Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Адаптация гравитационных методов к исследованию эффективности предпринимательских сетей

Предпринимательство | (27) УЭкС, 3/2011 Прочитано: 16932 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Юнусов Марсель Анварович
  • Дата публикации:
    31.03.11
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Уфимская государственная академия экономики и сервиса

Адаптация гравитационных методов к исследованию эффективности предпринимательских сетей

Аннотация: В статье рассмотрены этапы формирования предпринимательской сети в форме некоммерческой организации (союза, ассоциации предпринимателей), векторы гравитационного влияния на различных стадиях развития сети. Автором статьи на основе адаптации гравитационных методов исследования экономических процессов  выделены и описаны ключевые группы аддитивных, субтрактивных и реверсивных факторов, совместное влияние которых определяет положительное или отрицательное значение вектора силы притяжения предпринимательской сети, разработана модель оценки эффективности сетевых взаимодействий в предпринимательстве

Abstract: The stages of formation of the business net in the form of non-commercial organization (union, associations of businessmen), vectors of the gravitation influence on the different stages of the net development are considered in the article. On the basis of the adaptation of the gravitation methods of research of economic processes the author assigns and describes the key groups of additive, subtractive and reverse factors, the joined influence of which defines positive or negative value of the vector of gravitation power of the business net, the model of estimation of the effectiveness of net interactions in the entrepreneurship is worked out.

Ключевые слова: предпринимательские сети, гравитационные методы, вектор, факторы

Keywords: business nets, gravitation methods, vector, factors

 

Юнусов Марсель Анварович
аспирант
Уфимская государственная академия экономики и сервиса

nelli2006@inbox.ru


Для  диагностики сетей существует множество методов, рекомендуемых различными научными школами. Так, используются адаптированные экономико-гравитационные методы для оценки эффективности инновационных кластеров, в том числе модели размещения промышленности (гравитационная модель Шеффле, модель Вебера, модель Тинбергена)[1], модели межотраслевых балансов[2], применяются методики Европейской кластерной обсерватории[3], Маастрихтского,Гарвардского университетов и др.
Эффективным инструментом анализа формирования агломераций выступает гравитационный метод. Ряд отечественных и зарубежных ученых существенно развили его применение на практике [4] (к примеру, Андерсон ДЖ., Келлер В., Хелпман Е., Кругман П., МакКаллом Дж., Реддинг С., Венбаль А.Дж., Роуз А., Сабраманиан А., Вей С.Дж.и др.). Однако, ограничения  в использовании гравитационного метода связаны, в первую очередь, с масштабом изучаемых объектов (как правило, исследуются страны на основе торговых балансов и международной торговли), а также используемым объемом и составом информационных данных, не рассчитываемых ни российской, ни региональной статистикой.

В то же время, на основе гравитационного метода исследования, на наш взгляд, можно  сформировать методическую базу изучения процессов формирования агломераций промышленного предпринимательства и формирования на их базе предпринимательских сетей. Для этого необходимо использовать гравитационную модель, основанную на предположении, что объем двусторонних торговых потоков прямо пропорционален размеру экономик (их "массам")  и обратно пропорционален расстоянию между ними и иным торговым барьерам. Первые эконометрические результаты (к примеру, модель Пойхонена), выявившие эту закономерность, были получены в конце 1950-х – начале 1960-х гг.[4].

"Классическая" модель Андерсона и ван Винкупа основана на стандартной гравитационной зависимости, согласно которой размер экономик   определяет размер смещения торговли.

Ясно, что помимо "массы", действует ряд других факторов. В теории гравитации экономик ключевым фактором является сводный home bias effect или т.н. эффект границ (border effect).

В контексте исследования предпринимательских сетей, формируемых в рамках муниципальной экономики, границ (понимаемых в контексте барьеров для международной торговли, создаваемых инструментами тарифной и нетарифной политики протекционизма) не существует, однако действует ряд иных разнонаправленных сил, ослабляющих или усиливающих центростремительные/центробежные тренды сетеобразования, совокупное влияние которых определяет формирование, расширение и укрепление, либо сокращение и разрушение предпринимательской сети.

Схематично процесс формирования сетей представлен на  рис. 1.

Объединение предприятий в неформальную сеть предоставляет определенные преимущества ее участникам.  На определенном этапе развития неформальная сеть приобретает стимулы для трансформации в формальную сеть (например, союз предпринимателей городского округа).

Стоит при этом отметить, что большая часть участников формальной сети переходит из неформальной, однако не все ее участники (по разным причинам) формализуют сетевые преимущества.

Далее, наличие преимуществ привлекает все большее число участников теперь уже в формальную сеть, которая зачастую превышает численность участников  предшествующей ей неформальной  сети.

35_image001

Рис. 1. Схема и этапы формирования предпринимательской сети в форме некоммерческой организации (союза, ассоциации предпринимателей) и векторы гравитационного влияния.

По мере роста участников преимущества участия в сети снижаются, происходит сокращение ее размера (как формальной, так и неформальной ).

В качестве примера можно привести весьма бурный рост предпринимательских сетей в Башкортостане (на фоне относительно стабильного их небольшого количества в 1998-2000 гг.) особенно в форме некоммерческих союзов и ассоциаций  в период 2003-2005 гг. Впоследствии (к 2010 г.) численность фактически действующих сетей сократилась, по разным оценкам, примерно вдвое.
Середина 1990-х гг. –начало периода повышения внимания к проблемам малого предпринимательства и укреплению инфраструктуры его развития, в том числе посредством принятия республиканских государственных программ поддержки.

Стадия А, показанная на рисунке 1, – этап формирования преимуществ сети, используемых незначительным числом участников. Силы, выступающие побудительными мотивами к формированию сети (пока неформальной) достаточно высоки, однако информация о ее преимуществах недостаточна распространена (асимметрия информации).

По мере роста осведомленности участников рынка о преимуществах сетевого взаимодействия число связей возрастает – сеть расширяется. Этот период (стадия Б) характеризуется усилением притяжения сети и нарастанием стимулов к ее формализации.

Следующая фаза – стадия В – период создания формальной сетевой организации и ее бурного роста. Ряд новых участников сетевого взаимодействия, не получая ожидаемых выгод, выходят из ее состава, однако формальная сеть продолжает расти (инерция сети).

Сокращение формальных участников до уровня неформальной – реальной – сети является содержанием стадии Г. Здесь происходит уравновешивание преимуществ участников сети.

Стадия Д – стадия зрелости сетевой структуры.

Итак, участие хозяйствующих субъектов в предпринимательской сети – формализованной и неформализованной – происходит со смещением по фазе и амплитуде.

Нами выделены три группы факторов, определяющих вектор силы формирования сетей, в числе которых:
1) аддитивные факторы, обеспечивающие преимущественно положительный вектор формирования предпринимательских сетей;
2) субтрактивные факторы, формирующие преимущественно противоположный – отрицательный – вектор силы сетеобразования;
3) реверсивные факторы, изменяющие вектор силы в зависимости от стадии развития сети.

В числе аддитивных факторов:
- "масса" экономики;
- уровень специализации локальной экономики;
- открытость архитектуры технологических цепочек;
- уровень развития логистики и коммуникаций (включая транспорт, связь);
- снижение издержек при совместном освоении ресурсов или рынков;
- уровень развития крупных инфраструктурных проектов.

В числе субтрактивных факторов:
- эффект границ;
- приоритет автономии;
- монополистические тренды развития локальной экономики;
- критическая масса управляемости сети;
- приоритет локальных рынков сбыта.

В числе реверсивных факторов:
- асимметрия информации;
- инерция сети;
- нормативное регулирование.

В то же время, формирование и развитие локальной предпринимательской сети, помимо влияния того или иного сочетания выделенных факторов, в основе своей имеет ряд условий, важнейшими из которых, на наш взгляд, выступают:
- технико-технологическая совместимость;
- конкурентная дифференциация;
- коммуникативная идентичность.

Под технико-технологической совместимостью мы понимаем принципиальную непротиворечивость технологического уровня производства участников сети.

Конкурентная дифференциация – формирование и развитие предпринимательской сети предполагает необходимость объединения усилий на  ключевых и общих для участников сети направлениях при сохранении конкурентных отношений во всех остальных сферах .

Коммуникативная идентичность – единство в техническом и организационном плане контактной среды участников сети.
Рассмотренные условия справедливы для формирования предпринимательской сети, локализованной в географическом смысле. В случае формирования сетей с распределенными участниками значительно возрастает значение расстояния. Стоит отметить, однако, что значение данного условия несколько нивелируется развитием информационных технологий.

Таким образом, по аналогии с гравитационной моделью, вектор F формирования предпринимательской сети можно определить как:

(1)

где М – "масса" сети;
m – "масса" хозяйствующего субъекта – потенциального участника сети;
R2 – показатель, характеризующий степень удаленности узла сети и хозяйствующего субъекта – потенциального участника сети, в том числе, помимо расстояния (r), в контексте технико-технологической совместимости (U1), конкурентной дифференциации (U2), а также коммуникативной идентичности (U3), причем

(2)

? – сводный индекс влияния аддитивных (Эфадд), субтрактивных (Эфсуб) и реверсивных (Эфрев) факторов, причем

;

(3)

или

(4)

где – частные аддитивные факторы, в том числе "масса" экономики; уровень специализации локальной экономики; открытость архитектуры технологических цепочек; уровень развития логистики и коммуникаций (включая транспорт, связь); снижение издержек при совместном освоении ресурсов или рынков; уровень развития крупных инфраструктурных проектов;
– частные субтрактивные факторы, в том числе эффект границ, приоритет автономии, монополистические тренды развития локальной экономики, критическая масса управляемости сети, приоритет локальных рынков сбыта;
– частные реверсивные факторы, в том числе асимметрия информации, инерция сети, нормативное регулирование.

Важно отметить, что синергетический эффект предпринимательской сети изменяется при каждой новой итерации присоединения или выходе участника сети.

При этом сеть устойчива даже при выходе из него некоторых участников до тех пор, пока сохраняется определенный их набор, обеспечивающий приемлемый уровень синергетического эффекта, покрывающий соответствующие затраты по его достижению, а также преодолению порога возмущения.


, где

(5)

n – число участников сети;
k – критическая масса участников сети.

В то же время, следует отметить, что n всегда будет максимально приближаться по отношению к k, поскольку затраты на обмен информацией значительно возрастают с привлечением каждого n-ного участника. Так, включение каждого n-ного участника в альянс требует увеличения количества связей на (n-1), а сумма связей Sn при этом составит


, где

(6)

Sn – максимальное количество связей в сети с n участников;
n – число участников сети.

Обратной стороной данного процесса является эффект притяжения сетевых связей. Повышение концентрации сетевых взаимодействий также служит определенным притягивающим элементом для хозяйствующих субъектов, не входящих в сеть, однако потенциально готовых войти в нее. Таким образом, при незначительном количестве участников высока степень ее управляемости, затраты на обмен информацией и принятие согласованных действий невысоки, однако риски разрушения структуры при выходе из нее хотя бы одного участника довольно значительны. С другой стороны, при увеличении числа участников повышаются затраты на управляемость структуры, однако повышается ее устойчивость в случае эмерджентных выходов некоторых участников, поскольку они легко могут быть заменены за счет постоянного притяжения потенциальных участников.

Итак, предлагаемая методика при условии приведения (нормализации) показателей, а также экспертного учета веса каждой группы факторов с помощью коэффициентов , и может явиться основой для сравнения развития предпринимательских сетей разных муниципальных образований.

Таким образом, разработка методики оценки формирования предпринимательской сети, направленная на повышение роли муниципального управления в повышении конкурентоспособности территории и дифференциации на этой основе инструментов реализации инновационного подхода в управлении созданием инфраструктуры предпринимательства, представляет важную практическую задачу.

Ряд из выделенных в работе аддитивных, субтрактивных и реверсивных факторов представляют собой процессы, поддающиеся оценке и регулированию на уровне муниципального управления. В числе важнейших инструментов такого управления, по нашему мнению, формирование муниципального центра стратегического планирования, реализуемые им муниципальные дорожные карты формирования и укрепления предпринимательских сетей, а также программирование развития кооперации как эффективного механизма повышения влияния сетей на развитие промышленного предпринимательства.

Библиографический список:

  1. Моделирование в экономической географии //Институт географии Российской академии наук. http;//www.igras.ru/index.php?r=92&id=210
  2. Bergman E.M., Feser E.J. Industrial and regional clusters: concepts and comparative applications. – Regional Research Institute, WVU. 1999 / http://www.rri.wvu.edu/WebBoo
  3. Бабецкая-Кухарчук О.А., Морель М. Переход к рынку в России и его влияние на международную интеграцию: Препринт WP2/2003/04. – М.: ГУ ВШЭ. 2003 г. – 44 с. – с.14-15.



Примечание: № гос. рег. статьи 0421100034/

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516