Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Комплексная экономическая оценка организационно-технических мероприятий по повышению энергетической эффективности горнодобывающих компаний

Отраслевая экономика | (99) УЭкС, 5/2017 Прочитано: 491 раз
(2 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    A.C. Минеева
  • Дата публикации:
    16.05.17
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Санкт-Петербургский горный университет

Комплексная экономическая оценка организационно-технических мероприятий по повышению энергетической эффективности горнодобывающих компаний

Integrated economic evaluation of energy efficiency measures within mining companies

A.C. Минеева, аспирант

Санкт-Петербургский горный университет, Санкт-Петербург

Кафедра Экономики, учета и финансов, Экономический факультет

anna-mineeva@list.ru

Anna S. Mineeva, phd student

Saint-Petersburg mining university

Economic department

anna-mineeva@list.ru

Аннотация

В данной статье проанализированы и систематизированы эффекты от реализации организационно-технических мероприятий по повышению энергетической эффективности, подразумевающих интеграцию возобновляемых источников энергии в систему энергоснабжения горнодобывающего предприятия. Установлено, что в целях получения комплексной экономической оценки необходимо разработать механизм интернализации внешних эффектов в процесс проведения экономической оценки. Предложен метод экономической оценки, позволяющий учесть не только внутренние, но и внешние эффекты.

Abstract

The article provides an extensive analysis of benefits and effects of energy efficiency measures, which imply the integration of renewable energy within the system of energy supply of a mining company. It is proved that holistic integrated economic evaluation requires the internalization of external effects; therefore, there is a need to develop a mechanism that integrates external effects into the process of economic evaluation. The article provides a mechanism that enables the evaluation of not only internal but also external effects of energy efficiency measures.

Ключевые слова: энергоэффективность, экономическая оценка, метод «затраты-выгоды», экстерналии, внешние эффекты, интернализация внешних эффектов, возобновляемые источники энергии.

Key words: energy efficiency, economic evaluation, cost benefit analysis, externalities, external effects, internalization of external effects, renewable energy sources.

Введение

На сегодняшний день все большее распространение получает концепция устойчивого развития, предполагающая интеграцию экономического, экологического и социального развития в целях формирования долгосрочных ценностей. Обеспечение устойчивого развития экономических систем предполагает переход к новой парадигме экономического развития, основанной на принципах ресурсоэффективности. Преобладающее ранее убеждение в неисчерпаемости природных ресурсов привело к глобальным проблемам экологического загрязнения, а также истощению разведанных минерально-сырьевых запасов. Как отмечают эксперты, на начальной стадии становления капиталистической системы хозяйствования отсутствие сдерживающих институциональных механизмов, таких как экологические требования со стороны государства и общественности, а также стремление предприятий минимизировать производственные затраты, исключающее какие-либо природоохранные мероприятия, привели к усилению экологического истощения, связанного со сверхэксплуатацией природно-ресурсной базы планеты [1].

Таким образом, на сегодняшний день сформировалась новая производственная парадигма, согласно которой эффективность деятельности компании должна быть оценена не только с позиции экономической эффективности, но также должна учитывать экологический и социальный аспекты деятельности компании. Так появилась концепция корпоративного устойчивого развития, основанная на принципе «тройного критерия эффективности», введенного С.Л. Харт и М.Б. Мильштейн (S.L. Hart & M.B. Milstein). Данный принцип определяет одновременное создание экономических, социальных и экологических благ как основу корпоративного устойчивого развития [2]. В этом ключе появилось мнение, что в контексте предпринимательской деятельности, концепция устойчивого развития подразумевает удовлетворение потребностей как прямых, так и косвенных стейкхолдеров (акционеров, персонала, клиентов, общественных групп и локальных сообществ), не ставящее под угрозу реализацию потребностей будущих заинтересованных сторон [2].

Применение такого подхода к оценке эффективности бизнеса предполагает интеграцию принципов ресурсоэффективности, а также ориентацию бизнес-модели на рациональное использование природных ресурсов, подразумевающее сокращение негативного воздействия производственного процесса на окружающую среду, а также ответственные взаимоотношения бизнеса со всеми заинтересованными сторонами [3]. В этой связи вопросы эффективного потребления энергии, а также минимизации сопутствующего экологического ущерба приобретают ключевую важность, так как нерациональное энергопотребление не только способствует истощению природного капитала в части традиционных энергоресурсов, но и оказывает существенное негативное воздействие на состояние окружающей среды.

Для некоторых отраслей промышленности обеспечение рационального энергопотребления приобретает особую актуальность в связи с высокой энергоемкостью производственного процесса. Так, по данным Международного Энергетического Агентства, на долю крупных предприятий сырьевой промышленности (в частности, горнодобывающих и металлургических предприятий) приходится около двух третей от общего объема мирового энергопотребления [4]. При этом для России, характеризующейся сырьевой специализацией экономики, горнодобывающая промышленность обладает особой значимостью - 9,8% от общего объема ВВП России обеспечивается сектором «Добыча полезных ископаемых» [5].

Таким образом, одной из ключевых задач корпоративной стратегии устойчивого развития становится снижение энергоемкости производственного процесса, что представляется возможным посредством реализации организационно-технических мероприятий по повышению энергоэффективности. Однако необходимо отметить, что реализация подобных мероприятий в значительной степени зависит от результатов их экономической оценки. При этом некоторые организационно-технические мероприятия по повышению энергоэффективности, подразумевающие значительные капиталовложения, не всегда соответствуют требованиям классического инвестиционного анализа, в связи с чем не рассматриваются менеджерами компаний как перспективные направления инвестирования.

В рассмотренном контексте ключевой целью данного исследования является поиск возможностей совершенствования метода экономической оценки инженерных и управленческих решений по повышению энергоэффективности горнодобывающих компаний. В ходе планирования исследования было поставлено две основные задачи:

  1. Проанализировать и систематизировать эффекты от реализации мероприятий по повышению энергетической эффективности, способствующие повышению экономического результата от их реализации.
  2. Разработать предложения по совершенствованию метода экономической оценки анализируемых организационно-технических мероприятий, позволяющие учесть стоимостную оценку всего спектра эффектов от их реализации.

Основная научная проблематика данного исследования касается методики процесса экономической оценки, в этой связи представляется необходимым точнее определить объект, субъект и методы оценки. Объектом оценки в данном исследовании выступают организационно-технические мероприятия (или проекты) по повышению использования энергоресурсов на горнодобывающих предприятиях, подразумевающие использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ), а именно ветрогенерационных установок. Субъектом оценки в рамках данного исследования может выступать как менеджмент компании, так и государство, так как повышение эффективности использования энергоресурсов способствует не только оптимизации производственного процесса, но также снижает величину ущерба, наносимого окружающей среде. Говоря о методе проведения экономической оценки, необходимо отметить, что данное исследование проводится с позиции доходного подхода, так как именно этот подход наиболее часто используется для оценки инвестиционных проектов с помощью таких показателей как NPV, IRR и др.

Анализ эффектов от реализации организационно-технических мероприятий по повышению энергетической эффективности

Доходный подход к оценке экономических активов, в том числе инвестиционных проектов, предполагает определение и оценку ожидаемых доходов, связанных с использованием того или иного актива. При этом основополагающим условием возможности применения доходного подхода является наличие полной и достоверной информации об эффектах, связанных с реализацией проекта, а также будущих денежных потоках, генерируемых ими. Таким образом, можно утверждать, что справедливость и точность экономической оценки того или иного организационно-технического мероприятия в значительной степени зависит от полноты выявления всего спектра получаемых эффектов.

Наиболее очевидной целью реализации мероприятий по повышению энергетической эффективности промышленного процесса является снижение его энергоемкости, приводящее к снижению энергозатрат и повышению общей эффективности производства. Однако проведенное исследование показало, что, как правило, повышение уровня энергетической эффективности способствует достижению значительно более широкого спектра эффектов, являющихся как внутренними, так и внешними по отношению к предприятию. При этом интеграция внешних эффектов в их стоимостном измерении в процесс экономической оценки организационно-технических мероприятий по повышению энергоэффективности позволяет повысить экономическую эффективность реализации таких мероприятий, а значит, повысить их привлекательность с точки зрения менеджмента компании.

Так, в рамках данного исследования был проведен анализ эффектов от реализации организационно-технического мероприятия, подразумевающего интеграцию возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в систему энергоснабжения горнодобывающего предприятия. Результаты проведенного анализа представлены на Рисунке 1. Проведенный анализ показал, что эффекты от реализации мероприятий по повышению энергетической эффективности могут быть классифицированы как с позиции возможности их количественной оценки (количественные/качественные), так и с позиции отношения к бизнес-среде компании (внутренние/внешние).


Рисунок 1. Комплексный анализ эффектов от реализации проекта ВИЭ

min1

 

 

Источник: составлено автором


При этом необходимо отметить, что согласно традиционным методам экономической оценки, основанным на оценке будущих денежных потоков, во внимание принимаются только количественно измеримые эффекты, прямым бенефициаром которых является непосредственно предприятие, то есть внутренние количественные эффекты, которые представляется необходимым рассмотреть более подробно.

Внутренние эффекты

Среди всего множества эффектов, генерируемых тем или иным проектом, можно выделить несколько основополагающих эффектов, которые по своей сути являются ключевыми факторами, мотивирующими компанию к реализации данного проекта. Очевидно, что в контексте проектов по повышению энергетической эффективности такое значение, с точки зрения бизнеса, имеет эффект экономии энергозатрат.

На сегодняшний день именно сокращение энергозатрат рассматривается компаниями как основной источник формирования положительных денежных потоков по проекту, направленному на повышение энергетической эффективности. Однако проведенное исследование показало, что к внутренним количественным эффектам можно также отнести экономию на налоговых платежах, получаемую за счет законодательно установленных налоговых льгот, предоставляемых предприятиям, приобретающим и использующим оборудование и технологии, характеризующиеся высокой энергетической эффективностью. Согласно Налоговому Кодексу РФ, предприятия, использующие объекты и технологии высокой энергетической эффективности, имеют право получить льготы по налогу на имущество, а также налогу на прибыль в части применения ускоренной амортизации и амортизационной премии [6]. Так, проведенный расчет показал, что, принимая первоначальную стоимость ветрогенерационного парка за 360 989 856 руб., а срок его полезного использования равным 10 годам, сумма налоговой экономии, получаемой за счет освобождения от уплаты налога на имущества в течение первых трех лет использования актива, составляет 20 119 168 руб.

В свою очередь льготы по налогу на прибыль, предоставляемые в виде права использования амортизационной премии и повышающего амортизационного коэффициента, не позволяют получить абсолютной экономии, однако позволяют перераспределить денежные потоки путем уменьшения налогооблагаемой базы в первые годы использования актива, с ее последующим увеличением. Таким образом, установленные законодательством льготы по налогу на прибыль, представляющие собой налоговый кредит, не позволяют предприятию получить абсолютную экономию, однако способствуют более эффективному перераспределению денежных потоков в течение всего срока эксплуатации актива, снижая величину отрицательных денежных потоков и высвобождая денежные средства в первые годы реализации проекта.

Немаловажным аспектом, сопутствующим реализации проектов по повышению энергетической эффективности, является сокращение экологических платежей. Экологическим законодательством РФ установлены нормативы платы за выбросы и сбросы различных загрязняющих веществ [7]. Так, если внедрение мероприятий по повышению эффективности использования энергоресурсов способствует снижению объемов выбросов и сбросов загрязняющих веществ, включенных в перечень, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 13.09.2016 N 913 "О ставках платы за негативное воздействие на окружающую среду и дополнительных коэффициентах", то сумма получаемой экономии должна быть также учтена как одна из составляющих положительного денежного потока по проекту.

Одним из наиболее очевидных эффектов от использования ВИЭ в системе энергоснабжения горнодобывающего предприятия является сокращение выбросов парниковых газов. Однако согласно российскому экологическому законодательству, объемы промышленных выбросов парниковых газов, измеряемых в тоннах СО2-экв., в России не нормируются, и плата за них не осуществляется. Таким образом, предприятие не может извлечь какой-либо экономии, непосредственно связанной со снижением объемов выбросов СО2, и соответственно, не может учитывать экономию выбросов СО2 как источник положительного денежного потока по проекту.

Также необходимо отметить, что повышение энергетической эффективности, и в частности, использование ВИЭ, способствует созданию целого ряда качественных эффектов, связанных с укреплением корпоративного имиджа компании, диверсификацией системы энергоснабжения, инновационным развитием, а также реализацией стратегии устойчивого развития. Однако данные эффекты могут оказать только косвенное влияние на процесс оценки организационно-технических мероприятий по повышению энергоэффективности, так как их довольно сложно формализовать и выразить в стоимостном выражении.

Внешние эффекты

Как был отмечено ранее, с точки зрения бизнеса, ценность проекта определяется только внутренними эффектами, оказывающими прямое или косвенное влияние на его экономическую оценку. С одной стороны, такой подход снижает риск необоснованного завышения результатов оценки проекта. Однако с другой стороны, подобный подход к оценке мероприятий по повышению энергоэффективности может считаться в некоторой степени «близоруким», так как, фокусируясь только на внутренних эффектах, он не позволяет определить полную общественную ценность проекта, формируемую как внутренними, так и внешними эффектами. В связи с этим, анализ внешних эффектов представляет особый интерес в рамках данного исследования.

Одним из ключевых внешних эффектов, сопутствующих реализации проектов по повышению энергоэффективности, является снижение выбросов парниковых газов, измеряемых в тоннах СО2-экв. Очевидно, этот эффект количественно измерим и влечет за собой широкий спектр внешних эффектов качественного характера, носящих в некоторой степени производный характер, таких как повышение качества окружающей среды, повышение качества жизни граждан, вклад в борьбу с глобальными климатическими изменениями, вклад в реализацию обязательств РФ в рамках Парижского Соглашения, вклад в реализацию Климатической Доктрины РФ и прочие.

В экономической науке при описании и анализе внешних эффектов, сопутствующих реализации того или иного инвестиционного проекта, широко употребим термин экстерналии. При этом появление и наличие экстерналий является специфическим эффектом и признано провалом рыночного механизма. Анализ и теоретическое обоснование появления и существования экстерналий не является целью данного исследования, однако представляется необходимым отметить, что экономическая сущность положительных экстерналий или положительных внешних эффектов заключается в превышении общественных выгод над частными, то есть создании дополнительных внешних выгод для третьих лиц, не учитываемых рыночным механизмом [8].

В контексте рассматриваемого проекта, финансируемого за счет частных средств компании, помимо создания частного экономического блага в виде генерации электроэнергии с меньшими эксплуатационными затратами, создается также и значительное общественное благо в виде повышения качества окружающей природной среды, и следовательно, повышения качества жизни граждан. При этом классические методы экономической оценки не позволяют учесть рассмотренные внешние эффекты, в связи с чем экономическая оценка подобных проектов, выполненная с помощью классических подходов, не может быть признана полной.

Экономическая оценка организационно-технических мероприятий по повышению энергоэффективности

Результатом проведенного исследования стала разработка предложения усовершенствованной методики экономической оценки рассматриваемых мероприятий, основанной на методике анализа «затраты-выгоды» (Cost-BenefitAnalysis, CBA). Данная методика нашла широкое применение в европейских странах в целях проведения экономической оценки проектов, способствующих повышению общественного и экологического благосостояния. Сущность данного подхода заключается в сопоставлении затрат на реализацию того или иного мероприятия с выгодами, сопутствующими его реализации. Так, по мнению многих экспертов, ключевым концептуальным принципом, отличающим данный метод от многих классических подходов к экономической оценке, является тот факт, что согласно методу «затраты-выгоды», оценка проекта должна проводиться с точки зрения сложившихся в обществе ценностных представлений, формируемых за пределами сферы рыночных отношений [8]. Таким образом, данный подход позволяет получить комплексную экономическую оценку проекта, которая формируется за счет как внутренних, так и внешних эффектов и отражает общественную эффективность рассматриваемого проекта.

Методологической основой подхода «затраты-выгоды» является использование метода дисконтированных денежных потоков, однако в целях получения комплексной экономической оценки данная методика предполагает расчет не только финансовой (FNPV), но и экономической чистой приведенной стоимости проекта (ENPV). При этом показатель FNPV учитывает денежные потоки, формируемые только за счет внутренних количественных эффектов, а показатель ENPV включает также количественную оценку внешних эффектов в денежном измерении. Так, именно показатель ENPV позволяет оценить полную общественную эффективность инвестиционного проекта.

В ходе данного исследования были выявлены следующие внутренние количественные эффекты, сопутствующие реализации организационно-технических мероприятий по повышению промышленной энергетической эффективности с использованием ВИЭ:

  • экономия энергозатрат;
  • экономия налоговых платежей;
  • экономия экологических платежей.

В этой связи формула для расчета FNPV будет выглядеть следующим образом:

(1)

где  – полные инвестиционные затраты по проекту (капитальные и эксплуатационные); величина экономии на энергозатратах;  – сокращение экологических платежей компании за счет физического сокращения выбросов загрязняющих веществ в окружающую среду;  – налоговая экономия за счет применения федеральных и региональных налоговых льгот.

Однако, как было отмечено ранее, для проектов, обладающих значительными внешними эффектами, ключевым показателем оценки является показатель экономической чистой приведенной стоимости проекта (ENPV). Данный показатель учитывает не только внутренние, но и внешние эффекты (экстерналии), сопутствующие реализации проекта и может быть рассчитан по формуле (2):

   (2)

где - величина внешних эффектов от реализации проекта, выраженная в денежном выражении.

Проведенный анализ показал, что ключевым положительным внешним эффектом, способствующим созданию общественного блага, является сокращение выбросов парниковых газов. Однако, в условиях российского экологического законодательства, прямая экономическая оценка подобных эффектов не представляется возможной, так как в России отсутствует утвержденный механизм тарификации выбросов парниковых газов.

Однако зарубежные эксперты сходятся во мнении, что принимая во внимание глобальный характер климатических изменений, вызванных экстенсивными выбросами парниковых газов, общественная ценность сокращения выбросов должна оцениваться единообразно. В мировой практике одним из наиболее широко распространенных способов регулирования промышленных выбросов парниковых газов, позволяющих при этом интернализовать отрицательные внешние эффекты, инициируемые эмиссией СО2, является углеродный налог или плата за выбросы СО2-экв. В рамках данного исследования в целях моделирования денежных потоков допустим, что величина платы за выбросы парниковых газов в расчете на тонну выбросов СО2-экв. составляет 15$ на протяжении всего срока реализации рассматриваемого организационно-технического мероприятия. Подобное допущение позволяет смоделировать, как изменится ценность анализируемого проекта при интернализации внешних эффектов, то есть насколько комплексная экономическая оценка отличается от внутренней (коммерческой). Результаты проведенных расчётов представлены в Таблице 1 (См. след. страницу).

Проведенный анализ показал, что комплексная экономическая ценность рассматриваемого организационно-технического мероприятия, включающая стоимостную оценку сопутствующих внешних эффектов, значительно превышает величину внутренней экономической оценки проекта, учитывающей только внутренние эффекты, прямым бенефициаром которых является непосредственно компания.

 

Таблица 1. Сравнительный анализ результатов комплексной (внешней) и внутренней (коммерческой) экономической оценки проекта

min2

Заключение

Проведенное исследование показало, что организационно-технические мероприятия по повышению энергоэффективности горнодобывающих компаний позволяют повысить ресурсоэффективность всего производственного процесса, что в значительной степени способствует обеспечению стратегии корпоративного устойчивого развития. Однако кроме ряда эффектов, актуальных исключительно с точки зрения бизнеса, повышение энергоэффективности промышленного производства способствует создание общественных благ в части сокращения выбросов парниковых газов, повышения качества окружающей среды, повышения качества жизни граждан.

Современная практика проведения экономической оценки опирается исключительно на внутренние эффекты, прямым бенефициаром которых является компания. Однако проведенное исследование позволяет сделать вывод, что в контексте организационно-технических мероприятий по повышению энергетической эффективности подобный подход не позволяет получить полную экономическую оценку, так как не учитывает ряд внешних эффектов, представляющих значительную общественную ценность.

Предложенный в рамках данного исследования метод оценки проектов по повышению энергоэффективности позволяет интернализовать наиболее существенные внешние эффекты, что способствует повышению экономической и общественной ценности проекта, а также получению комплексной экономической оценки. Проведенные расчеты подтверждают предположение о необходимости интеграции внешних положительных эффектов в целях получения более полной и справедливой оценки мероприятий по повышению энергетической эффективности горнодобывающих компаний.

Список литературы

  1. Дышаева Л. Устойчивое развитие как безальтернативная стратегия эколого-экономического поведения //Экономист. – 2013. – №.5. – С. 73-80.
  2. Hart S. L., Milstein M. B. Creating sustainable value //The Academy of Management Executive. – 2003. – Т. 17. – №. 2. – С. 56-67.
  3. Gomes C. M. et al. Management for sustainability in companies of the mining sector: an analysis of the main factors related with the business performance //Journal of Cleaner Production. – 2014. – Т. 84. – С. 84-93.
  4. Международное Энергетическое Агентство. Мониторинг состояния энергоэффективности и выбросов СО2 в промышленности. 2008.
  5. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.gks.ru/
  6. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая): от 05.08.2000 № 117-ФЗ: ред. от 03.04.2017 // Консультант Плюс [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28165/
  7. Постановление Правительства РФ от 13.09.2016 N 913 "О ставках платы за негативное воздействие на окружающую среду и дополнительных коэффициентах" // Консультант Плюс [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_204671/
  8. Пахомова Н., Рихтер К., Эндрес А. Экологический менеджмент. СПб: Питер, 2003 – 544с.
  9. Dyshaeva L. Ustojchivoe razvitie kak bezal'ternativnaya strategiya ekologo-ekonomicheskogo povedeniya //Ekonomist. – 2013. – №.5. – S. 73-80.
  10. Hart S. L., Milstein M. B. Creating sustainable value //The Academy of Management Executive. – 2003. – Т. 17. – №. 2. – S. 56-67.
  11. Gomes C. M. et al. Management for sustainability in companies of the mining sector: an analysis of the main factors related with the business performance //Journal of Cleaner Production. – 2014. – Т. 84. – S. 84-93.
  12. Mezhdunarodnoe Energeticheskoe Agentstvo. Monitoring sostoyaniya energoeffektivnosti i vybrosov CO2 v promyshlennosti. 2008.
  13. Federal'naya sluzhba gosudarstvennoj statistiki. [Elektronnyj resurs] - Rezhim dostupa: http://www.gks.ru/
  14. Nalogovyj kodeks Rossijskoj Federacii (chast' vtoraya): ot 05.08.2000 № 117-FZ: red. ot 03.04.2017 // Konsul'tant Plyus [Elektronnyj resurs] Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28165/
  15. Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 13.09.2016 N 913 "O stavkah platy za negativnoe vozdejstvie na okruzhayushchuyu sredu i dopolnitel'nyh koefficientah" // Konsul'tant Plyus [Elektronnyj resurs] - Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_204671/
  16. Pahomova N., Rihter K., Endres A. Ekologicheskij menedzhment. SPb: Piter, 2003 – 544s.

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516