Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Стратегическое доверие как инструмент антикризисного управления

Отраслевая экономика | (110) УЭкС, 4/2018 Прочитано: 951 раз
(1 Голосование)
  • Автор (авторы):
    Ганцева Людмила Валентиновна
  • Дата публикации:
    12.04.18
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГОБУВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»

Стратегическое доверие как инструмент антикризисного управления

Strategic trust as an instrument of crisis management

Ганцева Людмила Валентиновна

Gantseva Liudmila Valentinovna

к.э.н., старший преподаватель

ФГОБУВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»,

Департамент Менеджмента, г. Москва,

kavitona@gmail.com

Аннотация: наличие доверия при принятии решения является триггером нашей социальной жизни. Индивидуумам свойственно сомневаться, находить подтверждение своих догадок, искать единомышленников и последователей. Такое поведение способствует принятию более взвешенных решений и позволяет более эффективно решать возникающие вопросы в нашей повседневной жизни. Не составляют исключения и все известные сферы ведения экономической деятельности: любая сделка, принятие на работу сотрудников и их удержание, поддержание корпоративной культуры и социальное обеспечение, привлечение новых клиентов и поддержание их заинтересованности в продукции компании, заключение договоров, поведение сотрудников в период локального кризиса в компании – все это и многое другое строится зачастую не на «слепом» доверии, а на желании обезопасить себя от возможной реализации разного рода рисков и быть уверенными в положительном исходе решения в отношении себя и компании в целом. При этом в долгосрочной перспективе имеет место доверие, которое можно назвать стратегическим. Актуальным является вопрос, каким образом можно использовать природу понятия «доверие» в управлении компанией, для которой социальные аспекты яаляются не просто модным общественным трендом, а источником прибыльности и превентивного управления рисками во взаимодействии с обществом.

Abstract: the existence of trust in decision-making is the trigger of our social life. Individuals tend to doubt, find confirmation of their guesses, seek like-minded people and followers. This behavior contributes to the adoption of more informed decisions and allows more effective resolution of emerging issues in our daily lives. No exception and all the known spheres of economic activity: any transaction, the recruitment and retention of employees, the maintenance of corporate culture and social security, the attraction of new customers and the maintenance of their interest in the company's products, the conclusion of contracts, the behavior of employees during the local crisis in companies - all this and many other things are often built not on "blind" trust, but on the desire to protect themselves from the possible implementation of various kinds of risks and be confident in the polo decision on themselves and the company as a whole. In the long run, there is trust, which can be called strategic. The actual question is how to use the nature of the concept of "trust" in the management of a company for which social aspects are not just a fashionable social trend, but a source of profitability and preventive risk management in interaction with society.

Ключевые слова: доверие, принятие решений, кризис в компании, стабильное состояние компании, антикризисное управление, экономическая система, государственное антикризисное регулирование.

Key words: trust, decision-making, crisis in the company, stable state of the company, crisis management, economic system, state anti-crisis regulation.

«В условиях риска Доверие более фундаментально для урегулирования конфликта, чем Взаимодействие»

Paul Slovic [1], профессор психологии американского университета и президент организации «Decision Research», состоящей из исследователей разных стран по вопросам принятия решений в условиях риска

Введение

Современные исследователи отмечают, что «во многих сферах, особенно в экономической, политической, социальной, ощущается «дефицит доверия», сформировавшийся в российском обществе к середине 1990-х годов. Этот феномен является препятствием на пути формирования полноценного гражданского общества, при котором его институты в необходимой мере выполняли бы свои функции, обеспечивая устойчивое развитие всей общественной системы» [2]. В практике принятия решений давно зарекомендовали себя такие понятия, как пробный образец, тестовая серия, контрольная закупка, эксперимент, вынесение на общественное рассмотрение проектов предлагаемых изменений в законодательство, гибкая методология разработки («Agile software development» [3]) и многое другое, что требует признания общественностью твоей правоты и повышения уверенности остальных в предлагаемом решении [4]). Подобные практики позволяют повысить степень доверия к предлагаемым продуктам, особенно если они являются новыми. По сути, доверие выступает в качестве инструмента социального контроля, который нацелен на минимизацию общественных потерь (про социальный контроль см. также [5]).

1. Применение «стратегического» доверия в теории принятия решений в условиях риска.

Многие экономисты рассматривали влияние доверия и уверенности на принятие экономически важных решений. Среди большого разнообразия подходов к риск-менеджменту одним из первых исследователей по изучению природы доверия и важности взаимосвязи между доверием и восприятием риска принято считать Paul Slovic [1], который утверждает, что сильное общественное переживание по поводу вопросов риска связано с недоверием к менеджерам, ответственным за управление им. Это объясняет многое, в том числе и то, что основные требования к управлению рисками в разных сферах экономики, особенно в финансовой, устанавливаются регуляторами через законодательные нормы.

Uslaner Eric M. [6] полагает, что исследователи и практики риск-менеджмента могут выиграть от исследований в области доверия, которые изучены в других научных областях. Основываясь на статистике, он подтверждает, что более доверительная окружающая среда позволяет сократить число конфликтов в компаниях и между компаниями. Доверие также способствует разнообразию и лучшим взаимоотношениям между компаниями. Страны с большим уровнем доверия имеют более высокие уровни роста. Uslaner выделяет также 2 фундаментальных типа доверия: «моральное», основанное на ценностях, и «стратегическое». «Моральное» доверие характеризуется оптимистичной точкой зрения и способностью ее сохранять до того момента, когда доверие потеряно. «Стратегическое» доверие, близкое с понятием «уверенность», основано на опыте и ожиданиях того, как люди будут себя вести в роли посредников. В то время как «моральное» доверие относительно стабильно во времени, «стратегическое» доверие достаточно хрупкое, и любое неверно предпринятое решение может разрушить доверительные отношения между посредниками. По сути, повышение уровня «стратегического» доверия к финансовым услугам – одна из основных задач многих стран.

White Mathew P. и Eiser Richard J. [7] ввели новый подход к пониманию доверия в контексте риск-менеджмента, распространив теорию принятия решений на условия неопределенности (теорию определения сигналов): представители общества действуют как интуитивные теоретики, решая, доверять ли тому или иному источнику. Earle T., Siegrist M., Gutcher H. [8] определили доверие и уверенность в условиях кризиса взаимодействия. В условиях кризиса нет навыка по принятию обоснованных решений. Доверие необходимо, чтобы смягчить остроту момента принятия решений. Доверие влияет на восприятие уровня риска.

Если доверие основано на нормах морали и этики, то стоящий с ним в одном ряду другой термин «уверенность» зависит от наличия подтверждающей информации, а не базируется только на вере. Сравнение терминов «доверие» и «уверенность» приведено в таблице 1 (составлена автором).

Таблица 1. Сравнение терминов «доверие» и «уверенность»

Термин

Доверие

Уверенность

Определение

Непреднамеренное желание в ожидании благоприятного исхода сделать свое решение зависимым от другого решения/условия/субъекта, основываясь на суждении о сходстве решений/условий/поведения субъекта

«Аргументированная» вера, основанная на опыте и доказательствах, что конкретные события в будущем произойдут, как это ожидается

Основа

Основано на социальных отношениях, членстве в группе и единой ценности для всех членов группы

Основано на взаимодействии контрагентов по причине единой сущности понятий

Влияние на решения остальных

Остальные вправе действовать так, как это отражает для них единую ценность, но принимаемые ими решения, по мнению доверяющего, верны изначально

Остальные должны действовать по конкретным ожидаемым алгоритмам согласно имеющейся потверждающей информации

Влияние на группу

Доверие внутри группы, социальное («моральное») доверие (доверие на расстоянии, основанное на ограниченной информации) и межличностное доверие (основанное на повторяющихся взаимодействиях)

Доверие в группе, «стратегическое» доверие между малознакомыми контрагентами

Отношение к риску

Возможность риска не рассматривается, так как его вероятность нулевая в глазах доверяющего, поэтому при наличии доверия реализуются даже высокорискованные проекты

Риск минимизирован, так как есть уверенность в проекте на основе полученных данных. Риск принимается, если он оправдан. Как правило, уверенность характерна для умеренно рискованных проектов

Как следует из таблицы, похожие, на первый взгляд, понятия «доверия» и «уверенности» в теории управления рисками проявляют одновременно свои ключевые отличия и взаимозависимости. Потеря уверенности делает, как правило, наличие доверия необходимым условием для согласия на проведение новых эксперименов, чтобы по их результатам доверие к проекту заменилось уверенностью в нем. Несмотря на то, что вероятность риска нулевая в глазах доверяющего, доверие несет в себе риск за результат, так как решение в этом случае принимается в условиях наличия только субъективных признаков его правильности без подтверждающей информации. Уверенность, напротив, – это, как правило, минимальное ожидание риска ввиду наличия подтверждающей информации или положительного опыта, результат которого стал такой подтверждающей информацией. При этом уверенность не исключает риск полностью. Если риск ошибки нельзя избежать и он реализуется, то вместе с уверенностью пропадает и доверие, которое нужно восстанавливать. В этом случае, на наш взгляд, с термином «уверенность» очень схоже «стратегическое» доверие. Поэтому в дальнейшем горя о доверии мы будем подразумевать в большей степени именно «стратегическое» доверие.

2. Стратегическое доверие как инструмент антикризисного управления.

Доверие в основной своей форме можно охарактеризовать как «далеко смотрящее и креативное». Так как оно основано на простоте и субъективизме, доверие может быть стимулирующей силой к новациям, важным инструментом для решения проблемы, особенно в условиях антикризисного управления. В активной стадии кризиса, когда основные финансовые показатели стремительно ухудшаются, важно подавить панические настроения в коллективе. Это позволяет сделать прежде всего доверие к руководителю, к правильности решений антикризисных (арбитражных) управляющих или кризис-менеджеров. При этом доверие просто так не рождается в период кризиса, оно воспитывается, внедряется в сознание и крепнет в условиях стабильности в составе методов превентивного анктиризисного управления), преобразуясь в период кризиса в «стратегическое» доверие. Уверенности же в период кризиса нет, так как поступающая информация подтверждает только негативную динамику развития кризиса, и в этом ключевое отличие, на наш взгляд, «стратегического» доверия от уверенности. Таким образом, высокорисковые сделки зачастую сопровождает доверие, а не уверенность, тогда как уверенность больше характерна для стабильных систем в условиях минимального риска. При этом не исключены случаи выхода из кризиса именно посредством реализации высокорисковых проектов: например, введением нового продукта, изменением направлений его дистрибуции, вариантов логистики, изменений в управленческом составе и системе управления в целом, совершенствованием системы контроля качества.

Успешный выход из кризиса повышает степень уверенности. В результате, доверие может выступать «транзитным мостом» в условиях риска между двумя стабильными стадиями, каждый из которых характеризуется уверенностью, как это отражено на рис. 1 (составлен автором): переход от стабильной системы к кризису и далее – опять к стабильной системе.

gan1

Рис. 1. Взаимосвязь развития и выхода из кризиса и динамики степени уверенности и доверия

Как видно из рис. 1, при первых симптомах проявления факторов кризиса первым начинает снижаться уровень доверия (Т1) вместе с уровнем финансовой устойчивости организации (Т2) (зачастую первой начинает страдать именно социальная сторона: отсрочка выплаты зарплаты, конфликты, общее напряжение в коллективе), уровень уверенности несколько запаздывает в падении (Т3), так как подтверждающая спад финансовая информация появляется по итогам отчетного периода с определенным временным лагом (если только не проводится мониторинг в режиме реального времени на основе выделенных сигнальных значений финансовых показателей [9]). В условиях кризиса, когда риск реализовался, в ход идут все возможные инструменты антикризисного менеджмента. Риски очень высоки, но только доверие способно поднять общий дух коллектива. Поэтому первым начинает расти уровень доверия «морального» и «стратегического» (t1), в связи с чем важна роль лидера, антикризисных программ, планов финансового оздоровления и восстановления, а также приобретенное доверие к компании в условиях стабильности. По итогам полученных положительных результатов спад развития замещается ростом (t2). Это подтверждается результатами деятельности, которые повышают также общий уровень уверенности (t3).

Данный рисунок иллюстрирует и другой вывод: когда социальная система стабильна, уверенность выполняет свою функцию эффективно, как только социальная система, например, предприятие, становится нестабильным, испытывая локальный кризис, только доверие может создать необходимые условия, чтобы организация смогла существовать дальше, обретя снова стабильное состояние и уверенность своих сотрудников в перспективном будущем предприятия.

3. Роль доверия в государственном анктиризисном регулировании

Доверие и восприятие риска находятся в обратной зависимости (чем больше доверия, тем меньший уровень риска ощущаешь и готов пойти на больший риск, считая его допустимым), и это ключевая идея. Если можно влиять на уровни доверия, то можно влиять и на уровни риска и, как следствие, на принятие риска или отказ от него. Законодательные нормы обеспечивают общественное доверие, минимизируя, таким образом, предполагаемый уровень риска.

Ключевая защита от таких рисков заложена в законодательстве, в котором проблемы, связанные с доверием и уверенностью в окружающих субъектах, решаются в том числе через установление ответственности. Например, в Федеральном законе от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» минимизация рисков неэффективного взаимодействия в пользу одного или другого субъекта при процедурах банкротства решена в том числе через закрепление ответственности сторон. В нормах указанного закона предусмотрены в том числе:

- страхование ответственности члена саморегулируемой организации;

- распространение на арбитражного управляющего, выполняющего полномочия руководителя должника, мер ответственности, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации для руководителя такого должника;

- инфомирование арбитражным управляющим в деле о банкротстве о сделках и действиях, которые влекут или могут повлечь за собой гражданскую ответственность третьих лиц;

- отстранение арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и его обязанность возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве;

- формирование в саморегулируемой организации арбитражных управляющих компенсационного фонда для финансового обеспечения ответственности по возмещению убытков, причиненных членами саморегулируемой организации при исполнении обязанностей арбитражных управляющих;

- ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве, в том числе предоставивших обеспечение исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности, контролирующих кредитную организацию;

- возможность начисления предусмотренных законом или договором неустойки (штрафы, пени), иных финансовых санкций и применение других мер ответственности.

Другим ярким примером поддержания «стратегического» доверия населения является Федеральный закон от 23.12.2003 № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», который в том числе определяет порядок выплаты возмещения по вкладам в случае отзыва лицензии у кредитной организации. Например, в случае гарантированной суммы возврата по вкладам у вкладчиков риск вложения до этой суммы минимален, и это позволяет банкам поддерживать свою ликвидность за счет вкладов. В целом, в настоящее время доверие россиян к банкам и кредитам растет [10]: если в июне 2016 года на банковский счет свободные средства были готовы положить 33% граждан, то в июне 2017 года — уже 54%, что свидетельствует о повышении уровня уверенности, а, следовательно, и «стратегического» доверия к банковским услугам).

Посредством законодательного закрепления ответственности при взаимодействии агентов в процедурах банкротства большинство спорных вопросов остаются урегулированными и предопределенными, и есть основания для возникновения доверия: в случае наступления прецедента, есть лицо (группа лиц) или организация, которые будут за это нести ответственность согласно нормам закона (см. также [11].

Заключение

Прямо или косвенно «стратегическое» доверие влияет на такие связанные с антикризисным управлением понятия, как реализуемый риск, получаемая выгода, управление конфликтами, обоюдно полезные решения, используемые технологии и их развитие, а также на формы взаимодействия в условиях рыночной экономики.

Сочетание доверия и уверенности с понятием риска различно: уверенность скорее сопровождается невысоким ожидаемым уровнем риска, в то время как именно доверие может быть драйвером при реализации антикризисных программ в условиях риска. Подобные сочетания целесообразно рассматривать в антикризисном управлении с точки зрения рисков, которые возникают в деятельности организаций.

Учитывая, что антикризисное управление теснейшим образом связано с управлением реализовавшимися рисками (активные меры) и потенциальными рисками (превентивные меры), на представленных примерах можно сделать вывод, что доверие может рассматриваться в риск-менеджменте как инструмент управления рисками, в том числе их принятия на этапе выхода из кризиса при реализации нового проекта и недопущении в условиях стабильности, анализируя уровень стретического доверия в организации.

Библиографический список:

[1] Trust in risk management: uncertainty and skepticism in the public mind/ edited by Michael Siegrist, Timothy C. Earle and Heinz Gutscher. Earthscan, 2007. - 313 p.

[2] Купрейчеко А.Б., Мерсианова И.В. Доверие и недоверие в условиях гражданского общества / отв. Ред. А.Б. Купрейчеко, И.В. Мерсиановой. – М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2013. – 564 с.

[3] Что такое эджайл // Data science. URL: http://datascientist.one/chto-takoe-agile/ (дата обращения 08.01.2018).

[4] Груздева Л.В. Влияние социального аспекта деятельности на показатели компании: проблемы и решения. Сборник статей участников II Международной научно-практической конференции «Экономика и управление в XXI веке: теория, методология, практика» М.: Научные технологии, 2013 – с. 20-43.

[5] Назаренко С. В. Социальный контроль минимизации девиаций и рисков в современном обществе // Проблемы анализа риска, том 14, 2017, № 3, с. 6-23.

[6] Uslaner, Eric M. The moral foundations of trust. United Kingdom: Cambridge university press, 2002. – 310 p.

[7] Eiser Richard J. & White Mathew P. A Psychological Approach to Understanding how Trust is Built and Lost in the Context of Risk: University of Sheffield, UK, 2005. – 26 p.

[8] Earle T.C., Siegrist, M. and Gutscher, H. Trust, Risk Perception, and the TCC Model of Cooperation. In Siegrist, M., Earle, T.C. and Gutscher, H. (eds) Trust in Cooperative Risk Management: Uncertainty and Scepticism in the Public Mind. London: Earthscan, 2007. – 49 p.

[9] Мачин К. А. Методическое обеспечение формирования системы раннего предупреждения и оценки производственно-экономических рисков предприятия на основе индикаторов контроля // Проблемы анализа риска, том 13, 2016, № 4. С. 34-45.

[10] ВЦИОМ рассказал о возросшем доверии россиян к банкам и кредитам // РБК.
URL:
https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5979c4589a7947765bb048df (дата обращения 20.01.2018).

[11] Груздева Л.В. Социальные аспекты стратегического управления банком: опыт и инновации. - М.: ИЭАУ, 2013.

Literature:
[1] Trust in risk management: uncertainty and skepticism in the public mind / edited by Michael Siegrist, Timothy C. Earle and Heinz Gutscher. Earthscan, 2007. - 313 p.
[2] Kupreycheko AB, Mersianova I.V. Confidence and mistrust in a civil society / otv. Ed. A.B. Kupreycheko, I.V. Mercian. - M .: The Publishing House of the Higher School of Economics, 2013. - 564 p.

[3] What is ejayl // Data science. URL: http://datascientist.one/chto-takoe-agile/ (circulation date 08.01.2018).

[4] Gruzdeva L.V. Influence of the social aspect of activity on the company's performance: problems and solutions. Collected papers of the participants of the II International Scientific and Practical Conference "Economics and Management in the 21st Century: Theory, Methodology, Practice". M .: Scientific Technologies, 2013 - p. 20-43.

[5] Nazarenko SV Social control of minimization of deviations and risks in modern society // Problems of risk analysis, volume 14, 2017, № 3, p. 6-23.

[6] Uslaner, Eric M. The moral foundations of trust. United Kingdom: Cambridge university press, 2002. - 310 p.

[7] Eiser Richard J. & White Mathew P. A Psychological Approach to the Understanding of the Trust: The University of Sheffield, UK, 2005. - 26 p.

[8] Earle T.C., Siegrist, M. and Gutscher, H. Trust, Risk Perception, and the TCC Model of Cooperation. In Siegrist, M., Earle, T.C. and Gutscher, H. (eds) Trust in Cooperative Risk Management: Uncertainty and Scepticism in the Public Mind. London: Earthscan, 2007. - 49 p.

[9] Machin, K. A. Methodological support for the formation of an early warning system and assessment of the enterprise's production and economic risks based on monitoring indicators. // Problems of Risk Analysis, Vol. 13, 2016, No. 4. P. 34-45.

[10] VTsIOM spoke about the increased trust of Russians to banks and loans // RBC.
 URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5979c4589a7947765bb048df (circulation date January 20, 2013).

[11] L.V. Gruzdeva. Social aspects of strategic bank management: experience and innovation. - Moscow: IEAU, 2013.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516