Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Влияние курса рубля на деятельность резидентов территорий опережающего социально-экономического развития

Региональная экономика | (111) УЭкС, 5/2018 Прочитано: 1635 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Галиуллина Гыльия Фагимовна
  • Дата публикации:
    15.05.18
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Набережночелнинский институт (филиал) ФГБОУ ВО «Казанский федеральный университет»

Влияние курса рубля на деятельность резидентов территорий опережающего социально-экономического развития

The influence of ruble on the activities of residents of priority socio-economic development areas

 

Галиуллина Гыльия Фагимовна

Galiullina Gilia Fagimovna

Кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры

экономической теории и экономической политики

Набережночелнинский институт (филиал)

ФГБОУ ВО «Казанский федеральный университет»

Аннотация

В статье рассматриваются внутренние и внешние условия ведения предпринимательской деятельности в статусе  резидента территории опережающего социально-экономического развития, учитываемые инвесторами при принятии решения о вхождении в ТОСЭР. Одним из системообразующих факторов инвестиционной активности в последние годы является  нестабильность валютного курса рубля. Значимость фактора нестабильности валютного курса для российской экономики и сложности с привлечением резидентов  ТОСЭР определили цель предлагаемого исследования – выявление наличия связи между колебаниями национальной валюты и инвестиционной активностью и расчет глубины этой зависимости.

Корреляционно-регрессионный анализ чувствительности динамики индикаторов инвестиционной деятельности к изменению курса национальной валюты позволил оценить степень их уязвимости при системном ослаблении национальной валюты. Построенные модели показали существенное отрицательное влияние роста курса иностранных валют на динамику показателей физического объема инвестиций в основной капитал, индексов производства, производительности труда, экспорта продукции и индексы цен производителей на отдельные виды продукции. Обрабатывающая промышленность в большей степени из всех агрегированных видов экономической деятельности подвергалась воздействию изменениям курса валют. Не выявлены сильные корреляционные зависимости между валютным курсом и динамикой изменения стоимости заемных средств, количества выданных кредитов, импорта продукции и индексов потребительских цен.

Полученные результаты подтверждают выдвинутый тезис  о том, что для успешной реализации государственного проекта по созданию территорий опережающего социально-экономического развития недостаточно предложенных преференций для инвесторов, необходимо согласованное применение разнообразных инструментов и механизмов государственного регулирования экономического развития страны, в том числе в сфере валютного регулирования.

 Построенные модели линейной парной регрессии позволяют своевременно  корректировать прогнозы развития экономических явлений и разрабатывать соответствующие меры государственного управления с целью достижения поставленных целей социально-экономического развития страны.

Ключевые слова инвестиционная активность, резидент, валютный курс, корреляционно-регрессионная модель

Abstract

The article analyzes the internal and external conditions of the entrepreneurial activity in the resident status of the territory of advanced socio-economic development, which investors take into account when decide whether to join such organization (TOSER). One of the system-forming factors of investment activity in recent years is the instability of the ruble's exchange rate. The importance of the exchange rate instability factor for the Russian economy and the difficulty of attracting TOSER residents determined the purpose of the proposed study, i.e. to identife the existence of a link between fluctuations in the national currency and investment activity and calculating the depth of this dependence.

The correlation-regression analysis of the dynamics sensitivity of the investment activity indicators in relation to exchange rate of the national currency made it possible to assess the degree of their vulnerability in conditions of the national currency system weakening. The growth of the foreign exchange rate had a significant negative impact on the dynamics of the physical volume indicators  of the investment in fixed assets, indices of production, labor productivity, indices of prices of industrial products manufacturers. The manufacturing industry, to a large extent, from all aggregated types of economic activity, is exposed to the effect of the exchange rate developments. There were no strong correlation between the exchange rate and the cost of borrowed funds, the number of loans granted, the import of products and the consumer price index.

The results confirm the proposed thesis that there are not enough proposed preferences for investors for the successful implementation of the state project of creating territories of the advanced social and economic development, it is necessary to coordinate the application of various instruments and mechanisms of state regulation of the country's economic development, including the sphere of currency regulation.

The constructed models of linear pair regression allow us to timely correct forecasts of the development of economic phenomena and develop appropriate measures of public administration in order to achieve the set goals of the country's socio-economic development. The problems of development in the context of a significant complication of the structure and increase in the dynamics of changes in the socioeconomic environment can thus be solved by developing appropriate models of regression analysis.

Key words investment activity, resident, exchange rate, correlation-regression model

 

Введение

С 1990 года в стране создаются территории с особыми условиями хозяйствования. Государство инициирует выделение особых территорий с целью получения «локомотивов» прорывного социально-экономического развития вначале на региональном, а затем на федеральном уровне. Для этого бизнесу предоставляются те или иные государственные преференции: льготное налогообложение, государственные инвестиции в энергетическую и дорожную инфраструктуру, отмена таможенных платежей и др.

Исследователи [1-4] при сравнении предложенных преференций для различных типов территорий с особым режимом хозяйствования приходят к выводу о том, что свободные экономические зоны, особые экономические зоны, зоны территориального развития, территории опережающего социально-экономического развития схожи и являются разными вариациями  создания отдельно взятого «рая» для бизнеса.

При этом цена «входного билета» (инвестиции) для потенциальных резидентов промышленно-производственной особой экономической зоны  составляет от 120,0 млн. рублей  – это цена серьезных бизнес-проектов, которые могут себе позволить реализовывать крупные компании. Итоги 10 летней деятельности ОЭЗ показали, что предприятия не стояли в очереди для получения статуса резидентов: в 2016 году после проверки Счетной Палаты РФ были закрыты 8 ОЭЗ, в которых длительное время не появилось ни одного резидента. [5]  Для открытия производства в ТОСЭР цена «входного билета» снижена – необходимо реализовать бизнес проект стоимостью не менее 50,0 млн. рублей в моногородах и 0,5 млн. рублей на Дальнем Востоке.

Факторы, учитываемые инвесторами при принятии решения о вхождении в ТОСЭР в статусе резидента, разнообразны:  наряду с внутренними факторами существенное влияние оказывают внешние обстоятельства.

Факторы, учитываемые инвесторами при принятии решения о вхождении в ТОСЭР в статусе резидента, разнообразны:  наряду с внутренними факторами существенное влияние оказывают внешние обстоятельства (рис.1).

Каждый из факторов в той или иной мере воздействует как на успешность реализации отдельных бизнес-проектов, так и в целом на эффективность создаваемых территорий опережающего социально-экономического развития. При этом факторы взаимоувязанные, и часть из них многосоставные. Например, государственная экономическая политика включает в себя широкий спектр  решений, которые напрямую влияют на активность инвесторов: уровень и условия налогообложения, валютный курс, бюджетное планирование, стратегические приоритеты развития и т.п.

Ряд представленных факторов проиллюстрируем примерами деятельности резидентов ТОСЭР. Так, из-за отсутствия коммунальной инфраструктуры два предприятия, получивших статус ТОСЭР (ритейлер ГК «Невада» ТОСЭР «Хабаровск», ООО «Сато» ТОСЭР «Надеждинская»), через год расторгли договора, так и не открыв новые производства. Сложности со сбытом продукции для резидента ТОСЭР «Комсомольск» ООО «Эпсилон-2» повлекли за собой сложности с оплатой аренды земельного участка, взятого под производство. [6]  

 

 

Рис.1. Основные факторы, учитываемые инвесторами при принятии решения о вхождении в ТОСЭР в статусе резидента

Факторы, которые отталкивают потенциальных иностранных инвесторов – отсутствие уверенности в довольно новой законодательной базе, являющейся основой режима ТОСЭР; небольшой срок действия ТОСЭР; сомнения в стабильности российской экономики; действующий санкционный режим в отношении Российской Федерации. [7]

1.Гипотеза о существенном влиянии валютного курса на активность инвесторов

Обоснование цели исследования

Внешние шоки (2014–2015 гг.), спровоцировавшие существенное сокращение средств, поступавших в российскую экономику из остального мира, определили резкое ослабление курса национальной валюты, удорожание импорта и стоимости обслуживания иностранных обязательств. Подавление резко ускорившихся в 2015 г. инфляционных процессов осуществлялось путем снижения доступности заемных средств и торможения доходов населения, что ограничило развитие платежеспособного спроса всех экономических субъектов, определило сокращение валютных расходов на импорт и заметное уменьшение чистого вывоза частного капитала. [8]

Влияние валютного курса на националь­ное производство представляет собой сложный механизм, элементы которого постоянно меняются в зависимости от текущей экономической конъюнктуры. Анализируя факторы, определяющие такого рода влияние, необходимо учи­тывать их прямое и косвенное воздей­ствие, а также изменение интенсивности их проявления. Для проведения эффек­тивной валютной политики, целью кото­рой является достижение максимальных темпов экономического роста с задан­ными характеристиками, актуальным является определение механизма взаи­мосвязи между валютным курсом, на­циональным производством и инфля­цией. [9]

Значительное влияние валютного курса на состояние отечественной экономики  обусловлено существенной зависимостью России от мирового рынка и мировых политических процессов. К системоформирующим факторам волатильности национальной валюты относят такие  движущие силы, как темп инфляции, состояние платежного баланса, разницу процентных ставок в разных странах, деятельность валютного рынка,  спекулятивные валютные операции, степень использования определенной валюты на евровалютном рынке и в международных расчетах, ускорение или задержку международных платежей, степень доверия к валюте.

Результаты многолетних исследований [10] показали, что 15% российских компаний чувствительны к изменениям валютных курсов.

Есть и другое мнение, основанное на результатах ретроспективного анализа влияния фактора валютного риска на стоимость капитала нефинансовых компаний: в целом влияние на рынок изменений валютных курсов незначительное; валютный фактор оказывает существенное влияние только на определенные типы активов, например на акции компании с высокой долей экспортных продаж. [11]

С 2014 года российская экономика пережила три пика падения рубля: конец 2014 года – начало 2015 года, август 2015 года и начало 2016 года.

При этом масштабная девальвация рубля заметно расширила доходную часть российского бюджета. Она способствовала укреплению положения российского нефтяного сектора, существенно смягчив для него негативные эффекты от падения цен на нефть. Слабый рубль обеспечивает определенные преимущества для производств, ориентированных на внешние рынки. Однако, учитывая сильную зависимость российских предприятий от иностранных комплектующих и импортного оборудования, преимущества от девальвации рубля в первую очередь получают отрасли с невысокой импортной составляющей, а также экспортоориентированные отрасли, производящие продукцию низкой степени переработки. Это тормозит диверсификацию российской экономики, сохраняя ее сырьевую направленность. Вместе с тем слабый рубль имеет значимые негативные последствия для развития страны. В частности, он усиливает сырьевую ориентацию экономики, укрепляет недоверие к национальной валюте, приводит к оттоку капитала из страны, повышает уровень инфляции. [12]

По расчетам Маневич В.Е. [13], в 2015 г. валютный курс рубля был занижен относительно паритета покупательной способности (ППС) в 2,8 раза. Занижение валютного курса относительно ППС практически неизбежно в странах с низким подушевым ВВП. Однако, мера такого отклонения далеко не предопределена, а последствия даже одинакового занижения (против ППС) валютного курса для экономики разных стран различаются и нуждаются в специальном анализе. Эти последствия в решающей степени зависят от объема и характера экспорта и импорта каждой страны, от трансграничных потоков капитала, состояния валютных резервов и т. д. Например, в Китае заниженный валютный курс способствует преимущественному развитию обрабатывающей промышленности и экономному расходованию импортируемых сырья и топлива. В России в результате отклонения обменного курса от ППС сырьевые отрасли выигрывают за счет обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства и домашних хозяйств.

В это же время, в период резкого ослабления рубля, было принято решение о создании территорий опережающего социально-экономического развития с целью привлечения инвестиций.  Первые ТОСЭР на Дальнем Востоке («Комсомольск», «Надеждинская», «Хабаровск») были образованы в июне 2015 года. С февраля 2016 года созданы первые ТОСЭР в моногородах Набережные Челны, Гуково, Усолье-Сибирское.

 На 1 декабря 2017 года в 31 ТОСЭР, созданных в монопрофильных муниципальных образованиях, зарегистрировано 78 резидентов; в 18 дальневосточных ТОСЭР – 206  резидентов. По планам правительства к концу 2018 года в стране должны действовать не менее 100 территорий опережающего развития.

По законодательству заявку на создание ТОСЭР возможно подать только при наличии якорного резидента  (это главное отличие ТОСЭР от ранее открытых территорий с особыми условиями хозяйствования).

По факту в настоящее время создание ТОСЭР не повлекло за собой рост инвестиций: в первый год работы ТОСЭР, созданных в моногородах, в семи из них в 2016 году объем инвестиций в основной капитал на 1 жителя снизился (табл. 1).

Таблица 1

Инвестиции в основной капитал и количество зарегистрированных резидентов в ТОСЭР, созданных первыми в моногородах

 

 

*База данных муниципальных образований //  Федеральная служба государственной статистики. [Офиц. сайт]. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/bd_munst/munst.htm (дата обращения 27.04.2018)

 

В сложившихся социально-экономических условиях (в последние годы добавились санкции, «шоковые» колебания валютного курса рубля, «чистка» в банковском секторе и т.п.) для потенциальных резидентов снижения налогового бремени, предоставления таможенных льгот (для дальневосточных ТОСЭР), упрощения процедур взаимодействия бизнеса с государственными структурами (при землеотводе, выдаче разрешительных документов и др.) явно недостаточно.

Меры по активизации привлечения резидентов в ТОСЭР обсуждаются как на уровне федерального правительства, так и на уровне регионов. Так, по поручению Премьер-министра РФ рассматривается вопрос о снижении требуемого объема инвестиций для потенциальных резидентов, на уровне регионов инициируются предложения по улучшению условий для вхождения в ТОСЭР новых подразделений действующих предприятий.

С другой стороны, по мнению бизнес-сообщества, нестабильный курс рубля по отношению к доллару и евро в 2014 году был вторым по значимости событием, повлиявшим на экономику России, а в 2015 году – лидировал. [14]   

Причинами этого стали высокая зависимость части предприятий от импорта и высокая турбуленция на валютном рынке России. В этот период ухудшились значения многих индикаторов, отражающих уровень экономической активности российских предприятий.

По мнению исследователей [8] в среднесрочной перспективе санкции приведут к дальнейшему ослаблению рубля и к снижению его курса по отношению к доллару и евро.

В сложившихся условиях важнейшей мерой по восстановлению экономического роста должно стать обеспечение стабильности валютного курса рубля. При этом стабильность курса должна поддерживаться на заниженном уровне (относительно расчетного курса, обеспечивающего нулевое сальдо платежного баланса). Заниженный курс необходимо поддерживать даже при возобновлении роста мировых цен на углеводороды для того, чтобы избежать быстрого сжатия положительного сальдо платежного баланса, возникшего вследствие предшествующей девальвации [15]. 

Исходя из вышеизложенного, установление связи между колебаниями национальной валюты и инвестиционной активностью позволит оценить влияние этого фактора на инвестиционную активность и в дальнейшем учитывать при выработке управленческих решений и расчете эффективности предлагаемых мер социально-экономического развития страны.

Модель и источники данных для исследования

Анализ влияния валютного курса рубля осуществлялся на основе корреляционно-регрессионного анализа. Корреляционный и регрессионный анализ – статистические методы исследования, позволяющие установить наличие взаимозависимости двух переменных (случайных величин).

Рассматривая зависимости между признаками, необходимо выделить, прежде всего, две категории зависимости: функциональные и корреляционные.  Функциональные связи характеризуются полным соответствием между изменением факторного признака и изменением результативной величины, и каждому значению признака-фактора соответствуют вполне определенные значения результативного признака. В корреляционных связях между изменением факторного и результативного признака нет полного соответствия, воздействие отдельных факторов проявляется лишь в среднем при массовом наблюдении фактических данных.

Коэффициент корреляции r, график и уравнение линии регрессии, коэффициенты регрессии, а также коэффициент детерминации R2 определены с помощью расчетов в программе Excel.

Охарактеризовать силу корреляционной связи можно прибегнув к шкале Чеддока [16], в которой определенному числовому значению соответствует качественная характеристика: 0 - ±0,3 – корреляционная связь очень слабая; ±0,3 - ±0,5 – слабая;   ±0,5 - ±0,7 – средней силы;  ±0,7 - ±0,9 – высокая; ±0,9 - ±1 – очень высокая сила корреляции.

Коэффициент детерминации рассчитывается для оценки качества подбора уравнения регрессии. Для приемлемых моделей предполагается, что коэффициент детерминации должен быть хотя бы не меньше 50%. Модели с коэффициентом детерминации выше 80% можно признать достаточно хорошими. Значение коэффициента детерминации R2=1 означает функциональную зависимость между переменными. Коэффициент детерминации для линейной регрессии равен квадрату коэффициента корреляции.

В результате такого анализа вероятнее всего удастся сделать выводы о наличии либо отсутствии существенного влияния динамики курсов иностранных валют на выбранные показатели. Варианты с очень слабой и слабой корреляционной связью валютного курса с показателями не рассматривались. 

Важно отметить, что у применяемой корреляционно-регрессионной модели есть слабые моменты: зависимость движения валютных курсов и индикаторов деятельности предприятий может быть нелинейной, могут оказывать влияние и другие факторы. Также корреляционные ряды не являются постоянными, но их мониторинг позволит при изменении курса рубля своевременно  корректировать прогнозы, индикативные планы и разрабатывать соответствующие меры государственного управления с целью достижения поставленных целей социально-экономического развития страны. Сила модели – это ее прикладной характер, удобство и гибкость в применении, что немаловажно в быстроменяющихся условиях внешней среды.

Основной статистический материал для исследования взят из сборников «Социально-экономическое положение России. 2016 год (уточненные итоги)», «Промышленное производство в России», «Финансы России», «Цены в России», сформированных в Центральной базе статистических данных (ЦБСД) Федеральной службы государственной статистики (ФСГС) и представленных на официальном сайте. Период для анализа выбран  с 2010 по 2016 годы.

Официальные курсы доллара США и евро по отношению к российскому рублю в 2010-2013 годах были относительно стабильными. Максимальное значение за период с 2010 по 2016 годы курсы валют имели в 2015 г.: курс доллара США составил 72,88 руб., курс евро – 79,7 руб. В 2016 г. ежемесячно происходило снижение курса доллара США. По состоянию на конец 2016 г. курс доллара США снизился до 60,66 руб., что составило 83,2% к уровню предыдущего года;  курс евро снизился до 63,81 руб., что составило 80,1% к уровню предыдущего года.

Для построения корреляционно-регрессионной модели выстроена динамика средневзвешенных курсов доллара США и евро к российскому рублю (рис. 2).

В настоящее время территории опережающего развития созданы по всей стране (табл. 2). Исходя из этого, для исследования взяты общероссийские показатели.

 

 

Рис.2. Средневзвешенный курс валют к российскому рублю

В настоящее время территории опережающего развития созданы по всей стране (табл. 2). Исходя из этого, для исследования взяты общероссийские показатели.

Таблица 2

География ТОСЭР (созданных на 01.12. 2017г.)

 

 

На первом этапе анализа проводилась проверка гипотезы о существенном влиянии изменения валютного курса рубля на динамику инвестиций в основной капитал. Затем исследовалось как  предпринимательская активность,  экспорт/импорт товаров, цена заемных средств и индекс цен (факторы инвестиционного роста) соотносились с курсом национальной валюты. Для этого использовалась динамика ряда показателей (табл. 3).

Таблица 3

Система индикаторов, характеризующие системообразующие факторы инвестиционной активности

 

Спектр расширенных видов деятельности для резидентов ТОСЭР весьма обширен. Важно отметить, что специализация большинства дальневосточных ТОСЭР – это ресурсная экономика (горнодобывающая промышленность, переработка водных биоресурсов, сельское хозяйство). Ориентированы на открытие обрабатывающих производств 7 ТОСЭР из 18: «Большой Камень» (судостроительная отрасль), «Индустриальный парк «Кангалассы» (промышленное производство), Комсомольск (авиастроение), «Камчатка», «Надеждинская», «Приамурская», «Хабаровск» (промышленно-логистическая деятельность).

При этом доля обрабатывающих производств в общем объеме промышленного производства с 2006 года существенно снизилась. По итогам 2016 года в объеме отгруженных товаров собственного производства ДФО только 19% приходится на продукцию обрабатывающих производств (рис.3).

 

 

Рис. 3. Структура промышленного производства в ДФО

В ТОСЭР, образованных в монопрофильных муниципальных образованиях и закрытых административно-территориальных образованиях, не предусматривается производство подакцизных товаров (за исключением легковых автомобилей и мотоциклов), а также производство товаров и (или) оказание услуг по следующим видам экономической деятельности: добыча сырой нефти и природного газа; предоставление услуг в области добычи нефти и природного газа; деятельность трубопроводного транспорта; производство нефтепродуктов; торговля оптовая и розничная; лесозаготовки; операции с недвижимым имуществом; виды экономической деятельности, в которых занято 20 или более 20 процентов среднесписочной численности работников всех организаций моногорода. В настоящее время в ТОСЭР моногородов преобладающими являются обрабатывающие виды деятельности.

В ТОСЭР, созданных в моногородах на 01.12.2017 года, преобладающими являются обрабатывающие виды деятельности (рис. 4).

 

 

Рис. 4.   Моноспециализация городов, где созданы ТОСЭР

В связи с этим вначале показатели предпринимательской активности рассматривались в целом по промышленному производству, а затем в разрезе видов деятельности.

2.Анализ влияния курса валют на факторы и показатели инвестиционной активности

Влияние курса валют на индекс физического объема инвестиций в основной капитал

За анализируемый период (2010-2016 годы) ежегодный прирост инвестиций в основной капитал был зафиксирован в сфере добычи полезных ископаемых. Резкое снижение инвестиций в основной капитал по обрабатывающим производствам отмечался в 2015-2016 годы. С 2013 года падали объемы инвестиций в производство и распределение электроэнергии, газа и воды (табл.4).

  Таблица 4

  Коэффициенты корреляции и детерминации индексов физического объема инвестиций в основной капитал с курсом доллара США и евро

   

 

Наибольшее отрицательное влияние валютный курс оказал на индекс физического объема инвестиций в основной капитал по видам экономической деятельности «Обрабатывающие производства» и «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды»:

модель влияния по «Обрабатывающим производствам» хорошего качества с очень высокой силой корреляции -0,92 и коэффициентом детерминации 0,85 (курс доллара США и евро на 85% определяли дисперсии индекса физического объема инвестиций);

модель влияния по «Производству и распределению электроэнергии, газа и воды» достаточно хорошего качества с высокой силой корреляции -0,84 и коэффициентом детерминации 0,7 (курс доллара США и евро соответственно на 70% определял дисперсии индекса физического объема инвестиций).

По полученным уравнениям регрессии (рис. 5) делаем выводы о том, что индекс физического объема инвестиций в основной капитал снижался:

·  по «Производству и распределению электроэнергии, газа и воды»:

ü на 0,76% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

ü на 0,84% с увеличением курса евро на 1 евро;

·  по «Обрабатывающим производствам»:

ü на 0,5% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

ü на 0,55% с увеличением курса евро на 1 евро.

 

Рассмотрим влияние валютного курса на индекс физического объема инвестиций в основной капитал в разрезе видов деятельности обрабатывающих производств (табл. 5).

 

Рис. 5. Анализ влияния курса валют на индекс физического объема инвестиций в основной капитал по видам экономической деятельности

 

К очень хорошей модели с очень высокой силой корреляции индекса физического объема инвестиций в основной капитал с курсом иностранных валют по отношению к рублю можно отнести «Производство прочих неметаллических минеральных продуктов». Чуть слабее выявлена зависимость инвестиций в основной капитал в целом по обрабатывающим производствам – получилась модель хорошего качества.

 

Таблица 5

Коэффициенты корреляции и детерминации индексов физического объема инвестиций в основной капитал по виду экономической деятельности «Обрабатывающие производства» с курсом доллара США и евро

 

 

К достаточно хорошей модели с высокой силой корреляции индекса физического объема инвестиций в основной капитал с курсом иностранных валют по отношению к рублю можно отнести модели по следующим видам обрабатывающих производств: производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака; текстильное и швейное производство; производство кокса и нефтепродуктов; производство транспортных средств и оборудования.

Анализ влияния курса валют на показатели предпринимательской активности

Ежегодный рост производства по видам деятельности «Добыча полезных ископаемых» за анализируемый период составлял от 100,3% (2015 г.) до 103,8% (2010 г.). По «Обрабатывающим производствам» резкое снижение физических объемов было в 2015 г. на 5,4%. В 2016 году объем производства остался на уровне прошлого года (табл. 6).

Таблица 6

Коэффициенты корреляции и детерминации индекса производства по видам экономической деятельности с курсом доллара США и EUR

 

 

Анализ влияния валютного курса на индекс производства зафиксировал:

корреляцию хорошего качества по «Обрабатывающим производствам» (-0,74);  

очень слабую корреляционную связь по «Добыче полезных ископаемых» (-0,16) и по «Производству и распределению электроэнергии, газа и воды» (-0,05 доллар и -0,07 евро).

Курс доллара США и евро на 54% определяют дисперсии индекса по обрабатывающим производствам, что позволяет эту модель определить как приемлемую.

 

 

Рис. 6. Анализ влияния курса валют на индекс производства по виду экономической деятельности «Обрабатывающие производства»

По полученным уравнениям регрессии (рис. 6) делаем выводы о том, что индекс производства по «Обрабатывающим производствам» снижался:

· на 0,25% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

· на 0,28% с увеличением курса евро на 1 евро.

Обрабатывающая промышленность в большей степени из всех агрегированных видов экономической деятельности подвергается воздействию со стороны динамики курса валют, следовательно, важно рассмотреть ее по видам производств (табл. 7). Существенное снижение физических объемов производства в 2014-2015 годы отмечалось в текстильном и швейном производстве; производстве кожи, изделий из кожи и производство обуви;  производство машин и оборудовании. Именно в структуре этих товаров велика доля импортных материалов, комплектующих, что повлекло удорожание продукции и необходимость поиска отечественных аналогов.

По значениям коэффициентов можно заметить, что на одни производства сильнее влияние курса доллара США, на другие сильнее повлиял курс евро.

К достаточно хорошей модели с высокой силой корреляции индекса производства с курсом иностранных валют по отношению к рублю можно отнести следующие виды обрабатывающих производств:

- производство кокса и нефтепродуктов;

- производство прочих неметаллических минеральных продуктов;

- производство транспортных средств и оборудования.

Таблица 7

Коэффициенты корреляции и детерминации индексов обрабатывающих производств с курсом доллара США и евро

 

 

К приемлемой модели с корреляцией средней силы и некоторой натяжкой коэффициента детерминации (с коэффициентом корреляции  в диапазоне от ±0,5 до ±0,7 и коэффициентом детерминации  в диапазоне от 0,3 до 0,5):

- производство резиновых и пластмассовых изделий;

- производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования;

- прочие производства.

Производительность труда существенно снизилась в 2015 году: по «Обрабатывающим производствам» на 3,1%, по «Добыче полезных ископаемых» на 1,6%. В 2016 году продолжался снижение производительности труда в сфере добычи полезных ископаемых, на обрабатывающих производствах остался уровень прошлого года (табл. 8).

Таблица 8

Коэффициенты корреляции и детерминации индексов производительности труда с курсом доллара США и евро

 

 

Высокая сила корреляции динамики валютного курса с показателем динамики производительности труда отмечается по «Обрабатывающим производствам»: -0,82; «Добыче полезных ископаемых»: -0,79 и -0,76. Корреляция слабая – по «Производству и распределению электроэнергии, газа и воды»: 0,21 и 0,19.

Курс доллара США и евро, соответственно, на 68% и 67% определяют дисперсии производительности труда (% к пред. году) по «Обрабатывающим производствам» – это  модель достаточно хорошего качества.

По полученным уравнениям регрессии (рис. 7) можно сделать вывод, что производительность труда снижалась:

· по «Обрабатывающим производствам»:

ü на 0,16% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

ü на 0,18% с увеличением курса евро на 1 евро;

· по «Добыче полезных ископаемых»:

ü на 0,11% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

ü на 0,12% с увеличением курса евро на 1 евро.

 

 

Рис. 7. Анализ влияния курса валют на индексы производительности труда по видам экономической деятельности

Анализ влияния курса валют на экспорт и импорт товаров

Введенные финансовые санкции привели к тому, что сначала российские компании и банки оказались перед фактом отсутствия дешевых финансовых ресурсов, а потом были вынуждены изыскивать валютные средства для погашения ранее полученных на западных рынках займов. Это привело к дефициту валютных ресурсов на внутреннем рынке России, усилению спроса на них и соответственно к падению валютного курса рубля.

Дефицит притока валютных средств в Россию усугубился еще и общим замедлением роста мировой экономики, вследствие чего сократился спрос на минерально-сырьевые ресурсы. В 2014 году цены на нефть приобрели понижательную тенденцию и снизились более чем в 2 раза. В таких условиях денежные и финансовые власти РФ не могли препятствовать девальвации рубля, поскольку это оперативно решало проблему резкого падения доходов федерального бюджета из-за сокращения объемов валютной выручки экспортеров нефти. [17]

Отмечается высокая сила корреляции динамики валютного курса с ценой нефти марки «Брент» ($ за баррель): модель можно отнести к модели очень хорошего качества с высокой силой корреляции -0,88 (доллар США) и -0,87 (курс евро) и коэффициентом детерминации R2 0,78 и 0,77, соответственно (табл. 10).

Таблица 10

Коэффициенты корреляции и детерминации среднегодовых цен нефти с средневзвешенным курсом доллара США и евро

 

 

Начиная с 2013 года, происходило ежегодное уменьшение экспорта продукции, прежде всего, из-за сокращения объемов валютной выручки экспортеров нефти. Отмечалось отрицательное влияние валютного курса на годовой темп экспорта товаров. Эту модель можно отнести к модели очень хорошего качества с высокой силой корреляции -0,81 и -0,80 и коэффициентом детерминации 0,65 и 0,64 (курс доллара США и евро соответственно на 65% и 64% определяют дисперсии темпа роста экспорта товаров).

Прослеживалась отрицательная корреляция между валютным курсом рубля и  годовым темпом импорта товаров (табл. 11): получилась  модель с корреляцией средней силы -0,67 и коэффициентом детерминации 0,44 (курс доллара США и евро соответственно на 44% определяют дисперсии темпа роста импорта товаров).

Таблица 11

Коэффициенты корреляции и детерминации экспорта и импорта товаров с курсом доллара США и евро

 

 

Начиная с 2014 года объемы импорта ежегодно уменьшались (в том числе из-за санкций и серьезного удорожания импортной продукции). При этом доля инвестиционных товаров в общем объеме импорта за последние 7 лет увеличилась с 19,5% (2010 год) 26,7% (2016 год) (табл. 12).

Таблица 12

Структура импорта Российской Федерации, %

 

 

По полученным уравнениям регрессии (рис. 8) делаем выводы о том, что

· экспорт товаров снижался:

ü на 1,16% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

ü на 1,28% с увеличением курса евро на 1 евро;

· импорт товаров снижался:

ü на 0,96% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

ü на 1,06% с увеличением курса евро на 1 евро.

 

 

 

Рис. 8. Анализ влияния курса валют на экспорт и импорт товаров

В посткризисный период существенно изменился характер зависимости российской экономики от импорта. Российская экономика в значительно меньшей степени стала зависеть от импорта потребительских товаров. При этом возросла зависимость российских производственных цепочек от импорта. Усилилась роль импортных товаров в инвестиционных проектах в российской экономике. Производственная зависимость российской экономики от импорта является следствием недостаточного и/или неэффективного инвестиционного процесса в предшествующий период, неготовности российских производителей изменить или модернизировать выпуск продукции и полноценно конкурировать с импортом. Спецификой современной ситуации является высокая зависимость большинства российских производств от импортных сырья, материалов, покупных изделий. [18]

Анализ влияния курса валют на стоимость заемных средств

Российские банки также ограничены в своих возможностях увеличить объем кредитования предприятий нефинансового сектора. К этому приводят и высокие процентные ставки, и часто отмечающееся  отсутствие качественных новых проектов, или даже нежелание самих предприятий брать кредиты. В результате финансовые ресурсы часто не доходят до реального сектора [12].

В 2016 году сумма выданных кредитов снизилась на 5,9%  Процентная ставка по кредитам организациям зависит от ключевой ставки Центрального Банка Российской Федерации (до 2016 года - ставки рефинансирования ЦБ РФ), которая в период резкого ослабления рубля (2014-2015 год) была неизменной и равна 8,25%. За анализируемый период функциональная зависимость между курсами доллара США и евро и показателями темпа роста выданных кредитов нефинансовым организациям, уровнем процентных ставок достаточно низкая и прослеживается корреляционная связь средней силы.

 

Регрессионный анализ влияния курса валют на индексы цен

Рассмотрим влияние валютного курса на индекс потребительских цен, индекс цен производителей промышленной продукции.

Согласно данным таблицы 13 влияние курса валют по отношению к российскому рублю на индекс потребительских цен незначительное.  Прежде всего, это связано со сдерживающими мерами по отношению к инфляционному росту со стороны властей.

В целом по группе промышленных товаров и продукции обрабатывающих производств также не обнаружено влияние валютного курса на индексы цен. При более детальном анализе (по видам обрабатывающих производств) выявлено, что сильная корреляционная связь курса рубля прослеживается между индексами цен производителей кокса и нефтепродуктов (цены снижаются при увеличении курса иностранных валют).

 

Таблица 13

Коэффициенты корреляции и детерминации индексов цен с курсом доллара США и евро

 

 

К модели достаточно хорошего качества относится влияние курса рубля на цены целлюлозно-бумажной, издательской и полиграфической продукции; машин и оборудования (табл. 14) .

Таблица 14

Коэффициенты корреляции и детерминации индексов цен обрабатывающих производств с курсом доллара США и евро

 

 

В разрезе видов обрабатывающих производств к приемлемым моделям с высокой силой корреляции (с коэффициентов корреляции r в диапазоне от ±0,7 до ±0,9 и коэффициентом детерминации R2 в диапазоне от 0,5 до 0,6) можно отнести модели:

· по производству кожи, изделий из кожи и производство обуви;

· по производство кокса и нефтепродуктов;

· по производству резиновых и пластмассовых изделий.

Цены  производителей кокса и нефтепродуктов показали обратную зависимость с валютным курсом рубля. Регрессионный анализ влияния курса валют на индекс цен производителей кокса и нефтепродуктов выявил приемлемую модель: коэффициент корреляции -0,73 (доллар) и -0,74 (евро) и соответствующими коэффициентами детерминации 0,53 и 0,54. Индекс цен кокса и нефтепродуктов снижался   на 0,44% с увеличением курса доллара США на 1 доллар и на 0,49% с увеличением курса евро на 1 евро (рис.9).

 

 

Рис. 9. Анализ влияния курса валют на индекс цен производителей кокса и нефтепродуктов

По полученным уравнениям регрессии (рис.10) делаем выводы о том, что индекс цен продукции по видам деятельности:

· «Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви» повышался:

ü на 0,3% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

ü на 0,32% с увеличением курса евро на 1 евро;

·  «Целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность» повышался:

ü на 0,33% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

ü на 0,36% с увеличением курса евро на 1 евро;

· «Производство резиновых и пластмассовых изделий» повышался:

ü на 0,23% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

ü на 0,25% с увеличением курса евро на 1 евро;

· «Производство машин и оборудования» повышался:

ü на 0,22% с увеличением курса доллара США на 1 доллар;

ü на 0,25% с увеличением курса евро на 1 евро.

Данная ситуация показывает высокую долю импортных комплектующих, материалов в составе продукции вышеуказанных производств.

Производители кожи, изделий из кожи и обуви; целлюлозно-бумажной, издательской и полиграфической продукции; резиновых и пластмассовых изделий; машин и оборудования частично «переложили» влияние валютного фактора на потребителей за счет роста цен на свою продукцию. [19]

Заключение

Результаты проведенного исследования показали серьезное влияние курса валют на инвестиционную активность и подтвердили выдвинутый тезис  о том, что при нестабильности валютного курса для реализации государственного проекта по созданию территорий опережающего социально-экономического развития недостаточно предложенных преференций.

К модели очень хорошего качества относится зависимость от валютного курса индекса физического объема (ИФО) инвестиций в основной капитал (ОК)  по производству прочих неметаллических минеральных продуктов – здесь прослеживается ярко выраженная реакция на изменение динамики курса рубля. Чуть слабее выявлена зависимость инвестиций в основной капитал в целом по обрабатывающим производствам – получилась модель хорошего качества.

 

Рис.10. Анализ влияния курса валют на индексы цен отдельных видов обрабатывающих производств

 

К модели достаточно хорошего качества относится влияние курса рубля на инвестиционную активность производителей кокса и нефтепродуктов; пищевых продуктов; транспортных средств и оборудования; текстильных и швейных изделий; а также ресурсоснабжающих организаций (табл. 14).  

Таблица 14

Корреляционно-регрессионные модели влияния курса валют на факторы инвестиционной активности  очень хорошего качества, хорошего и достаточно хорошего качества

 

Таблица 19

Корреляционно-регрессионные модели влияния курса валют на факторы инвестиционной активности приемлемого качества

 

При повышении курса иностранной валюты на 1 доллар США/1 евро экспорт продукции снижается на 1,16% / 1,28%. Производительность труда также реагировала на ослабление рубля: в целом по обрабатывающим производствам при росте  на 1 доллар США/1 евро она снижалась на 0,16% / 0,18% - это модели достаточно хорошего качества.

На ослабление рубля производители кокса и нефтепродуктов, прочих неметаллических минеральных продуктов реагируют снижением объемов производства; целлюлозно-бумажной, издательской и полиграфической продукции;  машин и оборудования – увеличением цены на свою продукцию.

Модели приемлемого качества представлены в таблице 15, что показывает малую зависимость данных показателей от динамики валютного курса рубля.

Вне зависимости от колебаний курса национальной валюты изменяются объемы импорта, суммы предоставленных кредитов, процентные ставки, индексы цен потребительских товаров.

Создание особых условий для резидентов ТОСЭР – это попытка привлечь инвесторов, в том числе зарубежных, а они приходят в те страны, где отмечается стабильность национальной валюты, прогнозируемость политики правительства, расширение рынков сбыта продукции, наличие необходимых ресурсов высокого качества.

Результаты проведенного исследования выявляют несогласованность действий правительственных органов, ответственных за социально-экономическое развитие страны: с одной стороны создаются условия для привлечения инвесторов путем выделения территорий с особыми условиями хозяйствования, а с другой стороны нестабильность валютного курса рубля снижает инвестиционную активность.

Выбор режима валютного курса должен быть скоординирован как с возможностью использования других инструментов макроэкономической политики, так и с целями, которые ставит перед собой государство при проведении такой политики. [20]

При этом со стороны бизнес-сообщества есть запрос на разработку и принятие индикативного плана. Речь идет не о госзаказе на внутреннюю продукцию, а об индикаторах спроса, выдаваемых министерствами на основе их сводных данных о производственных цепочках. [21]

Использование полученных результатов возможно как при построении индикативного плана (в частности), так и при разработке и реализации сбалансированной экономической политики.

Благодарность

Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ. Проект «Стратегия формирования и функционирования территорий опережающего развития на основе реализации территориальной промышленной политики» № 16-02-00073.

Библиографический список:

1.Кришталь И.С. Территории опережающего развития как фактор инвестиционной привлекательности региона: особенности и проблемы развития // Инновации и инвестиции. 2016. № 10. С. 148-152.

2.Крутиков В.К., Дорожкина Т.В., Петрушина О.М., Федоров А.Г., Якунина М.В. Территории опережающего развития. Учебно-методическое пособие. Калуга: Изд. АКФ «Политоп». – 2017. – 148 с.

3.Осипов В.С. Территории опережающего развития – новый вектор институциональных условий развития российской промышленности // Экономика и предпринимательство. 2016. № 9 (74). С. 852-857.

4.Чимитова С.Ж., Лихачева В.В. Проблемы и перспективы развития территорий опережающего развития // Современные тенденции в экономике и управлении: новый взгляд. 2016. № 39-1. С. 62-67.

5.Окунь С., Скоробогатько Д. Особые зоны по специальным ценам [Электронный ресурс] // Газета «Коммерсантъ». –  09.06.2016. – АО «Коммерсантъ». [Офиц. сайт]. © 1991–2017. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3008286 (дата обращения: 27.04.2018).

6.Корпорация развития ДВ судится с резидентом ТОР в Хабаровском крае // Информационное агентство REGNUM. [Офиц. сайт]. © 1999-2017. URL: https://regnum.ru/news/2337409.html (дата обращения 27.04.2018).

7. Володарская Е.П., Кузнецов Д.А. Инвестиционные проекты на территориях опережающего социально-экономического развития Дальнего Востока // Вектор экономики. 2017. № 8 (14). 16 с. 

8.Стрижкова Л.А. Взаимосвязь между инфляцией, валютным курсом и параметрами экономической политики. // Вестник Института экономики Российской академии наук. - №5, 2017г. С. 156-176.

9.Плотников В.А., Малых Е.Б. Влияние валютного курса на национальное производства // Финансы и кредит. 2012. № 34 (514). С. 6-16.

Dranev Y., Babuskin M. Asymmetric ExchangeRate Exposure in BRIC Countries // Working papers by NRU Higher School of Economics. 2014. Series FE «Financial Economics

11.Щеголева Н.Г. Влияние фактора валютного риска на стоимость капитала нефинансовых компаний: ретроспективный анализ // Вестник Академии. 2017. № 2. С. 66-72.

12.Ершов М.В. Механизмы роста российской экономики в условиях обострения финансовых проблем в мире // Вопросы экономики. 2016. № 12. С. 5-25.

13.Маневич В.Е. Долговременные макроэкономические процессы и условия роста российской экономики // Вопросы экономики. 2017. № 1. С. 40-63.

Доклад «О состоянии делового климата в России в 2016 году»/ Российский союз промышленников и и предпринимателей. [Офиц. сайт]. URL:http://media.rspp.ru/document/1/f/9/f9c2ca5f8cd104f8d5d40f2a7b50fced  d.pdf (дата обращения 27.01.2018)

15.Ivanter V. V., Panfilov V. S., Shokin I. N., Moiseev A. K. and others Recovery of economic growth in Russia // Studies on Russian Economic Development. – 2016. – Volume 27. — Issue 5. — P. 485-494.

16.Репова М.Л. Эконометрика: методические указания / М.Л. Репова. Архангельск: Федеральное агентство по образованию Архангельский государственный технический университет Институт экономики, финансов и бизнеса, 2010. 32 с.

17. Пшеничников В. В. Кот А.О. Признаки, причины и последствия валютного кризиса в современных условиях //Финансовый вестник. 2016. № 3 (34). С. 94-103.

18. Березинская О. Курс национальной валюты и зависимость российской экономики от экспорта // Экономическая политика. 2015. Т. 10. № 1. С. 112—125

19. Bartram M., Bodnar G. Crossing the lines: The conditional relation between exchange rate exposure and stock returns in emerging and developed markets // Journal of International Money and Finance. 2012. № 31. С. 766–792.

20.Холопов А.В. Макроэкономическая роль режима валютного курса // Вестник МГИМО Университета. 2015. № 6 (45). С. 205-215.

21.Moiseev A. K. Estimate of the demand for financial resources for the economic growth recovery // Studies on Russian Economic Development. — 2016. — Volume 27. — Issue 5. — P. 557-561.

 

References

1. Krishtal' I.S. Territorii operezhayushchego razvitiya kak faktor investitsionnoy privlekatel'nosti regiona: osobennosti i problemy razvitiya // Innovatsii i investitsii. 2016. № 10. S. 148-152.

2. Krutikov V.K., Dorozhkina T.V., Petrushina O.M., Fedorov A.G., Yakunina M.V. Territorii operezhayushchego razvitiya. Uchebno-metodicheskoe posobie. Kaluga: Izd. AKF «Politop». – 2017. – 148 s.

3. Osipov V.S. Territorii operezhayushchego razvitiya – novyy vektor institutsional'nykh usloviy razvitiya rossiyskoy promyshlennosti // Ekonomika i predprinimatel'stvo. 2016. № 9 (74). S. 852-857.

4. Chimitova S.Zh., Likhacheva V.V. Problemy i perspektivy razvitiya territoriy operezhayushchego razvitiya // Sovremennye tendentsii v ekonomike i upravlenii: novyy vzglyad. 2016. № 39-1. S. 62-67.

5. Okun' S., Skorobogat'ko D. Osobye zony po spetsial'nym tsenam [Elektronnyy resurs] // Gazeta «Kommersant"». –  09.06.2016. – AO «Kommersant"». [Ofits. sayt]. © 1991–2017. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3008286 (data obrashcheniya: 27.04.2018).

6. Korporatsiya razvitiya DV suditsya s rezidentom TOR v Khabarovskom krae // Informatsionnoe agentstvo REGNUM. [Ofits. sayt]. © 1999-2017. URL: https://regnum.ru/news/2337409.html (data obrashcheniya 27.04.2018).

7. Volodarskaya E.P., Kuznetsov D.A. Investitsionnye proekty na territoriyakh operezhayushchego sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Dal'nego Vostoka // Vektor ekonomiki. 2017. № 8 (14). 16 s.

8. Strizhkova L.A. Vzaimosvyaz' mezhdu inflyatsiey, valyutnym kursom i parametrami ekonomicheskoy politiki. // Vestnik Instituta ekonomiki Rossiyskoy akademii nauk. - №5, 2017g. S. 156-176.

9. Plotnikov V.A., Malykh E.B. Vliyanie valyutnogo kursa na natsional'noe proizvodstva // Finansy i kredit. 2012. № 34 (514). S. 6-16.

10. Dranev Y., Babuskin M. Asymmetric ExchangeRate Exposure in BRIC Countries // Working papers by NRU Higher School of Economics. 2014. Series FE «Financial Economics

11. Shchegoleva N.G. Vliyanie faktora valyutnogo riska na stoimost' kapitala nefinansovykh kompaniy: retrospektivnyy analiz // Vestnik Akademii. 2017. № 2. S. 66-72.

12. Ershov M.V. Mekhanizmy rosta rossiyskoy ekonomiki v usloviyakh obostreniya finansovykh problem v mire // Voprosy ekonomiki. 2016. № 12. S. 5-25.

13. Manevich V.E. Dolgovremennye makroekonomicheskie protsessy i usloviya rosta rossiyskoy ekonomiki // Voprosy ekonomiki. 2017. № 1. S. 40-63.

14. Doklad «O sostoyanii delovogo klimata v Rossii v 2016 godu»/ Rossiyskiy soyuz promyshlennikov i i predprinimateley. [Ofits. sayt]. URL:http://media.rspp.ru/document/1/f/9/f9c2ca5f8cd104f8d5d40f2a7b50fced  d.pdf (data obrashcheniya 27.01.2018)

15. Ivanter V. V., Panfilov V. S., Shokin I. N., Moiseev A. K. and others Recovery of economic growth in Russia // Studies on Russian Economic Development. – 2016. – Volume 27. — Issue 5. — P. 485-494.

16. Repova M.L. Ekonometrika: metodicheskie ukazaniya / M.L. Repova. Arkhangel'sk: Federal'noe agentstvo po obrazovaniyu Arkhangel'skiy gosudarstvennyy tekhnicheskiy universitet Institut ekonomiki, finansov i biznesa, 2010. 32 s.

17. Pshenichnikov V. V. Kot A.O. Priznaki, prichiny i posledstviya valyutnogo krizisa v sovremennykh usloviyakh //Finansovyy vestnik. 2016. № 3 (34). S. 94-103.

18. Berezinskaya O. Kurs natsional'noy valyuty i zavisimost' rossiyskoy ekonomiki ot eksporta // Ekonomicheskaya politika. 2015. T. 10. № 1. S. 112—125

19. Bartram M., Bodnar G. Crossing the lines: The conditional relation between exchange rate exposure and stock returns in emerging and developed markets // Journal of International Money and Finance. 2012. № 31. S. 766–792.

20. Kholopov A.V. Makroekonomicheskaya rol' rezhima valyutnogo kursa // Vestnik MGIMO Universiteta. 2015. № 6 (45). S. 205-215.

21. Moiseev A. K. Estimate of the demand for financial resources for the economic growth recovery // Studies on Russian Economic Development. — 2016. — Volume 27. — Issue 5. — P. 557-561.

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516