Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Современная сетевая организация как альтернатива бюрократической модели управления

Региональная экономика | (77) УЭкС, 5/2015 Прочитано: 16527 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Чернов Сергей Александрович, Дайкер Анна Оттовна
  • Дата публикации:
    08.05.15
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону

СОВРЕМЕННАЯ СЕТЕВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ КАК АЛЬТЕРНАТИВА БЮРОКРАТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ

Чернов Сергей Александрович

кандидат экономических наук, доцент

Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону

sachernov@sfedu.ru

Дайкер Анна Оттовна

преподаватель

Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону

ann.daiker@gmail.com

Аннотация. Приведена предыстория возникновения сетевых организаций и учёные, занимавшиеся их исследованием. Обосновывается несостоятельность бюрократической системы управления современным обществом и экономикой по сравнению с сетевой. Выделяются ряд закономерностейсетевого менеджмента, а также сильные и слабые стороны сетей. Обуславливается рост значимости сетевых организаций в современном мире.

Ключевые слова: сеть, сетевая организация, менеджмент, региональная экономика.

Abstract. Shows the appearance of the background of network organizations and scientists engaged in their research. Substantiates the failure of bureaucratic management system of modern society and economy as compared to the network. Highlighted a number of patterns of network management, as well as the strengths and weaknesses of networks. Driven by the growing importance of network organizations in the modern world.

Keywords: network, network organization, management, regional economy.

Основная тенденция в сфере экономики и менеджмента XXI века – развитие сетевых форм организации. Усиление горизонтальных связей расширяет спектр экономических отношений, усиливает действие внеэкономических факторов конкурентоспособности организации. Сетевая организация современной экономики присуща её микро-, мезо-, макро- и мегасистемам (четырём масштабам). Если в 1940–1950 гг. широкое распространение получили дивизиональные организации, а в 1960–1970-е – матричные, то в 1980-е и по настоящее время – сетевые организации. Исследованием сетевой организации занимались Х. Хакансон, М. Каллон, В. Биджкер, Дж. Мур, Г. Хэлмел, С. Прахалад, А. Бранденбурггер и Б. Нейлбуфф [1]. То, что постиндустриальное общество характеризуется сетевыми отношениями, отмечают не только экономисты, но и философы, социологи. Американский социолог М. Кастельс разработал основы методологии сетевого общества, составляющую основу современного анализа сетевых отношений.

Сетевая организация – антипод иерархической структуры. Изменения во внешней сере происходят быстрее, чем бюрократические системы могут реагировать. На определенном этапе затраты на функционирование иерархической структуры превышают затраты на внешние связи (нарушается равновесие Коуза). Это создает необходимость дебюрократизировать корпоративную структуру, понизить высоту её пирамиды. Освобождаясь от неэффективных звеньев, компания вынуждена встраиваться в определенную экосистему. Доминирование прямых властных связей в иерархической структуре приводит к тому, что огромный поток информации, идущий снизу вверх фильтруется и постепенно превращается в маленькие ручьи. Такое упрощение системы информационных потоков свидетельствует об утрате связи как с нижними слоями иерархической системы, так и с внешней средой, потребителями. Б. З. Мильнер отмечает, «… чем больше уровней проходит информация, тем меньше вероятность того, что она не будет искажена» [2].

Закономерность. Информационная перегруженность руководителя бюрократической структуры, думающего и рулящего за всех, приводит к информационной перегрузке, информационной усталости. Руководитель утрачивает связь с действительностью, неправильно выделяет приоритеты, что становится очевидным. Носители фундаментальных компетенций организации и супервайзеры начинают действовать самостоятельно. Горизонтальные сетевые отношения между ними приобретают теневой характер. Сеть присутствует в бюрократической организации как теневая структура. Она привносит в структуру не только новые живые координационные связи, но и «теневой» рынок. Борьба «света» с «тенью» порождает хаос, поскольку разрушает реально действующие эффективные механизмы координации. Там, где руководители это понимают, осуществляется реформа структуры в направлении частичной её децентрализации.

Закономерность. Бюрократическая структура на определенном этапе своего развития вместо порядка порождает хаос. Чем сильнее её административная карательная система контроля, тем сильнее хаос. Разрушение систем самоорганизации, восстанавливающих устойчивость системы, приводит к тому, что после исчезновения бюрократической структуры создается пространство «черной дыры».

Данный процесс происходил в 1929–1933 гг., когда всевластие гигантских монополий разрушило фундаментальные процессы отраслевой самоорганизации. Эффект «черной дыры» нарушил процесс становления не только управленческих и экономических элит новой генерации, но и деформировал социальные и политические процессы. Ретроспективный характер доминирующих организаций вызвал волну катастроф первой половины ХХ в.

Многообразие запросов потребителя входит в противоречие с такой организацией, утрачивающей конкурентоспособность. Другой проблемой является неэффективность и несвоевременность принятия управленческих решений. Бюрократическая система управления подошла к черте, когда нарушается закон Эшби: управляющая система не может быть менее сложной, чем система управления. Сетевая организация эту проблему решает более эффективно.

Бюрократической организации (как микро-, так и мезо-, макроуровня) свойственны: хаос, нестыковка процедур, дублированность функций многих уровней, потери времени вследствие «хождения по инстанциям» и бесконечного количество согласований, заседаний, закрытость информации, мифологичность «стратегии», волокита, обезличивание живых связей. Результатом этого является «…состояние подавленности, недоверие, бессилие и принятие тупиковых решений» [3].

Организация так развивается, что циклы централизации сменяются циклами децентрализации. В настоящее время мы испытываем нарастающий стратегический процесс децентрализации. Последний осуществляется в двух формах – вертикальной и горизонтальной. Вертикальная децентрализация – это процесс делегирования властных полномочий сверху вниз. Ярким примером этого является захват власти в дивизионах срединной линией структуры – техноструктурой. Горизонтальная децентрализация – формирование основы принятия стратегических управленческих решений экспертами, аналитиками вспомогательных служб. Именно они захватывают власть в матричных структурах.

Закономерность. Каждый шаг децентрализации – это не только фундаментальная трансформация структуры, но и перестройка всех функций управления, а также изменение отношений собственности. Последнее усиливает диффузию собственности, формирование системы опционов….

Закономерность. Децентрализации не произойдет без параллельной перестройки функциональных систем структуры, в централизованной системе всегда нарушен баланс функций. Определенная функция начинает доминировать. Это одно из проявлений «субъективизма» бюрократической структуры. Децентрализация приводит в рассредоточению функций их фокусировки на проектные области структуры.

Закономерность. Общая тенденция – перемещение властных элит сверху вниз – со стратегического апекса в срединную структуру, далее во вспомогательные звенья, нижние слои структуры. Закрепление последнего процесса осуществляется в форме раскрепощения множества живых самоорганизующихся связей сетевого типа…

Аглуцкий И., Кузьмин В.: «Организационная сеть представляет собой комплекс взаимосвязанных предприятий…, деятельность которых координируется рыночными механизмами. В сетевой организации реализуется детерминированное управление, когда координация взаимосвязанных организационных элементов определяется путем заключения контрактов» [4].

Сетевые отношения формируются в соответствии с принципом комплементарности: действия одного участника, связанные с решением следующих задач, одновременно способствуют решению определенных задач других участников.

Инновационная сеть включает в себя заказчиков, инвесторов, кредиторов, проектировщиков, подрядчиков, команды проектов (операторы проектов). Сеть существует временно (время проекта).

Сетевые организационные процессы предполагают постепенную замену административных отношений между элементами организации и организациями экономическими отношениями. В сетевых организациях «вместо последовательности команд имеет место цепочке заказов на поставку продукции. При этом координация достигается не командными, а договорными методами» [4, с. 66].

Сетевое участие региональных институтов в сетевых инновационных структурах осуществляется через работу с такими нематериальными активами, как человеческий капитал, организация и информационные технологии. Инвестиции в образование чрезвычайно важны, поскольку квалифицированные кадры являются одним из первостепенных факторов конкурентоспособности. Другим фактором, стимулирующим развитие сетевой информационный индустрии, является активная поддержка НИОКР.

Сетевая организация является системой органического типа высокого порядка. Это означает, что она является нелинейной целостностью, склонной к адаптации. Примерами сетевых конструкций природы является система голоного мозга человека, иммунной системы, эволюционной генетики и т. д.

Сети характеризуются: интенсивным взаимодействием большого числа различных видов деятельности и тех, кто принимает решение; преодолением ограниченных возможностей отдельного человека решать сложные междисциплинарные задачи; уменьшением неопределенности и ограниченности информации отдельного производителя; способностью к обучению и адаптации; нелинейностью, возрастающими прибылями, преимуществами объёмов и охвата; предвосхищением будущего; тонкой работой с потребителем; сетевые производители внимательно прислушиваются к требованиям заказчиков, готовы адаптировать свою продукцию под их запросы; в результате формируется капитал доверия, составляющий основу сетевого бренда.

Устойчивость партнерских отношений в сети снижает трансакционные издержки, создает ненужность традиционных механизмов контроля, санкций и бюрократической координации. Это оптимизирует потоки ресурсов, повышая их скорость и конкретизируя вектор их движения. Наличие в отношениях контрагентов сети множества частных связей на уровне проектных групп и функциональных систем позволяет повысить гибкость, мобильность движения. Система таких частных, двусторонних контактов порождает принципиально новый системный, интерактивный механизм координации, встроенный в схемы принятия управленческих решений и развития технологий, мобильного обучения персонала. Сама по себе система многостороннего информирования является обучающей, предоставляющей новый опыт проектной деятельности.

Многочисленные периодические внутренние и внешние контакты позволяют выявить новые тенденции развития внешней среды, правильно выстроить стратегические сетевые процессы на мезоуровне. Многоканальные, многовариантные связи в сетевой саомоорганизации создают взаимные сетевые интересы, заинтересованность в успехе друг друга. Эффективная сеть – это пространство преумножающегося успеха.

«Чтобы описать работу сети, необходима новая, неевклидова, многомерная, непрямолинейная геометрия, составляющая альтернативу статичной, линейной, плоской, пирамидальной системе связей...» [3, с. 185–186]. Многомерность сети, её гибкость позволяют ей встраиваться в контур любой организационной структуры.

Закономерность. Господствующая организационная структура оказывает сильное воздействие на ДНК сети.

В условиях раннего развития капитализма сети находились под воздействием простейших структур органического типа. Индустриальная революция, развитие массового производства подчинили сети механистическим структурам, в частности, дивизиональным. Развитие матричных форм организации сыграло решающую роль в глобальном распространении сетей. Сетевая организация становится доминирующей при условии обретения опыта развития матричных структур. Формирование массы компактных, мобильных проектных групп, включение в корпоративный портфель стратегических бизнес-единиц, многообразие и их свобода в выстраивании отношений с внешней средой – все это необходимо для сетевой организации. Матричная организация создает условия для самоуправления и на определенном этапе «организации превращаются в сообщества единомышленников, а иерархическая пирамида – в сеть сообществ, имеющих равновеликое значение…Унификация, стандартность начинает ценится меньше, чем многообразие» [3, с. 182].

Закономерность. Качество сетевых отношений зависит от того, каким является среднее управленческое звено типичной компании. Наличие доминирующего среднего звена в структуре последней сдерживает развитие сетевых процессов. В процессе минимизации и замещения среднего управленческого звена автономными проектными командами матричной структуры формируется основа сетевой организации как доминирующей структуры. Среднее управленческое звено, движимое техноструктурой играет решающую роль в иерархической бюрократической организации. Фундаментальной основой саморазвивающейся сети является самоуправляемая команда.

Формы сетевой организации

Б. З. Мильнер выделяет следующие формы сетевой организации микроуровня: при осуществлении крупных контрактов, в районах, долинах с малыми производственными фирмами, ведущие крупные производственные фирмы, рассредоточенные географически и объединенные в единую систему, стратегические союзы [5].

Простейшая форма сетевых отношений – совместные предприятия. Так, Philips и DuPont совместно выпускают копакт-диски, Toyota и GM – собирают автомобили. Для сетевых систем, выстраивающихся вокруг крупных компаний, характерны совместное использование инновационной инфраструктуры и создание цепочек добавленной стоимости (ДС). Другой формой сетевой организации являются стратегические союзы организаций, развивающие новый вектор конкурентных преимуществ отрасли. Те, кто причастны к этому процессу, ускоренно их приобретают, развивая свои интерспецифические ресурсы, выстраивая новые стратегические процессы. Отдельные компании интегрируются в масштабный сетевой инновационный процесс, укрепляют и расширяют инновационные партнерские отношения.

Аглуцкий И., Кузьмин В. выделяют следующие типы сетей: классические системы сбыта продукции предприятий, системы франчайзинга, организационная сеть участников крупного инвестиционного проекта, структура сетевого маркетинга [4, с. 66].

Мировые HT-компании для разработки и продвижения технологий создают стратегические альянсы. Типичным примером являются сетевые проекты крупных мировых компаний в области микроэлектронных технологий и оборудования, нацеленные на интеграцию инновационного потенциала конкурентов, объединения инвестиционных ресурсов в целях выхода на более масштабный проект. IBM, STMicroelectronics, Samsung, GlobalFoundries создают под разные задачи сетевые альянсы различной конфигурации, в которых равноправными партнерами является 35 международных компаний, в частности российских. Такая сетевая кооперация чаще всего функционирует в акционерной форме. Контрагенты сети привлекают отдельных специалистов из других компаний. Так формируется сетевой человеческий капитал. В сети разрушаются не только барьеры, ограничивающие движение компетенций, но и движения определенных технологий и результатов НИОКР.

Для создания конкурентоспособного бизнеса не достаточно сетевого движения стержневых компетенций операционной деятельности. Сети нужны особые навыки в рекламе, маркетинге, информационных системах, финансовой документации. Вертикальная интеграция крупных компаний HT-секторов мировой экономики постепенно уступает место горизонтальной интеграции. «Высокая результативность деятельности компании зависит от наличия сетей или союза с внешними поставщиками, которые становятся основой для взаимовыгодного сотрудничества. Такие компании, как GM, Hewlett-Packard и Merck, добились успеха, наладив сотрудничество с внешними поставщиками, предоставляя им основной персонал и специализированное оборудование. Создание таких сетей и управление ими становится основным маркетинговым навыком» [6].

Субконтрактное производство – одна из разновидностей сетей, связанная с тем, что компания-разработчик поручает выпуск конечной продукции другой организации, концентрируясь на тех цепочках ДС, которые приносят максимальный доход. К последним относятся проектирование, НИОКР, маркетинг. Субконтрактные сети растут, являясь одной из самых динамичных в экономике.

Виртуальная сетевая корпорация – временная сеть компаний, которая сориентирована на синхронную реакцию на новые окна возможностей. У компаний виртуальной сети общие издержки, навыки и доступ к мировым рынкам. Компании объединяются для совместного использования рыночных возможностей.

Сетевая организация характерна и для мезосистем (региональные кластеры, региональные инновационные сети и т. д.).

Закономерность. Сети более высоких цепочек ДС «вытягиют» сети более низких. Локомотивами в целом сетевой системы являются формирующиеся сети в области самой высокой цепочки ДС (HT-экономика, мегабренды).

Закономерность. Глобальная цепочка ДС раздваивается на HT-цепочку и цепочку мегабрендов, соответственно раздваиваются глобальные сети.

Закономерность. Финансовые рынки так устроены, что в условиях экономического равновесия перераспределяют финансовые ресурсы с цепочек низкой ДС в пользу высокой. В условиях кризиса этот процесс ускоряется. В точках роста производств высокой ДС мультипликатор инвестиций имеет самые высокие значения. Об этом свидетельствует уровень капитализации самых конкурентоспособных компаний мира, представленных, в основном, отраслями HT и мегабрендов.

Сетевая инновационная политика

Региональная политика сегодня нацелена на укрепление конкурентных преимуществ региона, повышение его инвестиционной привлекательности, развитие многообразных процессов региональной самоорганизации. Кластерная политика в региональном управлении характеризуется тем, что центральное внимание должно уделяться укреплению сетевых взаимосвязей между экономическими субъектами – участниками кластера. Её целями являются: упрощение доступа к новым технологиям, фабрикам разработки технологий; распределение рисков в различных формах совместной экономической деятельности; совместное использование знаний и инновационного оборудования; ускорение процессов обучения; увеличение длительности и качества профессиональных контактов в режиме онлайн.

Исключительно важным элементом сетевых кластерных отношений являются контракты и компромиссы. Организации, которые добровольно входят в сетевой кластер, заключают контракты. Изменения в контракт вносятся методом переговоров и голосования. Все участники кластера имеют долю в цене производимой продукции в зависимости от трудоемкости и сложности выполняемой работы.

Инновационная политика ЕС основывается на концепции сетевого развития кластеров, расположенных в разных регионах. Таким образом, сетевые процессы выходят из отдельных европейских регионов в межрегиональную среду. Это позволяет совершать трансферт элементов конкурентных преимуществ отдельных кластеров в обширные европейские области, территориально выровнять экономическое развитие.

Другим направлением региональной сетевой экономической политики являются европейские технологические платформы. Последние используют опыт развития НИОКР (семь различных программ), опыт использования сетевого принципа проведения НИОКР. Технологические платформы – новый механизм инновационного развития, сетевого взаимодействия внутри кластеров.

За последнее время произошла смена парадигмы европейского инновационного развития. Программы поддержки инновационного предпринимательства, его сетевых связей заменили программы стимулирования конкурентоспособности. Данные программы включают 11 направлений (кластеры, развитие новых отраслей, организация государственных закупок и т. д.). Механизм сотрудничества в НИОКР переводится на онлайн-технологии, возрастает значение качественных инициатив, использующих принцип совместных инноваций. В результате эффективно используется потенциал сетевого и взаимовыгодного сотрудничества специалистов разных отраслей.

Сетевые инновационные взаимодействия в технологических платформах разворачивают синергию совместных инноваций, расширяют масштаб и сферу внешних партнерств и альянсов, открывают возможности доступа к новым технологиям, знаниям, рынкам. Технологические платформы так организуют (самоорганизуют) участие экономических агентов в разработке инноваций, информирование об их потребностях и специфических запросах, что открываются новые возможности их учёта на начальных стадиях НИОКР.

Сетевой аспект можно выделить и в территориальной экономической организации. П. Я. Бакланов исследует территориальные структуры хозяйства на микрогеографическом уровне – на уровне предприятий, так как именно на микроструктурном уровне закладываются и существуют территориальные структуры хозяйства как сетевые двухслойные образования (первый слой образуют сети пространственных линейно-узловых и линейно-ареальных структур; второй слой образуют сети территориальных ячеек, ареалов, участков, рыночных зон влияния, отношений связанности узловых и линейных элементов) и полагает, что территориальная структура хозяйства – это «сочетание предприятий и их групп, объединенных различными формами общности и связанности в пределах определенной территориальной общности в системе экономического районирования» [7]. При этом узловые элементы: предприятия, организации, компании; экономические связи между предприятиями – линейные элементы. Основными компонентами территориальной структуры хозяйства являются узлы, ареалы, линейные элементы, рыночные зоны спроса и предложения продукции. Также П. Я. Бакланов выделяет циклы (звенья), т. е. повторяющиеся сочетания элементов в сетевых территориальных структурах; один цикл состоит из двух взаимодействующих узлов производства и их пересекающихся рыночных зон спроса и предложения.

Преимущества сети

Необходимость появления сетевых структур продиктована динамикой преобразований происходящих во внешней среде, сетевая структура является одной из форм адаптации к её быстро меняющимся условиям. По мере развития организационная структура уступает место сетевым процессам. При этом признаками сетевых организаций являются: использование ресурсов многих внешних организаций в отличие от классической структуры, в которой все ресурсы сконцентрированы внутри компании; распределение основных функций компании между участниками сети; переход к рыночной основе взаимодействия участников сетевых процессов.

Таким образом, при создании компании-сети, входящие в неё организации, разбиваются на самостоятельные в хозяйственном и правовом отношении центры для более гибкого выполнения программ. При этом компания получает ряд преимуществ: адаптивность; концентрацию деятельности головной компании на приоритетных отраслях, уникальных и перспективных процессах; снижение издержек; исключение дублирования должностей и квалификаций; привлечение внешних ресурсов – ресурсов сетевых компаний; новые возможности поиска и привлечения наилучших партнеров для совместной деятельности. Примером сетевых процессов являются кластеры сетевого типа и холдинги.

Сеть позволяет её участникам выйти на более высокий уровень проектной деятельности. Сеть может обеспечить как ценовое преимущество сетевого продукта (экспансия стратегии лидерства), так и неценовое (сетевая стратегия фокусирования). Ценность сложных продуктов возрастает при сетевом их использовании. Потребители интеллектуальных продуктов часто самоорганизуются, когерентно развивают свои потребности и интересы. Формируются новые сетевые механизмы формирования и развития добавленной стоимости, ценности продуктов, брендов (нематериальных активов). Рост числа потребителей продукта вызывает ответную реакцию производителей, наращивающих ценность.

Сетевая организация характерна и для отдельных функций организационной структуры развивающейся в сетевом направлении, в частности маркетинговых. Преимущество маркетинговых сетей связано с сетевым доступом компаний к сетевым маркетинговым каналам, что повышает скорость проникновения на рынок, доступ к информационным технологиям. «Преимущества многоканальной маркетинговой системы состоят в том, что она позволяет компании эффективно обслуживать целый ряд рыночных сегментов» [6, с. 412].

Сети воздействуют на потребительский выбор, превращаются в самостоятельный фактор продвижения продукта. «Идея приложений заставляет компании обращать внимание на сети, окружающие их продукцию, а не на свойства продуктов и не на сферу их применения. Компания устанавливает статус-кво на условиях игроков одной сети, их выбора и людей, влияющих на этот выбор. Успех новатора зависит от его способности привлечь максимальное количество людей, поддерживающих новый продукт» [8].

Недостатки сети

Сеть может ограничивать мобильность поведения её контрагента. Сетевые игроки настроены на определенный тип поведения, правила игры, что иногда не вписывается в те инициативы, которые могут исходить от определенных контрагентов.       

Правила игры ограничивают маневры сетевого игрока. Ограничения зависят от того, на каком расстоянии от лидеров сети он находится, как он контактирует с лидером, какой вклад он вносит в развитие стратегических сетевых процессов.

В то же время, положительные качества сети преобладают. Являясь альтернативой бюрократической структуры, сеть преодолевает её недостатки. Попытки ускорить временные потоки в бюрократической иерархической структуре каждый раз наталкиваются на непреодолимые барьеры. Это требует снижения высоты бюрократической пирамиды и укрощения гипертрофированного развития функций. Одновременно происходит усиление горизонтального сотрудничества, соответственно, механизмов сетевой самоорганизации. Координационные механизмы приобрели ячеистую структуру, стали включать в себя самокоординацию. Система стала приобретать черты живого существа.

Таким образом, современная экономика и менеджмент становятся всё более сетевыми. Демонтаж вертикальных связей, дебюрократизация и развитие горизонтальных связей, самоорганизация – основная тенденция. Сетевые организационные процессы высоко адаптивны, разнообразны, могут встраиваться в любые системы управления.

Литература

  1.  Moore, James (1996) The Management  and evaluation of technological programs and the dynamics of techno-economic networks: the case of the AFMT, Research Policy, 21, 215–236; Moore, James (1996) The Death of Competition: Leadership and Strategy in the age of business ecosystems, John Wiley & Sons.
  2.  Мильнер Б. З. Теория организации. Учебник. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 314; Мильнер Б. З. Управление интеллектуальными ресурсами // Вопросы экономики. 2008. № 7. С. 129–140; Мильнер Б. З. Горизонтальные связи в организации и управление инновациями // Проблемы теории и практики управления. 2011. № 10. С. 1930.
  3.  Клок К., Голдсмит Дж. Конец менеджмента. СПб: Питер, 2004. С. 281.
  4.   Аглуцкий И., Кузьмин В. Детерминирование полномочий в коммерческих организациях // Проблемы теории и практики управления. 2006. № 12. С. 66–67.
  5.  Мильнер Б. З. Теория организации: учебник. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 559–560.
  6.  Дойль П. Маркетинг – менеджмент и стратегии, пер. с англ. под ред. Ю. Н. Каптуревского. СПб: Питер, 2003. С. 512.
  7.  Бакланов П. Я. Территориальные структуры хозяйства в региональном управлении. М., 2007. С. 10–47.
  8.  Чакраворти Б. Продвигаем инновации на рынок: новые правила // Искусство управления. 2004. № 6. С. 108.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516