Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Оценка экономической эффективности регионального инновационного кластера

Региональная экономика | (76) УЭкС, 4/2015 Прочитано: 7641 раз
(3 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Патрушева Елена Григорьевна, Большакова Елена Алексеевна
  • Дата публикации:
    15.04.15
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГБОУ ВПО «ЯрГУ им. П.Г. Демидова»
    Филиал ООО «Тева» в г. Ярославле

Индекс УДК 338.24

ОЦЕНКА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ РЕГИОНАЛЬНОГО ИННОВАЦИОННОГО КЛАСТЕРА

EVALUATION OF ECONOMIC EFFICIENCY OF THE REGIONAL INNOVATIVE CLUSTER

Патрушева Елена Григорьевна

Доктор экономических наук, профессор

Профессор кафедры управления и предпринимательства

ФГБОУ ВПО «ЯрГУ им. П.Г. Демидова»

patr5@yandex.ru

Большакова Елена Алексеевна

Кандидат экономических наук

Администратор отдела управления

Филиала ООО «Тева» в г. Ярославле

bolschakova.alen@yandex.ru

Patrushev Elena Grigorevna

Doctor of Economics, Professor

Professor of the Department ofManagement and Entrepreneurship

FGBOU VPO «Yaroslavl State University them. P.G. Demidov»

 patr5@yandex.ru

Bolshakova Elena Alexeevna

Candidate of Economic Sciences

Administrator of the Management Department

Branch of  «Teva» in Yaroslavl

bolschakova.alen@yandex.ru

Издание научной статьи осуществлено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 15-32-01043.

Аннотация: В статье исследуется сущность кластера как сетевого регионального инновационного мегапроекта открытого типа, включающего ряд локальных инновационных проектов, добавленная стоимость которых формирует совокупную стоимость кластера. Разработанный и апробированный на примере фармацевтического кластера алгоритм оценки экономической эффективности кластерных проектов позволит региональным властям более обоснованно формировать и осуществлять руководство инновационным кластером, а организациям - экономически обосновывать свое участие в его деятельности.   

Abstract: The article explores the essence of a cluster as a network of regional innovation megaproject open type, which includes a number of local innovative projects, which added value forms the aggregate valueof the cluster. Developed and tested on the example of a pharmaceutical cluster algorithm forevaluationthe economic effectiveness of cluster projects will allow regional authorities to form a more soundly and guide innovation clusters and organizations - to justify the cost involved in its activities.

Ключевые слова: инновационный кластерный проект, традиционная оценка экономической эффективности инновационно-инвестиционных проектов, метод реальных опционов, совокупная добавленная стоимость кластерного проекта.

Keywords: innovation cluster project, the traditional estimation of economic efficiency of innovation and investment projects, real options method, gross value added of the cluster project.

Постановка проблемы

В  Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года[1] утверждается, что для усиления позиций отечественной высокотехнологичной продукции на мировых рынках необходимы эффективные механизмы поддержки инновационной деятельности и технологического развития, в частности, кластерных инициатив и возникающихтерриториально-производственныхкластеров.Именно региональные инновационные кластеры в современных условиях способны обеспечить территории долгосрочную конкурентоспособность и устойчивое развитие.

Следует отметить, к настоящему времени использование кластерного подхода уже заняло одно из ключевых мест в стратегиях социально-экономического развития ряда субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Многие проекты развития территориальных и отраслевых кластеров реализуется в инициативном порядке.

Преимущества кластерного взаимодействия состоят не только в получении экономического эффекта, выражаемого в повышении производительности входящих в состав кластера участников, росте инновационной активности и стимулировании новых бизнес-образований за счет облегчения доступа к поставщикам, квалифицированной рабочей силе, обслуживающими образовательным центрам и прочим ресурсам, а также в экономии на издержках, но и за счет того, что в кластерах создаются особые, льготные  условия для их участников, способствующие запуску новых типов производств и продукции. Так, в соответствии с «Методическими рекомендациями по реализации кластерной политики в субъектах РФ» [2] на федеральном уровне сформирован ряд механизмов,позволяющихобеспечить гибкое финансирование мероприятий по развитию кластеров.

Например, в вышеуказанных целях определены правила предоставления средств федерального бюджета [9], направляемые на государственную поддержку такой категории участников кластера как предприятия малого и среднего предпринимательства, для которых представляется возможным на конкурсной основе получить субсидии на финансирование мероприятий, предусмотренных в соответствующей региональной программе.

Вместе с тем в качестве проблем реализации эффективной кластерной политики[2] в современных условиях экономического регионального развития выступают: отсутствие необходимых механизмов методической, информационно-консультационной и образовательной поддержки развития кластеров. В настоящее время отсутствует также и  четкое толкование понятия «кластер». 

Задачи, решаемые в данном исследовании следующие: а) уточнение сути регионального кластера, б) разработка метода оценки его экономической эффективности, исходя из понимания природы кластера.

Можно сказать, что кластер формируется под конкретную целевую задачу или под определенный круг задач, решение которых представляет собой последовательность или совокупность взаимоувязанных между собой работ (бизнес-процессов), протекающих внутри организованной открытой сети от одного участника к другому, результатом которой является продукт, либо иное, представляющее ценность для заинтересованных сторон (региона, производителей, потребителей, поставщиков и иных участников кластера).

Как следствие,изучение вопросов создания, функционирования, управления и оценки деятельности регионального инновационного кластера целесообразно выполнять с позиции проектного подхода, позволяющего рассматривать кластер как некую агрегированную совокупность отдельных локальных инновационно-инвестиционных проектов, способствующих реализации инновационного потенциала как каждого его участника, так и региона в целом.

Исходя из наиболее распространенной классификации инновационных проектов [1, 2, 3, 4, 5], региональный инновационный кластер (РИК) должен рассматриваться в виде долгосрочного комбинированного инновационно-инвестиционного мегапроекта открытого типа, имеющего сетевой характер, т.е. представляющего собой агрегированную совокупность локальных инновационно-инвестиционных проектов (ЛИКПов), реализация которых способствует решению задач инновационного развития региона и обеспечивает отдельным участникам экономические преимущества от осуществления ими сотрудничества в рамках кластера, а также возможность получения ими права на государственную поддержку.Таким образом,РИК как проекториентирован на достижение определенных целей инновационного регионального развития и, в свою очередь, через участие отдельных организаций в региональном кластере, является формой осуществления ими своей инновационной деятельности и способом создания добавленной стоимости (ценности) [6, 7]. Эффективность реализации регионального кластерного проекта определяется степенью достижения целей основными его участниками и выполнением каждым из них специфичных ключевых функций.

При этом достижение общего стратегического результата напрямую зависит от успешности отдельно взятого локального кластерного проекта, от характера взаимодействия его основных участников и распределения ресурсов между ними. Как следствие, оценка экономической эффективности регионального инновационного кластерного проекта (РИКПа) должна осуществляться с учетом названных выше его  характеристик [8,9].

Кроме того, инновационные инвестиции (готовые для внедрения новации, приобретаемые компаниями, либо созданные через осуществление ими НИОКР) отличаются высокой степенью неопределенности ожидаемых результатов, длительным периодом инвестирования и получения эффектов, высоким соотношением между скрытыми и явными издержками и выгодами. В результате, одной из проблем оценки эффективности инвестиций в инновационные проекты является наличие высоких рисков реализации, проблематичность применения в оценках их экономической эффективности традиционных методов оценки и трудности в разработке прозрачного для инвесторов бизнес-плана инновационного проекта.

Таким образом, при оценке экономической эффективности РИКПа нельзя обойти вниманием его рискованность, что свойственно всем инновационным и, тем более, сетевым долгосрочным мегапроектам.

Следует заметить, что традиционные методы оценки экономической эффективности инвестиционных проектов (в частности, показатель чистой текущей стоимости, NetPresentValue, NPV) дают заведомо заниженную оценку привлекательности проектов, осуществляемых в условиях высокой степени неопределённости, поскольку исходят из предпосылки об однозначности пути развития проекта [10]. Наблюдается противоречие, заключаемое в том, что сам проект призван адаптировать предприятие к новым условиям, вызванным влиянием внешних и внутренних факторов, но в то же время при оценке его эффективности никакие дополнительные управленческие возможности такой адаптации не учитываются [11].

Однако в современных экономических условиях важным критерием отбора проектов является возможность их изменения по мере осуществления. В этом случае традиционные методы оценки эффективности необходимо дополнять методом реальных опционов, (RealOptionValuation, ROV), которыйпризнает не только то, что гибкость обладает ценностью, но и то, что эта ценность возрастает с ростом неопределённости [12,13, 14].

Концепция реальных опционов выделяет две группы возможностей, содержащихсяв инновационно-инвестиционном проекте. Первая предусматривает возможность изменения параметров такого проекта с течением времени и характеризует его внутреннюю гибкость. Это может быть расширение или сокращение масштабов проекта, изменение ресурсов или отказ от его реализации после получения дополнительной информации. Вторая группа возможностей характеризует внешнюю сторону проекта, его внешнюю гибкость, когда, например, выполнение одного проекта позволяет выполнить другой, казавшийся прежде неосуществимым. Как следствие, процесс оценки экономической эффективности регионального инновационного кластерного проекта следует рассматривать с учетом вышеназванных особенностей.

Методические положения  оценки экономической эффективности кластерных проектов

Выделим следующие положения предлагаемого нами метода оценки экономической эффективности инновационных кластерных проектов.

1. При оценке эффективности регионального инновационного кластерного проекта как совокупности локальных инновационных кластерных проектов  следует исходить из того, что достижение целевых экономических показателей  РИКПа непосредственно определяется экономическими результатами (добавленной стоимостью) от реализации локальных инновационных проектов, включенных в кластер, т.е. в рамках РИКПа формируется совокупная добавленная стоимость объединением добавленных стоимостей ЛИКПов.  При этом экономическая эффективность входящего в кластер локального инновационного кластерного проекта должна оцениваться на основе показателя чистой текущей стоимости (NPV), представляющего собой добавленную стоимость этого проекта.  Однако, исходя из обоснованного ранее понимания условий кластерных взаимоотношений и специфики инновационных кластерных проектов,  в величине чистой текущей стоимости ЛИКПа должно найти отражение формирование всех экономических эффектов, получаемых  его участниками. Как представляется, в их составе должны быть: а) эффект партнерства, б) эффект получения государственной поддержки, в) эффект гибкости управленческих решений.

Под эффектом партнерства мы предлагаем понимать экономический эффект,  проявляющейся при осуществлении возможности  включения  в РИКП отдельных организаций (через участие в ЛИКПе) и получении ими на этой основе преимуществ качественного развития их хозяйственной деятельности. Этот эффект найдет отражение в традиционной оценке чистой текущей стоимости (NPVо) этого локального проекта, где будут учтены ожидаемые денежные доходы от производства инновационного продукта, снижения трансакций при взаимодействии с партнерами регионального проекта, подготовки современных кадров, выхода на новые рынки сбыта и т.д.

Эффект получения господдержки, который, как правило, не удается  отразить  в начальных характеристиках ЛИКПа,  возникнет, если такую поддержку удастся получить (заслужить) в рамках государственно-частного партнерства как условия функционирования РИКПа. При этом форма и размер этой поддержки могут быть разнообразными.  Включение ее в ресурсы проекта позволяет выполнить переоценку чистой текущей стоимости (NPV1), величина которой окажется выше NPVо, а разница между ними будет отражать эффект  получения государственной поддержки: Эгп=NPV1 NPVо. Оба эти эффекта характеризуют, в свою очередь, синергетический эффект взаимодействия участников кластерного проекта.

Свойственные инновационному проекту неопределенности и возможности гибкого реагирования на изменение состояния внешней среды найдут отражение в так называемом эффекте гибкости управленческих решений.  Его исчисление требует использования метода реальных опционов и выбора соответствующей модели реального опциона для отражения его результатов. А сам эффект будет установлен путем сопоставления величины NPV, рассчитанной с включением стоимости реального опциона, с NPV без его учета, т.е. Эгу= NPV2  - NPV1 . Показатель чистой текущей стоимости может быть дополнен оценкой, например, срока окупаемости, если именно временные характеристики становятся приоритетными для этого проекта.

2. Формирование совокупной добавленной стоимости регионального инновационного кластерного проекта (NPVсов), полагаем, справедливо оценить как сумму добавленных стоимостей ЛИКПов, т.е.:

25                                      (1)

где NPV2i- чистая текущая стоимость локального i-го проекта, включающая все эффекты участия в кластере;

I – количество ЛИКПов в региональном инновационном кластере.

3. Формирование регионального инновационного кластера как проекта должно выполняться при условии максимизации его совокупной добавленной стоимостиДля этого ответственные за формирование и функционирование кластера  представители региональной власти должны ориентироваться на максимальное значение совокупной добавленной стоимости при рассмотрении различных вариантов состава участников РИКПа, условий их взаимодействия, распределения господдержки и т.д. Предлагаемый процесс оценки экономической эффективности регионального инновационного кластерного проекта может быть представлен в виде следующей последовательности действий, показанных на рисунках 1- 4.

На этапе 1 (рисунок 1) осуществляется формирование состава участников РИКПа и включаемых в него ЛИКПов, т.е. их  идентификацию и постановку для них целей/задач в соответствии со стратегией развития региона, определение условий реализации ЛИКПов в рамках кластера, а также основного состава каждого ЛИКПа.

19

Рис.1  Этап 1 оценки экономической эффективности ЛИКПа

В случае принятия решения о достаточности определенного на данном этапе состава и объема необходимых ресурсов для реализации портфеля разработанных ЛИКПов происходит переход к выполнению следующего этапа – оценке эффекта участия в кластере ЛИКПа. В противном случае необходимо осуществить поиск недостающих ресурсов.

На этапе 2 (рисунок 2) производится оценка синергетического эффекта входящих в состав кластера ЛИКПов.

Сначала определяется чистая текущая стоимость как эффект партнерства участников кластера (NPV0). На данном этапе процесса оценки возможно получение отрицательного значения показателя чистой текущей стоимости, однако окончательное решение об экономической целесообразности проекта рекомендуется принимать после учета остальных эффектов участия в кластере.

20

 

Рис. 2 - Этап 2 оценки экономической эффективности РИКПа

Далее определяется чистая текущая стоимость проекта с включением эффекта государственной поддержки (NPV1), а сам эффект получения государственной поддержки вычисляется как разница значений NPV1 и  NPVо.

На этапе 3 (рисунок 3) производится оценка эффекта гибкости управленческих решений. Выполнение данного этапа, по сути, означает переход к принятию решения с использованием метода реальных опционов, то есть к выявлению и определению типов/видов реальных опционов для участников проекта, а также выбору конкретной модели их оценки.

При выборе типа реального опциона следует опираться на их классификацию, приведенную в таблице 1.

Таблица 1

Основные типы реальных опционов [9]

Тип

Характеристика

   

1. Опцион на прекращение проекта (выход из бизнеса).

Возможность покинуть действующий проект при неблагоприятном стечении событий и реализовать его ликвидационную стоимость, которую можно рассматривать как цену исполнения опциона  “Put”.

2. Опцион на отсрочку развития.

Возможность на отсрочку инвестиций в развитие материальной базы, что эквивалентно опциону “Call”.

3. Опцион на расширение или сокращение.

Возможность расширения или сокращения масштабов проекта, что формально эквивалентно опциону  “Call” и “Put” соответственно.

4. Опцион на увеличение или уменьшение охвата.

Возможность увеличивать или уменьшать количество причастных к проекту видов деятельности, выражается в способности на каком-то этапе сменить направление деятельности.

5. Опцион на продление или досрочное завершение проекта.

Возможность продлить срок полезной службы актива или действие контракта за определенную сумму — цену исполнения опциона.

6. Опцион на переключение.

Возможность запуска либо приостановки проекта, портфель опционов, куда входят “Call” и “Put”.

21

Рис.3. Этап 3 оценки экономической эффективности РИКП

Основными критериями выбора модели (блок 3.3.) являются тип и вид неопределенности, свойственные инновационному проекту (блок 3.1). Так, если неопределенность носит регулярный характер, заданы некоторые вероятностные законы, описывающие будущее и вытекающие из общеэкономических закономерностей, то следует рассмотреть конечное число реализаций (сценариев), либо – бесконечное (с помощью имитационного моделирования) и использовать модели Блэка-Шоулза.

Если же неопределенность не носит регулярный характер, невозможно высказать какие-либо гипотезы по поводу вероятностных распределений ключевых параметров будущей ситуации, то рекомендуется использовать опционы в простейшей агрегированной постановке, т.е. строить бинарное дерево решений и применять биномиальную модель оценки реальных опционов.

После выбора соответствующей модели оценки реальных опционов следует прогнозирование основных переменных проекта для расчета показателей, входящих в модель (блок 3.4), и разбиение проекта на этапы с выделением контрольных точек принятия управленческих решений (блок 3.5). Завершением этапа является определение показателя NPV2 с учетом эффекта гибкости управленческих решений, то есть полной добавленной стоимости ЛИКПа (блок 3.6). При условии отрицательного значения NPV2 следует возврат к блоку 1.2. для рассмотрения иных, более эффективных условий реализации ЛИКПа.

Следует отметить, что на этапе диагностики основных видов и типов неопределенностей ЛИКП (блок 3.1.) следует определить угрозу возникновения ситуаций, порождаемых изменением внешней среды или неуправляемыми внутренними процессами, что приводят к отклонениям финансовых и нефинансовых метрик функционирования проекта. При оценке финансовых показателей традиционно рассматриваются отклонения в прибыли, денежного потока, рыночной стоимости.

Возможность так называемого «управленческого вмешательства» или «управленческой гибкости» позволяет реализовать возможные опционы для участников и проекта в целом. Если проект обладает незначительной гибкостью, но высоким уровнем неопределенности, можно ограничиться единичным опционом одного из существующих типов. В противном случае, необходимо разделить проект на ряд этапов, каждый из которых характеризуется ожидаемыми результатами, а также собственным уровнем коэффициента дисконтирования, учитывающим степень риска. Очевидно, что степень риска на разных этапах инновационного цикла значительно отличается, что необходимо учитывать в модели оценки инвестиций (блок 3.3).

Завершением блок-схемы процесса оценки экономической эффективности РИКПа является этап 4 (рисунок 4).

Формирование совокупной добавленной стоимости РИКП предлагается  проводить путем суммирования величин NPV, полученных в блоке 3.6, для всех включенных в региональный кластер ЛИКПов.

На основе рассмотрения различных вариантов состава и условий взаимодействия участников кластера принимается тот, где совокупная добавленная стоимость достигает максимального значения (блок 4.2.).

22

Рис. 4. Этап 4 оценки экономической эффективности РИКПа

Таким образом, представленная методика позволяет, исходя из основных характеристик инновационного кластерного проекта, произвести оценку экономической эффективности ЛИКПов и всего регионального кластера в целом. Выделение в ней этапов оценки дает возможность видеть и устранять проблемы отдельных проектов, обосновывать распределение государственной поддержки, планировать возможные пути развития локальных проектов. Методика обеспечивает региональным структурам, управляющим кластерами, возможность выполнять задачи по их эффективному формированию и развитию.

Результаты работы

Апробация разработанной методики оценки экономической эффективности инновационного кластерного проекта проведена на материалах кластера фармацевтической промышленности и инновационной медицины Ярославской области.  В качестве объекта исследования выбран один из его локальных кластерных проектов «Открытие Завода активных фармацевтических субстанций ЗАО «Фармославль», от реализации которого зависит текущее и будущее функционирование всего кластера в целом.

Расчет экономической эффективности этого ЛИКПа с учетом эффекта партнерства показал положительное, но невысокое по абсолютной величине, значение чистой текущей стоимости (NPV0), равное 23 млн.руб. В данной ситуации должен либо происходить пересмотр условий кластерного партнерства в рамках ЛИКПа (возврат к блоку 1.2.), либо приниматься решение о  виде и размере получения государственной поддержки (переход к блоку 2.2.). В частности, согласно данным Паспорта проекта  его участники смогут получить государственную субсидию в размере 250 млн. руб., которая в течение трех лет будет использована для финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Поскольку в результате организации-участники проекта смогут уменьшить сумму привлекаемого на платной основе инвестиционного капитала, то новое значение  NPV оказывается на уровне 273 млн.руб., а. эффект получения государственно поддержки в названной форме окажется равным сумме субсидии, т.е. 250 млн.руб.

В целях дальнейшего определения чистой текущей стоимости проекта с учетом эффекта гибкости управленческих решений была проведена диагностика основных типов/видов неопределенности анализируемого ЛИКПа и в качестве  наиболее значимой установлена вероятность расширения масштабов проекта за счет дополнительных, не предусмотренных ранее, НИОКР (опцион роста или расширения).

При этом стоит отметить, что для анализируемого проекта характерно наличие следующих типов опционов или альтернативных действий его участников, позволяющих говорить о достаточно высокой степени управленческой гибкости анализируемого ЛИКПа:

• выход из инвестиционного проекта/присоединение новых участников (субъекты кластера - заинтересованные участники, в том числе инвесторы проекта);

• расширение или сокращение производства (увеличение/уменьшение производственных мощностей) в зависимости от прогнозов или результатов коммерциализации активных фармацевтических субстанций на рынке;

• вложение дополнительных инвестиций (от субъектов ГЧП), в частности, в рамках программы субсидирования инновационных программ на принципах государственно-частного партнёрства в форме софинансирования исследований через гранты МИП и инновационных разработок предусмотрено выделение средств в размере 75 млн. руб. ежегодно;

• изменение структуры финансирования (объема частных или государственных инвестиций), а также соотношение собственных и кредитных (заемных) средств, используемых для реализации ЛИКПа. Увеличение доли привлеченных в рамках федеральных целевых программ  средств, позволит снизить цену капитала, финансирующего данный проект, что положительно скажется на его значении  NPV.

 Для оценки стоимости реального опциона - опциона роста – была использована  биномиальная риск-нейтральная модель реального опциона европейского типа.

Биномиальное дерево для данного инвестиционного проекта с учетом возможных вариантов развития событий схематично будет выглядеть следующим образом (рисунок 5).

23 

Рис.5.Бинарное дерево решений для инвестиционного проекта [15]

где S0 –базисная цена актива

Su/Sd. – цена базисного актива при изменении ее величины при определенной вероятности ((u) рост или (d) падение). 

Входные параметры для оценки реального опциона биномиальным методом   представлены в таблице 2.

Таблица 2

Исходные данные для оценки текущей стоимости реального опциона [15]

24

Расчет чистой текущей стоимости проекта (NPV2) с учетом эффекта гибкости принятия управленческих решений  дал  значение, равное 477 млн. руб., а величина самого  эффекта гибкости составила  204 млн. руб.

Поскольку завершением процесса оценки экономической эффективности РИКПа является формирование его совокупной добавленной стоимости, для выбора оптимальных условий его функционирования необходимо аналогичным образом оценить эффекты всех входящих в состав РИКП локальных проектов, что не вошло в задачу настоящего исследования. 

Принятие решения по составу и условиям функционирования регионального кластерного проекта необходимо осуществлять по критерию максимального значения совокупной добавленной стоимости, что может быть выполнено органами региональной власти при рассмотрении различных вариантов структуры кластера и кластерного взаимодействия его участников, видов и распределении средств государственной поддержки и выбора наиболее эффективного из них.

Библиографический список

1. Стандарт Российской Ассоциации управления проектами SOVNET (Russian Project Management Association) и Международной Ассоциации управления проектами IPMA (International Project Managemen Association):  Управление проектами: Основы профессиональных знаний, Национальные требования к компетенции специалистов. – М.: Изд-во «Консалтинговое Агентство «КУБС Групп - Кооперация, Бизнес-Сервис», 2001. – 265 с.

2. Американский национальный стандарт ANSI/PMI 99-001-2004: Руководство к Своду знаний по управлению проектами (Руководство PMBOK). 3-е изд. – Project Management Institute, 2004. – 388 с.

3. Нонака, И. Компания - создатель знания. Зарождение и развитие инноваций в японских фирмах / И. Нонака, Х. Такеучи. - М.: Издательство «Олимп-Бизнес», 2011. – 384 с.

4. Емельянов, С.Г. Теоретические основы и инструменты управления инновациями / С.Г. Емельянов, В.А. Кабанов, С.С. Кужель, И.А. Корольков. – М.: ООО «ТНТ» - Москва, 2012. - 184 c.

5.Управление инновационными проектами / Методология управления инновационными проектами. / Т.В. Александрова, С.А. Голубев, О.В. Колосова и др.; 2-е изд., перераб. и расш.; под общ. ред. проф. И.Л.Туккеля - СПб: СПбГТУ, 1999. - Ч 1. -100 с.21-р // Справочно-правовая система Консультант Плюс. 

6. Bolshakova, E.A. Consideration of territorial cluster as an open type project for the purposes of evaluation and decision-making /  E.A. Bolshakova // Science Drive-2012: Students` Scientific Work: P.G. Demidov Yaroslavl State University. – Yaroslavl, 2012. - P. 100-102.

7. Большакова, Е.А. Применение проектного подхода к определению инновационного территориального кластера /Е.А. Большакова // Международная научно-практическая конференции молодых ученых, аспирантов и магистрантов «Новая Российская экономика: движущие силы и факторы». – Ярославль, 2013. -  С. 33-36.

8. Enright, M.J. Why Clusters are the Way to Win the Game / M.J.  Enright // World Link. -  1992. - №5. – P.24-25.

9. Feldman, V.P. Innovation in Cities: Science based Diversity, Specialization and Localized Competition / V.P. Feldman, D.B. Audretsch //European Economic Review. - 1999. - № 43. - P.409-429.

10. Ross, S. Uses, Abuses and Alternatives to the Net-Present-Value Rule / S. Ross // Financial Management. – 1995. - Vol. 24, №3. -  P.96-102.

11. Баев, Л.А. К вопросу о применении теории реальных опционов в оценке и управлении инвестиционными проектами / Л.А. Баев, О.В. Егорова, Н.В. Правдина // Вестник ЮУрГУ, Серия «Экономика и менеджмент». – 2010.- выпуск 14, №20. – С.42-47.

12. Black, F. The pricing of options and corporate liabilities / F. Black, M. Scholes // Journal of Political Economy. -  1973. - № 81. – P.637-654.

13. Huchzermeier, A. Project Management Under Risk: Using the Real Options Approach to Evalute Flexibility in R&D / A. Huchzermeier, C.H. Loch // Management Science. - 2001. - №47. - P.12-23.

14. Trifonov, Yu.V. Modified Real Options Valuation for De-veloping Product-Type Innovation Strategies / Yu.V. Trifonov, S.N. Yashin, E.V. Koshelev // International Journal of Business and Social Science. – 2012. - Vol. 3, №12. – P.22-32.

15. Лимитовский, М.А. Инвестиционные проекты и реальные опционы на развивающихся рынках: учеб.- практич. Пособие / М.А. Лимитовский. - М.: Дело, 2004. – 527.

Bibliography

1. Standard of the Russian Project Management Association SOVNET (Russian Project Management Association) and the International Project Management Association IPMA (International Project Managemen Association): Project Management: The Basics of professional knowledge, national requirements for the competence of specialists. - M .: Publishing House of the «Consulting Agency» Cubs Group - Cooperation, Business Service», 2001. - 265 p.

2. American National Standard ANSI / PMI 99-001-2004: A Guide to the Body of Knowledge Project Management (Guide PMBOK). 3rd ed. - Project Management Institute, 2004. - 388 p.

3. Nonaka, I. Company - creator of knowledge. Origin and development of innovation in Japanese firms / I. Nonaka and H. Takeuchi. - M .: Publisher «Olympus-Business», 2011. - 384 p.

4. Emelyanov, S.G. Theoretical foundations and tools of innovation management / SG Emelyanov, V.A. Kabanov, S.S.Kuzhel, I.A. Korol'kov. - M .: LLC «TNT» - Moscow, 2012. - 184 c.

5. Management of innovative projects / innovative project management methodology. / T.V. Alexandrov, S.A.Golubev, O.V. Kolosov, etc .; 2nd ed., Rev. and ext .; under the total. Ed. prof. I.L.Tukkelya - St. Petersburg: SPbGTU, 1999. - p.21 H 1 -100-r // Legal Reference System Consultant Plus.

6. Bolshakova, E.A. Consideration of territorial cluster as an open type project for the purposes of evaluation and decision-making /  E.A. Bolshakova // Science Drive-2012: Students` Scientific Work: P.G. Demidov Yaroslavl State University. – Yaroslavl, 2012. - P. 100-102.

7. Bolshakova, E.A. The application of the project approach to the definition of innovative territorial cluster /E.A. Bolshakova // International scientific-practical conference of young scientists, graduate students and undergraduates «New Russian Economy: driving forces and factors». - Yaroslavl, 2013. - P. 33-36.

8. Enright, M.J. Why Clusters are the Way to Win the Game / M.J.  Enright // World Link. -  1992. - №5. – P.24-25.

9. Feldman, V.P. Innovation in Cities: Science based Diversity, Specialization and Localized Competition / V.P. Feldman, D.B. Audretsch //European Economic Review. - 1999. - № 43. - P.409-429.

10. Ross, S. Uses, Abuses and Alternatives to the Net-Present-Value Rule / S. Ross // Financial Management. – 1995. - Vol. 24, №3. -  P.96-102.

11. Baev, L.A. Concerning the application of the theory of real options in the evaluation and management of investment projects / L.A.Baev, O.V.Egorova, N.V. Pravdina // Vestnik South Ural State University, series «Economics and Management». - 2010.- Issue 14, №20. - S.42-47.

12. Black, F. The pricing of options and corporate liabilities / F. Black, M. Scholes // Journal of Political Economy. -  1973. - № 81. – P.637-654.

13. Huchzermeier, A. Project Management Under Risk: Using the Real Options Approach to Evalute Flexibility in R&D / A. Huchzermeier, C.H. Loch // Management Science. - 2001. - №47. - P.12-23.

14. Trifonov, Yu.V. Modified Real Options Valuation for De-veloping Product-Type Innovation Strategies / Yu.V. Trifonov, S.N. Yashin, E.V. Koshelev // International Journal of Business and Social Science. – 2012. - Vol. 3, №12. – P.22-32.

15. Limitovsky, M.A. Investment projects and real options in emerging markets: ucheb.- Practical. Manual / MA Limitovsky. - M .: Case, 2004. – 527.



[1] Распоряжение Правительства РФ «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» [Электронный ресурс] : [утв. Правительством РФ от 17 ноября 2008 г., № 1662-р] : офиц. текст : в редакции распоряжения Правительства РФ от 08 августа 2009 г., № 1121-р // Справочно-правовая система Консультант Плюс. 

[2] Письмо Министерства экономического развития «Методические рекомендации по реализации кластерной политики в субъектах Российской Федерации» [Электронный ресурс] : [утв. Минэкономразвития РФ от 26 декабря 2008 г., № 20615-ак/д19] // Справочно-правовая система Консультант Плюс.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016

№ регистрации СМИ: ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.   ISSN: 1999-4516