Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Формирование «умной» системы продовольственного обеспечения населения арктических территорий

Региональная экономика | (115) УЭкС, 9/2018 Прочитано: 267 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Полбицын Сергей Николаевич
  • Дата публикации:
    28.09.18
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Институт экономики УрО РАН
    Пермский государственный аграрно-технологический университет

 Формирование «умной» системы продовольственного обеспечения населения арктических территорий

Formation of “smart” food system for arctic regions

 

Полбицын Сергей Николаевич

Polbitsyn Sergei Nikolayevich,

д.э.н., доцент, старший научный сотрудник

Институт экономики УрО РАН (г. Екатеринбург)

Пермский государственный аграрно-технологический университет (г. Пермь)

 

Аннотация. Создавая концепцию вовлечения арктических регионов в хозяйственный оборот нашей страны, следует помнить, что продовольствие, точнее гарантированное обеспечение населения качественным продовольствием, стоит в ряду важнейших задач функционирования любой региональной или национальной социально-экономической системы, поэтому производство и распределение продовольствия следует рассматривать как системную проблему, решаемую в рамках агропродовольственной системы. С развитием глобализационных процессов в агропродовольственной системе становится очевидным, что глобальные и национальные продовольственные компании и торговые сети, претендующие на выработку стандартов и нормативов производства агропродовольственной продукции, призванных обеспечить технологичность их работы, не могут адекватно отразить современные процессы и требования, к которым относится повышение внимания к естественному производству и переработке сельскохозяйственной продукции, что повышает роль государства как активного участника агропродовольственной системы и как гаранта соблюдения требований социального развития общества.

 

Abstract. Creating the concept of involving the Arctic regions in the economic turnover of our country, it should be remembered that food, more precisely guaranteed provision of the population with quality food, is among the most important tasks of the functioning of any regional or national socio-economic system, that is why the production and distribution of food should be regarded as a systemic problem, solved in the framework of the agro-food system. With the development of globalization processes in the agri-food system, it becomes evident that global and national food companies and trade networks claiming to develop standards and standards for the production of agri-food products designed to ensure the technological effectiveness of their work can not adequately reflect modern processes and requirements, to natural production and processing of agricultural products, which increases the role of the state as an active actor of the agrifood system and as a guarantor of compliance with the requirements of social development.

Ключевые слова: продовольственное обеспечение, агропродовольственная система, арктические регионы, глобализация, социально-экономическое развитие

Key words: food supply, agro-food system, Arctic regions, globalization, socio-economic development

 

Проблема продовольственного обеспечения населения и решение задачи продовольственной безопасности выдвинуты всеми странами мира в число основных приоритетов социально-экономического развития любого государства [15,23]. Сложившиеся тенденции развития агропродовольственной системы в Российской Федерации в целом и отдельных регионов характеризуются не просто замедлением темпов развития, а полным прекращением роста, и в некоторых случаях даже деградацией и депрессией, что выдвигает проблему продовольственного обеспечения населения в ряд высокоприоритетных государственных задач [5]. Причиной деградации агропродовольственной системы является ее устаревшая организация, не соответствующая требованиям социально-экономического развития страны, не адаптирующаяся к изменяющимся и развивающимся требованиям, предъявляемым населением страны и государством к  уровню продовольственного обеспечения [17].

Доктрина продовольственной безопасности страны призвана определить принципы и приоритеты, а также минимальный уровень продовольственного обеспечения населения. Как справедливо указано в Доктрине продовольственной безопасности [1], повышение качества жизни населения является одним из главных направлений обеспечения национальной безопасности страны. И, в первую очередь, это зависит от качества и доступности различных продуктов питания. Задачей доктрины продовольственной безопасности определено «достижение и поддержание физической и экономической доступности для каждого гражданина страны безопасных пищевых продуктов в объемах и ассортименте, которые соответствуют установленным рациональным нормам потребления пищевых продуктов, необходимых для активного и здорового образа жизни». Это определение продовольственной безопасности коррелируется с определением, впервые высказанным в докладе Всемирного банка 1986 г. [44]. Результатом подобного подхода стали «Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации» [3].

В международной практике исследования продовольственной безопасности подход к самой концепции продовольственной безопасности и, соответственно, к путям ее достижения, трансформировался в сторону учета индивидуальных продовольственных предпочтений. Уже в 1996 году в Римской декларации о продовольственной безопасности ФАО продовольственная безопасность предполагает не просто физическую и экономическую доступность продовольствия в соответствии с рациональными нормами потребления, а также социальную доступность, т.е. обеспечение населения продовольствием, соответствующим их приоритетам и изменяющимся и возрастающим индивидуальным потребностям [24]. Подход зарубежных исследователей и международных организаций строится на определении продовольственной безопасности как обеспечении социальной, физической и экономической доступности любому индивидууму продовольствия в соответствии с его диетическими потребностями и предпочтениями.

Следует отметить, что в доктрине продовольственной безопасности России не выделяются региональные проблемы и концепции продовольственной безопасности. Существующие модели обеспечения глобальной или национальной продовольственной безопасности при переходе на локальный или региональный уровень демонстрируют низкую адаптивность [4,5]. По мнению М. ван Уийка, требуется разработка особых региональных моделей продовольственной безопасности, и на первом этапе, необходимы особые методики анализа региональной продовольственной безопасности. [42]

Согласно точке зрения Васанта Ганди, применение эконометрического анализа при исследовании региональной продовольственной безопасности показало неоднократно подтверждённый факт постоянной трансформации покупательского спроса и предпочтений на продовольствие. Из этого факта исследователь делает вывод, что попытки оценивать региональную продовольственную безопасность на основе анализа обеспечения населения базовым набором продуктов контрпродуктивны, поскольку не могут доказать наличие продовольственной обеспеченности для домохозяйств. Также, по мнению исследователя, на региональную продовольственную безопасность активно влияет не только сам факт наличия достаточного количества продовольствия, но также наличие устойчивых каналов его дистрибуции [28].

По мнению Хинрикса в США давно назрела проблема «регионализации» продовольственной системы страны. Это проблема назрела в виду существенных различий между регионами, которые требуют разных подходов к обеспечению региональной продовольственной безопасности. Различия не только в экономическом развития разных регионов, но более важное по мнению автора, различия в институциональном развитии, определяемые различиями в историческом развитии разных штатов, образе жизни населения и политической власти. Неприятие этой проблемы существенно повышает риски продовольственной безопасности регионов и страны в целом; поэтому необходимо осознавать, что на каждой территории у населения есть свои продовольственные предпочтения и пренебрежение этими предпочтения чревато долгосрочным повышением риска территориальной продовольственной безопасности. [29]

Хонканен в свое работе, посвященной продовольственной безопасности и продовольственному обеспечению в России, доказывает, что методы определения национальной продовольственной безопасности страны, применяемые в стране, не позволяют получить достоверную информацию о реальном состоянии продовольственной обеспеченности населения. По мнению автора, основная проблема российской продовольственной системы – непредоставление населению продовольствия, необходимого для здорового образа жизни. Действительно, показатели продовольственной безопасности, официально применяемые в России, не позволяют определить, насколько удовлетворены потребности населения во «вкусной и здоровой пище» [30].

В редакционной статье журнала Food Policy были подняты вопросы, на которые, как правило, государственные служащие не любят отвечать: как соединить требование экономической доступности, т.е. стремление к снижению цен с возможностями большинства мелких фермеров и нишевых игроков, для которых невозможно производить большие объемы продовольствия по низким ценам, но которые способны обеспечить местное население разнообразным продовольствием. Редколлегия делает вывод о необходимо реорганизации существующей системы продовольственного обеспечения в продовольственную систему «новой эры», в которой найдется место как для крупных производителей, так и для мелких нишевых игроков. Для этого, считает редколлегия, центр принятия решений по обеспечению продовольственной безопасности должен опускаться на уровень регионов и территорий [34].

Сравнивая концепции продовольственной безопасности, изложенные в Доктрине продовольственной безопасности России и в Римской Декларации, следует признать, что в настоящее время перед нашей страной стоит государственная задача обеспечить продовольственную безопасность страны в том понимании, как она изложена в Доктрине [17].

В то же время региональную продовольственную безопасность для большинства промышленно развитых и развивающихся, преимущественно северных, в том числе арктических регионов страны, по нашему убеждению, следует определить в рамках концепции Римской Декларации как концепции, позволяющей обеспечить устойчивое развитие регионов на основе повышения стандартов продовольственного обеспечения населения и определяющей тенденцию развития агропродовольственной системы регионов и страны. Эта тенденция отмечается в ряде исследований. Так, Дамиан и Кирман полагают, что в настоящее время восприятие продовольственной безопасности движется от задачи обеспечения минимально необходимым продовольствием к задаче обеспечения роста жизненных стандартов на основе обеспечения предпочтительного продовольствия, поэтому, как полагает автор, анализ продовольственной безопасности должен строиться на учете различий в предпочтениях, что требует разработки новых методов анализа помимо традиционного сравнения показателей продовольственного обеспечения с пороговыми значениями [35].

Перенос внимания с национального восприятия продовольственной безопасности к региональному требует новых подходов к пониманию рисков продовольственной безопасности. Большая часть России лежит в зоне рискованного земледелия, что требует повышенного внимания к проблеме снижения риска. В наибольшей степени это относится к Арктической зоне [8].

В исследованиях, проведённых Институтом Экономики Уральского отделения РАН, выявлены приоритеты продовольственного обеспечения населения Арктической зоны и основные направления организации продовольственного обеспечения населения северных, полярных и арктических территорий. Основной вывод исследований заключается в необходимости и целесообразности максимального использования местных биоресурсов в продовольственном обеспечении населения [13,16].

Исследования, посвященные изучению продовольственного обеспечения Арктической зоны, проводимые как в нашей стране, так и за рубежом, носят преимущественно концептуальный и обзорный характер.

Так, в работе Щевьева  А.Н.,  Зяблицевой  И.В.,  Стрижковой  Е.В. [18] доказывается необходимость разработки новой парадигмы продовольственной системы Арктических территорий, построенной на принципах максимального вовлечения местных продуктов питания

В работе Ньорда Вегге утверждается, что повышение роли морепродуктов в рационе питания населения арктической зоны должно стать не национальной, а глобальной проблемой, поскольку разработка нетрадиционных продуктов питания из биоресурсов моря требует существенных финансовых вложений [43].

Этой же позиции придерживаются ученые-участники круглого стола в Стокгольме в 2014 году [32], считающие крайне важной идею создания мирового консорциума по активизации использования морских биоресурсов в питании.

Канадские исследователи системы продовольственного обеспечения Канадского Севера пришли к выводу, что эта система должна жестко регулироваться государством. Снижение вовлечённости государства в систему продовольственного обеспечения населения приводит к резкому снижению качества и разнообразия продуктов, что вызвано стремлением торговых сетей к повышению экономической эффективности путём снижения требования к качеству и разнообразию продуктов [26].

Н. Андреассен, исследуя деятельность России в Арктике, полагает, что российское правительство уделяет недостаточное внимание социальным вопросам в Арктике, что резко снижает устойчивость Российской программы освоения Арктики [20].

Работы В.А. Иванова посвящены принципам построения системы продовольственной безопасности Арктики. Ставя во главу угла сельскохозяйственное производство, автор свидетельствует о снижении его эффективности и необходимости увеличения местного производства продовольствия [8,9].

Э.Н. Крылатых на основании исследования уровня продовольственной безопасности арктических стран приходит к выводу о необходимости разработки государственной программы по поддержке агропродовольственных предприятий Арктики [11].

Таким образом, резюмируя основные направления и тенденции исследований как российских, так и зарубежных исследователей, можно утверждать, что уровень разработанности темы вплотную подошёл к необходимости проведения количественных исследований по конкретным вопросам обеспечения продовольственной безопасности Арктической зоны Российской Федерации. Первоочередным объектом изучения должна модель организации «умной» системы продовольственного обеспечения Арктической зоны.

Создавая концепцию «умной» системы продовольственного обеспечения крупного города, следует помнить, что продовольствие, точнее гарантированное обеспечение населения качественным продовольствием, стоит в ряду важнейших задач функционирования любой социально-экономической системы, поэтому производство и распределение продовольствия следует рассматривать как системную проблему, решаемую в рамках городской эко-системы.

Необходимо осознавать, что невнимание к этой проблеме чревато самыми серьезными последствиями не только для отдельных городов, но и для страны в целом.

С развитием глобализационных процессов в системе продовольственного обеспечения становится очевидным, что глобальные и национальные продовольственные компании и торговые сети, претендующие на выработку стандартов и нормативов производства агропродовольственной продукции, призванных обеспечить технологичность их работы, не могут адекватно отразить современные процессы и требования, к которым относится повышение внимания к естественному производству и переработке сельскохозяйственной продукции, что повышает роль государства как активного участника агропродовольственной системы и как гаранта соблюдения требований социального развития общества.

Формирование системы продовольственного обеспечения, ориентированной на XXI век, предполагает организационно приемлемые условия как для населения в плане формирования экономической, физической и социальной доступности, так и для агропродовольственных организаций в плане обеспечения требуемой коммерческой эффективности.

Необходимость перехода от агропродовольственной системы, направленной на достижение минимального уровня продовольственной безопасности, к агроинновационной системе, построенной на маркетинговых принципах и направленной на качественное продовольственное обеспечение, подтверждается также данными Свердловского областного комитета государственной статистики. В ходе обследования было выявлено (рисунок 1), насколько среднедушевые расходы городского населения на продовольствие превышают стоимость минимальной потребительской корзины. Снижение доли расходов в общей сумме расходов на душу населения показывает не только изменение благосостояния граждан, но также и появление возможности предпочтения качественного продовольствия базовому, физиологически необходимому, на учете которого определяется потребность в продовольствии. Таким образом, система продовольственного обеспечения должна строиться на основе не минимальных потребностей, а допустимых потребностей с учетом изменяющихся предпочтений.

Основы агропродовольственной политики Российской Федерации сложилась при определенных исторических условиях и отвечала требованиям социально-экономической формации административно-командной системы советского государства. Одним из основных условий функционирования этой системы было существование общенационального плана производства и распределения произведенной продукции, а также гарантированное финансирование сельскохозяйственных программ из государственного бюджета. Однако в настоящее время, в радикально меняющихся экономических условиях, при отсутствии гарантированного сбыта продукции, произведенной сельскохозяйственными предприятиями, и нехватки бюджетных средств даже на незначительную часть социальных программ, возникает потребность в разработке новой политики, подходов к нестандартным, ранее не опробованным решениям постоянно возникающих проблем.

po1 

Рисунок 1 – Индекс расходов на продовольствие городского населения

 

Создавшаяся ситуация выдвигает на первый план приоритет разработки агроинновационной политики не только на основе экономической эффективности, но в первую очередь на основе социальной эффективности. Проблема повышения социальной эффективности может быть решена исключительно путем формирования  «умной» системы продовольственного обеспечения, в рамках которой учитываются не физиологические потребности населения в продовольствии, а индивидуальные предпочтения.

В настоящее время не существует системы гарантированного обеспечения населения качественным продовольствием. Основная проблема заключается в отсутствии системного подхода к организации продовольственного обеспечения. Отдельные элементы системы продовольственного обеспечения, а именно: сельхозпроизводители, дистрибутивные организации, органы государственной власти и местного самоуправления не взаимосвязаны и не координируют свою деятельность. Органы местного самоуправления и территориального управления не осуществляют мониторинг продовольственных рынков в должной мере, позволяющей не только определять текущее состояние, но также осуществлять долгосрочное прогнозирование продовольственных потребностей населения, особенно в условиях растущей миграции, что уже в настоящее время приводит к снижению уровня обеспеченности населения качественным продовольствием.

Неудовлетворительное текущее состояние продовольственной безопасности арктических территорий России, несоответствие уровня развития агропродовольственного производства требованиям общества и экономики требует введения новых принципов продовольственной политики, адекватно соответствующих требованиям общества, современному состоянию экономики и инновационным тенденциям ее развития. Этого можно достичь только путем трансформации агропромышленного комплекса в инновационную, «умную» систему продовольственного обеспечения, отвечающую всем современным требованиям и имеющую потенциал долгосрочного развития.

«Умная» система продовольственного обеспечения арктических территорий предполагает целостный подход к продовольственной безопасности, базирующийся на приоритете изменяющихся и возрастающих индивидуальных потребностей населения в продовольствии. В основе «умной» системы должна лежать территориальная агропродовольственная информационная система.

Предлагаемая информационная система должна в качестве фундамента иметь систему государственной статистики. Это связано с тем, что именно органы государственной статистики имеют методологию сбора, обработки и проверки достоверности получаемой информации.

Центральным элементом информационно-аналитической системы является мониторинг социально-экономических процессов.

С системой должны взаимодействовать органы исполнительной власти, органы местного самоуправления, организации, ведущие государственную, муниципальную и ведомственную статистику, средства массовой информации, хозяйствующие субъекты различных форм  собственности, население. Некоторые из вышеперечисленных субъектов выступают в качестве чистых потребителей или поставщиков информации, а другие – одновременно в обоих качествах.

На входе системы в качестве объектов мониторинга выступают города с населением и расположенными предприятиями, объектами производственной, социальной и институциональной инфраструктуры, а также социальные, экономические, экологические и политические процессы, обусловленные взаимодействием и функционированием этих объектов. На выходе система продуцирует варианты управленческих решений, в том числе выраженных в виде нормативных актов, воздействующих на исходные объекты.

Информационно-аналитическая система имеет контур обратной связи и вводит различные итерационные «петли» в процесс принятия решений: на первой стадии - позволяет уяснить поставленные цели, признать существование проблемы, требующей решения; на второй - играет индикативную роль, обозначая параметры проблемной ситуации; на третьей - реализует «прогнозный» потенциал при поиске и выборе альтернатив; на четвертой - играет интегрирующую и координирующую роль при принятии решения, позволяет сравнить старую и новую ситуации, желаемые и реальные результаты достижения целей.

Процесс трансформации информации внутри системы предполагает ввод первичных данных (кадастровые данные, результаты социологических исследований, «включенное» наблюдение) и вторичных данных (государственная и ведомственная статистика, сообщения средств массовой информации, федеральные, областные и муниципальные нормативные акты). В ходе анализа и итераций данных система «производит» информационный продукт, позволяющий устранить неопределенность в отношении социально-экономических процессов, происходящих в сельском муниципальном образовании, для принятия соответствующих управленческих решений.

В «конструкции» мониторинга целесообразно предусмотреть разделение информационных систем, описывающих объекты и процессы.

Указанные данные формируют геоинформационную систему территории – систематизированный свод данных о ресурсах территории, его имущественном комплексе, т.е. своеобразный кадастр, включающий сведения о земельных, водных ресурсах, промышленном и сельскохозяйственном комплексах, социальной и производственной инфраструктуре.

Данные о процессах изменяются быстро, что обуславливает необходимость формирования динамических информационных рядов в форме комплекса электронных таблиц, их оперативной обработки, в том числе на основании социологического мониторинга, охватывающего, как минимум, такие важнейшие направления как уровень  и качество жизни населения, политическое сознание населения и политические рейтинги.

Формирование и развитие статистики предполагает создание информационно-справочной поисковой системы на электронных носителях по информационным ресурсам, выпускающей различные мониторинговые информационные продукты.

 

Попытки внедрения новых организационных форм хозяйствования, таких как создание фермерских хозяйств, также не привели к радикальным позитивным изменениям. Повсеместно число фермерских хозяйств первоначально увеличивалось от года к году, но за последние пять лет наметилась тенденция к сокращению количества фермерских хозяйств.

В третьих, реализация программы приватизации привела к тому, что в рамках одной производственной цепочки «сельскохозяйственное производство – переработка – реализация» оказались предприятия с различными критериями своей деятельности, и, следовательно, с различными ориентирами своего развития: от жестко выраженного коммерческого подхода до социально-ориентированного.

Проведенная таким образом организационная трансформация не смогла обеспечить условия для устойчивого развития и повышения эффективности агропродовольственного производства и обеспечения, что вызывает необходимость поиска новых особых подходов к формированию агроинновационной системы. Процесс формирования агроинновационной системы должен имплементировать системный подход к определению социально-экономической эффективности, включать анализ изменений не отдельных факторов, таких как технологические или организационные, а анализ комплексных изменений.

Для решения задачи продовольственного обеспечения населения Арктики необходимо сформировать модель агроинновационной системы, которая позволяет на основании прогнозирования потребности в надлежащем продовольствии формировать и распределять потоки продовольствия, позволяющие обеспечить потребности всего населения арктических территорий путем реализации следующей дорожной карты.

На первом этапе деятельность государственного сектора в рамках модели агроинновационной системы продовольственного обеспечения северных и арктических территорий должна быть направлена на первоочередное формирование механизма функционирования инновационной инфраструктуры путем создания информационной системы прогнозирования потребностей населения северных и арктических территорий в качественном продовольствии. Формирование информационной инфраструктуры должно полностью лежать на органах местного самоуправления, территориального управления а также особого уполномоченного органа РФ по развитию арктических территорий.

На втором этапе уполномоченным органом РФ должен быть сформирован предпринимательский сектор, объединяющий как сельхозпроизводителей, так и дистрибьюторов продовольствия. Сформированная на первом этапе информационная инфраструктура позволит коммерческим организациям конкретизировать свои стратегические планы развития, для снижения рисков предпринимательских структур и повышения инвестиционной привлекательности участия коммерческих структур предлагается формировать кооперативные союзы, призванные координировать деятельность отдельных предпринимателей как между собой, так и с потенциалом продовольственного рынка. Основной задачей второго этапа будет создание саморегулируемых организаций кооперативного типа, которые позволят малым предприятиям участвовать в системе продовольственного обеспечения. Участие только крупных форм организаций не сможет достичь главной цели – обеспечения качественным продовольствием. Маневренность малого бизнеса как в производстве, так и в дистрибуции, является ключевым фактором для достижения требуемой эффективности. Опыт северных европейских стран показывает, что кооперативные организации в сфере агробизнеса, объединяющие в первую очередь сельхозпроизводителей, наилучшим образом отвечают требованиям агроинновационной системы. В рамках второго этапа должна быть также решена задача организации межрегиональных связей с целью привлечения сельхозпроизводителей южных регионов к долгосрочным поставкам продовольствия в северные и арктические территории.

На третьем этапе необходимо сформировать инфраструктуру дистрибуции. Имеющийся опыт как в нашей стране, так и за рубежом, организации факторий и потребительских кооперативом, как сети распределенных узлов дистрибуции, позволяет предложить в качестве базы логистической инфраструктуры именно сеть факторий. Создание логистической инфраструктуры системы продовольственного обеспечения должно решаться в рамках общей задачи формирования арктической логистической системы, но при этом должно быть выделено как отдельная задача.

В результате реализации трех этапов формирования агроинновационной системы будут созданы необходимые и достаточные условия для гарантированного продовольственного обеспечения населения, что создаст необходимый фундамент для комфортного проживания людей на северных, полярных и арктических территориях Российской Федерации.

Для формирования агроинновационной системы продовольственного обеспечения предлагается следующая дорожная карта действий государственных органов:

1.Разработка Министерством здравоохранения РФ совместно с НИИ питания минимального рациона сбалансированного питания для жителей арктических территорий и временно проживающих на арктических территориях.

2.Формирование уполномоченным органом РФ пула перспективных технологий производства продовольствия на арктических территориях.

3.Составление Росстатом совместно с институтом экономики прогноза численности, состава и миграции населения в арктических территориях.

4.Определение министерством сельского хозяйства совместно с профильными институтами РАН продовольственного потенциала арктических территорий.

5.Формирование уполномоченным органом РФ совместно с профильными институтами РАН межрегиональных продовольственных кластеров, направленных на обеспечение арктических территорий

6.Расчет министерством транспорта РФ совместно с профильными институтами РАН логистической схемы, обеспечивающей гарантированное непрерывное продовольственное обеспечение.

7.Разработка уполномоченным органом РФ совместно с профильными институтами РАН условий концессий для частного капитала на право осуществления предпринимательской деятельности в рамках системы продовольственного обеспечения населения арктических территорий.

8.Мониторинг Росстатом совместно с профильными институтами РАН уровня продовольственного обеспечения населения арктических территорий.

В процессе вовлечения в хозяйственный оборот арктических территорий местные сельскохозяйственные предприятия апробируют не только новые агропромышленные технологии, но также и новые формы управления.

Заключение

Сущность предлагаемого подхода к созданию агроинновационной системы продовольственного обеспечения заключается в признании необходимости объединения усилий различных участников сельскохозяйственного производства и продовольственного рынка с целью эффективного достижения общей цели устойчивого продовольственного обеспечения населения региона. Достичь этого результата можно только одним способом: наращивая знание. Не только аграрное – как произвести продовольствие, так также, как предложить людям, живущим в суровых климатических условиях то продовольствие, которое вызовет у них положительные эмоции и желание жить и работать в Арктике дальше. Это знание и умение даже важней, чем аграрное.

Таким образом, «умные» города должны иметь «умные» системы продовольственного обеспечения населения, ибо без обеспечения продовольственной безопасности города нельзя говорить об его устойчивом развитии

 

Публикация подготовлена в соответствии с государственным заданием ФАНО России для ФГБУН Института экономики УрО РАН на 2018 г., в рамках проекта №18-6-7-42 «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Урала: потенциальные возможности, приоритеты и перспективы пространственного освоения

 

Список источников

1. Указ Президента РФ от 30 января 2010 г. № 120 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации»  [Электронный ресурс] — М., [2011]. —Режим доступа: http://www.consultant.ru/online/base/?req=doc;base=LAW;n=96953/. — Загл. с экрана.

2. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 18 ноября 2013 г. №2138-р [Электронный ресурс] — М., [2013]. —Режим доступа: http://www.rg.ru/2013/11/22/prod-bezop-site-dok.html — Загл. с экрана.

3. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации. Методические рекомендации МР 2.3.1.2432 -08 М.: 2008

4. Агарков Г. А., Найденов А. С., Судакова А. Е., Угрозы потребительскому рынку региона//Экономика региона. 2012. №3, С. 211-219

5. Александрова Л.А., Киреева Н.А. Экономика предложения или экономика спроса? Стратегия обеспечения продовольственной безопасности региона в новых реалиях// Региональные агросистемы: экономика и социология, 2012, №2. — Режим доступа
 к журн.: http://iagpran.ru/journal.php?tid=281 — Загл. с экрана.

6. Анфиногентова А.А. Теоретико-методологические основы формирования единой агропродовольственной политики // Региональные агросистемы: экономика и социология, 2009, №1. — Режим доступа
к журн.: http://iagpran.ru/journal.php?id=35

7. Дудин М.Н., Лясников Н.В.   Продовольственная безопасность регионов в системе национальной и экономической безопасности государства// Региональная экономика: теория и практика. 2015. № 6 (381). С. 2-11.

8. Иванов В. А., Лаженцев В. Н., Модернизация аграрного сектора экономики северных и арктических территорий (на примере Республики Коми) //Экономика региона. 2014. №2, С. 220-230

9. Иванов В.А. Продовольственная безопасность: Арктическая специфика // Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера. № 2, 2015, С. 152-174

10. Измалков С., К. Сонин, М. Юдкевич Теория экономических механизмов (Нобелевская премия по экономике 2007 г.)// Вопросы экономики. – 2008. –  №1. – С. 4-26

11. Крылатых Э.Н., Межонова Н.В. Продовольственная безопасность России и ее Арктического региона // Научный Вестник, № 1, 2015, С. 48-60

12. О продовольственной безопасности России. Доклад группы экспертов Изборского клуба под руководством академика РАН С.Ю. Глазьева. http://www.dynacon.ru/content/articles/1725/ 

13. Полбицын С.Н., Дрокин В.В., Журавлев А.С. Обоснование приоритетов развития региональных агроинновационных систем // Электронный научный журнал «Управление экономическими системами». 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://www.uecs.ru

14. Продовольственная политика: концепции и реалии// Официальный сайт ИC РАН. - 2008. URL:http://www.isras.ru/publ.html?id=942

15. Скрынник Е.Б. Продовольственная безопасность – важная составляющая системы национальной безопасности России//АПК: Экономика, управление. 2010. № 1. С. 3-14.

16. Татаркин А.И., Полбицын С.Н., Дрокин В.В., Журавлев А.С. Варианты формирования модели продовольственного обеспечения населения развивающихся арктических территорий // Аграрный вестник Урала. – 2014. – № 12

17. Ушачев И.Г.  Обеспечить продовольственную безопасность Российской Федерации //АПК: Экономика, управление. 2010. № 9. С. 3-16.

18. Щевьев А.Н., Зяблицева И.В., Стрижкова Е.В. Новая парадигма развития, стратегические принципы и структурные преобразования продовольственных систем районов освоения, Севера и Арктики Сибири в условиях импортозамещения // Фундаментальные исследования №1, 2016, С. 225-229

19.Anderson Kym, Anna Strutt, Food security policy options for China: Lessons from other countries, Food Policy, Volume 49, Part 1, December 2014, Pages 50-58

20.Andreassen Natalia Arctic Energy Development in Russia – How “Sustainability” Can Fit? // Energy Research & Social Science #16 (2016) p. 78-88

21.Applanaidu Shri Dewi, Nor’Aznin Abu Bakar, Amir Hussin Baharudin, An Econometric Analysis of Food Security and Related Macroeconomic Variables in Malaysia: A Vector Autoregressive Approach (VAR), UMK Procedia, Volume 1, 2014, Pages 93-102

22.Babu Suresh C., Shailendra N. Gajanan and Prabuddha Sanyal, Chapter 1 - Introduction to Food Security: Concepts and Measurement, In Food Security, Poverty and Nutrition Policy Analysis (Second Edition), edited by Suresh C. Babu, Shailendra N. Gajanan and Prabuddha Sanyal, Academic Press, San Diego, 2014, Pages 7-28,

23.FAO Food Outlook. Biannual Report on Global Food Markets [Электронный ресурс] — [2014]. —Режим доступа: http://www.fao.org/docrep/019/i3751e/i3751e.pdf. — Загл. с экрана.

24.FAO. 1996. Rome Declaration on World Food Security and World Food Summit Plan of Action. World Food Summit 13-17 November 1996. Rome.

25. Food Security Index [Электронный ресурс] — [2015]. —Режим доступа: http://foodsecurity.dupont.com/fsi/. — Загл. с экрана.

26.Ford, James D. et al Food Policy in the Canadian North: Is There a Role for a Country Food Markets //Social Studies & Medecine #152 (2016) p. 35-40

27.Freitas Ana C. et al Marine Biotechnology Advances Toward Applications in New Functional Foods // Biotechnology Advances #30 (2012) p. 1506-1515

28.Gandhi Vasant P., Zhangyue Zhou, Food demand and the food security challenge with rapid economic growth in the emerging economies of India and China, Food Research International, Volume 63, Part A, September 2014, Pages 108-124

29.Hinrichs C. Clare, Regionalizing food security? Imperatives, intersections and contestations in a post-9/11 world, Journal of Rural Studies, Volume 29, January 2013, Pages 7-18

30.Honkanen Pirjo, Food preference based segments in Russia, Food Quality and Preference, Volume 21, Issue 1, January 2010, Pages 65-74

31.Hubbard L.J., Carmen Hubbard, Food security in the United Kingdom: External supply risks, Food Policy, Volume 43, December 2013, Pages 142-147

32.Kaiser Brooks A. et al Spatial Issues in Arctic Marine Resource Governance Workshop Summary and Comment// Marine Policy # 58 (2015) p. 1-5

33.Kirwan James, Damian Maye, Food security framings within the UK and the integration of local food systems, Journal of Rural Studies, Volume 29, January 2013, Pages 91-100

34.Maxwell Simon, Food security: a post-modern perspective, Food Policy, Volume 21, Issue 2, May 1996, Pages 155-170

35.Maye Damian, James Kirwan, Food security: A fractured consensus, Journal of Rural Studies, Volume 29, January 2013, Pages 1-6

36.Maystadt Jean-François, Jean-François Trinh Tan, Clemens Breisinger, Does food security matter for transition in Arab countries?, Food Policy, Volume 46, June 2014, Pages 106-115

37.Novikova N.I. Who is responsible for the Russian Arctic?: Co-operation between indigenous peoples and industrial companies in the context of legal pluralism// Energy Research & Social Science #16 (2016) p.98–110

38.Porter John R., Robert Dyball, David Dumaresq, Lisa Deutsch, Hirotaka Matsuda, Feeding capitals: Urban food security and self-provisioning in Canberra, Copenhagen and Tokyo, Global Food Security, Volume 3, Issue 1, February 2014, Pages 1-7,

39. Santeramo, F. G. 2015. "On the Composite Indicators for Food Security: Decisions Matter!" Food Reviews International 31 (1): 63-73

40.Smyth Stuart J., Peter W.B. Phillips, William A. Kerr, Food security and the evaluation of risk, Global Food Security, Volume 4, March 2015, Pages 16-23

41.Timmer C.P.  Food Security, Market Processes, and the Role of Government Policy// Encyclopedia of Agriculture and Food Systems 2014, Pages 324–337

42.van Wijk Mark T., From global economic modelling to household level analyses of food security and sustainability: How big is the gap and can we bridge it?, Food Policy, Volume 49, Part 2, December 2014, Pages 378-388

43.Wegge, Njord The Emerging Politics of The Arctic Ocean. Future Management if the Living Marine Resources //Marine Policy # 52 (2015) p. 331-338

44.World Bank. 1986. Poverty and Hunger: Issues and Options for Food Security in Developing Countries. Washington DC. http://www-wds.worldbank.org/external/default/WDSContentServer/WDSP/IB/1999/09/17/000178830_98101901455676/Rendered/PDF/multi_page.pdf

45.Yao, C., Y. Teng, and L. Huang. 2015. "Evaluation Index System Construction and Empirical Analysis on Food Security in China." Nongye Gongcheng Xuebao/Transactions of the Chinese Society of Agricultural Engineering 31 (4): 1-10.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516