Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Анализ российского и зарубежного опыта кластерной кооперации в промышленности

Отраслевая экономика | (89) УЭкС, 7/2016 Прочитано: 5496 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Новосельцева Ю.А.
  • Дата публикации:
    22.07.16
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГБОУ ВО «МГТУ «СТАНКИН»

Анализ российского и зарубежного опыта кластерной кооперации в промышленности

Analysis of Russian and foreign experience of cluster cooperation in the industry

Новосельцева Ю.А.

Novoseltseva Y. A.

Ведущий экономист

ФГБОУ ВО «МГТУ «СТАНКИН»

sabelli@mail.ru

Аннотация

В статье исследован зарубежный и отечественный опыт создания и функционирования кластеров, сопоставлены основные этапы и принципы их формирования. Приводится сравнение ключевых параметров программ развития биотехнологических кластеров в Германии и России. Также проанализированы ключевые аспекты успеха реализации кластерной кооперации в развитых странах и выделены основные проблемы в развитии инновационных кластеров в России.

Ключевые слова: инновационный кластер, кластерная кооперация, кластерная политика, кластерные программы, инновации, конкурентоспособность, конкордоспособность

Abstract

The article examines the foreign and domestic experience of creation and functioning of clusters, mapped the key stages and principles of their formation. A comparison of key parameters of programs of development of biotech clusters in Germany and Russia. Also analyzed key aspects of the success of the implementation of the cluster of societies in developed countries and the basic problems in the development of innovative clusters in Russia.

Keywords: innovative cluster, cluster cooperation, cluster policy, cluster programmes, innovation, competitiveness, concordant

В настоящее время в России наблюдается финансово-экономический кризис, формирующийся в условиях резкого изменения внешнеэкономической ситуации, связанной с введением санкций со стороны США и ЕС, ограничением доступа к финансовым ресурсам и технологиям, а также с замедлением спроса на товары отечественного экспорта и высоким уровнем оттока капитала. В таких условиях, промышленные предприятия сталкиваются с негативными факторами, мешающими их инновационному развитию: потеря внешнего кредитного финансирования, технологическая зависимость от зарубежных стран, нарушение сложившейся организации хозяйства, снижение возможностей малого и среднего бизнеса, сокращение крупных инновационных проектов больших компаний, сокращение правительственных расходов на инвестиции и снижение потребительской активности. [1,2,3,4]

В условиях кризиса, одной из эффективных форм для выживания предприятий, сохранения доли рынка, поддержания конкурентоспособности и внедрения инноваций является кластерная кооперация. Взаимодействие в рамках кластерной кооперации упрощает для промышленных предприятий доступ к финансовым ресурсам, современным методам управления и новым знаниям, технологиям и новейшему оборудованию, новым маркетинговым стратегиям и информации о состоянии рынка. Международный опыт показывает, что предприятия, взаимодействующие в рамках кластерной кооперации, способны к значительному повышению производительности и внедрению инноваций, жизнеспособному лидерству на внутренних и внешних рынках, быстрому технологическому прогрессу. Мировая практика свидетельствует, что в последние два десятилетия процесс развития кластерной кооперации происходил довольно активно. В целом, по оценке экспертов, к настоящему времени кластеризацией охвачено около 50% экономик ведущих стран (рис 1).

nov1

Рис 1. Количество кластеров в ведущих странах [5]

Для выявления проблем развития кластерной кооперации в России были проведены исследования зарубежного и отечественного опыта формирования и функционирования кластеров. Процесс создания кластеров в мире начался еще в 1980-х годах, кластерная кооперация рассматривалась как способ повысить конкурентоспособность регионов за счет инновационного развития. Первые локальные кластерные программы стартовали в Европе: Германии, Италии и Австрии. Через 20 лет программы кластерного развития заработали в большинстве стран ЕС, а также в США, Канаде, Японии, Австралии, Бразилии, Индии и Южной Корее. По данным исследования НИУ ВШЭ «Пилотные инновационные территориальные кластеры в РФ», даже в странах с развитой экономикой свыше 60% инновационных кластеров были запущены только после 1999 г. К середине 2000-х годов в мире насчитывалось уже около 1500 кластеров.[6]

Курс на формирование кластеров в российской экономике был взят в 2005 г. Необходимость развития кластеров подчеркивается в «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года», а также в «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года». Предполагается, что реализация кластерной политики будет способствовать росту конкурентоспособности бизнеса за счет эффективного взаимодействия участников кластера, связанного с их географически близким расположением, расширением доступа к инновациям, технологиям, ноу-хау, специализированным услугам и высококвалифицированным кадрам, снижением трансакционных издержек, а также с реализацией совместных кооперационных проектов. [7]

Несмотря на то, что методология и реализация кластерной политики в России в целом соответствует концептуальным основам аналогичных европейских программ, особенно немецких и французских, проведенные исследования показали, что развитие кластерной кооперации в России находится на начальной стадии формирования и имеет свои специфические особенности. Анализ опыта формирования и развития инновационно-технологических кластеров (полюсов конкурентоспособности) во Франции и инновационных территориальных кластеров в России позволил выявить этапы развития этой формы кооперации промышленных предприятий (рис.2).


nov2

Рис.2 Этапы развития кластеров во Франции и России

Процедура становления кластеров в России и за рубежом в общем виде заключается в последовательном прохождении нескольких этапов: инициирование, разработка стратегии и плана действий по формированию кластеров, реализация программы развития и оценка эффективности.

Изучение статистической информации показало, что первой особенностью развития кластерной кооперации в России является значительная роль государства в формировании кластеров, фактически они создаются по решению «сверху», так как государство принимает решение о создании кластеров. [8,9,10,11] Зарубежные кластеры создаются в основном «снизу вверх», т.е. являются инициативами бизнес-сообщества. При этом государство оказывает косвенное влияние, не регулирует границы и специализацию кластеров.[12]

Вторая особенность связана с проведением отбора российских инновационных кластеров. Несмотря на то, что отбор российских инновационных кластеров в целом соответствовал имеющейся зарубежной практике, сроки первичной экспертизы были очень сжаты - 1 месяц, в отличие от европейских кластерных программ, которые имеют достаточно длительные сроки подготовки заявок и прохождение конкурсного отбора в несколько этапов.

Третьей особенностью является разные сроки реализации региональных программ развития российских кластеров. Большинство из них имеют среднесрочный горизонт планирования 3–4 года.[13] Продолжительность поддержки зарубежных кластеров – не менее 7 лет.[14]

Еще одной особенностью являются различия в постановке целей программ развития зарубежных и российских кластеров. Цели региональных программ развития российских кластеров можно разделить на две группы: первая ориентирована прежде всего на интересы регионов, а вторая касается непосредственно функционирования кластеров и перспектив их развития. Цели, ориентированные на интересы регионов, предполагают, прежде всего, пополнение бюджета региона и обеспечение занятости населения. Программы, которые в наибольшей степени нацелены на развитие кластеров, сфокусированы в первую очередь на повышение конкурентоспособности, развитие инновационной деятельности, создание новых высокотехнологичных предприятий, расширение рынков сбыта продукции и географии присутствия организаций – участников кластеров. Зарубежный опыт показывает, то перечень целей и решаемых проблем формулируется более узко и конкретно, чем в инициативе по развитию российских кластеров, например реструктуризация высокотехнологичных отраслей, повышение конкурентоспособности в определенных областях.[13,14]

В качестве примера приведем сравнение программы биотехнологического кластера «Био Регио» в Германии и программы развития инновационного кластера на территории Калужской области «Фармацевтика, биотехнологии и медицинские услуги». Для этого были определены основные параметры сравнения, результаты представлены в табл.1.[14,15,16,17,18,19,20]


Таблица 1

Сравнение программ биотехнологических кластеров в Германии и в России

Параметры сравнения

Кластер «Био Регио» в Германии

Инновационный кластер «Фармацевтика, биотехнологии и медицинские услуги» в Калужской области

Период реализации программы

1995–2002

2013-2016

Стратегическая цель программы

Выход Германии на 1-е место по коммерческим биотехнологиям в Европе

Вхождение в тройку регионов Российской Федерации - лидеров по объему выпускаемой продукции и объему реализации новых технологий в сфере фармацевтики, биотехнологий и биомедицины

Критерии

отбора

1. Количество и размер существующих фирм в сфере биотехнологий

2. Количественные и качественные характеристики научных организаций и вузов региона

3. Междисциплинарность исследований

4. Состояние инфраструктуры (патентные офисы, информационная и консультационная поддержка)

5. Стратегия по трансформации биотехнологических ноу-хау в новые продукты, процессы и услуги

6. Региональная концепция содействия развитию стартапов в сфере биотехнологий

7. Финансовые возможности (банки, фондовый рынок) для

поддержки биотехнологических компаний

8. Кооперация между исследовательскими организациями и клиниками, больницами, госпиталями

9.Опыт региональных властей по поддержке биотехнологи-ческих компаний, инфраструктуры и исследований

1. Научно-технологический и образовательный потенциал кластера.

2. Производственный потенциал кластера.

3. Качество жизни и уровень развития транспортной, энергетической,

инженерной и жилищной инфраструктуры территории базирования кластера.

4. Уровень организационного развития кластера.

Формы государственной

поддержки

прямое финансирование (субсидии, займы), которые достигают 50% расходов на создание новой продукции и технологий

Прямая поддержка (субсидии), программа поддержки МСП,

бюджетные инвестиции ФБ, ФЦП и государственные программы

Главные бенефициары

Малые и средние предприятия;

более 60% финансирования – на стартапы

«Якорные» предприятия (крупные предприятия с государственным участием)

Целевые

индикаторы

Число новых компаний в области биотехнологий.

Рост добавленной стоимости.

Рост занятости.

Адаптация лучших практик регионов-партнеров

Создаваемые инфраструктурные центры (Центры компетенции)

Число новых высокопроизводительных рабочих мест

Объем инвестиционных затрат участников кластера

Доля инновационной продукции

Расходы на НИОКР предприятий кластера

Оценка

результатов

Рост числа биотехнологических фирм и рабочих мест

Привлеченные частные инвестиции в биотехнологий

Лидерство компаний в Европе

Увеличение объема затрат на исследования и разработки, развитие инновационной инфраструктуры предприятий и организаций-участников Кластера с 4,3 млрд. рублей (за период) 2007-2011 гг. до 18 млрд. рублей (за период 2012-2016 гг.);

Увеличение совокупной выручки предприятий - участников Кластера от продаж продукции на внутреннем и внешнем рынке с 4,3 млрд. рублей в 2012 году до 44,5 млрд. рублей в 2016 году;

Увеличение численности персонала, занятого научно-исследовательской деятельностью с 840 в 2012 году человек до 2400 человек к 2017 году.

Результат исполнения программы

четырехкратное увеличение числа

компаний и создание более девяти тысяч рабочих

мест в секторе биотехнологий, что позволило существенно сократить разрыв с традиционным лидером

в этой сфере

в стадии реализации


По результатам сравнения кластерных программ было выявлено, что главным ограничением развития кластерной кооперации в России является ориентация на решение проблем только крупных предприятий с государственным участием, малый и средний бизнес включен очень незначительно и практически не участвует в стратегическом управлении кластерами. В зарубежных кластерах основным бенефициаром является малый и средний бизнес, на долю которого приходится существенное бюджетное финансирование, выделяемое в рамках кластерной инициативы. При этом наблюдается недостаточный уровень кооперационного взаимодействия участников кластера в рамках разработки и реализации совместных проектов, направленных на повышение конкурентоспособности предприятий. При взаимодействии с «якорными» предприятиями (крупнейшими компаниями с государственным участием), у участников кластера (прежде всего, малых и средних предприятий) возникают сложности вхождения в число их поставщиков и трудности в налаживании с ними научно-технической кооперации. В свою очередь «якорные» компании обладают слабой заинтересованностью в совместных проектах, инициированных участниками кластера.

Для установления успешной взаимовыгодной кооперации с «якорными» предприятиями, организации, вступающие в кластер должны обладать высокой внешней конкордоспособностью. Термин «конкордоспособность» был введен Г.Б. Клейнером.[21] Конкордоспособность представляет собой уровень готовности (внутренняя конкордоспособность) и заинтересованности (внешняя конкордоспособность) предприятия к деятельности в рамках кооперации. Внешняя конкордоспособность представляет собой конкурентные преимущества предприятия, определяемые текущим уровнем развития технологической базы, которые представляют интерес для потенциальных партнеров. Под внутренней конкордоспособностью понимаем проблемы и потребности предприятия, связанные с недостаточным или ограниченным уровнем развития элементов технологической базы, которые необходимо восполнить для обеспечения заинтересованности потенциальных партнеров в сотрудничестве.[22]

Выявленные специфические особенности развития кластерной промышленной кооперации позволяют сделать вывод о необходимости повышения роли бизнеса. Активизация бизнеса может быть осуществлена при условии повышения его мотивации к этому процессу. Условиями повышения мотивации бизнеса является более обоснованный выбор партнеров за счет оценки показателя конкордоспособности. Таким образом, можно сделать вывод о том, что для повышения активности российского бизнеса при реализации кластерных программ должен быть разработан механизм, основанный на оценке готовности и заинтересованности в кластерной кооперации как «якорных» предприятий, так и предприятий резидентов. Такой механизм позволит, повысить эффективность выполнения не только совместных кластерных проектов, но и повысить собственную конкурентоспособность и снизить риски каждого участника кооперации, за счет установления более взаимовыгодного сотрудничества.

Библиографический список

1. Аналитический вестник №35 (553) О мерах по предупреждению негативных вызовов национальной экономике и о первоочередных задачах экономического развития в современных условиях (материалы парламентских слушаний 24 ноября2014 года) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

 http://mobile.council.gov.ru/media/files/41d52de21d39dd09ab59.pdf

2. Аналитический доклад Вхождение России в социально-экономический кризис: тенденции 2015 года и сравнительный анализ [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  https://www.hse.ru/data/2015/05/15/1098609749/Доклад%20о%20динамике%20кризиса_fin.pd

3. Бушина Ф., Коршунова Е.Д., Суринек А. Организация контроллинговой деятельности в чешских машиностроительных компаниях // Вестник МГТУ «СТАНКИН». 2015. № 1 (32) С. 134—138.

4. Корниенко А.А. Технологическое перевооружение машиностроитель-ного производства – выбор стратегии развития парка оборудования // Вестник МГТУ «Станкин». – 2010. – № 2. С. 168-174

5. Инновационно-технологические кластеры стран – членов МЦНТИ (Информационный материал) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.icsti.su/uploaded/201304/cluster.pdf

6. Кластеры по-русски: первый опыт и перспективы Источник: «РБК Инновации» [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  https://issek.hse.ru/press/133642246.html

7. Распоряжение Правительства РФ от 08.12.2011 N 2227-р Об утверждении Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года

8. Руководство по развитию кластеров: Развитие кластеров и интернационализация предприятий приграничных регионов России и Эстонии. 2009 [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://rus.kohtla-jarve.ee/uploads/documents/valissuhted/projektid/2/cd/ru/guide.pdf

9. Кластерная политика: концентрация потенциала для достижения глобальной конкурентоспособности // Под ред. И.М. Бортника, Л.М. Гохберга, А.Н. Клепача, П.Б. Рудника, О.В. Фомичева, А.Е. Шадрина. СПб.: «Corvus», 2015

10. Абашкин В. Л., Голанд М. Ю., Гохберг Л. М., Куценко Е. С., Рудник П. Б., Шадрин А. Е. Пилотные инновационные территориальные кластеры в Российской Федерации // Под общ. ред.: Л. М. Гохберг, А. Е. Шадрин. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2013.

11. Методические материалы по разработке и реализации программ развития инновационных территориальных кластеров и региональной кластерной политике /В.Л. Абашкин, Е.С. Куценко, П.Б. Рудник и др.; науч. ред. Л.М. Гохберг, А.Н. Клепач,П.Б. Рудник и др.; Минэкономразвития России, Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2016.

12. Boosting Innovation. The Cluster Approach. OECD Proceedings. OECD Publication Service,1999.

13. Пилотные инновационные территориальные кластеры в Российской Федерации: направления реализации программ развития / под. ред. Л.М. Гохберга, А.Е. Шадрина; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2015.

14. Дежина, Ирина Геннадиевна Технологические платформы и инновационные кластеры: вместе илипорознь? / Дежина И.Г. – М.: Издательство Института Гайдара, 2013

15. Dirk Dohse, Tanja Staehler BioRegio, BioProfile and the Rise of the German Biotech Industry // working paper No. 1456, October 2008.

16. Dirk Dohse Technology policy and the regions — the case of the BioRegio contest // Research Policy 29 _2000. 1111–1133;

17. Dirk Dohse. Cluster-Based Technology Policy - The German Experience // Industry and Innovation, Vol. 14, No. 1, 69–94, February 2007

18. Куценко Е. С. Анализ зарубежного опыта реализации национальных кластерных программ. БИОРЕГИО. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://evg-ko.livejournal.com/6632.html

19. Постановление от 20 сентября 2013 г. №488 О программе развития инновационного кластера «кластер «Фармацевтика, биотехнологии и медицинские услуги» в Калужской области

20. Программа развития кластера «Кластер фармацевтики, биотехнологий и биомедицины»

21. Клейнер Г. Микроэкономика знаний и мифы современной теории // Высшее образование в России. 2006. № 9. С. 32 — 37.

22. Новосельцева Ю.А., Коршунова Е.Д. Метод оценки конкордоспособности промышленного предприятия //Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2015 №8

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516