Ошибка
  • Delete failed: 'b4d7e592ef8a6eddb18f7f27bcb7ed4a.php_expire'
  • Delete failed: 'b4d7e592ef8a6eddb18f7f27bcb7ed4a.php'

Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Трансформация угроз экономической безопасности

Экономическая безопасность | (128) УЭкС, 10/2019 Прочитано: 207 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Кривенцова Людмила Анатольевна
  • Дата публикации:
    23.10.19
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Институт экономики Уральского отделения РАН

Трансформация угроз экономической безопасности

Economic security threats transformation

 

Кривенцова Людмила Анатольевна

Kriventsova Liudmila Anatolyevna

ведущий экономист

Институт экономики Уральского отделения РАН

kriventsova.ran@yandex.ru

 

Аннотация

Современные тенденции экономического роста порождают новые вызовы и угрозы, с которыми сталкивается общество в своем развитии. Однако отнесение тех или иных экономических, политических, социальных факторов  к вызовам или угрозам до сих пор носит условный характер. В статье проанализированы различные теоретические подходы к определению понятий «вызов», «уязвимость», «риск», «угроза», дана их характеристика, а также определена взаимосвязь данных понятий с уровнем экономической безопасности.  

Abstract

 Current trends in economic growth give rise to new challenges and threats that society faces in its development. However, the assignment of certain economic, political, social factors to challenges or threats is still conditional. The paper analyzes various theoretical approaches to the definition of the concepts of “challenge”, “vulnerability”, “risk”, and “threat”. The characteristics of these concepts are given, and the relationship with the level of economic security is determined. 

Ключевые слова

экономическая безопасность, угроза, вызов, уязвимость, риск

Keywords (перевод на англ. язык) 

economic security, threat, challenge, vulnerability, risk

 

Благодарность

Статья выполнена в соответствии с планом НИР ФГБУН Института экономики УрО РАН на 2019-2021 гг.

 

Введение

Обеспечение экономической безопасности является приоритетной задачей любой социально-экономической системы. Однако, с усилением процессов глобализации, взаимозависимости стран, расширением деятельности транснациональных компаний возникают новые угрозы экономической безопасности. В свете реализации «Стратегии экономической безопасности Российской безопасности на период до 2030 года» выявление и нейтрализация угроз экономической безопасности приобретает всё большую актуальность. 

Основной раздел

Безопасность означает отсутствие объективных опасностей, то есть «угроз», «вызовов», «уязвимостей» и «рисков» безопасности, а также субъективных страхов или опасений, и их восприятия [11]. Объективная безопасность достигается, когда опасности, вызванные различными угрозами, вызовами, уязвимостями и рисками, избегаются, предотвращаются, управляются, смягчаются и адаптируются отдельными лицами, регионами, государством, международными организациями. С точки зрения социального конструктивизма, безопасность достигается после того, как восприятие и страхи перед «угрозами», «вызовами», «уязвимостями» и «рисками» безопасности смягчаются и преодолеваются. Хотя объективные факторы в восприятии безопасности необходимы, их недостаточно, так как на восприятие безопасности влияют субъективные факторы. Восприятие угроз безопасности зависит от мировоззрения или традиций исследователей [13, 25], политических настроений [10], национальных стереотипов, которые могут искажать определение и оценку «новых вызовов». Так, в работе [11] авторы подробно раскрывают сущность видов объективных опасностей и субъективных проблем, к которым относят угрозы, вызовы, уязвимости и риски. 

Для корректной диагностики угроз экономической безопасности с целью реагирования и их нейтрализации следует уточнить критериальные признаки отнесения тех или иных явлений, факторов, событий к угрозам. Исследователи экономической безопасности всё чаще используют термины «угроза», «вызов», «риск» и «уязвимость». Тем не менее, большинство воспринимает данные термины в качестве синонимов, а исследования сводятся лишь к перечислению различных угроз, которые вероятно или потенциально оказывают влияние на уровень экономической безопасности субъекта (страны, региона). При этом само понятие «угроза» подробно не характеризуется. Так, например, в «Стратегии» [8] вызовы и угрозы экономической безопасности используются без категориального разделения.

Существует множество подходов к определению понятия «угроза». Толковый словарь Ушакова [7] характеризует термин «угроза» как обещание причинить кому-чему-нибудь какую-нибудь неприятность, зло; а также опасность, возможность возникновения чего-нибудь неприятного, тяжкого. В праве угроза – это словесно, письменно или другим способом выраженное намерение нанести физический, материальный или иной вред какому-либо лицу или общественным интересам; один из видов психического насилия над человеком [2]. В толковом словаре Кузнецова [4] угроза трактуется как обещание (или тот, кто может) причинить какое-либо зло, неприятность; возможность, опасность какого-либо бедствия, несчастья, неприятного события. Большой энциклопедический словарь [6] обозначает угрозу как высказанное в любой форме намерение нанести физический, материальный или иной вред общественным или личным интересам, а к наиболее опасным видам угрозы относят убийство, нанесение тяжких телесных повреждений или уничтожение имущества образуют специальные составы преступления и караются в уголовном порядке. Социологический энциклопедический словарь [5]: выраженное словесно, письменно, с помощью жестов или мимики, путем запугивания оружием и т. п. намерение нанести определенный вред интересам общества или отдельного лица. Атаманов Г.А. [1] определил угрозу как «специфическое состояние субъект-субъектных или субъект-объектных связей и отношений, свидетельствующее о наличии у иного субъекта желания и возможности, а у объекта только возможности причинить объекту защиты вред».

Таким образом, в русском языке слово «угроза» имеет разные значения и относится к личности, обществу, имуществу. 

В «Стратегии» [8] угроза экономической безопасности определяется как «совокупность условий и факторов, создающих прямую или косвенную возможность нанесения ущерба национальным интересам РФ в экономической сфере». 

В политической сфере и исследованиях в области безопасности «угроза» используется в качестве «политического термина» и «научной концепции», которая остается неопределенной во многих источниках по общественным наукам. Робертсон [23] использовал понятие «оценка угрозы» как анализ «причин, стоящих за программами вооружения противника», которые часто делались во время холодной войны «в худшем случае», где «помимо персонала и оборудования» стратегическая доктрина противника также должна была приниматься во внимание. 

В рамках обеспечения национальной безопасности, Бузан [14] указал на двойственный характер угроз государственным институтам – угроза силой (возможностями) и угроза идеями (идеологией). Данный подход получил название «концепция секьюритизации». Территории государства «может угрожать захват или урон, при этом угрозы могут быть как внутренними, так и внешними». Государства уязвимы перед различными типами угроз, причем сильным государствам в первую очередь угрожают внешние силы, в то время как слабые государства могут подвергаться угрозам как изнутри, так и извне. С точки зрения национальной безопасности выделяют:

  • военные угрозы (захват территории, вторжение, оккупация, смена правительства, политические манипуляции); 
  • экономические угрозы (практика экспорта, ограничения импорта, манипулирование ценами, дефолт по долгам, валютный контроль и угрозы внутренней стабильности);
  • экологические угрозы (наносящие физический ущерб государству). 

Таким образом, рассматривая конкретные угрозы, Бузан предполагал, что стратегия обеспечения безопасности должна фокусироваться на источниках и причинах угроз, но не с целью блокировки или компенсации угроз, а с целью уменьшения или их устранения политическими действиями.

С распадом СССР восприятие угрозы существенно изменилось, то есть классическая концепция угроз утратила свое значение. В 90-е годы 20 века к угрозам стали относить опасности, с которыми сталкивается планета Земля вследствие разрушительных воздействий на окружающую среду и их последствий. Например, сторонники экологической безопасности распространили понятие «угрозы» на сферу окружающей среды. Ульман [24] определил угрозу национальной безопасности как «действие или последовательность событий, которые угрожают радикально и в течение относительно короткого промежутка времени приводят к ухудшению качества жизни населения государства». Мэтьюс [18] и Майерс [20] к угрозам безопасности в долгосрочной перспективе отнесли рост населения, нехватку ресурсов и ухудшение состояния окружающей среды. Так, Брунтланд [12] указала на новые угрозы безопасности, вызванные социальными волнениями вследствие бедности и неравенства, деградации окружающей среды, внутренних конфликтов, ведущих к новым потокам беженцев. 

В свою очередь, негативные глобальные последствия неконтролируемой финансовой деятельности (спекуляции, деятельность хедж-фондов) породили новые виды угроз безопасности, усложняя их выявление и диагностику, а последствия – менее исчисляемыми и менее предсказуемыми.

Таким образом, с расширением концепции безопасности от традиционной национальной (военной и дипломатической) безопасности до экономической, социальной, экологической безопасности, концепция угроз дифференцировалась. Произошла трансформация концепции безопасности с макроуровня (национальный) на мезоуровень (региональный) (рис.1).  

 

 

kr1

Рисунок 1 – Трансформация угроз экономической безопасности

Отечественной экономической наукой теоретические аспекты проблем экономической безопасности наиболее активно начали разрабатываться с середины 1990-х годов, и направлены на исследование угроз экономической безопасности в период трансформации российской экономики, была представлена классификация, разработаны методики нейтрализации угроз экономической безопасности с акцентом на изучение пороговых значений, их распространение, и воздействия на экономическую систему. 

В научной литературе, как правило, понятие угрозы тесно связывают с понятием вызов. Английское слово «challenge» – вызов – имеет такие значения как проблема, сложная задача, испытание. Считается, что к вызовам можно отнести так называемые «мягкие» проблемы безопасности, такие как старение населения, нелегальная миграция, энергетический кризис. Подобные проблемы затрагивают в большей степени внутреннюю безопасность, нежели внешнюю. Например, межрегиональная миграция может быть следствием внутренних конфликтов, истощения ресурсов, ухудшения экологической обстановки.

В то время как понятия угроз и вызовов часто используются как синонимы для обозначения жестких и мягких угроз безопасности, активно развивается концепция уязвимости, имеющая более широкое значение. Уязвимый означает доступный, беззащитный, открытый, открытый для нападения, чувствительный, восприимчивый, незащищенный, слабый, находящийся в опасности. Таким образом, уязвимость – это плохая защищённость, наличие слабых мест, неспособность выдержать удар, оказать сопротивление. Уязвимость – параметр, характеризующий возможность нанесения описываемой системе повреждений любой природы теми или иными внешними средствами или факторами. В компьютерной безопасности термин «уязвимость» (англ. vulnerability) используется для обозначения недостатка в системе, используя который, можно намеренно нарушить её целостность и вызвать неправильную работу. Концепция уязвимости также встречается в литературе по глобальным изменениям, изменениям климата, стихийным бедствиям. 

Уязвимость возникает, по мнению Барнетта [9], в результате «бедности, отчужденности, маргинализации и неравенства в материальном потреблении», а также в результате «социальных, экономических и политических процессов». В контексте принципа предосторожности О’Риордан [19] определил уязвимость на уровне общества как: «отсутствие способности избегать опасности или неосведомленность о надвигающейся угрозе, или политическое бессилие и бедность, вынуждающие существовать в условиях опасности». Для Оливера-Смита [22] уязвимость концептуально связана с взаимодействием природы и культуры, а именно социальной и экономической структурой, культурными нормами и ценностями, опасностями для окружающей среды. Вильчес-Шо [16] в свою очередь определил одиннадцать типов уязвимости: природная, физическая, экономическая, социальная, политическая, техническая, идеологическая, культурная, образовательная, экологическая и институциональная. Натан [21] указывал на двойственный характер уязвимости: с одной стороны, тенденция к нанесению ущерба, то есть набор условий, повышающих восприимчивость сообщества к воздействию разрушающего явления; с другой стороны – это неспособность предвидеть, справляться, сопротивляться, адаптироваться и устранять опасности. По его мнению, уязвимость имеет кумулятивный эффект, вызывающий бедствия, которые, в свою очередь, усугубляют ее, или добавляют уязвимости к другим рискам, например, социально-экономическим. Одновременно уязвимость может относиться к опасности и быть связана с самим предметом уязвимости. То есть, определение уязвимости зависит от уровня анализа – человек, группа или общество. Уязвимость также сильно дифференцирована, зависит от контекста, будь то человек на уровне домохозяйств, или человечество на глобальном уровне. Таким образом, различают два свойства уязвимости: незащищенность и недостаточные возможности (потенциал). К физической незащищенности относят следующие параметры: присутствие и плотность населения, среда обитания, сетевая инфраструктура, товары и услуги в зонах риска, определение потенциальных потерь или ущерба. К социально-экологической незащищенности – антропогенные нарушения экосистемы, усугубляющие природную опасность, такие как вырубка лесов, деградация земель, дорожное покрытие улиц, инженерные решения, изменение климата и т. д. В свою очередь, недостаточные возможности разделяют на физическую слабость, правовую, организационную, техническую, политическую, социально-экономическую, психологическую и культурную уязвимость. 

Кардона [15] предложил комплексный подход к определению уязвимости и риска, утверждая, что в развивающихся странах часто социальные, экономические, культурные и образовательные аспекты являются «причиной потенциального физического ущерба». Виснер [26] в состав угроз включил следующие уязвимости: структурная, инфраструктурная, макроэкономическая, региональная экономическая, коммерческая, социальная, а также уязвимость систем связи. Он подверг критике то, что многие исследования по социальной уязвимости обесценивают локальные достижения в способности реагирования на угрозы. Фреркс и Бендер [17], в свою очередь, указывали на то, что внимание общества к уязвимости сместилось от понимания бедствия как естественного события в сторону незащищенности и сложности социальных процессов. 

Отдельным направлением научных исследований является концепция рисков. На сегодняшний день существует множество подходов к определению термина «риск». В толковом словаре русского языка риск определяется как возможность опасности, неудачи, а также действие наудачу в надежде на счастливый исход. Синонимами слова «риск» являются опасность, вероятность, возможность, небезопасность, угроза.

Можно выделить следующие трактовки термина «риск» [3]:

  • возможность возникновения неблагоприятной ситуации;
  • вероятность (или опасность) появления потерь (убытков);
  • действие (деятельность) по достижению поставленной цели;
  • неопределенность, связанная с реализацией определенных событий.

Для количественного измерения рисков часто используются простые индикаторы риска, включающие в себя предполагаемую (будущую, ожидаемую) оценку, основанную на вероятности, частоте и интенсивности ущерба, основанную на конкретном анализе риска.

Начиная с 15-го века термин «риск» соотносился с опасностями, связанными с финансовыми аспектами торговли. Концепция риска в основном использовалась применительно к страхованию хозяйственной деятельности. Этот термин широко применяется в теории вероятностей, экономике, экзистенциальной философии и в теории принятия решений.

Проанализировав подходы к определению понятий «угроза», «вызов», «уязвимость», «риск», можно выделить ряд критериальных признаков, которые позволят более четко идентифицировать угрозы с целью совершенствования мониторинга экономической безопасности (табл. 1). 

Таблица 1 – Критериальные признаки понятий «угроза», «вызов», «уязвимость», «риск» с позиции безопасности

 

Ключевые слова

Особенность

Угроза

Обещание, возможность возникновения, намерение;

неприятность, опасность, вред

В определениях отсутствует слово «вероятность». Угроза имеет характер намерения. 

Вызов

Проблема, сложная задача, испытание

«Мягкие» проблемы безопасности.

Уязвимость

Доступность беззащитность, открытость для нападения, чувствительность, восприимчивость, незащищенность, слабость, нахождение в опасности

Отражает недостатки системы, наличие слабых мест, неосведомленность об угрозе, неспособность реагировать на угрозы.

Риск

Возможность опасности, неудачи, вероятность, действие, неопределенность

Исход действия рисков может быть не только отрицательным, но и положительным.

То или иное событие может расцениваться как угроза экономической безопасности на мезо- и макроуровне при определенных обстоятельствах, которые определяются национальными интересами, политической системой, уровнем социально-экономического развития, географическим расположением, климатическими условиями, то есть с точки зрения подверженности объективным воздействиям. Поэтому целесообразно продолжить исследование по изучению степени воздействия угроз на экономическую безопасность региона.

Заключение

В условиях бурного развития международных отношений и усиления взаимозависимости стран произошла трансформация угроз экономической безопасности. Так среди новых угроз в международных экономических отношениях выделяют распространение ядерного оружия и терроризм, а также вызовы «мягкой» безопасности, связанные с миграцией, изменением климата, киберпреступностью, незаконным оборотом наркотиков и деятельностью на финансовых рынках. Подобные тенденции существенно меняют подходы к мониторингу экономической безопасности и требуют изменения стратегии обеспечения экономической безопасности в сторону предотвращения кризисов, а не защиты от угроз. 

В современном мире угрозы становятся косвенными, непреднамеренными и неопределенными. Поэтому автор предлагает определять угрозу экономической безопасности как результат проводимой политики государства на уровне региона или страны в целом. 

Библиографический список

  1. Атаманов Г.А. Ключевая проблема исследования феномена безопасности в современной России // Вестник Военного университета. 2012. № 2 (30). С. 169-174.
  2. Большой юридический словарь. Борисов А.Б. – М.: Книжный мир, 2010. – 848с.
  3. Куклин А.А., Тырсин А.Н., Печеркина М.С., Никулина Н.Л. Риски для благосостояния в регионах: диагностика и управление (на примере УрФО) // Пространственная экономика. 2018. № 2. С. 36–51. doi: 10.14530/se.2018.2.036-051
  4. Новейший большой толковый словарь русского языка / гл. ред. С. А. Кузнецов. – СПб., М.: Норинт; Рипол классик, 2008. – 1534 с.
  5. Осипов Г. В. Социологический энциклопедический словарь. – М.: Норма. – 2000. – 488с.
  6. Прохоров А. М. Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норинт. – 2004. – 1456с.
  7. Толковый словарь современного русского языка. Ушаков Д.Н. – М.: «Аделант», 2014. – 800с.
  8. Указ Президента Российской Федерации от 13.05.2017 г. № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года» // Росстат. Режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/besopasn/ukaz-208.pdf
  9. Barnett J. The meaning of environmental security: Ecological politics and policy in the new security era. – Zed Books, 2001. – 184 с.
  10. Booth K. New Challenges and Old Mindsets: Ten Rules for Empirical Realists // The Uncertain Course: New Weapons, Strategies and Mindsets. – Oxford University Press, 1987. – С. 39-66.
  11. Brauch H. G. et al. (ed.). Coping with global environmental change, disasters and security: threats, challenges, vulnerabilities and risks. – Springer Science & Business Media, 2011. – Т. 5. doi 10.1007/978-3-642-17776-7_2
  12. Brundtland G. H. Peace, Democracy, Environment and Development // Lundestad, Geir; We. – 1993. – С. 189-194.
  13. Bull H. The anarchical society: a study of order in world politics. – Macmillan International Higher Education, 2012. – 368 с. 
  14. Buzan B. et al. Security: A new framework for analysis. – Lynne Rienner Publishers, 1998. – 239 с.
  15. Cardona O. D. The need for rethinking the concepts of vulnerability and risk from a holistic perspective: a necessary review and criticism for effective risk management // Mapping vulnerability. – Routledge, 2013. – С. 56-70. 
  16. Davis I., Aysan Y. Disasters and the small dwelling-process, realism and knowledge: Towards an agenda for the International Decade for Natural Disaster Reduction (IDNDR) //Disasters and the Small Dwelling Conference. – James and James, 1992. – С. 8-22.
  17. Frerks G. E., Bender S. Conclusion: Vulnerability analysis as a means of strengthening policy formulation and policy practice // Mapping vulnerability; Disasters development and people. – Earthscan, 2004. – С. 194-205.
  18. Matthew R. A. Environmental security: demystifying the concept, clarifying the stakes // Environmental Change and Security Project. – 1995. – С. 14-23.
  19. Munn T. (ed.). Encyclopedia of global environmental change. – Chichester: Wiley, 2002.
  20. Myers N. Environment and security // Foreign Policy. – 1989. – №. 74. – С. 23-41.
  21. Nathan F. Natural disasters, vulnerability and human security // Facing Global Environmental Change. – Springer, Berlin, Heidelberg, 2009. – С. 1121-1129.
  22. Oliver-Smith A. Theorizing vulnerability in a globalized world: a political ecological perspective //Mapping Vulnerability. – Routledge, 2013. – С. 29-43.
  23. Robertson D. A dictionary of modern defence and strategy. – Europa Publications, 1987.
  24. Ullman R. H. Redefining security // International security. – 1983. – Т. 8. – №. 1. – С. 129-153.
  25. Wight M. et al. International theory: The three traditions. – London: Leicester University Press for the Royal Institute of International Affairs, 1991. – С. 13-15.
  26. Wisner B. Assessment of capability and vulnerability // Mapping vulnerability: disasters, development and people. Earthscan, London. – 2004. – С. 183-193.

Библиографический список (перевод на англ. язык)

  1. Atamanov G.A. The key problem of studying the phenomenon of security in modern Russia // Bulletin of the Military University. 2012. No. 2 (30). pp. 169-174.
  2. A large legal dictionary. Borisov A.B. - M.: Book World, 2010. 848 p.
  3. Kuklin A.A., Tyrsin A.N., Pecherkina M.S., Nikulina N.L. Risk Diagnostics and Management for Welfare in Regions (in the Example of the Ural Federal District) // Spatial Economics, 2018, no. 2, pp. 36–51. doi: 10.14530/se.2018.2.036-051.
  4. The latest large explanatory dictionary of the Russian language / Ch. ed. S. A. Kuznetsov. SPb., M .: Norint; Ripol classic, 2008 .1534 p.
  5. Osipov G.V. Sociological Encyclopedic Dictionary. M.: Norma. 2000. 488 p.
  6. Prokhorov A.M. Large Encyclopedic Dictionary. 2nd ed., Revised. and add. M.: Norint. 2004 . 1456 p.
  7. Explanatory dictionary of the modern Russian language. Ushakov D.N. M.: "Adelant", 2014. 800 p.
  8. Decree of the President of the Russian Federation dated May 13, 2017 No. 208 “On the Strategy for the Economic Security of the Russian Federation for the period until 2030” // Rosstat. Access Mode:  http://www.gks.ru/free_doc/new_site/besopasn/ukaz-208.pdf
  9. Barnett J. The meaning of environmental security: Ecological politics and policy in the new security era. Zed Books, 2001. 184 p.
  10. Booth K. New Challenges and Old Mindsets: Ten Rules for Empirical Realists // The Uncertain Course: New Weapons, Strategies and Mindsets. Oxford University Press, 1987. pp. 39-66.
  11. Brauch H. G. et al. (ed.). Coping with global environmental change, disasters and security: threats, challenges, vulnerabilities and risks. Springer Science & Business Media, 2011. V. 5. doi 10.1007/978-3-642-17776-7_2
  12. Brundtland G. H. Peace, Democracy, Environment and Development // Lundestad, Geir; We. 1993. pp. 189-194.
  13. Bull H. The anarchical society: a study of order in world politics. – Macmillan International Higher Education, 2012. 368 p. 
  14. Buzan B. et al. Security: A new framework for analysis. – Lynne Rienner Publishers, 1998. 239 p.
  15. Cardona O. D. The need for rethinking the concepts of vulnerability and risk from a holistic perspective: a necessary review and criticism for effective risk management // Mapping vulnerability. Routledge, 2013. pp. 56-70. 
  16. Davis I., Aysan Y. Disasters and the small dwelling-process, realism and knowledge: Towards an agenda for the International Decade for Natural Disaster Reduction (IDNDR) // Disasters and the Small Dwelling Conference. James and James, 1992. pp. 8-22.
  17. Frerks G. E., Bender S. Conclusion: Vulnerability analysis as a means of strengthening policy formulation and policy practice // Mapping vulnerability; Disasters development and people. Earthscan, 2004. pp. 194-205.
  18. Matthew R. A. Environmental security: demystifying the concept, clarifying the stakes // Environmental Change and Security Project. 1995. pp. 14-23.
  19. Munn T. (ed.). Encyclopedia of global environmental change. Chichester: Wiley, 2002.
  20. Myers N. Environment and security // Foreign Policy. 1989. №. 74. pp. 23-41.
  21. Nathan F. Natural disasters, vulnerability and human security // Facing Global Environmental Change. – Springer, Berlin, Heidelberg, 2009. pp. 1121-1129.
  22. Oliver-Smith A. Theorizing vulnerability in a globalized world: a political ecological perspective //Mapping Vulnerability. Routledge, 2013. pp. 29-43.
  23. Robertson D. A dictionary of modern defence and strategy. – Europa Publications, 1987.
  24. Ullman R. H. Redefining security // International security. 1983. Т. 8. №. 1. pp. 129-153.
  25. Wight M. et al. International theory: The three traditions. – London: Leicester University Press for the Royal Institute of International Affairs, 1991. pp. 13-15.
  26. Wisner B. Assessment of capability and vulnerability // Mapping vulnerability: disasters, development and people. Earthscan, London. 2004. pp. 183-193.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(03) УЭкС, 3/2019
(04) УЭкС, 4/2019
(05) УЭкС, 5/2019
(06) УЭкС, 6/2019
(07) УЭкС, 7/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516