Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Образовательные услуги в системе подготовки отдельных категорий обучающихся

Отраслевая экономика | (60) УЭкС, 12/2013 Прочитано: 20122 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Петров Александр Николаевич, Хорева Любовь Викторовна
  • Дата публикации:
    10.12.13
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Санкт-Петербургский государственный экономический университет

Образовательные услуги в системе подготовки отдельных категорий обучающихся

Educational services in the system of separate categories of students training

Петров Александр Николаевич, 

доктор экономических наук,

профессор Санкт-Петербургский государственный экономический университет,

зав. кафедрой,

pan@finec.ru

Хорева Любовь Викторовна,

доктор экономических наук,

профессор Санкт-Петербургский государственный экономический университет,

профессор,

luhor@inbox.ru 

доктор экономических наук, профессор, Санкт-Петербургский государственный экономический университет, pan@finec.ru

Хорева Любовь Викторовна,
доктор экономических наук, профессор, Санкт-Петербургский государственный экономический университет, luhor@inbox.ru

Аннотация. В статье рассмотрены правовые и организационные вопросы, связанные с предоставлением образовательных услуг отдельным категориям обучающихся.  

Ключевые слова. Образовательная услуга, профессиональные стандарты.

Annotation. The article reports legal and organizational issues of educational services rendered in the system of separate categories of students training.

Keywords. Educational services, professional standards 

В сентябре 2013 года вступил в действие новый Федеральный закон № 121965-6 «Об образовании в Российской Федерации». Положения данного законодательного акта неоднозначно оцениваются профессиональным сообществом и общественностью в целом. В то же время, необходимость принятия данного закона была обусловлена рядом факторов, среди которых, следует назвать такие как наличие и усиление разрыва между формированием рынка образовательных услуг и его нормативным обеспечением; диспропорции между потребностями рынка труда и возможностями системы образования; формирование новых реалий образовательного пространства, обусловленных вступлением России в Болонский процесс; развитие информационно-телекоммуникационных технологий, способствующих сетевым и дистанционным формам подготовки кадров для различных отраслей знания и профессиональной деятельности. Важным субъектом на рынке образовательных услуг стали и негосударственные учреждения, права которых становятся все более широкими, так при наличии соответствующей аккредитации эти учреждения имеют право на получение бюджетных средств для подготовки кадров по приоритетным для государства направлениям. Однако закрепления многих новых тенденций, происходящих в сфере общего и профессионального образования в рамках действующего законодательства до недавнего времени не было. Все эти факторы стали катализатором разработки нового документа, регулирующего функционирование сферы образования в современных условиях.

В качестве основных задач нового закона называются: обеспечение стабильной правовой базы функционирования и развития образовательной системы страны в условиях инновационной экономики и необходимости развития человеческого потенциала нации; законодательное закрепление ключевых прав граждан на получение образования; создание адекватного современным отношениям в сфере образования нормативного документа и обеспечение преемственности законодательства в данной области.

Дискуссионность положений нового закона, прежде всего, связана с тем, что они существенно отличаются от положений как закона РФ «Об образовании» [1], так и закона РФ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» [2], действовавших до середины 2013 года. Если эти законодательные акты в основном регулировали вопросы управленческого и экономического аспектов функционирования системы общего и, соответственно, профессионального образования, то новый Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» [3] регламентирует образовательные процессы в комплексе - с уровня начальной и заканчивая послевузовской подготовкой, определяет базовые положения в части содержательной стороны процесса обучения и подготовки кадров (чего не было в предыдущих федеральных законах). В новом законе закрепляются и иные положения, ранее отсутствовавшие в отраслевом законодательстве, в честности, документ регламентирует разработку и утверждение примерных образовательных программ на всех уровнях подготовки; определяет принципы использования сетевых форм образования, технологий электронного и дистанционного обучения; регламентирует проведение независимой оценки качества образования, инструментами такой оценки называются общественная и профессионально-общественная аккредитация и ряд других положений [4].

Отметим, что в новом федеральном законе внесены заметные уточнения в терминологическое поле. Так, расширены или уточнены такие термины как образование, воспитание, обучение, определена взаимосвязь между ними. При этом образование понимается как комплексная категория, представляющая собой единый целенаправленный процесс и воспитания и обучения, «являющийся общественно значимым благом и осуществляемый в интересах человека, семьи, общества и государства, а также совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенции» [3, ст. 2]. В то время как воспитание ограничивается деятельностью по развитию личности и созданию условий для социализации обучающегося, а обучение как процесс связан с целенаправленной организацией деятельности обучающихся по овладению знаниями, умениями, навыками и компетенциями в пределах формального и неформального образования. В рамках нового закона образование в РФ делится на такие виды как общее образование; профессиональное образование; дополнительное образование, а также профессиональное обучение. В систему профессионального образования включено четыре уровня подготовки: среднее профессиональное образование; высшее образование: бакалавриат; специалитет (остается для некоторых направлений); магистратура; подготовка кадров высшей квалификации: это уровень уже последипломной подготовки специалистов вышей квалификации.

В то же время термин «образовательная услуга» не прописывается в общем терминологическом поле закона. В ст. 2 «Основные понятия, используемые в Настоящем Федеральном законе» данного термина не представлено. Вынесение за рамки ключевых терминов закона понятия «образовательная услуга» и «платная образовательная услуга» при уже сложившемся рынке подобных услуг выглядит не совсем логичным. Однако далее в ст. 54 «Договор об образовании» и ст. 101 «Осуществление образовательной деятельности за счет средств физических и юридических лиц» дано как определение, так прописаны основные требования к оказанию подобных услуг. Организация, осуществляющая образовательную деятельность, имеет право на оказание подобной деятельности за счет внебюджетных средств. При этом отметим, что акцент сделан именно на платной образовательной услуге, которая трактуется как образовательная деятельность за счет средств физических или юридических лиц по договору с образовательным учреждением или иным субъектом образовательной деятельности; подобная услуга предоставляется в рамках основной образовательной программы, но заказчиком в этом случае является не государство, а физическое (юридическое) лицо. В то же время, платная образовательная услуга не может быть оказана вместо образовательной деятельности, осуществляемой за счет средств бюджетов разных уровней. Детально правила оказания платных образовательных услуг описаны в отдельном постановлении правительства РФ [5].

В данной статье мы хотели бы обратить особое внимание на вопросы, предоставления услуг образования отдельным категория граждан. Основу правового обеспечения подготовки отдельных категорий обучающихся в системе образования, в том числе, подготовки специалистов с области обеспечения законности, правопорядка и безопасности государства, формируют нормативные акты, которые регламентируют как организационные, так и содержательные стороны процесса обучения. Отметим, что в законах об образовании и о профессиональном образовании подобные вопросы не акцентировались и не рассматривались в отдельном порядке. В законе «Об образовании» отсутствовали положения, детально описывающие особенности получения образования лицами особых категорий. Хотя общие рамочные правила функционирования ведомственных образовательных учреждений, безусловно, были определены именно этими нормативными документами [1, 2], регламентирующими организационно-правовые вопросы образования в стране.

Поскольку особых категорий обучающихся в системе образования сегодня достаточно много, то хотелось бы отметить как позитивное направление развития нормативной базы то, что в законе «Об образовании в Российской Федерации», вопросы регулирования этого вида подготовки законодателем вынесен в отдельный раздел. Данному вопросу посвящена глава 11 «Особенности реализации некоторых видов образовательных программ и получения образования отдельными категориями обучающихся». В этой главе к особым категориям отнесены лица, получающие подготовку в интересах обеспечения законности, лица с выдающимися способностями, с ограниченными возможностями здоровья, пребывающие в местах заключения. В главе 11 также выделены особенности образовательных программ в сфере медицинской и фармацевтической подготовки, в области искусств, физической культуры и спорта, определены отличия теологического и религиозного образования и описан ряд других специфических с позиции законодателя категорий обучающихся. Особо укажем на статью 81 «Особенности реализации профессиональных образовательных программ и деятельности образовательных организаций федеральных государственных органов, осуществляющих подготовку кадров в интересах обороны и безопасности государства, обеспечения законности и правопорядка», поскольку данные программы подготовки требуют серьезных усилий по обеспечению защиты информации.

В данной статье закона определены учреждения, которые обеспечивают подготовку соответствующих кадров в федеральных государственных организациях, и находятся в ведении таких ведомств как Генеральная прокуратура РФ, Следственный комитет, Служба внешней разведки, федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности, а также федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области обороны; в сфере внутренних дел; в сфере государственной охраны; в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ. Основные профессиональные образовательные программы для данных учреждений должны разрабатываться на основе требований Федерального закона и квалификационных требований к советующему виду деятельности. То есть в новом Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» уже детально описана ведомственная принадлежность отдельных учреждений, а  также указывается, что управление федеральной государственной образовательной организацией осуществится как на базе положений данного закона, так и в соответствии с «нормативными правовыми актами федерального государственного органа, в ведении которого находится соответствующая образовательная организация» [3, ст. 81].

Однако в законе нашло закрепление положение о том, что Федеральные государственные органы, в ведении которых находятся учреждения, осуществляющие подготовки отдельных категорий обучающихся, имеют право и в дальнейшем устанавливать порядок и условия приема, в том числе предлагать абитуриентам дополнительные испытания (кроме ЕГЭ), а также самостоятельно определять принципы организации образовательной, методической и научной (научно-исследовательской) деятельности в профильных для учреждения направлениях, но только в части не противоречащей Федеральному закону.

В этой связи мы хотели обратить внимание на то, каким именно образом в современных условиях целесообразно формировать стандарты подготовки отдельных категорий обучающихся в соответствующих учебных заведениях.

Для обеспечения максимального компетентностного принципа подготовки необходимо использовать единое основание для создания и разработки образовательных стандартов в системе профессионального образования в учебных заведениях соответствующих ведомств. Таким основанием, с нашей точки зрения, могут и должны стать профессиональные стандарты, которые в свою очередь базируются на квалификационных требований к деятельности выпускников. Сегодня недостаточная эффективность подготовки в соответствующем сегменте профессионального образования связана, прежде всего, с отсутствием целостной системы квалификационных требований и профессиональных стандартов к подготовке специалиста определенного уровня.

Подобные профессиональные стандарты сегодня активно разрабатываются и используются во многих отраслях народного хозяйства. И если в системе «гражданских» отраслей этот идет достаточно интенсивно, то в системе органов внутренних дел и других силовых ведомств этот процесс пока не актуализирован. Так, по оценкам генерального директора Национального агентства развития квалификаций Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) А. Лейбовича за последние пять лет было разработано более 60 профессиональных стандартов в различных сферах деятельности, а также более 150 профессиональных стандартов находится в процессе разработки [6]. На совещании в марте 2013 г. комиссия РСПП по профессиональным стандартам рекомендовала к использованию и внесению в национальный реестр еще около 70 профессиональных стандартов в ряде отраслей, таких как деятельность гостиниц и ресторанов, деятельность предприятиях питания, руководство (управление) организацией, информационные технологии, авиастроение, строительство. Комиссия также отметила, что готовятся стандарты в таких областях как нефтегазовая отрасль, сервис, образование, наноиндустрия, управление персоналом, строительство, транспорт, управление проектами и риск-менеджмент [7]. Пристальное внимание к развитию профессиональных стандартов демонстрирует и руководство страны, так Президентом перед комиссией РСПП была поставлена задача к 2015 г. принять и внедрить не менее 800 профессиональных стандартов по различным видам деятельности [8].

Однако Комиссия РСПП не имеет полномочий по разработке стандартов профессиональной деятельности для отдельных ведомственных структур. Разработка профессиональных стандартов должна лежать в поле компетенций советующих министерств и ведомств. Например, в качестве модели профессионального стандарта сотрудника ОВД и МЧС А.А. Копылов в своей статье предлагает использовать следующие квалификационные требования: общие требования (образование, состояние здоровья и т.д.); личностные качества (уровень общей культуры, эмоциональная устойчивость и др.); мировоззренческие качества; профессиональную подготовку (профессиональные знания, умения и навыки, возможность их применения на практике, соответствие профессиональных навыков сотрудника желаемой должности); информационная компетентность (знание профессиональных аспектов деятельности); организационно-управленческие качества (навыки и умения организации людей, особенно в экстремальных обстоятельствах и ситуациях); педагогические качества и творческие способности [9]. Подобный подход может рассматриваться как первые попытки формирования профессиональных стандартов, которые, с нашей точки зрения, в большей степени должны базироваться на учете функциональных обязанностей и требуемых для их выполнения знаний и соответствующих компетенций. При этом задача определения набора ключевых компетенций лежит на профессиональном сообществе, а не на системе образования, как институте транслирующем, а не генерирующем, запросы профессиональной среды к специалисту.  

Наличие целостной системы профессиональных стандартов должно быть положено в основу разработки и совершенствования образовательных стандартов подготовки кадров для отдельных ведомств, только такое сочетание практики и теории в подготовке кадров может сформировать эффективную образовательную политику, которая позволит максимально эффективно предоставлять образовательные услуги как государству, так и отдельным физическим и юридическим лицам, выступающим самостоятельно заказчиками таких услуг.

Мы считаем, что без разработки профессиональных стандартов сложно проводить дальнейшее развитие и совершенствование подготовки кадров. Заложенные в новом законе требования к развитию образовательных стандартов на основе квалификационных требований делают актуальным разработку профессиональных стандартов, учитывающих все квалификационные требования к специалистам различного уровня и компетенции. Мы считаем, что сегодня уже становится необходимым всем ведомствам, участвующим в процессе подготовки кадров через ведомственные образовательные структуры, подключиться к формированию стратегии развития квалификаций в РФ, в рамках которой будет формироваться законодательная и институциональная базы для выработки национальной системы квалификаций, а также формироваться единый классификатор современной профессиональной деятельности.

В заключение данной статьи укажем, что в рамках нового закона нашли развитие направления дальнейшего совершенствования правового обеспечения действующей системы получения образования отдельными категориями обучающихся. А для дальнейшего развития рынка образовательных услуг требуется совершенствование системы образовательных стандартов для этих категорий обучающихся на базе стандартов профессиональной деятельности, разработка которых находится сегодня на самой начальной стадии.

Список литературы

1. Федеральный закон от 10.07.1992 г. № 3266-1 «Об образовании» (последняя редакция от 17.12.2009 г. № 313-ФЗ).

2. Федеральный закон от 22.08.1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании».

3. Федеральный закон от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации».

4. Вавилова А.А. Изменение правового регулирования в сфере образования // Справочник руководителя образовательного учреждения. - 2013. - №2. URL: http://www.menobr.ru/materials/164/41144/

5. Постановление Правительства Российской Федерации от 15 августа 2013 г. N 706 «Об утверждении Правил оказания платных образовательных услуг».

6. Лейбович А. Бизнес заинтересован в прозрачной системе квалификаций // Промышленник России. 2012. Сентябрь.

7. Развитие системы профессиональных стандартов – одна из первостепенных задач объединений работодателей. URL: http://www.rspp.ru/cc/news/29/1609 

8. Указ Президента Российской Федерации от 07.05.2012 г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики».

9. Копылов А.А. Механизмы формирования системы ценностных ориентаций сотрудников профессиональных групп МЧС и ОВД в условиях социально-политических трансформаций // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. 2011. № 4. С. 372-376.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516