Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Экономическое развитие и здоровье населения Российской Федерации, Киргизской республики и соседних государств

Демография | (114) УЭкС, 8/2018 Прочитано: 642 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Джолдошева Динара Сабатбековна
  • Дата публикации:
    02.08.18
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Киргизско-Российский Славянский Университет имени Ельцина Б.Н.

УДК 314.174

JELE01, F63, I15

Экономическое развитие и здоровье населения Российской Федерации, Киргизской республики и соседних государств

Economic development and population’s health in the Russian Federation, the Kyrgyz republic and it’s neighboring countries

Джолдошева Динара Сабатбековна,

Dinara Sabatbekovna Djoldosheva

кандидат экономических наук, докторант

Киргизско-Российский Славянский Университет имени Ельцина Б.Н.

720022 Киргизская Республика, Бишкек, проспект Чуй, 6

E-mail:  ddjoldosheva@yahoo.com 

Аннотация 

В работе установлен очень высокий уровень смертности от коронарной болезни сердца, мозгового инсульта, рака легких, дорожно-транспортных происшествий и самоубийств в Киргизии, соседних странах и России независимо от экономического развития. Обоснована необходимость значительного увеличения расходов здравоохранения для снижения смертности населения и увеличения средней продолжительности жизни.

Abstract

The study reveals ahigh level of mortality rate from coronary heart disease, stroke, lung cancer, road traffic accidents and suicides in the Kyrgyz Republic, neighboring countries and Russia independently of economic development. Poor health of the population in these countries requires improvement of state policy on prevention and healthy life style and appropriate financial and human resources.

Ключевые слова: экономическое развитие,Киргизия, соседние государства, Россия, смертность, факторы риска

Keywords: economic development,the Kyrgyz Republic, neighboring countries, Russia, mortality, risk factors 

Введение

Международный опыт свидетельствует о том, что средняя продолжительность жизни населения определяется уровнем экономического развития страны. Этот показатель значительно выше в странах с высоким доходом по сравнению с государствами со средним и низким доходом. Например, средняя продолжительность жизни населения государств-членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) из Азиатско-Тихоокеанского региона с высоким доходом (Япония, Сингапур, Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея) в 2015 году составила 80,6 лет, в то время как в странах этого региона с низким и средним доходом (Индия, Индонезия, Филиппины и другие) данный показатель равнялся 73,7 лет [1]. В России в условиях сложной социально-экономической ситуации продолжают ухудшаться показатели жизни и здоровья населения [2]. В течение последних десятилетий произошла эволюция в глобальном здравоохранении, характеризующаяся быстрым ростом бремени от неинфекционных заболеваний. Эта трансформация более медленно происходит в странах с низким и средним доходом по сравнению со странами с высоким доходом. При этом страны с низким и средним доходом испытывают «тройное» бремя – от инфекций, неинфекционных заболеваний и травм, что влечет огромные финансовые последствия для домохозяйств и сообществ [3].

Материалы и методы. Методическую основу данной статьи составляют сравнительные методы анализа с использованием базы данных Всемирного Банка, Всемирной организации здравоохранения, Организации экономического сотрудничества и развития, WorldHealthRankings. Проведен анализ экономического развития ((ВВП на душу населения в долларах США) и показателей здоровья населения Киргизской Республики, ее соседних государств и Российской Федерации путем оценки распространенности факторов риска (курение, чрезмерное потребление алкоголя и ожирение) основных неинфекционных заболеваний (болезни системы кровообращения, рак) и уровней стандартизированной по возрасту смертности от коронарной болезни сердца, мозгового инсульта, рака легких, дорожно-транспортных происшествий и самоубийств.

Результаты исследований

Прежде всего, следует отметить, что экономическое развитие Киргизской Республики, соседних стран и России значительно различалось. Как видно из данных, представленных в таблице 1, в 1990 году перед развалом СССР в Киргизской Республике ВВП на душу населения в долларах США был самым низким (234 долларов США) по сравнению с соседними государствами и Россией [4]. Наибольшим данный показатель оказался в Казахстане и Российской Федерации (по 1647 долларов США). Далее следовали Узбекистан, Таджикистан и Китай (соответственно 651, 497 и 317 долларов США). В последующие 25 дет (1990-2015 годы) во всех анализируемых странах наблюдался рост ВВП на душу населения в долларах США, за исключением Таджикистана, где в 1995-2000 годах отмечалось резкое падение ВВП соответственно до 213 и 138 долларов США на душу населения в результате гражданской войны (1992-1997 годы). К 2016 году наиболее значительный рост ВВП на душу населения произошел в России, Казахстане и Китае (соответственно 8945, 8585 и 7714 долларов США). Более умеренное увеличение данного показателя было в Киргизской Республике, Таджикистане и Узбекистане (соответственно 1077, 795 и 2110 долларов США на душу населения). Как следует из этих данных, существует огромная разница между анализируемыми странами по ВВП на душу населения. Так, данный показатель России, Казахстана, Китая и Узбекистана в 2016 году превышал его уровень в Киргизской Республике соответственно в 8,3, 7,9, 7,1 и 1,9 раза. Только в Таджикистане ВВП на душу населения в долларах США был ниже в 1,3 раза по сравнению с Киргизской Республикой [4].

     Таблица 1

Динамика ВВП на душу населения в долларах США в Киргизской Республике, соседних государствах и России (1990-2016 годы) [Всемирный Банк, 2017, 4]

ra1

Однако такой важный демографический показатель, как средняя продолжительность жизни населения в Киргизской Республике был выше (71,1 лет), чем в России (70,6 лет), Казахстане (70,2 лет), Таджикистане (69,7 лет) и Узбекистане (69,4 лет), уступая только Китаю (76,1 лет). Следовательно, экономический фактор, а именно, ВВП на душу населения в долларах США в Киргизской Республике, соседних государствах и России, за исключением Китая, не имел прямой связи со средней продолжительностью жизни.

Рисунок 1

Средняя продолжительность жизни населения Киргизской Республики и соседних государств, 2015 год [WorldHealthRankings, 2017, 4]

ra2

Как представлено в таблице 2,стандартизированный по возрасту показатель смертности от коронарной болезни сердца в Киргизской Республике в 2015 году был очень высоким (354,5 на 100 тыс. населения). Однако в Казахстане и Узбекистане данный показатель был ещё выше (соответственно 358,8 и 362,6 на 100 тыс. населения). Минимальный уровень этого показателя отмечался в Китае (99,4 на 100 тыс. населения). Стандартизированный по возрасту показатель смертности от коронарной болезни сердца Киргизской Республики, соседних государств и России (292,0 на 100 тыс. населения) значительно превышал его уровень в государствах-членах Европейского Союза – 28 (117 на 100 тыс. населения) [5]. Казахстан оказался лидером по стандартизированному по возрасту показателю смертности от мозгового инсульта (186,0 на 100 тыс. населения). Далее следовали Таджикистан (173,4 на 100 тыс. населения), Узбекистан (168,5 на 100 тыс. населения), Россия (166,9 на 100 тыс. населения) и Китай (153,6 на 100 тыс. населения). Данный показатель был минимальным в Киргизской Республике (150,5 на 100 тыс. населения), но он существенно превышал его уровень в Европейском Союзе – 28 (67,0 на 100 тыс. населения).

Таблица 2

Стандартизированный по возрасту показатель смертности от болезней системы кровообращения, рака легких, дорожно-транспортных происшествий и самоубийств на 100 тыс. населения Киргизской Республике, соседних странах, России и Европейском Союзе – 28, 2014 год (OECDHealthStatistics, 2017, 1; WorldHealthRankings, 2017, 5)

ra3

Стандартизированный по возрасту показатель смертности от рака легких был самым высоким в Китае (38,8 на 100 тыс. населения), далее следовали Россия и Казахстан (соответственно 26,8 и 26,2 на 100 тыс. населения). Однако этот показатель был ниже по сравнению с Европейским Союзом – 28 (41,0 на 100 тыс. населения). В Киргизской Республике, Таджикистане и Узбекистане данный показатель был значительно ниже и составил соответственно 12,6, 6,7 и 7,8 на 100 тыс. населения. Киргизская Республика оказалась лидером по стандартизированному по возрасту показателю смертности от дорожно-транспортных происшествий (22,4 на 100 тыс. населения), что было в 2,8 раза выше, чем в Европейском Союзе – 28 (7,8 на 100 тыс. населения). Также значительно высоким был данный показатель в Казахстане (19,8 на 100 тыс. населения), Таджикистане (18,5 на 100 тыс. населения), Китае (18,4 на 100 тыс. населения), России (15,8 на 100 тыс. населения) и Узбекистане (11,8 на 100 тыс. населения). Лидерами по стандартизированному по возрасту показателю смертности от самоубийств были Казахстан (24,0 на 100 тыс. населения) и Россия (18,3 на 100 тыс. населения). В Европейском Союзе – 28 данный показатель также оказался высоким (12,7 на 100 тыс. населения), превышая его уровень в Киргизской Республике (9,3 на 100 тыс. населения), Узбекистане (8,4 на 100 тыс. населения), Китае (7,8 на 100 тыс. населения) и Таджикистане (4,1 на 100 тыс. населения). Как было отмечено выше, существуют экономические, социальные и психологические мотивы самоубийств [7]. Высокие уровни смертности от коронарной болезни сердца, мозгового инсульта и рака легких в Киргизской Республике, соседних государствах и Российской Федерации обусловлены широкой распространенностью факторов риска их развития. Как показано в таблице 3, в России, Киргизской Республике, Китае, Казахстане и Таджикистане отмечается очень высокая частота курения среди мужчин (соответственно 59,0%, 50,4%, 47,6%, 43,9% и 43,9%). В России также очень высокой была распространенность курения среди женщин (22,8%). В Узбекистане данный показатель среди мужчин был относительно низким (24,9%), а среди женщин - минимальным (1,3%).

Таблица 3

Распространенность некоторых факторов риска неинфекционных заболеваний среди населения Киргизской Республики, соседних государств и России, 2015 год [WorldHealthRankings, 2017, 5]

ra4

Наиболее высокие уровни потребления алкоголя наблюдались в России (13,9 л в год) и Казахстане (8,2 литров в год), далее следовали Китай (7,6 литров в год) и Узбекистан (4,8 литров в год). Более низкие уровни потребления алкоголя зарегистрированы в Киргизской Республике и Таджикистане (соответственно 3,9 и 2,4 литров в год). Самая высокая распространенность ожирения среди мужчин отмечалась в Казахстане (21,6%), а среди женщин в России (26,9%) [5]. Опыт государств-членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) показал, что высокие расходы здравоохранения ассоциируются с более длительной средней продолжительностью жизни населения в результате снижения смертности от наиболее распространенных неинфекционных заболеваний, прежде всего коронарной болезни сердца и мозгового инсульта. В 2015 году общие расходы здравоохранения государств-членов ОЭСР составили в среднем 3453 долларов США на душу населения [6]. В Киргизской Республике, Казахстане, Китае, Таджикистане и Узбекистане данный показатель был мизерным (соответственно 92, 379, 426, 63 и 134 долларов США на душу населения) по сравнению с таковым в ОЭСР. Более высоким данный показатель был в 2015 году в России (850 долларов США) [4]. Общие расходы здравоохранения (государственные и частные) резко увеличились в 1960-1970 годах во всех государствах-членах ОЭСР, достигнув пика в 1990-х годах, и продолжили рост в первом десятилетии нового тысячелетия [8]. Так, по данным AndersonG. etal. [9], средний уровень расходов здравоохранения в ОЭСР возрос от 3,8% от ВВП в 1960 году до 7,9% в 1990 году, а в США – от 5,2% в 1960 году до 14% от ВВП в 1998 году. В 1960 году расходы здравоохранения в Японии, Канаде и США были ниже или сходны (соответственно 26, 117 и 149 долларов США на душу населения) с таковыми в Киргизской Республике, Таджикистане и Узбекистане (соответственно 92, 63 и 134 долларов США) в 2015 году. В последующие годы, учитывая очень высокие уровни смертности от болезней системы кровообращения, в этих странах началось резкое увеличение расходов на здравоохранение, достигшее в 1987 году в Японии 917 долларов США на душу населения, Канаде – 1515 и США – 2051долларов [10]. Хронические неинфекционные заболевания в России являются причиной 86% смертности населения. При этом болезни системы кровообращения определяют 60% причин смертей, рак – 16% и травмы – 8%. В 2017 году Россия занимала 2-е место в мире по стандартизированному по возрасту показателю смертности от потребления алкоголя (14,8 на 100 тыс. населения), 3-е место – от употребления наркотиков (12,3 на 100 тыс. населения), 8-е место - от мозгового инсульта (166,9 на 100 тыс. населения) и 9-е место от коронарной болезни сердца (292,0 на 100 тыс. населения) [5]. Хронические неинфекционные заболевания составляют 80% всех причин смерти населения Киргизской Республики. Как и в России, болезни системы кровообращения, злокачественные новообразования и травмы являются ведущими причинами смертности населения (соответственно 49%, 10% и 9%) [11]. Кроме того, инфекционные болезни, перинатальные патологии и болезни, связанные с питанием, стали причиной смерти в 11% в Киргизии, что было почти в 2 раза выше по сравнению с Россией - 6% [12, 13]. Это указывает на то, что Россия испытывает «двойное» бремя неинфекционных болезней, травм и несчастных случаев, а Киргизская Республика – «тройное» бремя неинфекционных и инфекционных заболеваний, а также травм и несчастных случаев. При этом страна в 2017 году находилась на 3-м месте в мире по стандартизированному по возрасту показателю смертности от рака желудка (19,3 на 100 тыс. населения) и коронарной болезни сердца (388,1 на 100 тыс. населения) [5]. Казахстан в 2017 году занял 1-ые места по стандартизированному по возрасту показателю смертности от рака желудка (16,4 на 100 тыс. населения) и рака яичника (13,6 на 100 тыс. населения), 2-е место - от рака желчного пузыря (7,7 на 100 тыс. населения) и 4-е место - от самоубийств (27,7 на 100 тыс. населения). В Китае отмечены высокие уровни стандартизированного по возрасту смертности от ряда раковых заболеваний: 2-е место в мире от рака желудка (19,6 на 100 тыс. населения), 5-е место от рака легких (38,3 на 100 тыс. населения), 7-е место – от рака печени (23,6 на 100 тыс. населения) и 10-е место от рака пищевода (11,7 на 100 тыс. населения). Таджикистан в 2017 году занимал 5-е место по стандартизированному по возрасту показателю смертности от рака желудка (18,3 на 100 тыс. населения), 9-е место – от рака пищевода (12,1 на 100 тыс. населения) и 10-е место – от коронарной болезни сердца (271,4 на 100 тыс. населения). Узбекистан находился на 2-м месте в мире по стандартизированному по возрасту показателю смертности от осложнений артериальной гипертензии (52,7 на 100 тыс. населения) и 5-м месте от коронарной болезни сердца (326,4 на 100 тыс. населения) [5]. Таким образом, вышеприведенные данные свидетельствуют об очень высоком уровне стандартизированных по возрасту показателей смертности от болезней системы кровообращения и различных форм рака в Киргизской Республике, соседних странах и России. Кроме того, в Казахстане наблюдается высокая смертность от самоубийств, а в России – от потребления алкоголя и наркотиков. Международный опыт показывает, что только многократное увеличение расходов на здравоохранение позволяет добиться радикального снижения смертности от болезней системы кровообращения и онкологических заболеваний, усилить меры по формированию здорового образа жизни и профилактике болезней и состояний.

Выводы

Установлен неудовлетворительный уровень здоровья населения Киргизской Республики, соседних государств и Российской Федерации. Это выражается в широкой распространенности факторов риска болезней системы кровообращения и злокачественных новообразований (курение, злоупотребление алкоголя, ожирение и другие). Это в свою очередь обуславливает высокие показатели смертности от вышеуказанных заболеваний, дорожно-транспортных происшествий и самоубийств. Показано, что они существенно не зависят от экономической ситуации в стране, в частности, от текущего уровня ВВП на душу населения. В России и Казахстане отмечается высокий уровень смертности от самоубийств, а в Киргизии – от дорожно-транспортных происшествий. Низкий уровень общих расходов здравоохранения на душу населения в Киргизской Республике, соседних государствах и Российской Федерации по сравнению с Европейским Союзом – 28 не позволяет им выделять необходимые ресурсы для внедрения современных медицинских технологий. Поэтому чрезвычайно важна разработка и внедрение государственной политики по профилактике распространенных неинфекционных заболеваний, дорожно-транспортных происшествий и самоубийств, формирование здорового образа жизни, подкрепленной соответствующими финансовыми и человеческими ресурсами. Как показывает международный опыт, только увеличение государственных расходов здравоохранения до 5% и более от ВВП позволяют добиться «кардиоваскулярной революции», то есть резкого снижения смертности от сердечно-сосудистых заболеваний.

Список литературы

1. OECD/WHO Health at a Glance: Asia/Pacific 2016 // Measuring Progress towards Universal Health Coverage. OECD Publishing, Paris. 2016. 105 P.

2. Аганбегян А.Г. Демографическая драма на пути перспективного развития России. Народонаселение, 2017. 3. С. 4-23

3. ВОЗ. Мировая статистика здравоохранения // Женева. 2012. С. 180

4. The World Bank Data, 2017

5.  World Health Rankings, 2018

6.  WHO. World Health Statistics, 2012

7. Ревякин Е.С. Самосохранительное поведение: понятие и сущность // Вестник ИГЭУ, 2006, 1. С. 1-4

8.  OECD Health at a Glance 2015: OECD Indicators // OECD Publishing, Paris, 2015. – P. 211

9.  Nghiem S., Connelly L. Convergence and determinants of health expenditures in OECD countries // Health Economic Review. 2017. 7. pp. 29-36

10.  Anderson G., Hurst J, Hussey P., Jee-Hughes M. Health spending and outcomes: trends in OECD countries, 1960-1998 // Health Affairs. 2000. 19 (3). pp. 150–157

11.  Schieber G. Health expenditures in major industrialized countries, 1960-1987 // Health Care Financing Review. 1990. 11 (4). pp. 159-167

12.  WHONCDProfile, Kyrgyzstan, 2014

13.  WHONCDProfile, Russia, 2014

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516