Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Зависимость юаня от доллара и способы ухода от неё

Маркетинг | (118) УЭкС, 12/2018 Прочитано: 134 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Починкин Даниил Валентинович
  • Дата публикации:
    03.12.18
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова Московской Школы Экономики

УДК: 339.924-

Зависимость юаня от доллара и способы ухода от неё

The dependence of the yuan on the dollar and how to avoid it

Починкин  Даниил Валентинович

Pochinkin Daniil Valentinovich

ассистент кафедры

Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова Московской Школы Экономики, Ленинские Горы, д.1, стр. 61.

Кафедра Общей Экономической Теории, 08.00.14- Мировая экономика

e-mail: dvp248@yandex.ru

Аннотация

Сегодня, благодаря грамотным действиям властей, Китай уже смог успешно вывести юань на международную экономическую и финансовую сцену, как полноценную резервную валюту, используемую для международных расчётов и инвестиций. Но сейчас юань столкнулся с проблемой, без решения которой его становление сильной, а тем более ведущей мировой валютой невозможно. Это зависимость от доллара. Она проявляется в привязке курса юаня к доллару а также в значительной доле доллара в китайских резервах, номинированных в иностранной валюте (ForeignExchangeReserves, далее FXReserves).

Annotation

Today, thanks to the competent actions of the authorities, China has already been able to successfully bring the yuan to the international economic and financial scene, as a full-fledged reserve currency used for international settlements and investments. But now the yuan has faced a new problem, and it’s impossible for yuan to become a strong world currency without solving it. This is a dependency on the dollar. It manifests itself in the binding of the yuan to the dollar, as well as in a significant share of the dollar in Chinese reserves denominated in foreign currency (FX Reserves)

Ключевые слова: юань, резервная валюта, денежная масса, интернационализация, торговля, резервы, инвестиции.

Keywords: yuan, reserve currency, money supply, internationalization, trade, reserves, investments.

Введение

Ещё в 2015 году Банк Международных расчётов в своём ежегодном отчёте писал, что доллар продолжает играть доминирующую роль в мировых торговле и финансах: “В качестве средства обмена, доллар занимает не менее 87% операций на валютном рынке. Более половины мировой торговли осуществляется в долларах, что указывает на его доминирующую роль в качестве меры стоимости. В валютных резервах доля доллара составляет 63%, в 3 раза превышая долю евро. Его доля, как в официальных резервах, так и в частных портфелях, поддерживается масштабом так называемой «долларовой зоной»- совокупностью стран, чьи валюты тесно связаны с долларом. Сегодня, долларовая зона производит около половины мирового ВВП, в то врем, как вся американская экономика только четверть”.

Подобная ситуация, в которой доминирование доллара в международной торговле и финансах непоколебимо, может сильно измениться в результате активных действий китайских властей по интернационализации юаня.

Зависимость юаня от доллара и способы ухода от неё

Поскольку процесс превращения юаня в мировую валюту с помощью стратегии интернационализации продолжает набирать обороты, особенно после включения юаня в корзину СДР, острее встаёт вопрос поддержания китайских FXReserves на приемлемом уровне.

Запасы резервов номинированных в иностранной валюте крупных экономик показаны на графике, и на фоне Китая и Японии остальные страны почти не заметны

График 1: FXReserves крупных экономик, (на июнь 2018), млрд. долл.

ra1

Составлено автором на основе [25]

Важной задачей для китайского правительства является адекватное управление своими запасами резервов, чтобы справиться с внутренним инфляционным давлением, связанным с ними. Также, китайское правительство стремится максимально использовать свои значительные резервы таким образом, чтобы способствовать реализации своей стратегии “GoingOut”, для чего следует максимально диверсифицировать свой портфель иностранных резервов за счет сокращения долларовых активов.

Учитывая то, что значительная доля FXReserves Китая вложена в активы, выраженные в долларах, действия КНР по диверсификации своего валютного портфеля и сокращению запасов иностранных резервов в конечном итоге приведут к уменьшению зависимости от доллара, что может оказать серьёзный эффект на всю международную валютную систему и глобальную экономику. Это очень важный шаг, который нужно выверить настолько, насколько это вообще возможно. Уменьшение доли доллара в резервах должно осуществляться осторожно и постепенно.

Для начала, стоит отметить, что вопрос о том, какой объём FXReserves может считаться оптимальным, является довольно сложным и обсуждаемым. Как отмечает МВФ- “определение подходящего уровня валютных резервов является сложной задачей - не только из-за многочисленных ролей, которые исполняют валютные резервы, но и из-за сложности оценки внешних рисков в разных странах”[1]. Если рассматривать возможности для применения резервов, настолько больших как китайские, то можно отметить, что “ имеющихся 3 трлн. долл. достаточно, чтобы покрывать импорт страны более 20 месяцев, что значительно превышает обычный контрольный показатель в шесть месяцев”[2]. По мнению китайских экспертов, “Разумный размер валютных резервов должен составлять около 2 триллионов долларов США, основываясь на стоимости импорта, сумме внешнего долга, M2 и некоторых международных стратегиях, требующих поддержки. Минимального объёма валютных резервов, ниже которого они не должны опускаться, должно быть достаточно для погашения внешнего долга и оплаты импорта в течение 3 месяцев”[3].

График 2: Денежная масса М2, млрд. юаней

ra2

Составлено автором на основе [27]

Стоит отметить, что кроме огромных FXReserves, в Китае очень велик объём денег М2. Причиной тому стали растущая торговля и профицит счёта текущих операций, в результате которых выросло количество покупаемых долларов, что потребовало увеличить выпуск юаней. Такой огромный приток иностранной валюты естественно привёл к увеличению запаса денег, который центральному банку было сложно контролировать[4].

График 3: Баланс счёта текущих операций, млрд. долл. и % от ВВП

ra3

Составлено автором на основе [26]

Учитывая вышеизложенное, можно уверенно сказать, что у руководства КНР более чем достаточно пространства для сокращения своих валютных резервов. Во многом этому также способствуют значительный торговый оборот Китая и профицит счёта текущих операций - счет Китая в 2015 году в процентах от ВВП был самым большим с 2010 года, и составлял 2,72%, тогда как счёт текущих операций в долларовом выражении составлял рекордные 304 млрд. долл., в основном благодаря росту торговли. В последующие годы эти показатели уменьшились, но всё равно остались положительными. Это можно списать на восстановление после кризиса, и необходимость поддерживать свои международные стратегии.

Таблица 1: Крупнейшие держатели американских ценных бумаг, млрд. долл.

ra4

Составлено автором на основе [28]

Не стоит забывать также и о том, что с 2009 года Китай является крупнейшим держателем американских ценных бумаг. Инвестиции в основном делались в казначейские бумаги, государственные облигации и бумаги, выпускаемые GSE (Government-sponsoredenterprises). По состоянию на конец 2017, Китай держит американские ценные бумаги на сумму более триллиона долларов, немного обгоняя Японию, занимающую второе место. На этом фоне, вложения других стран в американские ценные бумаги выглядят совершенно незначительно. При этом, именно эти бумаги составляют значительную долю китайских валютных резервов.

Очень многое поменялось после кризиса 2008 года, когда начала расти неуверенность в надёжности существующей системы. В 2009 году Вэнь Цзябао, тогдашний премьер Госсовета Китайской Народной Республики озвучил общие опасения, заявив, что “Мы заняли США очень большую сумму денег, и естественно мы переживаем о сохранности наших вложений”[5]. Тогда же, глава Народного Банка Китая ZhouXiaochuan, заявил, что необходима замена доллара, как главной мировой резервной валюты, и переход к новой системе, с расширенной ролью СДР[6].

График 4: Китайские FXReserves и вложения в американские ценные бумаги, млрд. долларов

ra5

Составлено автором на основе данных [27] и [28]

С усилением последствий мирового финансового кризиса, растущие валютные резервы, и сопутствующие им проблемы, а также низкая отдача от своих инвестиций, происходящие на фоне ослабления доллара, заставили китайское правительство задуматься о скорой оптимизации своих валютных резервов[7]. В июле 2010 года Государственное Управление по Иностранной Валюте (State Administration of Foreign Exchange, далее SAFE), опубликовало новое инвестиционное руководство: “Природа китайских валютных резервов предусматривает, что при размещении и управлении ими необходимо придерживаться принципов сохранности, ликвидности и роста стоимости, среди которых сохранность является главным”[8]. С этого момента, китайские власти явно объявили о своём желании и готовности диверсифицировать свои валютные резервы, чтобы максимизировать отдачу от своих вложений, и помочь китайским компаниям на зарубежных рынках.

Одним из способов ухода от доллара и управления растущими резервами стало наращивание объёма инвестиций за рубеж. Так же как экономическая глобализация, финансовая была результатом выверенной стратегии китайского правительства[9]. Как отмечали Розэн и Ханнеман, “Быстрый рост китайских прямых инвестиций за рубеж, в том числе происходит из острой экономической необходимости”[10].

Начало процесса было положено в 2000 году, когда тогдашний премьер Госсовета Китайской Народной Республики Чжу Жунцзи, в ходе своего ежегодного обращения, официально сформулировал политику “GoGlobal”, в рамках которой он поощрял китайские компании инвестировать за рубежом. Будучи инициатором присоединения Китая к ВТО в 2001 году, он видел стратегию “GoGlobal”, как платформу, благодаря которой китайские компании, могут стать более конкурентоспособными в мировой экономике[11]. Будучи вписанной в 10-й пятилетний план Китая в качестве одной из ключевых областей, работа в которой обеспечит глобализацию китайской экономики, целью этой политики было создание условий, которые позволили бы китайским предприятиям конкурировать с лучшими иностранными компаниями.

Как отмечают ChanghongPei и WenZheng- “ Именно в период 2000-2009 годов стратегия “GoGlobal” начала набирать обороты, поскольку соответствующие министерства, комиссии и администрации стали активно поощрять прямые инвестиции”[9]. Еще одно ускорение произошло в июле 2009 года, когда Вэнь Цзябао заявил, что “Мы должны ускорить реализацию нашей стратегии и объединить использование валютных резервов с выходом на иностранные рынки наших предприятий”[12].

График 5: Прямые инвестиции Китая за рубеж ( ODI), млрд. долл.

ra6

Составлено автором на основе [29]

За прошедшие годы стратегия “GoGlobal” смогла показать значительные результаты. С момента начала её реализации, китайские инвестиции выросли невероятно. В следующем году рост только продолжился- “Китай может стать одним из крупнейших мировых трансграничных инвесторов к концу этого десятилетия, утроив свои зарубежные активы с 6,4 трлн. долл. до почти 20 трлн. долл. к 2020 году”[13].

В 2016 году китайские прямые инвестиции за рубеж лишь чуть-чуть не достигли 200 млрд. долларов, остановившись на отметке в 196 млрд. долларов, показав невероятный рост- ODI увеличились более чем на 25% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Как показано на графике, за последние 13 лет ежегодный объем прямых инвестиций за рубеж в Китае увеличился с 2,9 млрд. долл. в 2003 году до 196 млрд. долл. в 2016 году, при этом общий объем накопленных инвестиций за рубежом достиг внушительной суммы в 1357 млрд. долл.

Можно выделить некоторые тренды и мотивы, по которым развивались китайские инвестиции за рубеж:

1)Прежде всего, характер и масштабы китайских ODI в течении времени отражают траекторию экономического развития Китая. В 1980-х годах основное внимание в инвестициях Китая было направлено на содействие экспортной стратегии правительства посредством таких мероприятий, как открытие торговых точек и представительств, а также развитие экспортных каналов. Начиная с 1990 года, инвестиции Китая начинают расти качественно, переходя от низких уровней инвестиций к более высоким и сложным, поскольку Китай переключил свое внимание на инвестирование в новые предприятия, в том числе инвестиции “Greenfield”, в поглощение успешных компаний, и непрямых инвестиций в акционерный капитал[19].

2)С быстрым ростом китайской экономики росли огромные энергетические потребности Китая. Сочетание нескольких факторов, включая крупные инвестиции в энергоемкую тяжелую промышленность, массовую урбанизацию и рост производства потребительских товаров и услуг вызвали огромный спрос на ключевые природные ресурсы, такие как нефть, железная руда, медь и алюминий[14]. Для покрытия этих нужд, китайские компании совершали крупные вложения в горнодобывающие и другие компании, занимающиеся природными ресурсами, в Австралии, Канаде и некоторых частях Африки[15].

3)Значимым интересом Китая стало накопление “физических” активов, вместо заимствования американского долга[16]. Это является частью китайской стратегией инвестирования, согласно которой главными мотивами вложения инвестиций за рубеж становится увеличение доли рынка, и приобретение передовых технологий через стратегию слияний и поглощений[17]. Ведущие китайские производители, такие как Haier, Huawei и Lenovo стремятся закрепиться на мировом рынке, в том числе, за счет прямых инвестиций[15]. Кризис 2010 года предоставил хорошую возможность для дальнейшего расширения инвестиций в Европе, особенно в странах с высокой задолженностью, таких как Португалия, Ирландия, Италия, Греция и Испания[18].

В 2015 году стоимость трансграничных сделок, совершенных китайскими покупателями составила более 110 млрд, что на 57% больше, чем в 2014 году[19]. Как прокомментировал Business Insider, это выглядит особенно впечатляюще, на фоне того, что крупные государственные предприятия Китая сыграли менее активную роль в 2015 году, по сравнению с их расцветом в середине 2000-х годов, к чему могли привести масштабные анти-коррупционные расследования, начатые администрацией Си Цзиньпина[20].

Отметим некоторые значимые сделки, заключённые китайскими компаниями в 2016 году. 15 января 2016 года General Electric согласился продать свой бизнес по производству бытовой техники китайскому производителю Haier Group за 5,4 млрд. долларов. Эта сделка была крайне важна для китайской компании, которая стремится поставлять свою продукцию в дома по всему миру, поэтому что, как отмечается в WSJ, “таким образом сделка расширит клиентскую базу и каналы распределения Haier”[21]. Это также позволит укрепить позиции Haier в США, где товары китайских брендов воспринимаются как низкокачественные. Позже, в феврале 2016 года, China National Chemical Corp. приняла решение купить Syngenta AG, швейцарского производителя семян и ГМО, за более чем 43 миллиарда долларов, и как отмечает Bloomberg, это стало крупнейшим приобретением для китайской фирмы[22].

Благодаря этим сделкам, сумма инвестиций в 2016 году значительно выросла. По мнению Bloomberg, причина подобного энтузиазма китайских фирм во вложениях в зарубежные компании в 2016, состоит в ограниченности инвестиционных возможностей внутри страны, что стало результатом существования пузырей на фондовом рынке и рынке жилья, с одновременным поощрением к инвестициям за рубеж со стороны правительства, с целью развития интернационализации юаня[23].

Немалое место в китайской стратегии занимают нефинансовые способы ухода от зависимости от доллара:

1)Прежде всего, как было объявлено, Китай продолжил реализацию своей стратегии “GoGlobal”, используя для этого свои резервы что может привести к уменьшению долларовых активов. Чем более активно китайские власти используют иностранные резервы страны, тем сильнее они могут понизить влияние доллара на страну, учитывая высокую долю долларовых активов в FXReserves.

2)Прогрессирующая интернационализация юаня также может повлиять на сокращение зависимости от доллара, поскольку она будет стимулировать Китай, его торговых партнеров и иностранных инвесторов более широко использовать юань, обходясь без промежуточной валюты в торговых и финансовых транзакциях.

3)Многочисленные соглашения о валютных свопах с крупными торговыми партнерами, которые позволяют обойтись без доллара. С некоторыми странами, например с Россией, заключены договора о прямой торговле, без использования доллара.

4)Недавние соглашения Китая с членами БРИКС, а именно договор 2011 года о создании кредитных линий в национальных валютах , также могли бы позволить ей снизить свою зависимость от доллара. Хотя это оказывает скорее символическое, чем практическое значение, оно тем не менее показало, что члены БРИКС не уверены в надёжности доллара. Более значимое влияние может оказать заключённая в 2014 году сделка, на сумму 400 млрд. долларов, согласно которой Россия будет ежегодно поставлять в Китай 38 млрд. кубометров газа в течение 30 лет, начиная с 2018 года. Как отмечает The Telegraph: “ Если сейчас Россия и Китай решат полностью отказаться от ценообразования в долларах в торговле ископаемыми, статус доллара, как мировой резервной валюты может рухнуть, подорвав рынок американских долговых бумаг, и ввергнуть Запад в хаос и страдание. Это не произойдет завтра или в следующем году. Это вряд случится даже к 2020 году. Но, объявив эту сделку, Россия и Китай приблизили этот момент”[24].

Заключение

На протяжении последних 10 лет Китай достиг значительного успеха в интернационализации своей валюты. Теперь же усилия властей КНР во многом направлены на снижение зависимости юаня от доллара, без которого невозможно его превращение в ведущую валюту. И хотя сегодня видны определённые подвижки в нужном направлении, потребуется провести множество реформ, которые окажут влияние как на Китай, так и на весь мир. Отвязка юаня от доллара, сокращение FX-reserves, и уменьшение в них доли доллара, дальнейшее развитие инвестиционного сотрудничества - всё это проекты, которые необходимо проводить максимально осторожно и тщательно, на что потребуется значительное время. Но Китай не раз доказал, что умеет ждать и чётко двигаться к поставленной цели, делая это неспешно, и без риска для себя.

 

Список литературы

1)Balance of Payments Crises: IMF Unveils New Way of Assessing Country Reserves\ IMF Survey\ April 24, 2015

2)Zhou Xin\ A trillion-dollar question on China’s FX dilemma: just how low should its reserves go?\ The South China Morning Post\ January 8, 2016

3)Bullet: China Press: A reasonable size for China's FX...\ Market News Intl Fixed Income Bullets\ February 29, 2016

4)Steve Johnson\ China’s money supply growth dwarfs the rest of world\ The Financial Time\ September 25, 2015

5)Premier 'worried' about safety of China assets in US\ China Daily\ March 14, 2009

6)Jamil Anderlini\ China Calls for New Reserve Currency\ The Financial Times\ March 24, 2009

7)Yu-Wei Hu\ Management of China’s Foreign Exchange Reserves: A Case Study on the State European Commission Directorate Administration of Foreign Exchange (SAFE)\ European Commission Directorate General for Economic and Financial Affairs Publications\ Economic Papers 421\ July 2010

8)FAQs on Foreign Exchange Reserves\ State Administration of Foreign Exchange (SAFE)\ July 20, 2010

9)Changhong Pei and Wen Zheng\ China’s Outbound Foreign Direct Investment Promotion System\ Springer, 2015

10)Daniel H. Rosen and Thilo Hanemann\ China’s Changing Outbound Foreign Direct Investment Profile: Drivers and Policy Implications\ PIIE Policy Brief Number Pb09-14\ June 2009

11)Heino Klinck\ The Strategic Implications of Chinese Companies Going Global\ The Foreign Military Studies Office (FMSO) at Fort Leavenworth\ March, 2011

12)China's "going-out" strategy\ The Economist\ July 21, 2009.

13)Jamil Anderlini\ China to become one of world‘s biggest overseas investors by 2020\ The Financial Times\ June, 2015

14)Daniel H. Rosen and Trevor Houser\ China Energy: A Guide for the Perplexed\ China Balance Sheet, a Joint Project by the Center for Strategic and International Studies and the Peterson Institute for International Economics\ May 2007

15)Nargiza Salidjanova\ China‘s Foreign Exchange Reserves and Holdings of U.S. Securities\ USCC Economic Issue Brief No. 2\ March, 2014

16)Benjamin Kang Lim and David Stanway\ China power giants flex muscles abroad\ Reuters\ February 2012.

17)Amos Irwin and Kevin P. Gallagher\ Exporting National Champions: China‘s OFDI Finance in Comparative Perspective\ Global Economic Governance Institute, the Frederick S. Padee Center for the Study of the Longer-Range Future\ June 2014

18)Wieland Wagner\ Capitalizing on the Euro Crisis: China Expands Its Influence in Europe\ The Spiegel\ December 2010

19)Laura Board\ Why China Is an M&A Machine\ TheStreet\ February, 2016

20)Denny Tomas\ Chinese companies spent over 00 billion on foreign deals this year for the first time ever\ The Business Insider\ December 2015

21)Laurie Burkitt, Joann S. Lublin, and Dana Mattioli\ China‘s Haier to Buy GE Appliance Business for $5.4 Billion\ The Wall Street Journal\ January, 2016

22)ChemChina Offers Over $43 Billion for Syngenta\Bloomberg News\ February, 2016,

23)Fox Hu and Jonathan Browning\ Chinese Firms Are Deep in an Overseas Shopping Frenzy\Bloomberg\ January 2016

24)Liam Halligan\ Russia-China gas deal could ignite a shift in global trading: Russia is increasingly looking east to China as a trading partner - and that could mean an end to the dollar‘s dominance as a petrocurrency\ The Telegraph\ May, 2014

25)IMF\ www.imf.org

26)The World Bank\ www.worldbank.org

27)tradingeconomics.com

28)United States department of Treasury\ home.treasury.gov

29)People’s Bank of China\ http://www.pbc.gov.cn/

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516