Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Оценка конкурентоспособности отдельных территорий регионального туристического кластера Северного Кавказа

Региональная экономика | (121) УЭкС, 3/2019 Прочитано: 87 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Батуров Андрей Вадимович
  • Дата публикации:
    13.03.19
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Институт сервиса, туризма и дизайна (филиал) СКФУ

УДК 338.48

Оценка конкурентоспособности отдельных территорий   регионального туристического кластера Северного Кавказа

Assessment of competitiveness of certain territories regional tourism cluster in the North Caucasus

Батуров Андрей Вадимович,

Baturov Andrey Vadimovich

доцент кафедры «Технологии продуктов питания и товароведения»

Институт сервиса, туризма и дизайна (филиал) СКФУ в г. Пятигорске,

канд. фармац. наук,

тел.: 89054970310

E-mail: andreybaturow@yandex.ru.

Аннотация. Для развития внутреннего туризма в России необходимо развитие и повышение конкурентоспособности региональной туристической индустрии, которые позволят ей занять выгодные рыночные позиции на отечественном рынке. В данной статье предложена методика оценка конкурентоспособности отдельных территорий регионального туристического кластера Северного Кавказа на основе методов классификации и группировки, дающих дополнительные возможности для развития предпринимательства в регионе.

Ключевые слова : туризм, рекреационный потенциал, кластерный анализ, конкурентные преимущества, туристические услуги.

Abstract . For the development of domestic tourism in Russia it is necessary to develop and improve the competitiveness of the regional tourism industry, which will allow it to take a favorable market position in the domestic market. This article proposes a method of assessing the competitiveness of certain areas of the regional tourism cluster of the North Caucasus on the basis of classification and grouping methods, which provide additional opportunities for the development of entrepreneurship in the region.

Key words : tourism, recreation potential, cluster analysis, competitive advantages, travel services

 

Введение.

Развитие рынка туристических услуг в регионах является важным драйвером развития российской экономики в настоящее время. Опыт зарубежных стран показывает, что развитие региональных туристских комплексов является важным фактором повышения конкурентоспособности отрасли туризма в рамках всей страны.Реализация кластерной концепции развития в сфере туризма региона позволяет наиболее комплексно развивать туристско-рекреационный, инфраструктурный и инвестиционный потенциал территории, которые являются стимулами роста валового регионального продукта (ВРП), способствуют повышению конкурентоспособности территории, В России, в последние годы, доля сферы туризма составляет около 1,5% от ВВП страны [4,5].

Территории Северного Кавказа уникальны наличием всесезонных мест отдыха и лечения, где уникальные климатические условия сочетаются с рекреационными ресурсами, которые генерируют стабильный внутренний туристический поток. Однако существует ряд немаловажных недостатков: низкий уровень сервиса в индустрии туризма, значительный уровень безработицы в республиках СКФО, транспортная доступность, преобладание внутреннего туризма над въездным, уровень обеспечения безопасности туристов.

Природно-рекреационные ресурсы региона распределены неравномерно: на территории ряда субъектов СКФО располагается туристическо-рекреационной район Кавказские Минеральные Воды. На площади Ставропольского края находятся большинство 58% рекреационных ресурсов (бальнеологические ресурсы) данного района, КЧР – 33%, КБР – 9%. Другим центром притяжения внутреннего туристического потока является Республика Дагестан (побережье Каспийского моря), который может сочетать пляжный и рекреационный туризм. Другим регионам СКФО не свойственна глубокая специализация туристическо-рекреационной деятельности. Это горный и горнолыжный туризм, рекреационный, культурно-исторический,экологический, сельский и т.д.  

Поэтому появился проект по объединению нескольких горнолыжных курортов СКФО туристический кластер, который станет драйвером экономического развития всего региона. Правительство РФ через АО «Корпорация развития Северного Кавказа» и «Курорты Северного Кавказа» реализует создание инженерной, транспортной, горнолыжной инфраструктуры в особых экономических зонах. Частные инвесторы финансируют строительства объектов индустрии гостеприимства: средства размещения туристов, пунктов общественного питания, культурно-развлекательную инфраструктуру и т.д.

В настоящее время, проект включает в себя пять всесезонных туристско-рекреационных комплексов и Каспийский прибрежный кластер. Стратегия развития региона предусматривает на первом этапе развитие куротов «Архыз» в КЧР, «Эльбрус» в КБР, «Ведучи» в Чеченской республике, второй этап «Армхи» в Республике Ингушетия, курорт «Матлас» и прибрежный кластер в Республике Дагестан. В 2018г. в особых экономических зонах зарегистрировано 33 резидента, привлечено 3,7 млрд.руб частных инвестиций, что на 80% больше чем в 2018г. и создано 3тыс. рабочих мест.

В 2014 году АО «Курорты Северного Кавказа» приостановила развитиепроекта — «Мамисон» РСО-Алания. Однако, в 2018г. принято решение выделить из бюджета РФ 1,7 млрд.руб. до 2024г для развития инфраструктуры этого курорта.

Целью нашего исследования являются создание методики для решения задач по оценки конкурентоспособности субъектов региона, которая включает в себя разработку структурной классификации региональных туристско-рекреационных ресурсов, туристической инфраструктуры, распределение территорий СКФО по классам, выявление структурных связей, определение динамических траекторий системы.

Результаты исследований .Нами проведена работа по классификации туристско-рекреационных ресурсы регионов СКФО на основе кластерного анализа, с последующей дифференциацией распределения на основе балльно-рейтиноговой оценки [2,3].

Для осуществления поставленной задачи необходимо обозначить индикаторы, характеризующие развитие туристско-рекреационного комплекса в регионе. Источниками информации служат официальные статистические данные, а также СМИ, научные публикации, данные социологических опросов и т.д.

Индикаторы могут представляться в номинальных или структурных показателях, с использованием контент-анализа, а также методов сравнения, группировки [1,6].

Нами отобраны индикаторы конкурентоспособности регионального туристического рынка по следующим группам: «Количество туристов». «Социально-экономическая среда»; «Деловая среда»; «Окружающая среда»; «Туристско-рекреационные ресурсы»; «Инфраструктура и экономика туриндустрии».

Модели, используемые для изучения социально-экономических про­цессов на региональном уровне содержат значительное число связей и парамет­ров. Число сценарных параметров можно минимизировать с помощью корреляционного анализа. Нами рассматривались корреляции вышеперечисленных индикаторов по отношению к туристическому потоку (табл.1,2) [2].

Таблица 1. Корреляции индикаторов «Социально-экономическая среда»; «Деловая среда»; «Окружающая среда», «Количество туристов».

«Количество туристов»

«Социально-экономическая среда»

«Деловая среда»

«Окружающая среда»

Индикатор

К.корреляции

Индикатор

К.корреляции

Индикатор

К.корреляции

Средне

душевые

доходы

населения в месяц, руб

0,22

ВРП на душу населения, руб.

0,67

Выбросы в атмосферу загрязняющих веществ от стационарных источников

тыс. тонн

0,71

Уровень

безработицы %

– 0,59

Инвестиции в основной капитал на душу населения,

руб.

0,27

Выбросы в атмосферу загрязняющих веществ от передвижных источников

тыс. тонн

-0,71

Студенты

0,67

Удельный вес индустрии туризма в отраслевой валовой добавленной стоимости

0,08

Сброс загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты, млн.м3

0,75

Количество больничных коек

0,81

Удельный вес инвестиций в основной капитал за счет бюджета

-0,75

Образование отходов производства и потребления

тыс. тонн

0,84

Число

Преступ

лений

0,86

Плотность населения

-0,78

Индикатор «Студенты» табл.1 имеет положительную связь с данным показателем + 0,67, так как данная категория населения обладает большей мобильностью.

Индикатор «Количество больничных коек» имеет положительную корреляцию +0,81, так как лечение пострадавших туристов проводится местными учреждениями здравоохранения. Индикатор «Число преступлений» положительно коррелирует   +0,86 с количеством туристов, которые могут сами совершать преступления и подвергаться преступным действиям.

Просматривается средняя связь количества туристов и индикатора «ВРП на душу населения» +0,67. Остальные индикаторы («Инвестиции в основной капитал на душу населения», «Удельный вес инвестиций в основной капитал за счет бюджета», «Удельный вес индустрии туризма в отраслевой валовой добавленной стоимости»), оказывают незначительное влияние на данный показатель.

Прослеживается выраженная сильная связь между некоторыми индикаторами антропогенной нагрузки и туристическим потоком: «Выбросы в атмосферу загрязняющих веществ от стационарных источников» (+ 0,71); «Сброс загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты» (+0,75), «Образование отходов производства и потребления» (+ 0,84). Они могут выступать как ограничители туристического потока, так и зависят от него.

Индикаторы «Выбросы в атмосферу загрязняющих веществ от передвижных источников» (-0,71) и «Плотность населения» (-0,78) не оказывают значительного влияния на туристический поток.

Большинство представленных в табл. 2. индикаторов туристических ресурсов положительно влияют на туристический поток. Сила связи колеблется от слабовыраженного + 0,008 («Особоохраняемые территории»), средневыраженного +0,21 («Объекты культурного наследия») и +0,34 влияния («Объекты археологического наследия»). Данную конфигурацию можно объяснить следующим образом: не все туристы интересуются местными достопримечательностями и покупают экскурсии. Объем туристического потока имеет отрицательную зависимость от индикатора «Особенности рельефа, горная местность» -0,4. Это может означать, что незначительная часть отдыхающих предпочитает экстремальные виды туризма (альпинизм, горные лыжи и т.д.) и не откажется от своих предпочтений.

Таблица 2. Корреляции индикаторов «Туристско-рекреационные ресурсы» , «Инфраструктура и экономика туриндустрии», «Количество туристов».

«Количество туристов»

«Туристско-рекреационные ресурсы»

«Инфраструктура и экономика туриндустрии»

Индикатор

К.корреляции

Индикатор

К.корреляции

Индикатор

К.корреляции

Особенности рельефа

-0,4

Железно-

дорожные перевозки

млн.

пассажиров

0,86

Коллективные

средства

размещения,

места

0,92

Особо

охраняемые территории

0,008

Авто-

мобильные

перевозки

млн.

пассажиров

0,79

Коллективные

средства

размещения, тыс.чел

0,95

Объекты культурного наследия

0,21

Авиа-

перевозки

млн.

пассажиров

0,78

Санаторно-курортные учреждения, койки

0,86

Объекты археологического наследия

0,34

Платные туруслуги

0,4

Санаторно-курортные учреждения, размещено

0,86

Источники минеральных вод

0,95

Количество занятых в туриндустрии

0,63

Санаторно-оздорови-

тельные услуги

0,86

               

Значительная группа индикаторов «Инфраструктура и экономика туриндустрии» демонстрирует положительную сильную связь с показателем количество туристов. Развитая транспортная инфраструктура положительно влияет на туристический поток. Первое место по перевозкам сохраняет железнодорожный транспорт, второе место – автотранспорт и последнее место – авиация.

В группе индикаторов характеризующих коллективные средства размещения (гостиницы, турбазы, кемпинги, дома отдыха, пансионаты и т.д.) и санаторно-курортные учреждения прослеживается сильная положительная связь с количеством туристов: «Коллективные средства размещения, койки» (+0,92), «Коллективные средства размещения, размещено тыс.чел»(+0,95), «Санаторно-курортные учреждения, койки»(+0,86), «Санаторно-курортные учреждения, размещено тыс.чел»(+0,86),

По индикаторам «Коллективные средства размещения, койки», «Коллективные средства размещения, размещено тыс.чел» отличия коэффициентов корреляции может объяснятся интенсивностью использования номерного фонда.

По индикаторам «Санаторно-курортные учреждения, койки», «Санаторно-курортные учреждения, размещено тыс.чел» идентичность коэффициентов корреляции объяснятся более длительными сроками пребывания и рекреации отдыхающих.

Третья группа индикаторов характеризует объем платных услуг и занятость в туриндустрии региона. В этой группе прослеживается также выраженная положительная связь с количеством туристов: «Платные туруслуги» (+0,4),«Санаторно-оздоровительные услуги» (+0,86), «Услуги коллективных средств размещения» (+0,85), «Количество занятых в туриндустрии»(+0,63).

Индикатор «Платные туруслуги» с коэффициентом корреляции +0,4 отражает то, что не все отдыхающие посещают экскурсии, театры и музеи. Сильная положительная связь индикаторов «Санаторно-оздоровительные услуги» (+0,86) и «Услуги коллективных средств размещения» (+0,85) с туристическим потоком характеризуется предоставлением СПА процедур, косметических процедур, лечебного массажа. Индикатор «Количество занятых в туриндустрии»(+0,63) так же характеризуется средней положительной связью с туристическим потоком и отражает сезонность предоставления туруслуг.

Для дальнейшего осуществления процедуры классификации туриндустрии субъектов СКФО нами были отобраны индикаторы которые обозначили среднюю положительную связь более 0,6 с показателем количество туристов. Нами проведен кластерный анализа со следующими параметрами: кластеризация по методу «Ward’s», расстояние между объектами измерялась по методу «City-Block». В результате проведенных процедур создано 3 кластера:

– первый кластер 14,2% (Р.Дагестан);

– второй кластер 71,4% (Р.Ингушетия, Чеченская Республика, КБР, КЧР, РСО-Алания);

– третий кластер 14,4% (Ставропольский край).

Лучшие показатели инфраструктуры и экономики туриндустрии демонстрирует Ставропольский край, за ним с некоторым отрывом следует республика Дагестан. Похожие результаты показывают остальные субъекты СКФО (Р.Ингушетия, Чеченская Республика, КБР, КЧР, РСО-Алания), которые имеют аналогичные социально-экономические, инфраструктурные и ресурсные условия. Следующим этапом исследования явилось дальнейшее детальное дифференцирование регионов «горнолыжного кластера» на основе балльно-рейтинговой оценки их туристско-рекреационного потенциала [3].

Рейтинг конкурентоспособности региона – это обобщенная количественная характеристика состояния внутренних ресурсов региона определяющая ее место на рынке туруслуг посредством классификации. Рейтинговая оценка состояния внутренних туристско-рекреационных ресурсов региона может быть критерием инвестиционной привлекательности.

Выделяется три основных этапа разработки систем рейтинговой оценки:

  1.  Формирование системы индикаторов, используемых для расчета рейтинга.
  2.  Формирование нормативной базы по каждому индикатору.
  3.  Разработка алгоритма итоговой рейтинговой оценки конкурентоспособности региона.

Система оценки туристско-рекреационного потенциала регионов горнолыжного кластера СКФО состоит из трех блоков (табл.3):

Интегральный показатель развития горнолыжного кластера СКФО:

E = (T1+ T2+ T3) (1)

1)Индикаторы потенциала туристско-рекреационных ресурсов:

T1 = (p1 + p2 + p3 + p4) (2)

где

Т1– коэффициент потенциала туристско-рекреационных ресурсов,

p1– Музеи в % от окружных значений.

p2– Профессиональные театры в % от окружных значений.,

p3–Спортивные учреждения в % от окружных значений.

p4–Особо охраняемые природные территории федерального значения в % от окружных значений.

p5– ООПТ регионального значения в % от окружных значений.

2) Индикаторы развития и нфраструктурно-экономических ресурсов :

T2 = (f1 + f2+ f3 + f4 + f5 + f6+ f7 + f8 ) (3)

где

T2– коэффициент развития инфраструктурно-экономических ресурсов

f1– Гостиницы в % от окружных значений.

f2– Гостиницы число мест в % от окружных значений.

f3– Туристические базы в % от окружных значений.

f4– Санатории в % от окружных значений.

f5– Среднесписочная численность работников индустрии гостеприимства в % от окружных значений.

f6–Количество канатных дорог в % от окружных значений..

f7– Протяженность горнолыжных трасс в % от окружных значений.

f8– Доля индустрии гостеприимства в ВРП региона в %

3) Индикаторы антропогенного воздействия на окружающею среду

T3 = (c1 + c2 + c3 + c4) (4)

где

T3– коэффициент антропогенного воздействия на окружающею среду,

c1– Образование отходов производства и потребления в % от окружных значений.

c2– Плотность населения 1 чел. кв.км

c3– Выбросы в атмосферу от автотранспорта в % от всех выбросов.

c4– Выбросы в атмосферу от стационарных источников в % от всех выбросов.

Для каждого отобранного показателя была сформирована нормативная база пяти классов надежности:

–для первого (лучшего) присваивается 5 балла;

–для второго (средний - лучший) присваивается 4 балла;

–для третьего (среднего) присваивается 3 балла;

–для четвертого (средний - худший) присваивается 2 балла;

–для пятого (худшего) присваивается 1 балл.

В нашем исследовании в блоке антропогенная нагрузка нормативные значения показателей устанавливаются в обратном порядке по классам надежности: первый - худший, последний – лучший.

Критерием туристической освоенности территории является наибольшая сумма баллов по всем показателям, которое можно интерпретировать, как:

– туристско-рекреационные ресурсы территории плохо изучены, инфраструктура индустрии гостеприимства не развита (менее 40 баллов, оценка « удовлетворительно» );

– туристско-рекреационные ресурсы территории изучены, инфраструктура индустрии гостеприимства развита на приемлемом уровне (40-50 баллов, оценка «хорошо»);

– туристско-рекреационные ресурсы территории исторически освоены, инфраструктура индустрии гостеприимства имеет перспективное будущее (более 50 баллов, оценка «отлично»);

Таблица 3. Рейтинг конкурентоспособности «горнолыжного кластера» регионов СКФО

 

КБР

КЧР

РСО

Республика

Ингушетия

Чеченская

республика

Инфраструктурно-экономические показатели

24

20

18

9

14

Туристические ресурсы

14

13

15

9

17

Антропогенная нагрузка

17

17

13

15

14

Итого

55

50

46

33

45

«Кремлевский рейтинг губернаторов РФ (апрель 2018)»

4

3

4

2

5

Всего

59

53

50

35

50

Заключительный итог интегральной оценки развития горнолыжного кластера СКФО, привел к следующему распределению регионов по критериям:

К первому уровню относятся КБР – туристско-рекреационные ресурсы территории исторически освоены, инфраструктура индустрии гостеприимства имеет перспективное будущее (более 50 баллов, оценка «отлично»)

Ко второму уровню относятся КЧР, РСО-Алания, Чеченская республика – туристско-рекреационные ресурсы территории изучены, инфраструктура индустрии гостеприимства развита на приемлемом уровне (40-50 баллов, оценка «хорошо»);

К третьему уровню относятся Республика Ингушетия туристско-рекреационные ресурсы территории плохо изучены, инфраструктура индустрии гостеприимства не развита (менее 40 баллов, оценка « удовлетворительно»);

При проведении госинвестиций необходимо учитывать политический вес руководителей регионов, и каким образом он будет влиять на принятие решений по финансированию проектов. Для нашего исследования мы воспользовались «Кремлевским рейтингом губернаторов РФ (апрель 2018)» предложенного «Центром развития региональной политики (ЦРРП)», в котором главы регионов оцениваются по пятибалльной системе с учетом ряда показателей т.е это можно считать «политическим весом»[5].

Заключение.

После проведенной коррекции нашейинтегральной оценки регионы распределились следующим образом:

– на первом уровне находятся КБР (59 баллов), КЧР (53 балла). КЧР из второго уровня поднялась на первый;

– на втором уровне расположились РСО-Алания, Чеченская республика (50 баллов). Данные регионы вплотную приблизились к нижней границе верхнего уровня;

– на третьем уровне осталась Республика Ингушетия (35 баллов).

Проведенный структурный анализ особенностей развития регионального туристического кластера выявил следующие тенденции:

– влияние туристических ресурсов на массовый туристический поток размыто и не выявило выраженных аттрактантов, за исключением морских и бальнеологических ресурсов.

– синергетический эффект развития отрасли сказывает сочетание бальнеологических, морских ресурсов и горной местности, так же географическая близость регионов с сформировавшейся туристической инфраструктурой и недостаточно развитыми территориями (например, Ставропольский край и КБР, КЧР).

– инвестиции в туриндустрию за счет бюджета не оказывают значительного влияния на комплексное развитие данного сектора региональной экономики и служат для создания благоприятного инвестиционного климата, с целью привлечения частного капитала.

– существенное влияние на инфраструктуру и экономику туриндустрии оказывает социально-экономическое положение региона, которое выражено в индикаторе ВРП на душу населения.

– при увеличении туристического потока, возрастает негативное воздействие на окружающую среду и показатели безопасности (возрастает число правонарушений совершенных как туристами, так и против них).

В условиях современной внешней и внутренней политической и экономической обстановки Министерство РФ по делам Северного Кавказа приняло решение минимизировать риски и развивать территории со «зрелой» горнолыжной туристической инфраструктурой (КБР и КЧР). Однако, «политический вес» (высокий рейтинг) руководства Чеченской республики сыграл значительную роль в строительстве и развитии местного горнолыжного курорта.

Библиографический список

1.Аверин А.Ю. Модель рейтинговой оценки регионов на основе социально-экономического потенциала // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского.– 2012. – № 28. – С. 176–178.

2.Батуров А.В. Оценка конкурентных преимуществ отдельных территорий горнолыжного кластера Северо-Кавказского федерального округа/ Батуров А.В., Шебзухова Т.А., Кшишневская В.Ф. // Современная наука и инновации.– Ставрополь – Пятигорск: Институт сервиса, туризма и дизайна (филиал) СКФУ в г.Пятигорске, 2018. – №3(23). – С.231 – 238.

3.Батуров А.В., Кшишневская В.Ф. Сегментирование регионального туристического рынка Северного Кавказа // Современная наука и инновации.– Ставрополь – Пятигорск: Институт сервиса, туризма и дизайна (филиал) СКФУ в г.Пятигорске, 2017. – №3(19). – С.10-16.

4.Каракаева Е. У. Роль туристической отрасли в инновационном развитии региона // Научные известия.– 2016. – №1(2).– С.49 – 52.

5.Курченков В.В. Оценка экономической эффективности регионального туристского комплекса / Курченков В.В., Фетисова О.В., Тютюшева А.Г., Матина Е.С // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 3. – 2015. – №2(31),– С.18 – 25.

6.Манцаева А.А., Деликова Т.Г.Система индикаторов для оценки потенциала формирования кластера в регионе// Вестник ВГУИТ. – 2016. – No4. – С.476–483.

Bibliographic list

1.Averin, A. J. Model of a rating estimation of regions on the basis of socio-economic potential // Izvestiya pgpu them. V. G. Belinsky.- 2012. - № 28. – P. 176-178.

2.Baturov A. V. Estimation of competitive advantages of individual ski areas of cluster of the North Caucasus Federal district/ Baturov A.V., Shebzukhova, T. A., Kshishnevskaya V. F. // The Modern Science and Innovation.- Stavropol-Pyatigorsk: Institute of service, tourism and design (branch) of NCFU in Pyatigorsk, 2018. - №3 (23). – P. 231 – 238.

3.Baturov A. V., Kshishnevskaya V. F. The regional Segmentation of the tourist market of the North Caucasus // The Modern Science and Innovation.- Stavropol-Pyatigorsk: Institute of service, tourism and design (branch) of NCFU in Pyatigorsk, 2017. - №3 (19). - P. 10-16.

4Karakaeva E.U. The role of the tourism industry in the innovative development of the region / / Scientific news.- 2016. - №1 (2).– P. 49 – 52.

5.Kurchenkov V. V. Estimation of economic efficiency of the regional tourist complex / Kurchenkov V. V., Fetisova O. V., Tutusheva A. G., Matina E., Vestn. ]. state UN-TA. Ser. 3. - 2015. - №2 (31),– P.18 – 25.

6.Mancheva A. A., Delicova T. G. System of indicators to assess the potential of cluster formation in the region// Bulletin of UGUET. - 2016. - No4. – Pp. 476–483.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516