Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Формирование условий для кластеризации экономики России на примере «азиатской» модели

Инновации.Инвестиции | (118) УЭкС, 12/2018 Прочитано: 105 раз
(1 Голосование)
  • Автор (авторы):
    Кушников Евгений Игоревич
  • Дата публикации:
    05.12.18
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГБОУ ВО «Югорский государственный университет»

УДК 33

Формирование условий для кластеризации экономики России на примере «азиатской» модели

Formation of conditions for clustering the Russian economy on the example of the "Asian" model

Кушников Евгений Игоревич

Kushnikov Evgeniy Igorevich

кандидат экономических наук;

доцент Института менеджмента и экономики

ФГБОУ ВО «Югорский государственный университет»

г. Ханты-Мансийск

eugene-kushnikov@ya.ru

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-410-860008 р а.

Аннотация. В представленной работе анализируются особенности развития отдельных стран на основе общемировых рейтингов. Исследование ведётся на примере описания «азиатской» модели кластеризации и изучения опыта ее формирования. Автор описывает проблемы кластерного развития России и возможности качественного улучшения текущей ситуации за счёт интенсификации работ по развитию ключевых условий, влияющих на формирование кластеров, с ориентиром на страны Юго-Восточной Азии.

Abstract. The paper analyzes the features of development of individual countries on the basis of global ratings. The study is conducted on the example of describing the "Asian" clustering model and studying the experience of its formation. The author describes the problems of cluster development in Russia and the possibility of qualitative improvement of the current situation due to the intensification of work on the development of key conditions affecting the formation of clusters, with a focus on the countries of South-East Asia.

The study was performed with financial support RFBR, research project No. 18-410-860008 RA.

Ключевые слова: кластер, рейтинг, конкурентоспособность, модель, условия

Key words: cluster, ranking, competitiveness, model, conditions

 

Введение

Сравнительный анализ – это самый распространенный метод в научных исследованиях и аналитике экономики, использующий в качестве своей базовой мысли (основы) сравнение состояния одного объекта исследования с другим, уместным к данному сравнению. Несмотря на то, что метод сравнительного анализа является более простым в практическом применении и отчасти даже грубым по результатам оценки, его востребованность и в современном мире не исчезает. Например, в основе любого рейтинга лежит сравнение конкурентов. Причем говоря о постоянных рейтингах, проводимых из года в год, имеет место компаративистика, как сравнительно-исторический метод исследования. Так и рейтинги глобальной конкурентоспособности, рассчитанные по методикам Всемирного экономического форума методике (World Economic Forum) или Института развития менеджмента (Institute of Management Development) и др., не стали исключением. Таким образом, используя теоретические выкладки и исследуя данные, лежащие в основе рейтингов, можно провести анализ более глубоких экономических процессов, а также эффективности инструментов, используемых для развития экономики.

Основной раздел

Для расчёта Индекса глобальной конкурентоспособности по методике Всемирного экономического форума используются переменные, объединённые в 12 групп, характеризующих конкурентоспособность сравниваемых стран [1]:

1. Институты.

2. Инфраструктура.

3. Макроэкономическая среда.

4. Здоровье и начальное образование.

5. Высшее образование и профессиональная подготовка.

6. Эффективность рынка товаров и услуг.

7. Эффективность рынка труда.

8. Развитость финансового рынка.

9. Уровень технологического развития.

10. Размер внутреннего рынка.

11. Совершенствование бизнеса.

12. Инновационный потенциал.

Сопоставляя эти группы с исследуемой тематикой кластеризации экономики, можно выявить прямые соответствия между ними и необходимыми условиями развития кластеров. По мнению учёных, такими условиями являются: наличие развитой инфраструктуры, наличие и устойчивость региональных стратегий развития, обучаемость и открытость общества, развитие информационных технологий, психологическая готовность к кооперации [2]. По мнению законодателей, такими условиями должны стать развитые образование, инфраструктура поддержки, среда (коммуникации, ЖКХ и т.п.), налоговое стимулирование и отсутствие административных барьеров [3].

Таким образом, объединяя эти точки зрения, можно сделать вывод, что наиболее близкими в Индексе глобальной конкурентоспособности к необходимых условиям для формирования кластеров выступают следующие пункты представленного выше списка: 1, 2, 5, 6, 7, 9, 11, 12. При этом очевидно, что ни одна из этих групп не в состоянии внесистемно обеспечить конкурентоспособность экономики. Поэтому важно комплексно рассматривать весь спектр отраженных групп и взаимосвязей между ними.

Используя данные этого же рейтинга, можно отметить, что около 50% стран из 40 лучших, занимают европейские государства, американский континент представлен лишь тремя странами, а догоняющая Юго-Восточная Азия представлена в 2017 году уже 11 странами. Такие результаты подтверждают тренд [4], согласно которому на сегодняшний день можно выделить три «центра» кластерного развития: Североамериканский, Западноевропейский и Азиатский.

Таблица 1 – Индекс глобальной конкурентоспособности стран Азии и России (2017-2018 гг.)

Рейтинг

Экономика

Индекс

1

Швей­цария

5.9

2

США

5.9

3

Сингапур

5.7

9

Япония

5.5

26

Южная Корея

5.1

27

Китай

5.0

38

Россия

4.6

40

Индия

4.6

При этом наиболее интересными странами с точки зрения возможности использования их опыта для России являются именно азиатские страны, так как их модели, построенные для догоняющего развития по смыслу актуальны и для нашей страны, которая имеет отставание от развитых стран по ряду промышленных направлений. Но стоит отметить, что используемые в РФ подходы к государственной кластерной политике в настоящее время более схожи с западной моделью, для которой характерны: понимание кластера как организационного механизма, создаваемого заинтересованными сторонами с целью решения общей проблемы и реализации совместных проектов, причём разработка последних, в первую очередь, и соотносится с возможностью получения государственной поддержки, что в настоящее время реализуется в виде открытого конкурса для участников кластеров. [5]

Лидером азиатского направления в рейтингах в последние годы является Сингапур. Стоит отметить, что глубоких исследований кластерной политики в этой стране пока не проведено, что связано, в том числе и с молодостью данного направления, так как государственная программа «Инновационный кластер» была утверждена лишь в 2013 году. При этом кластерные проекты в сингапурской модели инновационной экономики являются крайней точкой мероприятий поддержки развития инновационной деятельности, реализуемых Государственной Программой развития инноваций, исследований и предпринимательства Сингапура. [6]

ku1

Рисунок 1 – Мероприятия поддержки инновационной деятельности в Сингапуре

Японская модель кластеризации характеризуется наличием фирм, которые работают на международные рынки и за счёт высокого масштаба производства активно используют возможности малого бизнеса, развивая его взамен. Формирование кластерной системы началось в 2001 году по подобию американской Кремниевой долины, то есть через развитие региональной промышленности на основе технологий и инновационных разработок научно-исследовательских центров.

В индийской модели заметную роль играют инвестиции, которые приходят в страну из зарубежных стран в качестве вложений в самую аутсорсинговую экономику мира [7]. Кластерная политика осуществляется с 2000 года, но экстенсивное развитие данных процессов значительно и к 2012 году уже насчитывалось 24 программы, около 400 промышленных кластеров и более 1500 объединений небольших частных компаний.

В Китае практикуется «французская» концепция организации промышленных кластеров, согласно которой в основу деятельности заложены бизнес-партнерство при руководящей роли государства. Последнему также отводится функционал по созданию и обновлению технических стандартов, упрощению внедрения новой техники, привлечению инвестиций и т.д. В 2009 году количество индустриальных кластеров в Китае превысило 1300 [8].

Дальнейшее развитие национальной инновационной системы в Китае согласно тенденциям стратегического развития будет связано с распространением инновационных кластеров, ориентированных на производстве инновационной продукции с использованием процессных и организационных инноваций [9].

В Республике Корея основой кластеров послужили индустриальные парки, их возникновение в большинстве случаев активизировано правительством страны. В Южной Корее количество кластеров значительно меньше, чем в Китае и Индии, но их важной особенностью является ориентация на выпуск экспортной продукции, активное участие частного бизнеса, а также последовательная, всеобщая и прозрачная, но жёсткая политика руководства страны относительно формирования эффективной системы стимулирования, обеспечивающей всестороннюю поддержку участников индустриальных комплексов. [10]

Таким образом, на основе имеющихся данных, приведённых выше, можно визуализировать модели всех указанных стран путём построения лепестковых диаграмм.

ku2

Рисунок 2 – Развитость условий для формирования кластеров на примере Сингапура

Сингапур по праву является одним из лидеров мировой экономики по разным рейтингам. Высокая развитость институциональной среды, инфраструктуры, образования и внутренних рынков (визуализированные на рисунке 2) характеризуют экономику данной страны как готовую к кластеризации, так как в ней созданы необходимые условия для такого процесса.

Условия, созданные в иных рассмотренных странах (за исключением Японии, которая ближе к Сингапуру в данном случае), не являются оптимальными и могут быть улучшены (рисунок 3). Поэтому, не смотря на то, что кластеры в данных странах формируются, изменение отмеченных условий имеющих низкие значения, в лучшую сторону, позволили бы качественно улучшить процессы кластеризации экономик данных стран.

ku3

Рисунок 3 – Развитость условий для формирования кластеров на примере Китая, Японии, Республики Кореи и Индии

Таким образом, владея перечнем необходимых условий для формирования кластеров и данными о развитости таких условий, можно построить и проанализировать соответствующую диаграмму для России (рисунок 4). Естественно, сравнивать Россию с Сингапуром и Японией, нужно с оглядкой на различия в климате, размере территории, менталитете и т.д., но в данном случае данные модели удобно рассматривать как ориентир, особенно учитывая схожесть высокого уровня государственного влияния на развитие кластерных процессов в России и азиатских странах.

Развитие условий для формирования кластеров в России рознятся от субъекта к субъекту с очевидными лидерами и аутсайдерами. На рисунке 4 представлены усреднённые значения. Несмотря на то, что российская модель уступает лучшим азиатским примерам по ряду показателей, необходимо отметить, что из года в год прослеживается рост оцениваемых показателей, в том числе и по самым слабым позициям. Между прочем важность развития последних около десяти лет назад отмечал Д.А. Медведев, ставя их совместно с инвестициями в основу стратегии модернизации России [11].

ku4

Рисунок 4 – Развитость условий для формирования кластеров в России

Самыми проблематичными среди рассматриваемых условий являются:

1.  Институты: вопросы регулирования прав собственности, в том числе защиты интеллектуальной собственности, что имеет весомое значение в современном мире, где информационный ресурс выделяется одним из факторов производства и, соответственно, оказывает значительное влияние и на процесс построения инновационных кластеров.

2.  Инфраструктура: вопросы качества дорог, доступного количества мест в самолётах и количества фиксированных телефонных линий, что не может сравниваться с лучшими азиатскими практиками в первую очередь из-за размера территории, а тренд на снижение показателя количества телефонных линий в России объясняется использование современных и внедрением новых технологий связи.

3.  Инновации: вопросы сотрудничества университетов и промышленности в исследованиях и разработках, расходы компаний на НИОКР, закупки передовых технологических продуктов, что действительно является актуальным и даже усугублено более глубокими эффектами в отдельных регионах, когда на 2309 используемых передовых производственных технологий в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре приходится лишь 1 разработанная [12] (естественно, тут влияет и процесс сбора данных по форме № 4-инновации «Сведения об инновационной деятельности организации», но суть тенденции не меняется – большинство регионов неконкурентоспособны лидерам).

4.  Конкурентоспособность компаний: вопросы характера конкурентных преимуществ бизнеса (которые в большинстве своем основаны на отсутствии свободы выбора, низкоконкурентной среде, либо в крупных городах – на ценовом факторе), а также контроле международного распространения и усовершенствования производственного процесса (что действительно актуально и с учётом значительного износа оборудования, его устаревания, и с малой применимостью практики использования научных методов организации производственного процесса).

5.  Технологическое развитие: вопросы привлечения прямых иностранных инвестиций (связано с политическими моментами, активно обсуждается и развивается, например, путём внедрения рейтинговых инструментов для активизации деятельности субъектов РФ [13]), трансфера технологий, а также скорости Интернета в кб/с на пользователя, которая составляет 0,62% от показателей лидеров (74 место в рейтинге).

Заключение

Таким образом, можно сделать вывод, что развитие процессов кластеризации по догоняющему пути, используя опыт азиатских стран, возможно при развитии соответствующих условий, которые не смотря на тенденции роста по большинству позиций в целом значительно уступают странам-лидерам. Укрепление институциональной среды, развитие инфраструктуры, стимулирование инновационного и технологического развития компаний позволит качественно изменить состояние кластерного развития России, которое в настоящее время отличается от США на 37,92%, а от рассматриваемых Сингапура и Японии – около 30%. [1]

Библиографический список

1. Global Competitiveness Index 2017-2018 [Электронныйресурс] // World Economic Forum. – URL: http://reports.weforum.org/global-competitiveness-index-2017-2018/competitiveness-rankings/ (датаобращения: 23.10.2018).

2. Пугачёва Н.Б. Закономерности и условия формирования кластеров // Актуальные проблемы экономики и права, 2007. – № 4 – С.16-25.

3. Методические рекомендации по реализации кластерной политики в субъектах Российской Федерации [Электронный ресурс] // Подписаны заместителем Министра экономического развития Российской Федерации А.Н. Клепачем от 26.12.2008 № 20636-АК/Д19. // Официальный сайт Минэкономразвития России. – URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/innovations/development/doc1248781537747 (дата обращения: 23.10.2018).

4. Хикматов Р.И., Гараев А.А. Международный опыт развития кластеров [Электронный ресурс] // Научная электронная библиотека «Киберленинка», 2009. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mezhdunarodnyy-opyt-razvitiya-klasterov (дата обращения: 23.10.2018).

5. Моржакова К.Э., Крюкова О.Г. Особенности инновационных кластеров // Стратегия бизнеса, 2016. – №6 – С.13-21.

6. Осипова М.Г. Инновационная модель Республики Сингапур [Электронный ресурс] // Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития, 2018. – Том I. – № 2 (39). – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/innovatsionnaya-model-respubliki-singapur (дата обращения: 23.10.2018).

7. Фефелов Р. Е. Зарубежный опыт использования аутсорсинга во внешнеэкономической деятельности корпораций [Электронный ресурс] // Концепт, 2015. – Спецвыпуск № 05. – URL:  https://cyberleninka.ru/article/n/zarubezhnyy-opyt-ispolzovaniya-autsorsinga-vo-vneshneekonomicheskoy-deyatelnosti-korporatsiy (дата обращения: 24.10.2018).

8. Ли Ч. Кластерный подход в инновационном развитии Китая // Российское предпринимательство. – 2009. – Том 10. – № 7. – С. 16-22.

9. Петухов Р. Н. Анализ мирового опыта формирования территориальных инновационных кластеров [Электронный ресурс] // Молодой ученый. – 2016. – №16. – С. 191-194. – URL: https://moluch.ru/archive/120/33267/ (дата обращения: 24.10.2018).

10. Халипов В.Д. Формирование инновационных кластеров: опыт Республики Корея [Электронный ресурс] // Теория и практика общественного развития, 2016. – URL:  https://cyberleninka.ru/article/n/formirovanie-innovatsionnyh-klasterov-opyt-respubliki-koreya (дата обращения: 24.10.2018).

11. Исправникова Н.Р. Институциональные возможности и коррупционные ограничения стратегии модернизации // Социология власти, 2011. – №8. – С.123-137.

12.  Наука и инновации [Электронный ресурс] // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. – URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/science_and_innovations/science/# (дата обращения: 24.10.2018).

13.  Национальный рейтинг состояния инвестиционного климата в субъектах РФ [Электронный ресурс] // Агентство стратегических инициатив. – URL:  https://asi.ru/investclimate/rating/ (дата обращения: 24.10.2018).

References

1. Global Competitiveness Index 2017-2018 [Electronic resource] // World Economic Forum. - URL: http://reports.weforum.org/global-competitiveness-index-2017-2018/competitiveness-rankings/ (appeal date: 10/23/2018).

2. Pugacheva N.B. Patterns and conditions for the formation of clusters // Actual problems of economics and law, 2007. - № 4 - P.16-25.

3. Guidelines for the implementation of cluster policy in the subjects of the Russian Federation [Electronic resource] // Signed by the Deputy Minister of Economic Development of the Russian Federation A.N. Klepachem dated December 26, 2008 No. 20636-AK / D19. // The official website of the Ministry of economic development of Russia. - URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/innovations/development/doc1248781537747 (circulation date: 10.23.2018).

4. Khikmatov R.I., Garaev A.A. International experience in the development of clusters [Electronic resource] // Cyberlenink Scientific Electronic Library, 2009. - URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mezhdunarodnyy-opyt-razvitiya-klasterov (appeal date: 10/23/2018).

5. Morzhakova KE, Kryukova OG Features of innovation clusters // Business Strategy, 2016. - №6 - С.13-21.

6. Osipova M.G. Innovative model of the Republic of Singapore [Electronic resource] // Southeast Asia: actual problems of development, 2018. - Volume I. - № 2 (39). - URL: https://cyberleninka.ru/article/n/innovatsionnaya-model-respubliki-singapur (appeal date: 10/23/2018).

7. Fefelov, R. E. Foreign Experience in Using Outsourcing in Foreign Economic Activities of Corporations [Electronic resource] // Concept, 2015. - Special Issue No. 05. - URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zarubezhnyy-opyt-ispolzovaniya -autsorsinga-vo-vneshneekonomicheskoy-deyatelnosti-korporatsiy (appeal date: 10.24.2018).

8. Lee C. The Cluster Approach to China's Innovative Development // Russian Entrepreneurship. - 2009. - Volume 10. - № 7. - P. 16-22.

9. Petukhov R.N. Analysis of world experience in the formation of regional innovation clusters [Electronic resource] // Young Scholar. - 2016. - №16. - p. 191-194. - URL: https://moluch.ru/archive/120/33267/ (access date: 10.24.2018).

10. Khalipov V.D. Formation of innovation clusters: the experience of the Republic of Korea [Electronic resource] // Theory and practice of social development, 2016. - URL: https://cyberleninka.ru/article/n/formirovanie-innovatsionnyh-klasterov-opyt-respubliki-koreya (date of appeal : 10/24/2018).

11. Praknikova N.R. Institutional capabilities and corruption limitations of the modernization strategy // Sociology of power, 2011. - №8. - P.123-137.

12. Science and Innovations [Electronic resource] // Official site of the Federal State Statistics Service. - URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/science_and_innovations/science/# (access date: 10.24.2018).

13. National rating of the investment climate in the regions of the Russian Federation [Electronic resource] // Agency for Strategic Initiatives. - URL: https://asi.ru/investclimate/rating/ (appeal date: 10.24.2018).

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516