Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Внешние и внутренние противоречия интеграции стран Евразийского экономического союза

Макроэкономика | (122) УЭкС, 4/2019 Прочитано: 307 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Урунов Асрор Алижонович, Родина Ирина Борисовна, Владимирова Алла Федоровна
  • Дата публикации:
    11.04.19
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГБОУ ВО «Государственный университет управления»

УДК 339.982  

Внешние и внутренние противоречия интеграции стран Евразийского экономического союза

Еxternal and internal contradictions of integration of the countries of the Eurasian economic union

 

Урунов Асрор Алижонович, 

Urunov Asror Alizhonovich

доктор экономических наук, профессор кафедры экономической теории и мировой экономики

ФГБОУ ВО «Государственный университет управления», Москва, Россия

Родина Ирина Борисовна,

Rodina Irina Borisovna

доктор экономических наук, профессор кафедры экономической теории и мировой экономики

ФГБОУ ВО «Государственный университет управления», Москва, Россия

Владимирова Алла Федоровна, 

Vladimirova Alla Fiodorovna

кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории и мировой экономики

ФГБОУ ВО «Государственный университет управления», Москва, Россия

 

Аннотация. Проанализированы и классифицированы устоявшиеся и приобретенные внешние и внутренние противоречия хозяйственной интеграции в региональном интеграционном объединении Евразийского экономического союза (ЕАЭС) за 2002-2019 гг. Раскрыто содержание и формы проявления каждого противоречия в динамике. Доказано, что устранение названных противоречий отвечает национальной экономической безопасности стран ЕАЭС. Выводы и рекомендации авторов могут применяться в государственной интеграционной политике России и стран ближнего зарубежья.

Ключевые слова: интеграция, противоречия, интересы, безопасность, Евразийский экономический союз.

Summary. The settled and acquired external and internal contradictions of economic integration in regional integration merging of the Eurasian Economic Union (EEU) for 2002-2019 are analysed and classified. Content and forms of manifestation of each contradiction in dynamics is disclosed. It is proved that elimination of the called contradictions answers national economic security of the countries of EEU. Conclusions and recommendations of authors can be applied in the state integration policy of Russia and neighboring countries.

Keywords: integration, contradictions, interests, safety, Eurasian Economic Union.

 

Современный подход к интеграции состоит в том, что она рассматривается как драйвер экономического роста. Благодаря интенсивному потоку товаров и услуг, движению капитала и рабочей силы, ВВП демонстрирует положительную динамику, что соответствует в макроэкономике экономическому росту. Национальных производителей она стимулирует к инновациям, вследствие чего повышается их конкурентоспособность и улучшается уровень и качество жизни домохозяйств. При этом социальный эффект интеграции проявляется в росте продолжительности свободного времени от безвизового передвижения людей на всем общем экономическом пространстве, а также в сближении, ассимиляции народов, что способствует их мирному сосуществованию.

Целью данной статьи является исследование современных противоречий, тормозящих интеграцию экономик стран-участниц Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Объектом исследования выступают интеграционные процессы, предметом – противоречия, возникающие в процессе экономических отношений при интеграции стран ЕАЭС.

Анализу закономерностей противоречий интересов стран Содружества посвящены труды многих авторов, в частности проф. Сухановой И.Ф.[1], которая считает, что для  их классификации необходимо выполнение определенных требований: а) алгоритм и способы классификации противоречий должны служить базой для их дальнейшего исследования; б) результаты исследования должны разрешать проблемные ситуации по устранению причин, тормозящих темпам интеграции; в) способы разрешения противоречий должны учитывать особенности их характера [1]

Помимо указанных требований, группировка должна учитывать трансформацию или локализацию противоречий новых интересов в динамике [2]. Если присутствуют противоречия в интересах во времени и в пространстве, то последние меняются в динамике по мере удовлетворения очередных, качественно новых, потребностей общества, чем нельзя пренебрегать. 

Исторический анализ свидетельствует, что существующие противоречия ЕАЭС можно разделить на внешние и внутренние, а последние, в свою очередь, условно расчленить на противоречия экономического и неэкономического характера. 

Внешние противоречия неэкономического характера преимущественно охватывают социальные и политические сферы международных отношений, а также оборонные и другие сектора общественной жизни (рис.1). Необходимо подчеркнуть возрастающую роль усиления интеграции стран постсоветского пространства с сопутствующим геополитическим противоречием. В данной 

 

ur1

Рис. 1 Логическая схема противоречий экономической интеграции России со странами ЕАЭС

статье из-за ограниченного объема публикации подробно проанализировать внешние противоречия не представляется возможным.

Внешние экономические противоречия – это противоречия интересов между странами Союза внутри интеграционного объединения, с одной стороны, между последними и остальным миром, с другой. Их следует разделить на четыре группы.

 Первая группа – противоречия между экономическими интересами региональных объединений, расположенных на постсоветском пространстве, в одну или нескольких из которых входит страна (в частности, Россия).

 Вторая группа – противоречия между национально-государственными интересами России, интересами основных мировых игроков во главе с США, ЕС, а также интересами близлежащих стран – Турции, Ирана, Китая и Японии, с одной стороны, и национально-государственными интересами и потребностями самостоятельного развития самих стран ЕАЭС, с другой стороны.

Третья группа - противоречия между общими международными интересами стран ЕАЭС, их характерными особенностями и национально - государственными интересами отдельных стран интеграции.

Четвертая группа - противоречия между национально-государственными интересами России и аналогичными интересами каждой страны интеграции ЕАЭС в отдельности. Данное противоречие выражается в разрыве между экономикой и политикой в рамках регионального интеграционного объединения в форме противоречия между процессами обобществления производства, коммерциализации, с одной стороны, формами, методами организации экономического и научно-технического сотрудничества, с другой.

До настоящего времени большинство экспертов западных стран вынуждены признавать существование нового экономического и военно-политического союза на постсоветском пространстве. Однако, позиция западных стран следует оценить следующим образом: им не нужен сильный геополитический соперник и экономический конкурент в форме интеграционной группировки стран ЕАЭС во главе с РФ. Исходя из этого, в США влияние на страны постсоветского пространства (например, Украину и Грузию) расценивается как направленное против России. 

Внутренние противоречия вытекают из современного состояния и качественного строения ЕАЭС как формирующейся целостной интеграционной системы. При этом стержнем объединения являются разные по форме, содержанию и функционированию институты развития, изменяющиеся в динамике факторы роста стран и т.д. [3]. Все проводимые в рамках ЕАЭС преобразовании отражаются на национальных экономических интересах. Таким образом, изучаемая система противоречий имеет объективный характер, вызываются динамикой развития каждой страны и ее взаимоотношений с другими странами, а также концепцией и условиями развития всего ЕАЭС в целом. Что касается концепции и стратегии развития ЕАЭС, то здесь присутствуют ошибочные взгляды отдельных руководителей стран (прежде всего, РФ) о том, что ускоренное развитие интеграции приведет к формированию единого экономического пространства. Представляется, что это невозможно ни теоретически, ни практически, поскольку у стран разные институциональные структуры, а, следовательно, институциональная среда. Об этом более подробно нами было доказано в книге [4]

Внутренние неэкономические межнациональные и межэтнические противоречия вызваны множественностью этнического состава и религиозных конфессий, что определяет различия в менталитете[4].За период 2002-2019 гг. во всех странах ЕАЭС наблюдается этнокультурная и цивилизованная идентификация. В настоящее время самой серьезной проблемой остается нерегулируемая миграция. По нашему мнению, проблема единого рынка труда ЕАЭС состоит в эффективной миграционной политике, направленной на преодоление стихийного развития миграции, поиск рычагов воздействия на этот процесс, снижение негативных последствий миграции.

На рубеже 2014-2015 гг. трансформировалось миграционное законодательство (были отменены разрешительные документы на трудовую деятельность в рамках единого рынка труда стран, образовавших в 2012г. Таможенный Союз, а в 2015 г. Евразийский экономический союз) [5]. Национальным интересам РФ отвечает наличие политически спокойного пространства в Центральной Азии, поэтому ей следует разработать прозрачные и ясные институты миграционного регулирования, чтобы эффект от миграции покрывал все затраты военного характера, что требует значительных постоянных издержек.

Внутренние экономические противоречия можно разделить на две группы. К первой из них относится объективно существующее противоречие между уровнем развития факторов производства и организацией общественного производства в рамках ЕАЭС, которое проявляется в форме противоречия между концентрацией производства и ее национальными возможностями, определяемыми масштабами собственности. Последнее противоречие может быть преодолено посредством интеграции.

Ко второй группе относятся противоречия между институциональными преобразованиями в странах ЕАЭС, имеющими различную скорость и растущими в соответствии с социально-экономическими требованиями. Главная цель институциональных реформ любой страны - создание конкурентоспособных национальной экономики и институтов, от решения которых зависит реализация государственных программ, в том числе Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года [6].

Однако разница по странам состоит в различной скорости их практической реализации, что является препятствием и противоречием в развитии экономических связей между странами, затрагивая национальные интересы каждой страны, вплоть до государственного суверенитета.

Национальные интересы не являются постоянными. Исследования показывают, что чем более развиты международные экономические отношения между странами, тем полнее будут соблюдаться интересы каждой страны ЕАЭС [7].

Во втором десятилетии ХХΙ в. сформировалось новое противоречие миропорядка, которое получило название гибридного, носящее геополитический и геоэкономический характер. Начиная с середины 2011 г. в связи с событиями в арабских странах, получившими в литературе термин «Арабская весна», государственным переворотом и гражданской войной на Украине и действиями ИГИЛ в Сирии, сформировались серьезные геополитические угрозы, глобальные риски, масштабы которых не поддавались окончательной оценке [7]. Двухсторонние санкции против основных игроков мировой экономики привели к ограничению финансовых и товарных потоков, развертыванию информационных войн не только в бизнесе, но и в сфере политической стабильности в мире. Последствием санкций стал рост оттока капитала, присвоение несправедливого низкого инвестиционного уровня стран, и как следствие - падение их инвестиционного рейтинга. США и их союзники, стимулируя захват законной власти в отдельных странах (Грузия, Украина), реализуют свои геостратегические замыслы передела глобальных товарных рынков. 

По нашему мнению, максимально возможный учет интересов отдельных стран ЕАЭС, их всестороннее согласование в процессе взаимных консультаций является способом разрешения противоречий.

Несогласованность, разнонаправленность экономических целей и интересов отдельных стран ЕАЭС предопределяют необходимость разработки механизма регулирования их взаимоотношений, с позиции оптимального сочетания интересов каждой из сторон.

 Следовательно, при противоречий при интеграции России со странами ЕАЭС, возникает два вопроса: 1. Нужна ли России в качестве национальной идеи интеграция в форме ЕАЭС? 2. Что даст РФ интеграция со странами ближнего зарубежья для сохранения единого экономического пространства? Ответ очевиден. Для бессрочного и гарантированного сохранения единого экономического пространства России ей необходимо расширить общего экономического пространства со странами СНГ, прежде всего со странами ЕАЭС.

Современный этап глобализации характеризуется тем, что инновационные технологии обеспечивают мгновенное распространение информации по всему миру, что не исключает роли государства, поскольку общественное развитие имеет государственную форму.  

Менталитет и состояние национальных экономик участников ЕАЭС требуют сохранения и развития сложившихся хозяйственных связей в рамках нового сообщества, где народы близки по менталитету длительное время. Необходимо преодолевать возникающие противоречия в процессе интеграции в рамках ЕАЭС как регионального объединения на постсоветском пространстве.  

Подведем итоги исследования:

1. Обосновано, что геополитическое и геоэкономическое противоречие, сформировавшееся в 2002-2019 гг., заключается в антагонизме стратегических интересов США и их военно-политических союзников, заинтересованных в ослаблении позиций России на экономическом пространстве СНГ, и национальных интересов нашей страны в укреплении Евразийского экономического союза, привлечении в ОДКБ и ЩОС таких стран, как Иран и Индия.

2. Доказано, что внешние экономические противоречия как разногласие национальных интересов стран ЕАЭС, с одной стороны, и остального мира, с другой стороны, которые проявляются в форме непримиримости: а)  экономических интересов субрегиональных интеграционных объединений на экономическом пространстве СНГ; б) интересов РФ и развитых стран во главе с США, ЕС, а также близлежащих стран: Турции, Ирана, КНР, Японии; в) общими интернациональными интересами стран ЕАЭС и их специфическими особенностями в процессе модернизации и национально - государственными интересами отдельных стран; г) национально-государственными интересами России и аналогичными интересами отдельных стран ЕАЭС и их истеблишмента.

3. Успешное преодоление указанных противоречий позволит странам ЕАЭС быть в тренде экономического роста и обеспечить благосостояния населения отдельных стран в общем экономическом пространстве. Россия обладает способностью объединять Европу и Азию, оказывать стабилизирующее влияние на страны ЕАЭС, выполнять роль интеграционного центра в Евразийском экономическом союзе. 

 

Библиографический список

  1. Суханова, И.Ф., Лявина, М.Ю. Экономические санкции: содержание, цели, мотивы, эффективность. [Текст]/ И.Ф. Суханова, М.Ю. Лявина // Аграрный научный журнал. - 2018.- № 4. - с. 88-93. 
  2. Буторина, О.В. Особенности евразийской модели экономической интеграции. [Текст]/ О.В. Буторина //Современная Европа. -2016. -№ 2 (68). -с. 28-32.
  3. Драпкин, И.М., Лукьянов, С.А. Внешние эффекты от прямых иностранных инвестиций в российской экономике: результаты эмпирического анализа. [Текст]/ И.М. Драпкин, С.А. Лукьянов //Вопросы экономики. -2019.- № 2.- с. 97-113.
  4. Урунов, А.А. Институциональный анализ особенности конструкции единого и общего экономического пространства. [Текст]// Управление экономическими системами: электронный научный журнал. - 2017.- № 3 (97).- С. 18.
  5. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года. Постановление Правительство Российской Федерации от 13 февраля 2019г. № 207р. [Электронный ресурс] -http://government.ru/.
  6. Урунов, А.А., Родина, И.Б. Влияние искусственного интеллекта и интернет-технологий на национальный рынок труда. [Текст] / А.А. Урунов, И.Б. Родина // исследования. - 2018.- № 1. С.138-142.
  7. Родина, И.Б., Владимирова, А.Ф. Экономические санкции: юридический феномен и рычаг политического влияния[Текст] / И.Б. Родина, А.Ф. Владимирова // Вестник университета (Государственный университет управления). -2016.- №5.- С.113-119.

Bibliography

1. Sukhanova I.F., Lyavina M.Yu. Economic sanctions: contents, purposes, motives, efficiency//Agrarian scientific magazine. 2018. No. 4. page 88-93. 

2. Butorina O.V. Features of the Eurasian model of economic integration.

 //Modern Europe. 2016. No. 2 (68). page 28-32.

3. Drapkin I.M., Loukianov S.A. Outer effects from direct foreign investments in the Russian economy: results of the empirical analysis.//Economy questions. 2019. No. 2. page 97-113.

4. 4. Urunov A.A. Institutional analysis of construction feature uniform and Common Economic Space.//Management of economic systems: online scientific magazine. 2017. No. 3 (97). Page 18.

5. The strategy of spatial development of the Russian Federation until 2025. Resolution Government of the Russian Federation of February 13, 2019 No. 207r.

Электронный pecypc -  http://government.ru/.

6. Urunov A.A., Rodina I.B. Influence of artificial intelligence and Internet technologies on national labor market.//Basic researches. 2018. No. 1. Page 138-142. 

7. Rodina I.B., Vladimirova A.F. Economic sanctions: Juristic Phenomenon  and Political Leverage// Scientific magazine (GUU), 2016. No. 5. page 113-119.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516