Ошибка
  • Delete failed: '433141239fed598b27f40fe3bd257a1b.php_expire'
  • Delete failed: '433141239fed598b27f40fe3bd257a1b.php'
  • Delete failed: 'a5d08b0b61439e5028e0cd6907c7fb8f.php_expire'
  • Delete failed: 'a5d08b0b61439e5028e0cd6907c7fb8f.php'
  • Delete failed: 'c036cd922692e745eed77212d24605cd.php_expire'
  • Delete failed: 'c036cd922692e745eed77212d24605cd.php'
  • Delete failed: 'e88a8e64a93f8c5df0cddac7754662d8.php_expire'
  • Delete failed: 'e88a8e64a93f8c5df0cddac7754662d8.php'

Создать PDF Рекомендовать Распечатать

На пути к цифровизации Российской экономики: проблемы и перспективы

Макроэкономика | (101) УЭкС, 7/2017 Прочитано: 382 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Берберов Азамат Бурханович
  • Дата публикации:
    31.07.17
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ИЭП им. Е.Т. Гайдара

На пути к цифровизации российской экономики: проблемы и перспективы

On the road to digitization of the Russian economy: problems and prospects

Берберов Азамат Бурханович

Berberov Azamat Burkhanovich

Научный сотрудник

ИЭП им. Е.Т. Гайдара

berberro@yandex.ru

Автор статьи рассматривает современное состояние российской экономики, перед которой остро стоит проблема перехода на качественно новый уровень, связанный с требованиями цифровой цивилизации. С опорой на труды ведущих зарубежных и отечественных специалистов, а также учетом статистических данных, автор предлагает ряд конкретных конструктивных предложений по адаптации российской экономики к новой интеллектуально-информационной эпохе. В числе приоритетных мер обозначены: налог на роботов, образовательная реформа и практика безусловного дохода.

In this article, the author of the article considers the modern state of the Russian economy, which is tasked with acute problem of transition to another qualitative stage, connected to requirements for digital economy. According to scientific works of leading foreign and Russian specialists and based on statistic data, the author proposes a number of measures relating to adaptation of the Russian economy to new «intellectual and informational» era. Priority actions are: robot-tax, educational reform and practice of basic income.

Ключевые слова: Россия, цифровая экономика, безусловный основной доход, налог на роботов, индекс роботизации, государственная программа.

Key words: Russia, digital economy, basic income, robot-tax, robotization index, government programme.

 Острый социально-экономический кризис, вызванный падением цены на нефть и введением секторальных санкций, отразился на уровне ВВП России и ее Федеральном бюджете, обнажив структурные проблемы в планомерном развитии Российской Федерации. Вследствие этого представляется необходимым изучение современного состояния российской экономики, выявление ее проблемных зон, связанных с объективными явлениями и требованиями нового информационного общества.

К одной из таких актуальных проблем эксперты относят «слабое техническое развитие и слабые темпы «цифровизации» экономики» [1]. Так, по данным компании ThomasReuters, размер цифровой экономики в России составляет всего лишь 3,9% к ВВП – для сравнения в США данный показатель достигает уровня в 11%, в Китае – 10%, а усредненный показатель для некоторых стран Европы составляет 8,2% [2].

Однако именно «цифровизация» признана в качестве основного «локомотива» развития отечественной экономики. По оценкам компании McKinsey, цифровизация экономики России позволит увеличить ВВП страны на 4,1-8,9 трлн. рублей к 2025 году, что составит от 19 до 34% общего ожидаемого роста ВВП [3].

Данный прогноз основан не только на эффекте от автоматизации текущих экономических процессов, но и в связи с использованием принципиально новых, прорывных бизнес-моделей и технологий. К таким технологиям авторы, в частности, относят цифровые платформы, роботизацию, «интернет-вещей», углубленную аналитику больших информационных массивов и т.д.

Несмотря на то, что «цифровизация» экономики несет за собой позитивные последствия (расширение торговли, рост производительности, развитие конкуренции, создание новых рабочих мест и т.д.), она также имеет и один существенный недостаток, связанный с серьезной трансформацией рабочих мест, которая может привести к взрывному росту технологической безработицы, особенно в развивающихся странах, о чем предупреждает и Всемирный Банк. В итоге в среде среднего класса значительно повысится конкуренция, которая может привести к стагнации зарплат [4].

В связи с этим, при цифровой экономике обязательно будут проигравшие аутсайдеры, так как новый уклад разрушает многие традиционные сектора. Такой расклад чреват нарастанием социальной напряженности и депрессивных явлений в обществе. На первоначальном этапе выход видится в установлении и поддержании баланса между «старой» и «новой» экономикой и пошаговом переходе к инновационным экономическим моделям.

По прогнозу экспертов, мировое сообщество неуклонно движется к таким социально-экономическим моделям бытия, где практически каждая профессия предусматривает владение технологиями и навыками обращения с роботами. В связи с этим актуализируется вопрос выработки особой социально-гуманитарной концепции перехода к цифро-экономической цивилизации. Необходима «доктрина выживания» в переходный период. Можно выделить следующие стратегии:

Безусловный доход. Одно из экономических решений поддержания социально незащищенной части российского населения видится в организации выплат «безусловного основного дохода» - средств, получаемых физическим лицом вне зависимости от каких-либо условий или обстоятельств, просто по факту гражданства или проживания на территории России.

Заметим, проблема социального расслоения в России является весьма «злободневной» проблемой, обусловленной текущим экономическим кризисом. Так, статистические данные Росстата показывают, что в 2016 году на долю 10% наиболее обеспеченного населения приходилось 29,4% общего объема денежных доходов, тогда как на долю 10% наименее обеспеченного населения – лишь 2,1% [5].

К проблемной зоне российской экономики относится и относительно низкий «индекс интеллектуальной роботизации». По данным статистики, из 254 тысяч промышленных роботов, реализованных в 2015 году, лишь 550 единиц были закуплены для использования в России. Согласно другому показателю, по количеству роботов на 10000 сотрудников, Россия также заметно отстает – если среднемировой уровень составляет 69, то в России он равен 1 [6].

Несложно предугадать, что автоматизация производства сильнее всего ударит по развивающимся странам, к которым можно отнести и Россию. Так, согласно исследованиям Всемирного Банка, в течение следующих двадцати лет Нигерии грозит автоматизация 65% рабочих мест, а для Китая данный показатель равен 77%, который на несколько единиц меньше показателя Эфиопии – 85%. Учитывая то, что износ основных производственных фондов в России на 2016 год составляет около 50%, несложно объективировать критическую калькуляцию [7].

Исходя из приведенных фактов, следует признать, что в случае массовой технологической безработицы, внедрение «безусловного основного дохода» может стать социально оправданным замещением заработной плате. Отметим, эксперименты по внедрению БОД в различных развивающихся странах показали привлекательность данной программы.

В российском контексте можно привести результаты интернет-опроса, проведенного сотрудниками Высшей школой экономики на предмет оценки безусловного дохода гражданами, – 65% респондентов высказали свое мнение о том, что, даже получив БОД, они не прекратят работу или поиски работы. Аналогичное количество опрошенных высказалось о готовности получить дополнительное образование на полученный безусловный доход и около 80% призналось, что приоритетом для них теперь станет общение с семьей.

В рамках сравнительно-сопоставительного анализа можно привести показатели Швейцарии: 70% респондентов высказались за то, что они не бросят работу в случае получения БОД, что приблизительно равно аналогичному российскому показателю [8].

Однако насколько осуществима концепция «безусловного дохода» в России? На наш взгляд, в ближайшее время ее имплементация представляется труднореализуемой с учетом количества населения, доходов бюджета и его дефицита.

В качестве сравнения приведем следующую таблицу:

 

Доходы (млн.$)

Население (млн)

Доход на одного чел в год ($)

Швейцария

221 900

8,372

26,505

Россия

 

144,3

1,292

Бельгия

226 800

11,35

19,982

США

 

323,1

10,061

В целом картина отмечена критическим знаком дисбаланса: 1292$ на человека в год, что составляет около 6460 рублей в месяц – указанная сумма меньше прожиточного минимума в среднем по России. Более того, в расчет бралось значение «чистых доходов» до вычета из них расходов на образование, армию, здравоохранение и т.д.

Очевидно, что приведенный расклад не сильно изменится и через два-три десятилетия в случае отсутствия «технологических вливаний» в отечественную экономику, безотносительно к прогнозу по росту/убыли населения. Вместе с тем, развитие «роботизации» и «автоматизации» позволит смягчить остроту кризисной ситуации в случае резкого сокращения чиновников, которые на сегодняшний день обходятся непозволительно дорого (расходы на чиновников превышают совокупный объем затрат на образование и здравоохранение) [9].

Налог на роботов. В качестве дополнительной меры, имеющей своей целью пополнение бюджета на выплату безусловного дохода и финансирование переподготовки населения, эксперты будущего называют возможную практику «налога на роботов». Однако данная идея может оказаться труднореализуемой по двум причинам. Во-первых, в ней содержится внутреннее противоречие ключевой концепции макроэкономики и деятельности компаний, для которых приоритетом является «увеличение прибыли» от производства и продажи товара, а не забота о социальном благополучии населения.

Во-вторых, при оценке данного проекта остается неясным механизм администрирования «налога на роботов». Что составляет суть налоговой базы? Какова методика определения индекса эффективности и рациональности при замене человека роботом и наоборот? И наконец, не приведет ли данная мера к значительному повышению налоговой нагрузки для российских компаний и, соответственно, замедлению их развития? Эти проблемы пока ждут своего разрешения.

Несмотря на то, что уровень «роботизации» и «цифровизации» в большинстве российских компаний пока низок, представляется важным уже на данном этапе создание ежегодного индекса «РОссийской РОботизации» (индекс «РоРо»), который позволил бы компетентным органам отслеживать ситуацию с внедрением роботов в экономику страны и принятием комплексных мер.

Такой показатель мог бы рассчитываться на основе опросников, направляемых руководствам компаний с наибольшим количеством сотрудников и имеющих стратегическое значение для стабильного развития экономики страны.

Образование. В конце июля председателем правления Сбербанка РФ Германом Грефом на встрече со студентами была высказана мысль о том, что нейронная сетка готовит исковые заявления лучше, чем человек - такое превосходство привело к сокращению 450 юристов банка [10].

Несмотря на то, что данное утверждение разделило общество на два лагеря, оно не лишено главного смысла - структура трудовых ресурсов претерпевает серьезные изменения.

Так, по данным исследовательского центра рекрутингового портала Superjob.ru, стране грозит «взрывной рост безработицы из-за падения спроса на низкоквалифицированный труд». Более того, 2017 год станет последним годом, когда на рынке будет зафиксирован рост количества доступных гражданам рабочих мест, а сами темпы снизятся с 47% до 5%.

Основная причина сложившейся тенденции видится в повышении эффективности рабочих процессов за счет автоматизации и устранения нерентабельных звеньев в технологической цепи. Так, среди профессий, попадающих в зону риска, авторы выделяют бухгалтеров начального уровня, банковских работников, а также специалистов колл-центров, которых будут заменять технологии роботизации [11].

Из этого следует, что при «перезагрузке» образовательных систем XXI века, приоритетом должны быть объявлено не репрезентативное знание, а креативное, включающие в себя умение критически мыслить, способность к взаимодействию и коммуникации, творческий подходу к делу, любознательность [12]. Следует с сожалением признать, что сегодняшняя система среднего и высшего образования не соответствует данным квалификационным требованиям, продолжая выпускать специалистов для выполнения шаблонных, стереотипных задач.

Эти проблемы актуализируют создание междисциплинарных образовательных программ, связанных с «робото-коммуникацией», взаимодействием человеческого ума с «интеллектом» робота. В идеале диапазон таких программ должен содержать не только сугубо технические специальности (конструкция, обслуживание роботов), но социально-гуманитарные направления («дизайнер виртуальной реальности», «юрист по разрешению споров, связанных с деятельностью роботов», «психолог-цифровик» и т.д).

Заметным шагом в решении назревших социальных проблем, бесспорно, станет широкомасштабная государственная программа «Цифровая экономика», предусматривающая подготовку 1 млн. человек по второму высшему образованию, связанному с цифровой экономикой. На реализацию данного широкомасштабного проекта предполагается ежегодное выделение 5 млрд. руб. Это один из реальных, и что особенно важно, финансово подкрепленных и гуманистически оправданных путей социальной поддержки граждан, пострадавших от технологической безработицы [13].

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что стремительное развитие техно-цифровой цивилизации может превратиться в неконтролируемый процесс с непредсказуемыми негативными последствиями для общества. В этих условиях требуется регулятивная функция профессионалов, способных на основании внимательного и системного изучения назревших проблем принять превентивные меры и безболезненно вписать российский социум в контекст новой экономической реальности.

Библиографический список

1. «Кудрин: серьезные проблемы РФ - слабое техническое развитие и слабые темпы "цифровизации" экономики» // Финмаркет [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.finmarket.ru/news/4476598.

2. Ли Ирина. Цифровая экономика увеличит к 2025 году ВВП России на 8,9 трлн руб // РБК [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rbc.ru/technology_and_media/05/07/2017/595cbefa9a7947374ff375d4

3. Цифровая Россия: новая реальность // McKinsey [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://apptractor.ru/info/analytics/otchyot-tsifrovaya-rossiya-novaya-realnost.html

4. Digital Dividends: World Development Report (2016) // World Bank [Электронныйресурс]. Режим доступа: http://www.worldbank.org/en/publication/wdr2016

5. Федеральная служба государственной статистики. Уровень жизни // Росстат [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/level/#

6.Кантышев Павел. «Роботы не приживаются на российских заводах» // Ведомости [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2016/11/14/664697-roboti-ne-prizhivayutsya

7. «50 процентов составляет износ основных фондов в России» // Экономика и жизнь [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.eg-online.ru/news/330442/

8. Лебедев Митя. Что такое безусловный базовый доход и каково получать деньги просто так // Afisha Daily [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://daily.afisha.ru/brain/4351-chto-takoe-bezuslovnyy-bazovyy-dohod-i-kakovo-poluchat-dengi-prosto-tak/

9. Дергачев Владимир. «Чиновники обошлись бюджету дороже медицины и образования» // РБК [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rbc.ru/politics/09/12/2016/58498efc9a7947140f04eab5

10. Демченко Наталья. «Герман Греф посоветовал юристам «забыть профессию» // РБК [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rbc.ru/business/23/07/2017/5974b7a69a79477896b6708d

11. «Каждый четвертый в РФ рискует стать безработным» // Finanz.ru [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.finanz.ru/novosti/lichnyye-finansy/kazhdy-chetverty-v-rf-riskuet-stat-bezrabotnym-1001625213

12. Хайрутдинов Д. «Навыки XXI века»: новая реальность в образовании // eRazvitie.org [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://erazvitie.org/article/navyki_xxi_veka_novaja_realnost

13. Программа «Цифровая экономика России» // Экспертный совет при Правительстве РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: d-russia.ru/wp-content/uploads/2017/05/programmaCE.pdf

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516