Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Государственно-частное партнерство как перспективное направление интенсификации добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе Российской Федерации

Инновации.Инвестиции | (111) УЭкС, 5/2018 Прочитано: 1058 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Алия Энгелевна Ганиева, Алексей Алексеевич Аввакумов
  • Дата публикации:
    15.05.18
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Уфимский государственный нефтяной технический университет

Государственно-частное партнерство как перспективное направление интенсификации добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе Российской Федерации

Public-private partnership as a perspective direction of intensification of hydrocarbon raw material production in the continental shelf of the Russian Federation

Алия Энгелевна Ганиева

A. E. Ganieva

ст. преподаватель кафедры «Финансы и экономический анализ»,

«Уфимский государственный авиационный технический университет»,

vivify@mail.ru

Алексей Алексеевич Аввакумов

A. A. Avvakumov

к.э.н., доцент кафедры «Экономика и управление

на предприятии нефтяной и газовой промышленности»,

«Уфимский государственный нефтяной технический университет»,

avaleks1@yandex.ru

Аннотация. В данной работе рассмотрена возможность применения государственно-частного партнерства как перспективного направления повышения добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе Российской Федерации. В ходе исследования выявлены основные проблемы использования такого партнёрства и предложен перечень мероприятий по их разрешению.

Annotation. In this paper, the possibility of using public-private partnership as a promising area for increasing hydrocarbon production on the continental shelf of the Russian Federation is considered. The study identified the main problems of using such a partnership and proposed a list of measures to resolve them.

Ключевые слова: освоение континентального шельфа Российской Федерации, добыча углеводородного сырья, государственно-частное партнёрство

Keywords: development of the continental shelf of the Russian Federation, extraction of hydrocarbon raw materials, public-private partnership

Введение

В ноябре 2015 года заместителем министра энергетики Российской Федерации К. В. Молодцовым были озвучены амбициозные планы освоения континентального шельфа страны на следующие 20 лет, включающие в себя [1]:

– реализацию не менее чем 100 проектов разведочного и эксплуатационного бурения на континентальном шельфе на период до 2020 года;

увеличение от полутора до двух раз доли отечественного оборудования для проведения геологоразведочных работ (далее ГРР) на континентальном шельфе (по итогам 2015 года эта доля составляла 1%) к 2020 году;

удвоение количества передвижных морских буровых оснований и платформ на континентальном шельфе (к 2030 году их количество должно достигнуть 30 единиц);

– достижение к 2035 году объемов добычи нефти на арктическом шельфе до 35 млн. тонн в года, а на шельфе в целом до 50 млн. тонн в год;

– доведение доли добываемого на шельфе природного газа не менее чем до 10% от его общей добычи по стране (до 82–88 млрд. кубических метров).

Оптимизм представителя министерства можно было считать вполне оправданным, ведь на тот период времени российским нефтегазовым компаниям была выдана 131 лицензия на освоение участков континентального шельфа. Необходимо отметить, что в соответствии с законодательством РФ правом на освоение арктических участков шельфа наделены только государственные компании или консорциумы, в которых таковые имеют контрольный пакет. Однако, уже во второй половине 2016 года крупнейшие недропользователи согласовали с Федеральным агентством по недропользованию (далее Роснедра) перенос сроков проведения геологоразведки и начала добычи на 31 участке континентального шельфа на срок от 2 до 12 лет, а на крупнейших месторождениях (Штокмановском и Долгинским) на срок от 9 до 12 лет [2].

Причиной подобных действий недропользователей является, по нашему мнению, неблагоприятное воздействие на них ряда следующих ключевых факторов внешней среды [1]:

– ограничение возможности фрахтования буровых установок, способных осуществлять бурение на глубину свыше 130 метров в связи с действием направленных против РФ международных санкций;

– высокая степень износа оборудования на принадлежащих российским недропользователям и зафрахтованных ими буровых платформах (до 2020 года необходимо заменить более 150 тысяч деталей);

отсутствие у отечественных недропользователей возможности приобретать высокотехнологичное оборудование для буровых платформ (крупнейшим поставщиком оборудования и запасных частей для буровых платформ является американская публичная компания NationalOilwellVarco, которая контролирует в отдельных сегментах до 60% этого рынка) вследствие наложенных правительством США санкций (до их введения указанная компания поставляла недропользователям до 21 тысячи единиц оборудования и запасных частей в год);

высокие риски прекращения поставок оборудования и запасных частей для буровых платформ из Южной Кореи (до 90% импортированного в 2017 году оборудования) в случае присоединения её к направленным против РФ международным санкциям;

отсутствие альтернативных поставщиков оборудования и запасных частей для буровых платформ (технологические решения предлагаемые китайскими производителями не могут быть использованы в арктических проектах);

низкая доля отечественных производителей на рынке оборудования и запасных частей для буровых платформ (не более 10% необходимого) и отсутствие у них доступа к передовым научно-техническим разработкам в данной области.

Учитывая вышеизложенное, не кажется удивительным тот факт, что добыча углеводородов на континентальном шельфе последние три года растет более скромными темпами, чем те которые анонсированы в заявлении заместителя министра энергетики РФ. Так в 2015 году добыча нефти и газа составила соответственно 18,8 млн. тонн и 32,6 млрд. кубических метров, в 2016 году 22,3 млн. тонн и 32,9 млрд. кубических метров, а в 2017 году 25,7 млн. тонн и 34 млрд. кубических метров. В то же время, на различных участках арктического шельфа в 2017 году добыча падала в диапазоне от 1,2% до 12,2% [3].

По данным Министерства энергетики РФ в 2017 году было выделено 1,3 млрд. рублей на финансирование проекта отечественных разработчиков по созданию оборудования для геологоразведки на шельфе, а в 2018 году на финансирование в 3 млрд. рублей претендуют более 20 научно-исследовательских проектов направленных на решение задач разработки и обустройства месторождений на шельфе, строительства подводно-добычных комплексов и глубоководных буровых судов. Однако, если учесть, что фрахт иностранных самоподъемных и полупогружных буровых платформ обходится российским недропользователям в 600 тыс. долларов в сутки, то несложно подсчитать, что на все отечественные разработки в 2017 году была выделена сумма сопоставимая с месяцем фрахта подобных установок. Очевидно, что подобное финансирование отечественных НИОКР в области разведки и освоения шельфа не приведут к скорому «импортозамещению» импортного оборудования и запасных частей отечественными аналогами [3].

Эти неутешительные выводы подтверждают и результаты проведенного в июле 2017 года специалистами Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ и Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара мониторинга экономической ситуации в России. В соответствии с его результатами руководители отечественных промышленных предприятий считают главными помехами на пути к «импортозамещению» оборудования и сырья их организациями следующие факторы [4]:

– отсутствие отечественных аналогов любого качества (69% опрошенных);

– низкое качество российской продукции (37% опрошенных);

– недостаточный объем выпуска отечественного оборудования и сырья (13% опрошенных);

– недостаточная поддержка властями страны выпуска отечественного оборудования и сырья (10% опрошенных).

В то же время, целенаправленное объединение усилий представителей общественного и частного секторов экономики, а также научного сообщества на основе государственно-частного партнёрства, может стать перспективным направлением интенсификации добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе РФ, чем и обусловлена актуальность проводимого нами исследования.

В связи с вышеизложенным, целью данного исследования является определение последовательности взаимосвязанных действий, направленных на реализацию инструментария государственно-частного партнёрства для интенсификации добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе РФ.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

– рассмотреть теоретические аспекты применения государственно-частного партнёрства в отечественной экономической практике;

выявить основные проблемы применения государственно-частного партнерства в сфере освоения континентального шельфа РФ;

– определить перспективные направления и предложить перечень последовательных мероприятий, направленных на устранение проблем применения государственно-частного партнерства в сфере освоения континентального шельфа РФ.

Объектом настоящего исследования являются экономические процессы организации эффективной добычи углеводородов на континентальном шельфе РФ.

В качестве предмета изучения выступают перспективные направления интенсификации добычи углеводородов на континентальном шельфе РФ.

Основной раздел

В данной работе государственно-частное партнерство (далее ГЧП), рассматривается нами как законодательно закрепленное на заранее оговоренный участниками срок и базирующееся на совместном использовании ресурсов и принятии рисков взаимовыгодное сотрудничество между публичным (далее ПП) и частным (далее ЧП) партнёрами соглашение, заключённое в целях привлечения инвестиций в различные сферы экономики со стороны ЧП и, как следствие, обеспечения ПП доступности товаров, работ и услуг, при одновременном повышении их качества. Такое соглашение ПП может заключить только с юридическими лицами, являющимися резидентами РФ, в ходе проведения конкурса и при условии софинансирования ЧП определенной доли в проекте [5]. О таких соглашениях и пойдет речь в данном исследовании.

Правовые основы в российском законодательстве имеют такие формы партнерства ЧП и ПП как соглашения о [6]:

– разделе продукции;

– создании особых экономических зон;

– формировании инвестиционного фонда;

– концессии;

– кооперация между промышленными предприятиями и высшими учебными заведениями;

– создание малых инновационных предприятий (далее МИП) при высших учебных заведениях;

– ГЧП.

Инструментами финансирования вышеуказанных форм ГЧП являются [7]:

– финансирование за счёт бюджетных средств (федеральных, региональных и муниципальных);

– частное финансирование;

– заёмные средства (облигационные займы, привлечённые из пенсионных фондов средства, концессионные облигации и т.п.);

– кредитные заимствования;

– гранты;

– смешанные варианты финансирования.

В зависимости от распределения прав и обязанностей между ПП и ЧП имеют место следующие практические формы реализации соглашений о ГЧП [8]:

ЧП осуществляет строительство объекта соглашения и его эксплуатацию за свой счет, а по истечении срока соглашения передает его ПП;

ЧП осуществляет реконструкцию объекта соглашения и его эксплуатацию за свой счет, а по истечении срока соглашения передает его ПП;

ЧП осуществляет строительство объекта соглашения и сразу передает его ПП, а затем осуществляет его эксплуатацию за свой счет;

ЧП осуществляет строительство объекта соглашения и сразу получает его в собственность, а затем осуществляет его эксплуатацию за свой счет с последующей передачей ПП по истечении срока действия соглашения о ГЧП;

ЧП осуществляет строительство объекта соглашения и сразу получает его в собственность, а затем осуществляет его эксплуатацию за свой счет;

ПП осуществляет строительство объекта соглашения и передает его в доверительное управление ЧП, который может выкупить его по истечении срока действия соглашения о ГЧП;

ЧП осуществляет строительство объекта соглашения, получает его в управление, обслуживает его за свой счет и передает ПП по истечении срока действия соглашения о ГЧП;

ЧП осуществляет проектирование и строительство объекта соглашения, получает его в управление, обслуживает его за свой счет и передает ПП по истечении срока действия соглашения о ГЧП;

ЧП осуществляет проектирование, финансирование и строительство объекта соглашения, получает его в управление, а затем передает его ПП или получает в собственность по истечении срока действия соглашения о ГЧП;

ЧП осуществляет покупку объекта соглашения, осуществляет его расширение, получает его в управление, а затем передает его ПП или получает в собственность по истечении срока действия соглашения о ГЧП.

Одной из наиболее важных проблем применения государственно-частного партнерства в сфере освоения континентального шельфа РФ являются законодательно определенные требования, предъявляемые к ЧП. Так, например, ПП в проекте освоения арктического шельфа может быть только государственная компания, либо консорциум, в котором такая компания имеет контрольный пакет. Это обстоятельство сильно ограничивает возможности российских частных компаний и делает такие проекты малопривлекательными для них, т.к. с одной стороны права миноритарных акционеров российским законодательством защищены слабо, а с другой – ЧП в соглашении о ГЧП может быть только юридическое лицо являющееся резидентом РФ, что исключает возможность оформления сделки на принципах «британского права».

Немало вопросов вызывает также и проблема правовой защиты интересов ЧП в случае возникновения непреодолимых разногласий с администрациями различного уровня. Анализ судебной практики показывает, что в большей части случаев ЧП оказывается проигравшей стороной в случае возникновения подобных разногласий [9].

Следствием этого стала ситуация при которой партнерами российских государственных корпораций в проектах освоения континентального шельфа стали иностранные компании из США, Великобритании, Франции, Италии, Нидерландов, Норвегии, Японии, Южной Кореи, Индии и Китая. Большинство перечисленных стран уже присоединились к международным санкциям против РФ, а оставшиеся могут сделать это в ближайшем будущем. Единственной российской частной компанией ведущей разведку и добычу на шельфе является ПАО «НК «ЛУКОЙЛ»», реализующее права недропользователя самостоятельно. Однако, в большинстве случаев она также использует иностранные технологии.

Другим существенным препятствием на пути к реализации ГЧП на практике являются сложности связанные с получением лицензии на эксплуатацию участков недр, а также с привлечением заемного финансирования (объекты инфраструктуры и права собственности не передаются в собственность ЧП и не могут быть залогом по обязательствам перед кредиторами) [9].

Особняком стоит проблема информационного обеспечения проектов ГЧП. Администрации не информируют широкие предпринимательские круги о планах территориального развития и не собирают информацию о том, какие проекты кажутся перспективными самим ЧП.

Все вышеперечисленные проблемы могут быть оперативно решены административными методами. Однако, существует ключевая проблема реализации проектов освоения континентального шельфа РФ – отсутствие «импортозамещающих» технологий и оборудования, используемых при разведке и добычи углеводородов на шельфе.

По данным Министерства энергетики РФ основные успехи «импортозамещения» в ТЭК в 2017 году были связаны с [10]:

– производством катализаторов риформинга и изомеризации;

– созданием оборудования для эксплуатации, обслуживания и ремонта объектов магистральных нефтепроводов;

– производством масла для буровых растворов;

– созданием телеметрической системы с гидравлическим каналом связи.

В свою очередь, по данным Министерства промышленности и торговли Российской Федерации «импортозамещение» оборудования для шельфа в ближайшие годы будет идти в направлении разработки отечественных подводно-добычных комплексов (предположительно в 2019–2020 годах) [11].

В то же время заместитель генерального директора объединяющего государственные геологоразведочные предприятия РФ холдинга АО «Росгеология» С. Л. Костюченко указывает на то, что перспективы «импортозамещения» на шельфе весьма туманны, ведь покупка готового импортного оборудования обходится недропользователям существенно дешевле, нежели собственные разработки. Например, приобретение сейсмической станции французского производства обойдется отечественной компании в 70–80 млн. рублей, а на проведение собственных НИОКР будет затрачено 300–400 млн. рублей и 2–3 года времени [12].

Приведенные факты свидетельствуют о том, что у курирующих «импортозамещение» оборудования и комплектующих для освоения континентального шельфа РФ ведомств не сложилось единого мнения о целях, задачах и направлениях этого процесса. Отечественные компании, таким образом, оставлены «наедине с собственными проблемами», решать которые им, по нашему мнению, предстоит за счет собственных и заемных средств в условиях резкого ограничения доступа к ним на внешних и внутренних финансовых рынках.

Рассмотрев ключевые проблемы применения государственно-частного партнерства в сфере освоения континентального шельфа РФ, перейдем к определению перспективных направлений их решения.

Наиболее простым способом обойти препятствия на пути к эксплуатации шельфовых месторождений ЧП может помочь такая разновидность ГЧП как соглашение о разделе продукции (далее СРП). Например, в настоящее время Министерство энергетики РФ рассматривает возможность применения подобного соглашения при освоении участков арктического шельфа, лицензии на разведку и разработку которых принадлежат ПАО «НК «Роснефть»» [10]. Предполагается, что добычей на данных участках непосредственно будет заниматься ПАО «НК «ЛУКОЙЛ»» на условиях долгосрочного СРП. Подобное решение названного министерства связано с тем, что компания ExxonMobil, являвшаяся с 2012 года оператором шельфового проекта в консорциуме с ПАО «НК «Роснефть»», утратила лицензию Министерства финансов США на ограниченные административные действия в рамках реализации ранее заключенных соглашений с российской стороной в связи с принятием в 2017 году нового «пакета» санкций против РФ. Однако, подобные соглашения могут быть применены в отношении отечественных ЧП и в случае менее «авральных» и непредсказуемых ситуаций, а описанное решение министерства может быть рассмотрено как практика, на основании которой будет принята стандартизированная «дорожная карта» для схожих по своей структуре проектов.

Механизм СРП является, одновременно и очевидным решением проблемы, связанной со сложностью получения лицензии на эксплуатацию участков недр, так как в этом случае все административные вопросы перекладываются ЧП «на плечи» государственных компаний и корпораций, обладающих значительным «административным ресурсом» и широкими лоббистскими возможностями. В рамках такого соглашения государственные компании, характеризующиеся громоздкой структурой управления, выступают в качестве держателей пакета лицензий на разработку. При этом они реализуют часть лицензий самостоятельно, а остальные передают в оперативное управление на принципах СРП более гибким в оперативном плане частным нефтегазовым компаниям, обладающим соответствующими компетенциями для реализации шельфовых проектов и, таким образом, диверсифицируя свой пакет проектов. В настоящее же время госкомпании представляют собой своего рода «собак на сене», так как, обладая пакетом лицензий на участки шельфа, самостоятельную добычу они ведут лишь на малой их части. Это особенно заметно на участках арктического шельфа, лицензии на которые имеют только ПАО «НК «Роснефть»» и ПАО «Газпром» со своими дочерними предприятиями, а фактическую добычу нефти и газа осуществляют только структуры ПАО «Газпром».

По нашему мнению, ещё во второй половине 2017 года в РФ начали складываться благоприятные условия для привлечения денежных средств населения, частных инвестиционных компаний и банков в совместные с ПП проекты. Формирование таких условий обусловлено, в первую очередь, отсутствием очевидной альтернативы для сохранения и приумножения капитала. По данным Центрального банка Российской Федерации средневзвешенная ставка привлечения депозитов в российских рублях составила 5,4%, а ключевая ставка в 2018 году может снизится до 6,5%. Наблюдается избыток ликвидности в банковском секторе и отсутствие инвестиционного спроса привели к тому, что за 2017 год одно лишь ПАО «Сбербанк» увеличило свои вложения в облигации отечественных предприятий на 500 млрд. рублей. Всё труднее мириться со ставками привлечения и обычным вкладчикам, державшими на депозитах по состоянию на 31 декабря 2017 года 26 трлн. рублей. Государство попыталось привлечь эти средства посредством выпуска Министерством финансов РФ облигаций федерального займа (далее ОФЗ), предназначенных непосредственно для населения и имеющих более высокую доходность (до 7% по ОФЗ и до 7,5% по облигациям госкомпаний), нежели ОФЗ обращающиеся на фондовом рынке. Кроме того, дополнительный доход граждане могут получить посредством оформления индивидуального инвестиционного счета, облагаемого налогами в льготном режиме. В то же время, значительного привлечения средств не наблюдалось, подавляющая их часть оставлена населением на депозитах [13].

Подобная ситуация связана, по нашему мнению с тем, что население и частный сектор экономики не спешат инвестировать в ОФЗ и облигации государственных компаний вследствие укоренившегося недоверия к ним. Однако, мы считаем, что денежные средства населения и частных инвесторов могут быть успешно привлечены посредством использования инструментария ГЧП. Предполагается, что в этом случае ресурсы будут привлекаться не для удовлетворения абстрактных нужд государства и государственных компаний, а для финансирования конкретных проектов ГЧП в области освоения участков континентального шельфа РФ. В этом случае, ПП будет выпускать облигационные займы совместно с ЧП в рамках выполнения соглашения о ГЧП. При этом, гарантии по займу обязаны будут предоставить оба партнера. Нам кажется очевидным, что население и частные инвесторы гораздо охотнее будут приобретать транши облигационных займов в том случае, если в качестве ЧП в проекте будет выступать частная нефтегазовая компания, вкладывающая в проект и собственные средства.

Альтернативным способом финансирования проектов освоения шельфа является первичное размещение акций обществ, специально созданных для реализации этих проектов. В этом случае ПП выкупает установленный законодательством контрольный пакет акций указанного общества, а ЧП обязуется выкупить оставшуюся часть акций самостоятельно или с привлечением заемных средств. Однако, в данном случае встает вопрос об определение рыночной стоимости таких акций. По нашему мнению, оптимальным способом определения такой стоимости является модель ценообразования опционов Блэка–Шоулза (далее Модель).

Модель позволяет определить цену на договор, называемый опционом, в соответствии с которым покупатель, т.е. потенциальный покупатель или продавец товара (в данном случае нефти или газа), получает право совершить покупку или продажу данного продукта по заранее оговоренной цене в определенный договором момент времени его промежуток в будущем. При этом продавец опциона принимает на себя обязательство купить или продать продукт в соответствии с условиями такого договора. Модель подразумевает, что если продукт торгуется на рынке, то цена опциона на него уже, интуитивным образом, устанавливается этим рынком. В соответствии с Моделью ключевой в определении стоимости опциона является волатильность (изменчивость цены) продукта. Предполагается, что если известна стоимость опциона, то можно определить и уровень ожидаемой волатильности на рынке продукта [14].

Цена опциона на покупку выражается, в данном случае, следующей формулой [14]:

av1  (1)

где С – цена опциона на покупку;

S– текущая цена продукта (в данном случае нефти и газа);

N(x) – функция стандартного нормального распределения в кумулятивном виде;

X– цена исполнения опциона;

r– безрисковая процентная ставка;

T– время до исполнения опциона.

Показатель d1 определяется следующей формулой [14]:

av2 (2)

где S– текущая цена продукта (в данном случае нефти и газа);

X– цена исполнения опциона;

r– безрисковая процентная ставка;

T– время до исполнения опциона;

σ– волатильность доходности продукта.

Показатель d2 определяется следующей формулой [14]:

av3(3)

где T– время до исполнения опциона;

σ– волатильность доходности продукта.

Модель потенциально возможно использовать для определения цены акций общества при проведении их первичного размещения в рамках реализации проекта освоения участка континентального шельфа РФ.

Проблема информационного обеспечения проектов ГЧП может быть решена посредством создания единого информационного портала, содержащего сведения о выставляемых на конкурс участков недр. Портал должен объединить информационные ресурсы Министерства энергетики РФ, Министерства природных ресурсов и экологии РФ и Министерства промышленности и торговли РФ. Портал позволит ЧП получать оперативную информацию о проведении торгов и лицензионных правах на участки недр.

Заместить недостающие технологии можно за счет таких разновидностей ГЧП как кооперация между промышленными предприятиями и образовательными организациями высшего образования (далее ООВО) или МИП при ООВО.

В 2010–2017 годах в РФ реализовано 233 комплексных проекта по созданию высокотехнологичных производств в рамках кооперация между промышленными предприятиями и ООВО. В этих проектах было задействовано 192 российских производственных предприятия и 92 ООВО, при этом на каждый вложенный государством рубль указанные предприятия вложили в проекты 1,3 рубля собственных средств, из которых на проведение НИОКР на базе ООВО затрачено 37%, а на организацию и развитие производства – 67%. В ходе кооперации за тот же период времени ООВО было зарегистрировано 793 российских и зарубежных патента по тематике проектов, создано и усовершенствовано 46 научных центров, лабораторий и учебно-производственных комплексов [15].

Подобные проекты являются привлекательными как для нефтегазодобывающих предприятий, так и для ООВО. Предприятиям они позволяют получить новые технологии, снизив при этом до минимума уровень риска и затрат благодаря субсидированию проводимых ООВО НИОКР со стороны государства. В свою очередь для ООВО заинтересованы в увеличении финансирования перспективных исследований и разработок, установлении долгосрочных взаимовыгодных отношений с государственными и частными организациями.

ООВО имеют право создания МИП, в случае если менее 10% выпускаемой ею продукции разработано более 3 лет назад, что имеет целью практическое применение результатов интеллектуальной деятельности, исключительные права на которые принадлежат таким предприятиям, а именно на [16]:

– программное обеспечение;

– базы данных;

– изобретения;

– полезные модели;

– промышленные образцы;

– топологии интегральных микросхем.

В сложившихся условиях ведения хозяйствования, применения государственно-частного партнерства для интенсификации добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе РФ может быть, по нашему мнению, эффективно осуществлено посредством приведенного ниже пошагового алгоритма действий.

Шаг 1 – разработка и утверждение специалистами Министерства энергетики РФ, Министерства природных ресурсов и экологии РФ, а также Министерства промышленности и торговли РФ типового соглашения о ГЧП в сфере освоения участков континентального шельфа РФ.

Шаг 2 – разработка и утверждение специалистами Министерства промышленности и торговли РФ требований к выпуску траншей облигационных займов и типовых инструкций к определению стоимости акций обществ, осваивающих участки шельфа, при их первичном размещении на фондовом рынке.

Шаг 3 – создание на базе сайта Министерства энергетики РФ, Министерства природных ресурсов и экологии РФ, а также Министерства промышленности и торговли РФ единого портала ГЧП, позволяющего ЧП и недропользователям подавать заявки с предложениями об участии в перспективных, по их мнению, проектах ГЧП в области совместного освоения участков шельфа.

Шаг 4 – создание на базе ООВО РФ консультационных советов, в состав которых должны входить проректор по научной и инновационной деятельности и специалисты по основным направлениям профильной деятельности организации, которым надлежит формировать перечень наиболее перспективных с их точки зрения результатов интеллектуальной деятельности, способных привести к «импортозамещению» технологий, используемых при освоении континентального шельфа РФ.

Шаг 5 – создание на базе сайта Министерства образования и науки РФ информационной базы данных, содержащих сводную информацию о результатов интеллектуальной деятельности, принадлежащих ООВО, способных привести к «импортозамещению» технологий, используемых при освоении континентального шельфа РФ.

Шаг 6 – заключение соглашения о ГЧП между государственной компанией или корпорацией, ЧП и ООВО, с целью обеспечения освоения участков недр на континентальном шельфе РФ без использования иностранных технологий, оборудования, запасных частей и материалов.

Шаг 7 – применение на практике передовых технологических разработок в области разведки и добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе РФ или создания для них оборудования, за счет взаимовыгодного объединения усилий государства, частного сектора нефтегазовой отрасли экономики РФ и научного сообщества.

Заключение

В работе рассмотрены основные подходы к определению понятия «государственно-частное партнерство» и законодательная база его практической реализации в современных экономических условиях сложившихся в РФ.

Изучены основные препятствия на пути к успешной реализации проектов ГЧП в области интенсификации добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе РФ, а также намечены перспективные направления их преодоления.

Предложена модель определения цены акций общества, реализующего проект ГЧП на континентальном шельфе РФ, при их первичном размещении на фондовом рынке.

Приведённый в работе пошаговый алгоритм действий потенциально возможно использовать для применения соглашений о ГЧП в целях интенсификации добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе РФ.

Библиографический список

1. Кирилл Молодцов: «Добыча нефти и газа на шельфе будут расти» // Официальный сайт Министерства энергетики Российской Федерации URL: https://minenergo.gov.ru/node/9228 (дата обращения: 25.04.2018)

2. Перенос геологоразведки и начала добычи // Официальный сайт Федерального агентства по недропользованию URL: http://www.rosnedra.gov.ru/opendata (дата обращения: 25.04.2018)

3. Статистика // Официальный сайт Министерства энергетики Российской Федерации URL: https://minenergo.gov.ru/activity/statistic (дата обращения: 25.04.2018)

4. Мониторинг экономической ситуации в России. Тенденции и вызовы социально-экономического развития февраль 2018 года // Официальный сайт Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ URL: https://www.ranepa.ru/uceniyy-issledov/strategii-i-doklady-2/monitoring-ekonomicheskoj-situatsii (дата обращения: 25.04.2018)

5. Федеральный закон «О государственно-частном партнёрстве, муниципально-частном партнёрстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»: от 13 июля 2015 г., № 224 – ФЗ (ред. от 03.07.2016 г.)

6. Алпатов, А. А. Государственно–частное партнёрство: Механизмы реализации / А. А. Алпатов, А. В. Пушкин, Р. М. Джапаридзе. М.: Альпина Паблишерз, 2010. – 196 с.

7. Исследование «Государственно-частное партнёрство в России 2016–2017: текущее состояние и тренды, рейтинг регионов» / Ассоциация «Центр развития ГЧП». – М.: Ассоциация «Центр развития ГЧП», 2016. – 32 с.

8. Белицкая, А. В. Правовое регулирование государственно-частного партнерства: монография / А. В. Белицкая. М.: Статут, 2012. – 191 с.

9. Борщевский, Г. А. Государственно-частное партнёрство: учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры / Г. А. Борщевский. – М.: Издательство Юрайт, 2015. – 344 с.

10. Импортозамещение в ТЭК // Официальный сайт Министерства энергетики Российской Федерации URL: https://minenergo.gov.ru/node/9228 (дата обращения: 25.04.2018)

11. Отчет // Официальный сайт Министерства промышленности и торговли Российской Федерации URL: http://minpromtorg.gov.ru/press-centre/news/?tag_18%5B%5D=16 (дата обращения: 25.04.2018)

12. Заместитель генерального директора Росгеологии выступил с докладом на III Международном форуме «NDEXPO–2016» // Официальный АО «Росгеология» URL: http://www.rosgeo.com/en/node/1747 (дата обращения: 25.04.2018)

13. Информационно-аналитические материалы // Официальный сайт Центрального банка Российской Федерации URL: https://www.cbr.ru/analytics/ (дата обращения: 25.04.2018)

14. Абрамов, Г. Ф. Оценка инвестиционных проектов с использованием реальных опционов / Г. Ф. Абрамов, К. А. Малюга // Науковедение. – 2014. – №2. – С. 1–10.

15. От идеи к реальности. Каталог проектов, реализуемых в рамках постановления Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2010 года №218 / ООО «ИНКОНСАЛТ К». – М.: ООО «ТИПОГРАФИЯ ФАЗАН ПРИНТ», 2017. – 443 с.

16. Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности»: от 02 августа 2009 г., № 217 – ФЗ (ред. от 29.12.2012 г.)

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516