признаку, это ограничивает многообразие альтернатив развития сети. Если субстанция связана с разнообразным сетевым лидерством в проектной группе, стратегическими бизнес-единицами, количество альтернатив резко возрастает. В этом случае переменное лидерство предполагает переход лидерских позиций от одного сотрудника к другому. Временное лидерство является наиболее развитой формой организационной демократии. Такие сетевые организации могут работать на границе хаоса, с высокими рисками и неопределенностью. Практика показывает высокую результативность такой организации.

Многообразие сетевых отношений имеет отраслевой аспект. Сети получили широкое распространение в промышленности, финансах, торговле, туризме, страховании, образовании, транспорте и т. д. Расширение филиальной сети страхования, установление сетевых связей с клиентами, использование сетевого менеджмента и т. д. – свидетельствует о многомерности сетевых отношений даже на микроуровне. Скорость изменения масштаба сетевой организации зависит от качества конкурентных преимуществ, которые совершают свое движение по сетевым коммуникациям. В сети открываются возможности движения более совершенных страховых продуктов, услуг. Использование сетевых подходов в финансовой области позволяет участникам сети сформировать эффективную систему управления инвестиционным портфелем и вывести инвестиционный поток на новый уровень (количественный, качественный).

Установление горизонтальных сетевых связей между туристскими операторами – одно из направлений развития сетевого информационного управления в туристическом бизнесе.

О. М. Хотяшева выделяет такие типы сетевых партнерских отношений, как: сервисные союзы (консорциумы); союзы, создаваемые с целью доступа к ресурсам или преимуществам партнера и выражающиеся в создании совместных предприятий; союзы заинтересованных групп (поставщики, потребители) [8].

Широкое распространение получили франчайзинговые сети (товарные, производственные, деловые).

Закономерность. Сеть, активно проникая в различные области экономики, по мере укрепления индивидуальных связей с внешним потребителем, вытесняет из его внутренней структуры те компоненты, на которых она специализируется. Это переформатирует структуру компании-потребителя, делает ее компактной. То, что для сети является инсорсингом, для потребителя – аутсорсинг. Формирование новой экономики, в которой доминирует сетевая тенденция, взаимосвязано с доминирование инсорсинга-аутсорсинга как инструментов оптимизации организационной структуры.

Данные инструменты по мере повышения скорости их использования создают особую открытость компании. Последняя некоторое время сохраняет связи с отделившимся звеном, а приобретая новый элемент, входит в новый мир партнерских отношений. По мере такого обновления структуры и процессов, компания постепенно утрачивает четки границы с внешней средой. Аутсорсинг шаг за шагом усиливает операционное ядро компании, превращает ее в атом, дискретную часть сети. Такие компании «…способны объединяться в сети стоимости, или молекулы, отличающиеся мощью, быстротой и невероятной гибкостью в то же время достаточно управляемые, чтобы быть в состоянии удовлетворит ожидания клиентов» [9].

Другой вид аутсорсинга связан с отделением от компаний подразделений операционной производственной деятельности, с которым устанавливаются сетевые отношения. Базовые функции и проектные группы, моделирующие новые продукты или модернизирующие старые, на первых этапах остаются. Но и они со временем передаются во вне. Устойчивые позиции в сетевых компаниях занимают подразделения НИОКР и стратегический менеджмент. Так, японская компания Casio производственную деятельность передала подрядчикам, сконцентрировавшись на маркетинге и НИОКР. И подобных примеров множество.

Сети и эффект масштаба. Информационная насыщенность взаимоотношений внутри структуры приводит к ее упрощению и параллельной атомизации. Тенденция к разукрупнению и децентрализации в экономике тесно связаны. Это отмечают ведущие исследователи в области менеджмента. Так, Дэвид Хасси отмечает, что происходит переход к меньшим по размеру и более гибким организациям: «Гибкость остается единственным ключевым фактором выживания и развития» [10].

Атомизация связана с кооперацией и интеграцией инновационных компетенций. Соответствующие взаимосвязи являются взаимообогащающими, имеющими неисчислимое множество петель усиления по мере установление неформальных и нестанадартных контактов.

Закономерность. Сети могут генерировать как неблагоприятные петли и петли ограничений, так и петли взаимного усиления. В зависимости от этого сеть будет или увеличивать свой масштаб или уменьшать. К тому же сами сети могут попадать в более масштабные петли такого рода.

Отсутствие петель взаимного усиления стратегических региональных процессов приводит к стратегическим разрывам.

Сети – это живая, мыслящая система. Если иерархические структуры основаны на стандартах, профессионализме и исполнительности, сети – на таланте инновационности. Здесь поощряются скрупулезная точность управленческих решений, широкий спектр многообразных взаимодействий. Охват контролем, т. е. количество подчиненных одного руководителя в инновационной организации минимален. Чем более высокий уровень креативности системы, тем меньше охват контролем. Примеров этого множество, в частности, Стив Джобс и Стив Возняк создали небольшую инновационную группу с минимальным охватом контроля, создавшую прорывную инновацию. Связи в таких группах не воспроизводятся, а постоянно меняются, на первых этапах их развития усложняются. На эффект масштаба влияет увеличение в геометрической прогрессии количество связей, находящихся под контролем руководителя по мере роста количества инновационного персонала.

Сети конкурируют между собой. Конкурентные преимущества сети связаны не только с тем, что предполагают сетевые лидеры, но и с многообразием сетевых реакций проектных лидеров, имеющих совместное видение перспектив развития. Чтобы такое разнообразие не превратилось в хаос, необходимы определенные правила, документально фиксированные.

Контракт. Сетевая организация представляет собой комплекс взаимосвязанных агентов и их элементов, деятельность которых координируется рыночными механизмами. В ней доминирует децентрализованное управление, координация на основе взаимных согласований и заключения контрактов. Последние пришли на смену заранее установленным внутренним правилам, процедурам и рутинным инструкциям. Контракты четко определены и структурированы. Они необходимы в многовариантной среде сети неисчислимых пучков взаимосвязей и их комбинаций. В этих условиях устойчивость сетевой организации предполагает наличие системы правил. Для тех, кто их не знает, партнерские отношения ограничиваются. Сети дестабилизирует одностороннее изменение сетевых правил одним из ее игроков.

Единый вектор сетевой цели действует, если поведение сетевых агентов координируется параметрами конечных результатов, а не структурными звеньями сети или должностными лицами. В этих условиях контракт может быть достаточно простым, предусматривающим, прежде всего, временные и стоимостные параметры. При этом необходимы разделение обязанностей, создание механизма эффективных рабочих отношений и разрешения споров. Искусство переговорного процесса в сети связано не с давлением на контрагента, а с конструктивным взаимодействием с целью решить проблему. В целях предотвращения конфликтных ситуаций используется технология медиации, формирующая навыки проведения переговоров и достижения компромиссов. Формированием особой предпринимательской культуры ведения переговоров занимаются региональные предпринимательские институты. Так, ТПП Ростовской области оказывает услуги в аккредитации медиаторов, организует соответствующее обучение в сфере дополнительного профессионального образования.

Закономерность. Сетевая экономика связности диктует необходимость при заключении сделок не только совершать трансакции, но устанавливать многомерную связность между сторонами сделки. Это так или иначе способствует совместной интерпретации различных процессов и событий, что формирует основу доверия.

Доверие. Отношения в сети не диктуются какой-либо одной стороной всем остальным, они являются добровольными. Сетевые отношения построены на доверии. В инвестиционной сфере доверие материализуется в более низких процентных ставках и установлении более долгосрочных отношений, сориентированных на масштабные проекты. Доверие расширяет масштаб деятельности, демонтирует крупные блоки системы контроля, промежуточные уровни управления. Отношения доверия, наличие позитивных предпринимательских сетевых ожиданий позволяют снизить риск и неопределенность сетевой среды, расширить спектр деловых инициатив, более мобильно реагировать на новые информационные продукты, влияют на выбор сетевых партнеров.

Это является противоположностью бюрократических структур экономики с ее атмосферой недоверия, подавляющей горизонтальные связи. «Когда руководство теряет доверие, внедрение каких-либо новых подходов становится почти невозможным. Сотрудники начинают вести себя подобно животным, сохранившимся с доисторических времен, например акулам или тараканам» [11].

Городские сети. Высокий же уровень доверия в сетевой организации является предпосылкой для построения и функционирования институтов сетевого развития. Это также относится к местному самоуправлению, опирающемуся на партнерские отношения. Это характерно и для мезосистем. «…для кластеров, ориентированных на технологические прорывы, важна самоорганизация на уровне местных сообществ» [12]. Муниципалитет как фабрика самоорганизации и горизонтальных связей играет исключительно важную роль в сетевом обществе. В настоящее время в РФ возможности муниципалитета крайне ограничены, в его ведении остались только внутренние дороги, вывоз мусора и детские площадки.

Сетевая самоорганизация региона берет свое начало с формирования сетевых отношений города. Историческим примером таких отношений являются земства (краткий период). В настоящее время – это городской активизм. Свят Мурунов, руководитель Центра прикладной урбанистики МВШСЭН, создатель сетевой организации активистов из 80 российских городов считает, что городской активист – это «…человек, который тратит свободное время и ресурсы на создание общественного блага… Это носитель импульса перемен. Пассионарий, обладающий несколько иной системой ценностей, чем окружающие… Через самоорганизацию вокруг активистов возникают городские сообщества как форма с четким распределением рисков и задействуемых ресурсов» [13, 14].

Процесс создания городских сетей на основе активизации лидеров трансформации – основа сетевого развития общества, его конкурентоспособности. Любое подавление городской демократии – это шаг назад – в сторону феодализма и первобытного племени. К сожалению, в условиях советского прошлого городское самоуправление было раздавлено сверхцентрализацией общества. Сегодня это вернулось и разрушило основы институционального развития общества. Нанесен удар по сетевой организации. «В России нет ни одного города», – справедливо отмечает российский урбанист Вячеслав Глазычев, подчеркивая отсутствие городских сообществ [13]. Город – это связность интересов, действий, прежде всего – диалог, которого нет, что является проблемой. Только пятая часть россиян включена в социальные институты. А именно эта включенность отражает высшие потребности социального развития как гражданина, так и страны; социального государства в России нет.

Сетевая организация создает эффект относительности масштаба. Эффекты микромасштаба и мезомасштаба интегрируются. Связность, взаимозависимость, сложность взаимодействий – то что характерно как для микро-, так и мезоструктур. Интерспецифические ресурсы отдельных компаний кристаллизуются в мезосетях, конкурентные преимущества кластерных мезоструктур формируются лидерами микросетей. Само понятие территориальной структуры эволюционирует. Под территориальной структурой экономики мы будем понимать совокупность определенным образом взаиморасположенных и сочлененных территориальных элементов хозяйства, находящихся в сложном взаимодействии в процессе функционирования экономики мегарегиона [15]. Сетевые эффекты связности модернизационных процессов имеют пульсирующий характер.

Мировой опыт построения институтов самоорганизации и элементов сетевых отношений в транзитивной экономике первого типа (переход от сырьевой ее основы к индустриальной) имеет множество примеров включения в организацию партнерских горизонтальных отношений. Так, японские кейрецу, развивая устойчивые сетевые объединения партнеров, значительно повысили свою конкурентоспособность. Данная сетевая организационная инновация позволила переключиться с краткосрочного на долгосрочное сотрудничество, повысить взаимное доверие, сформировать пространство общих интересов и обязательств. В транзитивной экономике второго типа (переход от индустриальной к инновационной экономике) ярким примером организационного сетевого эксперимента является система кан-бан (точно в срок), подчиняющая стратегические бизнес-процессы вектору времени (сетевой тайм-менеджмент).

Раннее развитие сетевого менеджмента сориентировано на построение сетевых форм самоорганизации и управление этим процессом как стратегическим. Это предполагает развитие организации как открытой системы, укрепляющей петли обратных связей с потребителем.

Выстраивание сетевых обратных связей неизбежно усиливает пространственный компонент сети, способствует формированию сетей, привязанных к точкам пространства, насыщенных стратегическими ресурсами. Данные точки пространства отличаются высоким разнообразием природных, социальных, культурных, экономических процессов. «Территориальный подход позволяет учесть пространственную дифференциацию ландшафтного разнообразия, этническую разнородность населения, региональные различия хозяйствования и жизнедеятельности людей» [16]. Традиционная территориальная структура, экономическая система которой базируется на материальных активах, инерционна. Она накапливает прежние изменения, аккумулирует новые, консервируя их. Сетевая организация позволяет перейти от инерционной модели территориальной структуры к динамичной.

Обратные связи. Закономерность. По мере развития сети укорачиваются петли обратной связи с потребителем.

В успешно развивающейся сети действуют «петли взаимного усиления». Сеть, обеспечивая более эффективные каналы связи с потребителем, успешнее продвигает свои продукты, получая все большую прибыль, которая направляется на повышение качества продукта / услуги и далее еще больше усовершенствует каналы связи. Петля взаимного усиления воспроизводится на все более высоком уровне, что позволяет привлекать более масштабные потоки ресурсов и расширять сетевой масштаб.

Литература

1. Костина Г., Медовников Д., Сараев В. Институты ищут середину // Эксперт. 2012. № 44. 5–11 ноября. С. 63.

2. Клок К., Голдсмит Дж. Конец менеджмента. СПб., 2004. С. 186.

3. Корнейчук Б. В. Информационная экономика. СПб., 2006. С. 123.

4. Минцберг Г., Куинн Дж. Б., Гошал С. Стратегический процесс. СПб: Питер, 2001. С. 569.

5. Мильнер Б. З. Теория организации: учебник. М., 2004. С. 558.

6. Баррера Р. Превосходя ожидания: бизнес на грани возможного. М.: Эксмо, 2007.

7. Чакраворти Б. Продвигаем инновации на рынок: новые правила // Искусство управления. 2004. № 6. С. 103.

8.  Хотяшева О. М. Инновационный менеджмент: уч. пос. 2-е изд. СПб.: Питер, 2006. С. 190.

9. Камрас Р., Фарекомб М. Алхимия корпорации. Как реформировать структуру бизнеса в соответствии с реалиями завтрашнего дня. М: ИД «Секрет фирмы», 2005. С. 38.

10. Хасси Д. Стратегия и планирование. СПб.: Питер, 2001. С. 15.

11. Дак Дж. Д. Монстр перемен. Причины успеха и провала организационных преобразований. М.: Альпина Паблишер, 2002. С. 64.

12. Сараев В. Затерянный кластер // Эксперт. 2014. № 41.

13. Щукин А. Люди, имеющие право на город // Эксперт. 2015. № 16.

14. Чернов С. А., Дайкер А. О. Современная сетевая организация как альтернатива бюрократической модели управления // Управление экономическими системами. 2015. № 5 (77).

15. Дайкер А. О. Картографический анализ трансформации территориальных пропорций численности населения Юга России в 2002–2008 гг. (на базе муниципальной статистики) // Научные труды SWorld. 2011. Т. 13. № 2. С. 70–75.

16. Шарыгин М. Д. Социально-экономическая география: традиции и современные тенденции развития // Научный журнал Пермского университета. Географ. вестн. 2011. № 1 (16). С. 17–25.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(03) УЭкС, 3/2019
(04) УЭкС, 4/2019
(05) УЭкС, 5/2019
(06) УЭкС, 6/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516