Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Сущность и этапы перехода хозяйственной деятельности региона к новой индустриализации

Региональная экономика | (120) УЭкС, 2/2019 Прочитано: 361 раз
(20 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Даванков Алексей Юрьевич, Косарева Галина Андреевна, Мальцев Юрий Геннадьевич, Павлов Никита Игоревич
  • Дата публикации:
    28.02.19
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГБОУ ВО «Челябинский государственный университет»

Сущность и этапы перехода хозяйственной деятельности региона к новой индустриализации

Essence and stages of transition of economic activity of the region to new industrialization

Даванков Алексей Юрьевич

Davankov Aleksey Yurevitch

д.э.н., профессор

ФГБОУ ВО «Челябинский государственный университет» г. Челябинск

кафедра Экономической теории и регионального развития

e-mail: Iserp@csu.ru

Косарева Галина Андреевна

Kosareva Galina Andreevna

к.э.н., доцент

ФГБОУ ВО «Челябинский государственный университет» г. Челябинск

Кафедра экономической теории и регионального развития

e-mail: Kosarevaga.74@mail.ru

Мальцев Юрий Геннадьевич

Maltsev Yury Gennadevitch

ассистент

ФГБОУ ВО «Челябинский государственный университет» г. Челябинск

Кафедра экономической теории и регионального развития

e-mail:  Brazil.yura@mail.ru

Павлов Никита Игоревич

Pavlov Nikita Igorevitch

ассистент

ФГБОУ ВО «Челябинский государственный университет» г. Челябинск

Кафедра экономической теории и регионального развития

e-mail:nikitazlat@mail.ru

Аннотация

В статье проведен анализ четвертой технологической революции и раскрыта сущность новой индустриализации. Предлагается матричное представление региональной хозяйственной деятельности, позволяющей по-новому подойти к определению вклада от решения экономических, социальных и экологических задач новой индустриализации. Матрица дает возможность ранжировать факторы развития и указывает последовательность перехода от кризисного (индустриального) состояния к стабильному (постиндустриальному), посредством проведения новой индустриализации.

Abstract

The article analyzes the fourth technological revolution and reveals the essence of the new industrialization. A matrix representation of regional economic activity is proposed, which allows a new approach to determining the contribution of solving economic, social and environmental problems of the new industrialization. The matrix makes it possible to rank the factors of development and indicates the sequence of transition from a crisis (industrial) state to a stable (post-industrial), through a new industrialization.

Ключевые слова: новая индустриализация, матричная форма, хозяйственная деятельность.

Key words:new industrialization, matrix form, economic activity.

Введение

В настоящее время в региональной экономической науке идет поиск новой модели экономического развития отвечающей вызовам четвертой промышленной революции, ускоренного формирования пятого и шестого технологического укладов. Современная модель экономического развития должна отвечать экологическим требованиям, а именно должно обеспечиваться сохранение способности природных систем к самовосстановлению и адаптации к изменениям, сохранение экосистем от которых зависит стабильность глобальной биосферы. И требованиям общества, которые выражаются в качестве жизни населения региона и справедливое распределение благ. Таким образом, новая модель регионального развития должна быть сбалансированной (баланс экономической, социальной и экологической составляющих).

Такой моделью может стать парадигма новой индустриализации, главной идеей которой является развитие промышленности, на основе современных технологий пятого и шестого технологического уклада. Процесс новой индустриализации носит территориальный характер, для огромной по масштабу России, которая всегда отличалась существенной вариативностью составляющих ее территорий, региональный разрез экономических, социальных и иных преобразований имеет решающее значение. Внедрение технологий пятого и шестого технологического уклада в промышленное производство, позволит существенно снизить нагрузку на природу при помощи установки фильтров и уменьшения числа отходов, повысить уровень жизни населения и гарантировать экономический рост [13,5].

Основная часть

Новая индустриализация это процесс перехода на технологии пятого и шестого технологического укладов. Предполагающих использование возобновляемых источников энергии в единстве с ресурсосберегающими наукоемкими технологиями и продуктами и выход на лидирующие позиции в структуре хозяйственной деятельности «экологической промышленности». Ресурсосберегающим, экологически чистым и экоэффективным технологиям уготована ныне ведущая роль в индустрии, причем этот переход затрагивает не только узкоспециализированный сектор, а означает модернизацию региональной хозяйственной деятельности в целом[18].

Ученые уральской научной школы академика А.И. Татаркина понимают процесс новой индустриализации как двуединый, синхронный процесс создания новых высокотехнологичных секторов экономики и эффективного инновационного обновления традиционных секторов при согласованных качественных и последовательных изменениях между технико-экономической и социально-институциональной сферами, осуществляемых посредством интерактивных технологических, социальных, экологических, политических и управленческих изменений в хозяйственной деятельности региона. Одним из существенных моментов новой индустриализации станет гарантированность отсутствия негативных последствий для общества и экологии[10,15,16].

В процессах новой индустрии роль человека в хозяйственной деятельности существенно повысится, за счет развития социо-гуманитарных технологий и конвергенции социального и технического научного знания[7,3].

Технологии пятого и шестого технологических укладов внедряемые в процессе «новой индустриализации», основываются на цифровых и информационных технологий, а также на технологии искусственного интеллекта, что позволит автоматизировать процессы производства и управления хозяйственной деятельностью региона [17].

Новая индустриализация имеет свои специфические особенности: комплексную автоматизацию производства с использованием самонастраивающейся системы управления; ориентация на трудосберегающую модель хозяйствования; диверсификация и баланс народно-хозяйственной структуры региона [11].

Внедрение технологий пятого и шестого технологических укладов в хозяйственную деятельность региона позволяет: резко повысить производительность труда в обрабатывающих отраслях; создать новые отрасли; усилить технологическое превосходство промышленно развитых стран над остальным миром[14].

Таким образом, сущность новой индустриализации заключается в обеспечении экономического роста, без негативных последствий для общества и природы. Новая индустриализация позволит создать, новые отрасли промышленности, повысить эффективность хозяйственной деятельности, до минимума сократить отходы и тем самым повысить качество жизни населения региона.

Новая индустриализация носит территориальный характер, следовательно ее специфика зависит от региона. Регион представляет собой территорию (социо-эколого-экономическую систему) на корой расположены производственные и социальные комплексы, связанные между собой потоками вещества, энергии и информации, жизнедеятельность комплексов создает нагрузку на природу. Нагрузка, на природу создаваемая хозяйственной деятельностью не должна превышать ее ассимиляционного потенциала на данной территории. [6,9].

Переход на технологии пятого и шестого укладов позволит сделать промышленное производство «зеленым», социальную среду более стабильной, а природу способной для к самовостановлению, тем самым уменьшить нагрузку на природу, вернув ее в границы устойчивости биосферы.

К основным отраслям нового технологического уклада относятся наноэлектроника, наноматериалы и наноструктурированные покрытия, нанобиотехнологии, нано-системная техника и оборудование. Его несущими отраслями, играющими ведущую роль в распространении нанотехнологий, выступают электронная, электротехническая и атомная промышленность, информационно-коммуникационный сектор, станко- и приборостроение, фармацевтическая промышленность и здравоохранение, энергетика, авиастроение, ракетно-космическая промышленность, химико-металлургический комплекс, строительство и др[12].

Нынешняя структура народного хозяйства устарела и требует резких изменений в пользу высокотехнологичных отраслей промышленности. Но принимая во внимание соответствующую консервативную структуру рыночного спроса, следует в определенной мере согласиться с мнением Е. Балацкого о том, что для подавляющего большинства регионов первоочередная задача состоит в сохранении и умеренном расширении отраслевой диверсификации. В этой связи следует пересмотреть в таких регионах отраслевые приоритеты в сторону усиления позиций традиционных отраслей, поскольку их слабое развитие препятствует формированию полноценного рынка инноваций. Сами же инновации должны концентрироваться именно в традиционных отраслях, а не в элементах «новой экономики»[1].

Однако для Российской Федерации характерна высокая межрегиональная дифференциация по всем ключевым экономическим и социальным индикаторам при очень серьезных различиях в уровне инновационной активности. Ряд регионов нашей страны сохранили высокий научно-технический потенциал (г. Москва и Московская область, г. Санкт-Петербург, Республика Татарстан, Пермский край, Нижегородская, Свердловская, Томская, Челябинская и другие области). Для этих территорий в среднесрочной перспективе необходима постановка задачи одновременно и догоняющего (интенсивное развитие пятого технологического уклада на основе использования доступных зарубежных технологий и внедрения собственных разработок), и опережающего (формирование элементов ядра шестого технологического уклада) развития. Решение такой двуединой задачи предполагает не только значительные усилия федерального центра, но и осуществление региональных институциональных инноваций, без которых технологический прорыв невозможен [12].

Формирование новых технологических укладов предполагает радикальные изменения структуры экономики региона, ее технологической базы вследствие циклической динамики эпохальных и базисных инноваций. Между последовательно сменяющими друг друга пятым и шестым технологическими укладами нет перерыва.

Локомотивом новой индустриализации в регионе выступают инновационная деятельность, базирующаяся на разработке, освоении, производстве и массовом распространении базисных инноваций во всех секторах экономики региона, в первую очередь несырьевых.

Например: производство машин и оборудования: робототехника, беспилотные транспортные средства. Развитие технологий: нанотехнологии, аддитивные технологии применимые не только в производстве, но и в сфере услуг [13].

Стоит отметить, что что развивать технологии пятого технологического уклада, а именно информационные технологии и микроэлектронику, хоть и необходимо, но уже поздно. Мы не сможем стать мировым технологическим лидером, пытаясь нагнать США в той области, где они чрезвычайно сильны, а мы сильно отстаем. Чтобы быстро преодолеть технологическое отставание в микроэлектронике и информационных технологиях, характеризующееся примерно 20-ю годами, потребуются значительные ресурсы, в том числе интеллектуальные, которыми мы, на данный момент, не располагаем. Таким образом, пока мы будем осуществлять ликвидацию технологического отставания, американские производители снова уйдут вперед, и ситуация повторится. Единственный вариант, который видится в данной ситуации перспективным - направить ресурсы не на то, чтобы ликвидировать технологическую отсталость в информационных технологиях, а на то, чтобы добиться успеха в технологиях, которые определяют контуры следующего (шестого) технологического уклада[4].

Новая индустриализация позволит перейти от машинного производства к роботизированному. Гибкий автоматизированный комплекс - четырехзвенное средство труда, включающее наряду с машиной компьютерные сканирующие и управляющие программные устройства. Это коренным образом изменяет содержание и условия труда, в несколько раз повышая его эффективность[2].

Развитие технологий шестого уклада будет правильным решением с точки зрения теории управления инновациями, которая утверждает, что добиться успеха в области инновационного развития можно лишь единственным методом: разрабатывая сегодня те технологии, которые будут актуальны завтра, так как на их разработку может потребоваться значительное время.

Для того чтобы преуспеть в технологиях будущего, необходимо произвести существенные преобразования в социальном, экологическом, экономическом компонентах хозяйственной деятельности, что потребует значительных ресурсов, а также времени. По этой причине начинать преобразования следует как можно быстрее, для того, чтобы обеспечить необходимые преобразования скудеющими ресурсами. На данный момент таких приоритетных целей несколько: модернизация промышленности, повышение энергоэффективности, импортозамещение[8].

Таким образом, технологический прорыв основанный на технологиях пятого и шестого укладов позволит изменить параметры производственных активов, что в свою очередь изменит хозяйственные отношения субъектов, в зависимости от специфики хозяйственной деятельности региона. На уровне региона появятся стратегические альянсы и технологические партнерства для координации хозяйствования. Создаются условия для бесконфликтного повышения качества жизни населения региона. Тем самым обеспечивается возможность сбалансированного развития региона.

Сбалансированное развитие региона - это многоэтапный и длительный процесс. В котором регион проходит ряд стадий развития, а именно: борется за «выживание», переходит к «качественному росту» и, при наличии определенных предпосылок, оптимизируется. Выход региона и его территориальных образований на траекторию сбалансированного социо-эколого-экономического развития следует рассматривать в контексте трех последовательных этапов: этапа адаптационного развития, этапа инновационного развития и этапа сбалансированного развития. На этапе адаптации приоритет отдается экономическим целям развития, поскольку только эффективное местное хозяйствование создает необходимые предпосылки для решения социальных и экологических проблем. В последующем, при переходе на инновационное развитие, повышается значимость социальных и экологических целей. Инновации в сфере эффективного использования человеческого и природного капитала составляют суть второго этапа. На третьем этапе значимость социальных и экологических целей развития достигает максимума и только на этом этапе появляются предпосылки для достижения сбалансированного развития.

Для систематизации перехода на технологии пятого и шестого уклада мы предлагаем матричный подход связывающий социум, экономику и экологию. Матричный подход позволяет определить направления деятельности к сбалансированному развитию социо-эколого-экономической системы региона. Социо-эколого-экономическая система региона- это территориально ограниченная часть биосферы, с расположенными на ней производственными и социальными комплексами. Новая индустриализация ставит своей целью вывод этих комплексов на постиндустриальный уровень развития.

Модель выхода региональной социо-эколого-экономической системы на путь постиндустриального развития состоит из трех последовательных этапов хозяйственной деятельности: адаптационной, инновационной и сбалансированной. На первом, адаптационном этапе доминирует экономическая деятельность, поскольку только экономически эффективное хозяйствование создает необходимые предпосылки для решения социальных и экологических проблем (табл.1).

На втором, инновационном этапе, значительными становятся социальная и экологическая сферы. Эффективное использование человеческого и природного капитала основа инновационного этапа.

На третьем, сбалансированном этапе социальная и экологическая значимость деятельности достигает максимума, следовательно появляются предпосылки постиндустриальной сбалансированной хозяйственной деятельности [19].

Таблица 1

Приоритеты хозяйственной деятельности по этапам перехода к ее постиндустриальному развитию

 

 

Экономическая деятельность

Социальная

Экологические

Пространственные цели

Адаптационный этап

Наиболее значимая цель развития

Мало значимая цель развития

на данном этапе развития цель не может быть достигнута

на данном этапе развития цель не может быть достигнута

Инновационный этап

Средне значимая цель развития

Средне значимая цель развития

Мало значимая цель развития

на данном этапе развития цель не может быть достигнута

Этап сбалансированного развития

Мало значимая цель развития

Наиболее значимая цель развития

Наиболее значимая цель развития

Наиболее значимая цель развития

        

Компоненты социо-эколого-экономической системы: экология, социальная сфера и экономика, взаимодействуя между собой, определяют состояние каждой компоненты в отдельности. В связи с этим, необходимо рассматривать сопряжение этих компонент. Так, для экономического роста необходимо использовать социальную сферу и природную среду. Но такое использование наносит ущерб человеку и природе. Отсюда возникает необходимость установления предельных критериев развития экономики, предотвращающих ущерб человеку и природе. Так же нужно учесть интересы развития экономики и экологии при решении социальных проблем. А при решении экологических проблем нужно учитывать социальные и экономические интересы. Следовательно, необходимо разработать форму представления сбалансированной социо-эколого-экономической деятельности.

Матричная форма взаимосвязей социальной, экологической и экономической компонент системы, позволяет определить направления деятельности для достижения постиндустриального сбалансированного развития в таблице 2. По вертикали в матрице отражены: проблемы, задачи трех уровней и конечная цель; по горизонтали – пути решения задач по каждому виду деятельности[20].

Таблица 2

Матрица перехода региона к постиндустриальному сбалансированному развитию по видам деятельности

 

 

Социальная

Экономическая

Экологическая

Территория

Проблема

Несоответствие потребностей возможностям региона

Исчерпание резервов индустриального развития

Подрыв устойчивости природных комплексов

Кризис

Этап 1

Изменение структуры потребления

Структурная перестройка промышленности

Повышение экологической культуры

Уменьшение кризисных явлений

Этап     2

Повышение степени социальной справедливости

Повышение эффективности производства

Переход к природосбере-гающему вос-производству

Выход из кризисного состояния

Этап 3

Выравнивание уровня жизни

Изменение качества роста

Восстановле-ние природных комплексов

Сбалансиро-ванное развитие

Сбалансированное развитие (цель)

Удовлетворение потребностей

Развитие в соответствии с потребностями

Нагрузка в пределах нормативов

Постиндустр-иальное развитие

 

Таким образом, вертикальная иерархичность отражает уровни организации достижения цели развития территории, а горизонтальная иерархия характеризует вклад каждой деятельности в достижение нового качества системы. К примеру, решение задачи первого уровня (изменение структуры потребления - структурная перестройка промышленности - повышение уровня экологической культуры) позволяет уменьшить кризисные явления. Причем меры в социальной сфере способствуют решению как экономических, так и экологических задач и наоборот. Подобная взаимосвязь наблюдается на втором и третьем уровнях[21].

Таким образом, матричная форма хозяйственной деятельности региона позволяет установить состояние территории при определенном уровне решения задач. Последний столбец матрицы показывает последовательность перехода из кризисного состояния к сбалансированному. Немаловажно и то, что она помогает выявлять главные противоречия между социальной, экономической и экологической деятельностью. Используя матрицу, можно рассматривать территориальную деятельность с разных сторон, ранжируя факторы развития.

Список литературы

1.     Балацкий Е. Инвестиционная активность российских регионов Взгляд изнутри // Общество и экономика 2009 №3. С.11-12.

2.     Бляхман Л.С. Новая индустриализация: сущность, политико-экономические основы, социально-экономические предпосылки и сопровождение // Проблемы современной экономики. 2013. № 4 (48).

3.     Бодрунов С.Д. Грядущее. Новое индустриальное общество: перезагрузк. СПб., 2016. С. 84.

4.     Воробьев В.П., Тихомирова Н.Н. Проблемы перевода экономики российской федерации на шестой технологический уклад минуя пятый: методические аспекты / Известия Санкт-Петербуржского государственного экономического университета. 2016. С 41-46.

5.     Даванков А.Ю., Двинин Д.Ю. Обоснование теоретико-методологической модели оценки устойчивости социо-эколого-экономической среды региона / Международный научно-исследовательский журнал. 2017. №9-1(63). С.6-8.

6.     Даванков А.Ю., Двинин Д.Ю., Постников Е.А. Методический инструментарий оценки социо-эколого-экономической среды региона в границах устойчивости биосферы // Экономика региона том 12. №4. С.1029-1039.

7.     Лепский В.Е. Рефлексивно-активные среды инновационного развития. М., 2010.

8.     Платонов В.В., Воробьев В.П., Тихомиров Н.Н. Системы управления интеллектуальным капиталом на новом этапе технико-экономического развития: методологический аспект // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. 2012. № 2. С. 7-15.

9.     Региональная стратегия устойчивого роста / Под ред. А.И. Татаркина. Екатеринбург: УРО РАН, 1998. 639 с.

10.  Романова О.А. Инновационная парадигма новой индустриализации в условиях формирования интегрального мирохозяйственного уклада // Экономика региона. 2017. Т.13, вып. 1. С. 276−289.

11. Рязанов В.Т. Новая индустриализация и экономическое возрождение России // Евразийское пространство: добрососедство и стратегическое партнерство: материалы VIII Евразийского экономического форума молодежи: в 3 т. Екатеринбург, 2017. Т. 1. С.121.

12.  Сергеев А.М.Смена технологических укладов и институциональные инновации: региональный аспект / Экономика региона №3. 2010. С.111-117.

13. Силин Я.П., Анимицина Е.Г., Новикова Н.В. Региональные аспекты новой индустриализации / Экономика региона 2017. №3. С. 684-696.

14. Сорокин Д.Е., Толкачев С.А. Условия и факторы эффективной реиндустриализации ипромышленной политики России // Экономическое возрождение России. 2015. No4(46). С.88−89.

15. Татаркин А. И. Новая индустриализация экономики России: потребность развития или вызовы времени // Экономическое возрождение России. 2015. No 2(44). С. 20−31.

16. Татаркин А.И., Андреева Е., Ратнер А. Императивы современного экономического развития: мировые тренды и российские реалии // Вопросы экономики. 2014. No 5. С.121−131.

17. Шваб К. Четвертая промышленная революция. М., 2017. С. 27.

18. Jenike M., Jakob K. Dritte Industriele Revolution // Internationale Politik. 2008. Nr. 5. S. 38−39.

19. Современные методологические подходы к междисциплинарным исследованиям территориальных социо-эколого-экономических систем / А.Ю. Даванков, П.Я. Дегтярев, Г.А. Шеломенцев и др. – Екатеринбург : ИЭ УрО РАН, 2014. – 128 с.

20. Даванков А.Ю., Косарева Г.А. Пряхин А.Г. и др. Научно-методические основы междисциплинарных территориальных исследований препринт. Екатеринбург ИЭ УрО РАН, 2016. 59с.

21. Устойчивое развитие экономических систем от теории к практике. Под ред. Д.э.н. В.В. Седова. Челябинск ЧелГУ, 2014. 244с.

References

1. Balatsky E. the Investment activity of Russian regions the view from the inside // Society and Economics 2009 No. 3. P. 11-12.

2. Blyahman HP New industrialization: the nature, the political-economic fundamentals, socio-economic background and support // problems of modern economy. 2013. № 4 (48).

3. Bodrunov S. D. Coming. New industrial society: reboot. SPb., 2016. P. 84.

4. Vorobyov V. P., Tikhomirova N. N. Problems of transfer of the economy of the Russian Federation to the sixth technological mode bypassing the fifth: methodological aspects / proceedings of the St. Petersburg state University of Economics. 2016. With 41-46.

5. Davankov A. Yu., d. d. dvinin, Justification of the theoretical and methodological model of stability assessment of the socio-ecological and economic environment of the region / international research journal. 2017. No. 9-1 (63). P. 6-8.

6. Davankov A. Yu., dvinin, D. Yu., Postnikov E. A., Methodological tools for evaluation of ecological and socio-economic environment of the region within the boundaries of the sustainability of the biosphere // regional Economy volume 12. No. 4. P. 1029-1039.

7. Lepsky V. E. Reflexive and active environments for innovative development. M., 2010.

8. Platonov V. V., Vorobyev V. P., Tikhomirov N. N. Intellectual capital management systems at a new stage of technical and economic development: methodological aspect / / proceedings of St. Petersburg state University of Economics. 2012. No. 2. P. 7-15.

9. Regional strategy for sustainable growth / ed. Ekaterinburg: URO RAS, 1998. 639 p.

10. Romanova O. A. Innovative paradigm of the new industrialization in the conditions of formation of an integral world economic order // the region's Economy. 2017. Vol. 13, issue. 1. P. 276-289.

11. Ryazanov V. T. New industrialization and the economic revival of Russia // Eurasian space of good neighborly relations and strategic partnership: materials of the VIII Eurasian economic youth forum in Yekaterinburg 3 t, 2017. Vol.1. P. 121.

12. Sergeev M. change of technological structures and institutional innovations: regional aspect / Economy of the region №3. 2010. Pp. 111-117.

13. Y. P. Silin, Animacin E. G., Novikova N. In. Regional aspects of the new industrialization / Economy of the region 2017. No. 3. P. 684-696.

14. Sorokin D. E., Tolkachev S. A. Conditions and factors of effective reindustrialization and industrial policy of Russia. 2015. No4 (46). P. 88-89.

15. Tatarkin A. I. New industrialization of the Russian economy: the need for development or the economic revival of Russia. 2015. No. 2 (44). P. 20-31.

16. Tatarkin, A. I. Andreeva, E., Ratner, A. Imperatives of modern economic development: world trends and Russian realities. 2014. No. 5. P. 121-131.

17. Schwab K. the Fourth industrial revolution. M., 2017. P.27.

18. J. M., Jakob K. Dritte Industriele Revolution // Internationale Politik. 2008. Nr. 5. 38-39.

19. Modern methodological approaches to interdisciplinary studies of territorial socio-ecological-economic systems / A. Y. Davankov, P. Y. Degtyarev, A. G. Shelomentsev, etc. – Yekaterinburg : IE Uro ran, 2014. - 128 p.

20. Davankov, A. Yu., Kosareva, G. A. Pryakhin, A. G., and other scientific and methodological foundations of interdisciplinary research. Ekaterinburg IE Uro RAS, 2016. 59c.

21. Sustainable development of economic systems from theory to practice. Ed. Doctor of Economics V. V. Sedov. Chelyabinsk, Chelyabinsk State University, 2014. 244s.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516