Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Трансформации налогового законодательства как элемент развития налогового консультирования в условиях цифровой экономики

Финансы и кредит | (109) УЭкС, 3/2018 Прочитано: 3157 раз
(1 Голосование)
  • Автор (авторы):
    Ряховский Дмитрий Иванович, Бабурян Люба Мовсесовна
  • Дата публикации:
    20.03.18
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Автономная некоммерческая организация высшего образования «Институт экономики и антикризисного управления» (ИЭАУ)
    Финансовый университет при правительстве РФ

Трансформации налогового законодательства как элемент развития налогового консультирования в условиях цифровой экономики*

Transformation of tax legislation as an element of the development of tax consulting in the digital economy

 

 

Ряховский Дмитрий Иванович

Dmitriy Ryakhovskiy

доктор экон. наук, профессор Департамента «Антикризисное управление и финансы»

Автономная некоммерческая организация высшего образования «Институт экономики и антикризисного управления» (ИЭАУ),

профессор Департамента налоговой политики и таможенно-тарифного регулирования Финансового университета при Правительстве РФ, e-mail: umc331@mail.ru 

 

Бабурян Люба Мовсесовна

Liubа Baburian

аспирант

Финансовый университет при правительстве РФ

e-mail: lyuba.baburyan@gmail.com

 

 

* Статья подготовлена в рамках общеуниверситетскойкомплексной темы Финансового университета при Правительстве Российской Федерации "Новая парадигма общественного развития в условиях цифровой экономики"

 

Аннотация. В статье обоснована необходимость уточнения нормативных актов и правоприменительной практики субсидиарной ответственности и «совокупности обстоятельств», особенности нормативного регулирования института налогового консультирования в условиях цифровой экономики; предложена принципиально новая методика трансформации налоговых отношений, участником которых может являться и налоговый консультант, помимо контролирующих органов и налогоплательщиков, выведены этапы и цикличность предлагаемой методики налогового анализа, предложено сформировать практику привлечения к ответственности должностных лиц налоговых органов, а также рассмотреть вопрос о возможности получения собственником малого и среднего бизнеса ежемесячных дивидендных выплат.

Ключевые слова: налоговое консультирование, цифровая экономика, субсидиарная ответственность, налоговые риски, судебная практика, налоговая проверка, задолженность по налогам и сборам, методика трансформации, налоговый анализ, банкротство, уставный капитал.

Annotation: The article substantiates the need to clarify the normative acts and law enforcement practice of subsidiary liability and the "totality of circumstances", especially the normative regulation of the Institute of tax consulting in the digital economy; a fundamentally new method of transformation of tax relations is proposed, the participant of which can be a tax consultant, in addition to controlling bodies and taxpayers, the stages and cyclicality of the proposed method of tax analysis are derived, it is proposed to form the practice of bringing to justice the officials of tax authorities, as well as to consider the possibility of obtaining monthly dividend payments by the owner of small and medium-sized businesses.

Keywords: tax consulting, digital economy, vicarious liability, tax risks, litigation, tax audit, taxes and levies, methods of transformation, tax analysis, bankruptcy, capital

 

 

Структурная трансформация Федеральной налоговой службы РФ, рост качественного уровня налогового администрирования вынуждает бизнес подстраиваться под новые условия функционирования. Главный принцип, применяемый государством и нашедший отражение в современном законодательстве, – заплатить налоговую недоимку в случае её выявления, причем за любой счет и любым способом. Этот подход в последнее время получил не только законодательное закрепление, но и формирование определенной арбитражной практики. Следует отметить, что реализованные законодательные инициативы последних лет через субъективизм правоприменительной практики, имеют крайне опасные отрицательные тенденции в части развития здоровой и конкурентной бизнес-среды, инвестиционного климата и развития предпринимательской активности, что было отмечено Генеральным прокурором Российской Федерации Ю. Я. Чайкой на заседании, проводимом в феврале 2018 года в г. Туле. Государственный налоговый протекционизм ведет к укрупнению экономики, и как следствие, развитию монополий и картельных сговоров, и при этом эффективность экономики будет падать и достичь необходимых темпов роста будет невозможно, делая ставку исключительно на крупный и микробизнес. Одной из значимых проблем российского бизнеса является развитие правоприменительной практики привлечения к субсидиарной ответственности. Рассмотрим нормативное регулирование привлечения к субсидиарной ответственности, включающее в себя совокупность федеральных законов, разъяснений, судебных актов, в отношении категорий риска: контролирующих бизнес лиц, учредителей, генеральных директоров и топ-менеджмента компаний, а также номинальных руководителей, и сделаем соответствующие выводы.

Трансформация началась с принятия некоторых федеральных законов (ФЗ от 29.06.15 № 186-ФЗ, ФЗ от 29.06.15 № 154-ФЗ и от 23.06.16 № 222-ФЗ), которые ввели в деловой оборот термины «контролирующий должника лицо» и «контролирующий бизнес лицо». Внесены изменения в Налоговый кодекс РФ, вступившие в действие с 01.07.2017, согласно которым ФНС России получила возможность взыскать с директора налоги в рамках статьи 45 НК РФ и статьи 15 ГК РФ, в том числе возможности привлечения к субсидиарной ответственности в течение трех лет после завершения конкурсного производства (или иной ликвидации бизнеса (см. дело № А64-2101/2016)). Также было несколько разъяснительных писем по нюансам привлечения к субсидиарной ответственности вышеуказанных субъектов, в том числе заслуживают особого внимания Письмо ФНС России от 21.07.2017 г. № АС-4-18/14302 «О направлении обзоров судебных актов» и Письмо ФНС России от 29 ноября 2017 года № СА-4-18/24213. Издан Приказ ФНС России от 14.10.2016 года №ММВ-7-18/560@ “Об организации работы по представлению интересов налоговых органов в судах», применяемый при рассмотрении вопросов о привлечении контролируемого лица к ответственности. Во всех судебных округах Российской Федерации сформирована практика дисквалификации руководителя компании, не компенсировавшего кредиторам причиненный ущерб (см. дела №№ А33-22545/2016, А14-14379/2016, А78-5452/2016, А21-4738/2016, А65-16309/2016, А76-15772/2016, А74-8855/2016, А32-11018/2016, А10-4173/2016, А50-3686/2016, А74-3257/2016, А08-2321/2016 и др.), при этом факт дисквалификации дает возможность ФНС России инициировать процесс привлечения к субсидиарной ответственности данных субъектов.

Конституционный суд РФ отказался рассматривать жалобу собственника бизнеса, с которого инспекция взыскивает задолженность по налогам компании (Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.17 № 396-О). В данном случае компанией управляли реальные директор и главный бухгалтер, собственник не получил экономической выгоды от неуплаты налогов, но ущерб с владельца бизнеса взыскали не по налоговой статье, а по статье 1064 ГК РФ, и при этом основанием для инициирования процесса привлечения к субсидиарной ответственности явился факт возбуждения уголовного дела. Определение Конституционного Суда от 8 декабря 2017 г. N 39-П дало возможность ИФНС России обратиться в суд с целью взыскания задолженности с главных бухгалтеров и директоров, если с компании взять нечего, т.к. она является банкротом, при этом, в разъяснительном письме ФНС России от 9 января 2018 г. N СА-4-18/45@ самым подробным образом описана данная процедура, как рекомендация к действию для ИФНС России. Следует отметить, что при определении виновных лиц, которых необходимо привлечь к субсидиарной ответственности, активно используются допросы сотрудников (Постановление Седьмого ААС от 27.02.2013 № 07АП-11641/2012 – показания сотрудников о том, что главный бухгалтер давал им «черную» заработную плату, Постановлении Двадцатого ААС от 21.04.2016 по делу № А23-3613/2012 – бухгалтер не отразил в учете договор поручительства, и последовала попытка привлечения к субсидиарной ответственности в размере 470 млн рублей). Заканчивается данная практика Пленумом Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 г. № 53, в котором разъяснены особенности привлечения к субсидиарной ответственности и который значительно ухудшил позиции налогоплательщиков.

Также произошла серьезная трансформация практической реализации процедур банкротства с учетом субсидиарной ответственности. Получили распространение привлечения к ответственности в случае неполного внесения уставного капитала или неправильной его оценки (ст. 66.2 ГК РФ), привлечения к субсидиарной ответственности материнской компании за банкротство дочерней организации (ст. 67.3 ГК РФ), а также массовые попытки доказывания, что банкротство вызвано действиями учредителя, директора (см. дела №№ Ф05-1231/2014, А56-44777/2009 А14-13257/2012, А12-20906/13), в чем также помогает вышеуказанный Пленум ВС от 21.12.2017 г. №53. Постоянные споры идут в части привлечения к субсидиарной ответственности в случае не передачи в течение 3 дней документов арбитражному управляющему после введения процедуры банкротства (см. дела №№ А21-10090/2009, Ф09-3705/14), а также не подачи заявления о банкротстве вовремя руководителем компании, а также бездействием или неправильными действиями учредителей (см. дело № Ф05-6011/2014). Следует иметь ввиду, что банкротство не препятствует взысканию задолженности с зависимых лиц (письмо ФНС России от 09.07.15 № СА-4-7/11974), в том числе контролирующих бизнес лиц. Так, например, АС Центрального округа указал, что компания намеренно приобрела дорогостоящий вексель. Эмитент досрочно предъявил его к погашению. К тому же общество выплатило дивиденды компании-акционеру. Действия контролирующего лица привели к банкротству (определение Верховного Суда Российской Федерации от 31.03.2017 № 310-ЭС16-6468(5)). К умыслу учредителя следует отнести изъятие выручки (определение Верховного Суда Российской Федерации от 21.04.2016 № 302-ЭС14-1472, А33-1677/13) и иные действия, направленные на ухудшение финансового состояния бизнеса. Учредитель отвечает по долгам даже после продажи доли (Постановление Арбитражного Суда Уральского округа от 18.03.2016 № Ф09-1698/16): после того, как бывший директор уволился и вышел из состава учредителей, компания перестала вести хозяйственную деятельность. Во время проверки сменилось два руководителя. Они не оформляли банковские документы, не сдавали отчетность, не совершали сделки. Интересно еще одно дело, в котором суд удовлетворил требования конкурсного управляющего (постановление Арбитражного Суда Московского округа от 21.07.2016 № Ф05-10186/2016). Компания незаконно учла затраты и вычеты НДС. У нее образовалась недоимка, которая привела к банкротству. При этом руководством должника не была проявлена должная осмотрительность и подписана недостоверная отчетность, а учредитель не проконтролировал действия директора и утвердил отчетность, после чего наступило банкротство и были доказаны противоправные действия контролирующих лиц, которые были привлечены к субсидиарной ответственности (п. 2 ст. 15 ГК РФ, определение Верховного Суда от 09.11.2016 № 305-ЭС16-14862). Если учитывать массовые дисквалификации арбитражных управляющих, наличие многочисленных исков к ним от уполномоченного органа о взыскании ущерба, незаконности вознаграждений, нарушение порядка платежей в процедуре банкротства, то можно сделать вывод о серьезной модификации подходов уполномоченного органа к реализации процедур банкротства, что делает неотвратимым взыскание обязательных платежей и делаем крайне затруднительным применение банкротства как инструмента ухода от исполнения бюджетных обязательств. Также, с учетом вышеизложенного, с целью нивелирования риска в современных условиях необходимо придерживаться следующих практических рекомендаций:

- при регистрации организации вносить уставный капитал исключительно денежными средствами, полностью в момент регистрации;

- уставный капитал не может быть минимальным, из-за риска моментального наличия критерия недобросовестности (Постановление Арбитражного Суда Северо-Кавказского Округа от 6 октября 2015 г. по делу № А63-8149/2014) и должен составлять для общества с ограниченной ответственностью от 30 до 50 тысяч рублей, а для акционерных обществ от 150 до 200 тысяч рублей. При этом, следует иметь ввиду, что максимизировать уставный капитал считается также нецелесообразно, так как вначале будет инициирована ответственность в рамках уставного капитала, затем другая.

Сформированная практика говорит о том, что лица, контролирующие должника, должны сами доказывать добросовестность и разумность своих действий, при этом механизмы и методики данных действий нигде не прописаны. Аналогичный подход сформировался и в судебной практике (Постановления Арбитражного Суда Московского округа от 01.06.2016 № Ф05-6819/2016, Поволжского округа от 08.06.2016 № Ф06-4484/2011, Волго-Вятского округа от 24.10.2016 № Ф01-4205/2016, Восточно-Сибирского округа от 24.08.2016 № Ф02-4451/2016). В части противоправных действия интересно Письмо от 29.06.2017 № СА-4-18/12520@. Суды поддержали ФНС России (постановление Арбитражного Суда Северо-Западного округа от 13.10.2016 № Ф07-6447/2016), что лицо, которое выступает от имени компании, должно действовать добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК РФ), и руководство компании обязано возместить убытки, причиненные компании (пункт 2 статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14‑ФЗ). В случае доказывания факта намеренного искажения первичной документации с целью занижения налоговой базы (пункт 5 статьи 10 ГК РФ) налоговые органы взыскивают их с директора (пункт 2 статьи 15 ГК РФ): Постановление Арбитражного Суда Восточно-Сибирского округа от 01.03.2016 № Ф02-7647/2015).

К вышеизложенному необходимо добавить совместное письмо ФНС России и Следственного Комитета РФ от 13.07.2017 № ЕД-4-2/13650@ «Об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога (сбора)», в котором подробно описан термин ИМИТАЦИЯ, а также типичные ситуации, говорящие об умысле налогоплательщика и Письма ФНС России 16.08.2017 №СА-4-7/16152@, также расшифровывающего практику применения статьи 54.1 НК РФ «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов». Не следует оставлять без внимания знаменитое Письмо ФНС России от 23.03.17 № ЕД-5-9/547@, в котором прописаны случаи умышленных действий налогоплательщиков, к которым в частности относится взаимоотношения с взаимозависимыми лицами.

Если обобщить вышеизложенное, то можно сделать вывод о том, что государство выстроило четкую последовательность действий, направленную на взыскание налоговых обязательств любой ценой – любая неуплата налогов влечет за собой обязанность налоговых органов описывать умысел, который в случае неуплаты является основанием для возбуждения уголовного дела. Факт возбужденного дела является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности учредителя, руководство компании, контролирующего бизнес должника, номинальных руководителей по статье 1064 ГК РФ, а при отсутствии у них необходимых ресурсов, взыскания за счет имущества их родственников, включая возможные механизмы оспаривания сделок по передаче имущества. Параллельно суммы налоговой недоимки взыскиваются в рамках статьи 45 НК РФ с взаимозависимых лиц, а также за счет организаций, которым стала поступать выручка, передано имущество должника или перешли работать сотрудники должника. Существующая панацея в виде банкротства трансформировалось в усугубляющее обстоятельство для учредителей, контролирующих бизнес лиц и топ-менеджмента компаний и расширило круг лиц, с которых можно взыскивать налоговые долги, как минимум на арбитражного управляющего.

Правильность происходящего нельзя ставить под сомнение, однако, субъективизм правоприменительной практики по налоговым спорам, а также пробюджетные позиции судов по этим же вопросам дают возможность злоупотреблениям в части выполнения плана по сбору налогов и ведут к многочисленным «перегибам на местах». Одной из мер, позволяющей стабилизировать и исправить ситуацию является введение персональной и служебной ответственности сотрудников территориальных налоговых органов за неправомерные действия. Любое оспоренное в суде действие (бездействие), решение и иные ненормативные документы должны рассматриваться как несоблюдение действующего законодательства и недобросовестное исполнение должностных обязанностей, что должно служить причиной для инициации служебного расследования, а в случае наличия значительного ущерба бизнесу рассмотрение возможности возбуждения уголовного дела по статьям 293 УК РФ «Халатность», 367 УК РФ «Служебная халатность», 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» с аналогичными последствиями в виде инициации субсидиарной ответственности в случае факта возбуждения уголовного дела. Данные возможности предусмотрены действующим законодательством, однако, конкретные механизмы и инструменты реализации отсутствуют, что порождает массу злоупотреблений, влияющих на деловую среду и бизнес-климат. Примером такого злоупотребления может служить принцип выявления налоговых правонарушений по совокупности обстоятельств, применяемый при выявлении налоговых правонарушений. Суды также неоднократно указывали, что для доказывания умысла следует анализировать совокупность действий налогоплательщика (постановления Арбитражного Суда Западно-Сибирского от 03.07.17 № Ф04-1688/17 и Поволжского от 13.06.17 № Ф06-20744/17 округов и др.), но вправе (и не обязаны) потребовать прямых доказательств, что организация сознательно пошла на правонарушение (постановление Арбитражного Суда Поволжского округа от 25.04.17 № Ф06-19104/17).

Рассмотрим пример формирования универсальных совокупностей обстоятельств, которые возможно применить к абсолютно любой российской организации, которая сотрудничает с якобы подозрительным контрагентом. Постоянное участие в налоговых спорах и оспаривания решений о привлечении к налоговой ответственности, дает возможность уверенно заявить, что большинство из перечисленных обстоятельств присутствуют практически в каждом решении о привлечении к налоговой ответственности, вынесенного по итогам проведения выездных налоговых проверок. В роли подозрительного контрагента, в качестве примера, представим любой крупнейший российский банк, входящий в топ 10. Так вот, сотрудничая с данным банком-контрагентом, мы работаем с так называемой фирмой- однодневкой исходя из совокупности следующих факторов, сформированных на основе недавнего Определения ВС РФ № 304-КГ17-22347 от 13.02.2018 г. (по делу №А45-3889/206) проигранного налогоплательщиком и других судебных решений:

- регистрационный адрес данной организации является адресом массовой регистрации (см. www.nalog.ru в части массовости адресов некоторых банков, входящих в топ 10: - ПАО «Сбербанк России»- Вавилова, д. 19- 13 организаций, ОА «Газпромбанк», Москва, ул. Наметкина дом (владение) 16-12 организаций, Альфа-банк – Москва, Каланчевская ул. дом (владение) 27-11 организаций);

- сотрудники налогоплательщика никак не могли объяснить, как проходило сотрудничество со спорным контрагентом- кто-то вроде был и привлекался, но в подробности они не вникали;

- налогоплательщик не истребовал документы, подтверждающие личность руководителей контрагентов, не оценил деловую репутацию и платежеспособность организаций.

- руководитель организации лично не знаком с руководством спорного контрагента и не видел подписания договора лично;

- наличие деловой переписки – не доказательство проявления должной степени осмотрительности. Из решения суда первой инстанции: «В соответствии с правовой позицией Президиума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 25.05.2010 №15658/09, важное значение также имеет переговорный процесс, а также процесс выбора контрагентов. Материалами дела не подтверждено, что между налогоплательщиком и ООО «…» осуществлялся переговорный процесс, как и не подтвержден процесс выбора контрагентов. Полученные по электронной почте сканированные образы документов спорного контрагента не могут однозначно свидетельствовать о проявлении Обществом должной осмотрительности»;

- ссылка на то, что предыдущая проверка подтвердила добросовестность контрагента, не является аргументом проявления должной осмотрительности;

- контрагент уплачивает налоги в минимальных размерах;

- работая с контрагентом систематически не выполнялись некоторые пункты заключенного договора, что доказывает умышленность действий организации, заключившей договор с подозрительным контрагентом;

- расчетные счета организации и спорного контрагента открыты в одном банке, что доказывает взаимозависимость и согласованность действий;

- подписи в документах выполнены неустановленными лицами;

Вышеуказанных совокупных обстоятельств вполне достаточно, чтобы практически любой налогоплательщик проиграл судебный процесс. В случае, если сумма доначислений будет более 45 миллионов рублей, то будет рассмотрен вопрос о возбуждении уголовного дела. Следует учитывать, что еще несколько лет назад из десяти материалов, поданных в Следственный комитет РФ, возбуждалось одно дело, то по итогам 2017 года из трех материалов одно уголовное дело. Факт возбуждения уголовного дела, как указывалось выше, является основанием для инициирования процедуры изъятия имущества у собственника, топ-менеджмента, контролирующих бизнес лиц, номинальных руководителей, а также их родственников и иных лиц, которые приобрели имущество у вышеназванной категории, ведь практика оспаривания сделок, как было указано выше, получило огромное распространение. Если в этом случае учесть пробюджетную позицию судов, то занятие в Российской Федерации предпринимательской деятельностью автоматически относит собственника к категории лиц, систематически нарушающих законодательство. При этом, следует отметить, что основной причиной совершения налоговых правонарушений является незнание налогоплательщиками действующего законодательства, особенностей правоприменительной практики и абсолютно полная налоговая безграмотность и нежелание обращаться за соответствующими разъяснениями в налоговые органы из-за боязни наступления ответственности или получения формальной отписки.

С учетом вышеизложенного, помимо развития института персонифицированной ответственности сотрудников ИФНС России, необходим компенсирующий механизм, которым может быть формирование четкой позиции по спорным вопросам налогового законодательства и закреплением ее в Налоговом кодексе РФ, а также развитие института налогового консультирования с принятием соответствующего федерального закона о налоговом консультировании, профессионального стандарта и внесением одновременных поправок в НК РФ в части следующих постулатов, позволяющих существенно упростить администрирование в условиях цифровой экономики:

1.Независимый налоговый консультант имеет профильное образование, опыт работы и иные необходимые элементы, прописанные в профессиональном стандарте, который надеемся скоро будет утвержден.

2.Налоговый консультант состоит в саморегулируемой организации, которая ежегодно осуществляет плановую проверку качества работы налогового консультанта, и выборочно внепланово. Альтернативным вариантом может выступать плановый и систематический контроль, проводимый ФНС России и ее структурными подразделениями.

3.Налоговый консультант имеет полноценную команду, состоящую из экономистов, юристов, финансистов, бухгалтеров, позволяющую решить любую поставленную задачу, привлекая по мере необходимости иных узкопрофильных специалистов. Рекомендуемый список команды, а также требования к их уровню образования и компетенциям устанавливается законодательно.

4.Налоговый консультант является посредником между государством в лице ФНС России и бизнесом.

5.Вся первичная документация бизнеса оцифровывается и в бухгалтерской программе присоединяется к конкретным проводкам и операциям.

6.Налоговый консультант проводит регулярный дружественный мониторинг учета у клиентов, систематическое налоговое консультирование по текущим вопросам и осуществляет полное налоговое сопровождение бизнеса.

7.В режиме налогового мониторинга налоговый консультант взаимодействует с налоговыми органами, в том числе по точечным вопросам исчисления и уплаты налоговых обязательств, а также согласования спорных вопросов клиента с ФНС России.

8.В случае возникновения претензий к работе налогоплательщика со стороны налоговых органов, они предъявляются к налоговому консультанту, который в режиме налогового мониторинга взаимодействует с ФНС России безучастия налогоплательщика.

9.В случае налоговых доначислений их уплату осуществляет налоговый консультант и (или) страховая компания (саморегулируемая организация).

10.Возможно создание специализированного компенсационного фонда, контролируемого государством, в который осуществляют установленные процентные отчисления аттестованные налоговые консультанты по аналогии с существующими механизмами, например, Агентством по страхованию вкладов. Данная организация может выступать независимым третейским посредником в возникающих налоговых спорах, что позволит разгрузить суды.

Систематическое разъяснения дружественного налогового кнсультанта, внедрение данных новаций положительно скажется на активизации бизнес-процессов и улучшении инвестиционного климата, а также решения вопроса привлечения к субсидиарной ответственности учредителей, топ-менеджеров компаний, реальных собственников бизнеса, и даст мультипликативный эффект в виде замедления темпов роста оттока капиталов и количественный и качественный рост прямых инвестиций.

Налоговый консультант, выступая посредником между государством в лице контролирующих органов и налогоплательщиками, а именно предприятиями и коммерческими организациями, выполняет ряд значимых функций для развития экономического состояния как бизнеса, так и государства, в целом (рисунок 1).

 

br1

Рисунок 1. Механизм функционирования института налогового консультирования в условиях цифровой экономики.

 

В настоящее время институт налогового консультирования находится на этапе становления, и для его развития требуется проведение ряда стратегических мероприятий, основными из которых является регулирование деятельности налоговых консультантов путем внедрения профессиональных стандартов и регулирования их ответственности.

В качестве примера возможно рассмотреть зарубежный опыт регулирования деятельности данного института.

Налоговое консультирование как явление в той или иной форме существует во всех странах ОЭСР. В части законодательной обеспеченности ученые-экономисты всего мира делят налоговое консультирование на регулируемое государством и саморегулируемое. В странах Европы налоговое консультирование организовано на национальном уровне. Исторически в странах романо-германской правовой семьи институт налогового консультирования нормативно легализирован; в странах англо-американской правовой семьи налоговое консультирование представлено в виде саморегулируемых организаций (таблица 2, рисунок 2).

Таблица 2

Формы организации налогового консультирования в странах ОЭСР

br2

 

 

br3

Рисунок 2. Организация налогового консультирования в странах ОЭСР[1]

Следует отметить опыт регулирования налогового консультирования Германии, где есть совместная работа налоговых органов и налоговых консультантов, проявляется уважение при работе и совместная направленность на улучшение налогового законодательства.

Тем не менее, важным является то, что на сегодняшний день в нашей стране нарабатывается собственный опыт налогового консультирования. Учитывая опыт зарубежных стран, можно выделить следующие направления дальнейшего совершенствования механизма государственного регулирования становления и развития налогового консультирования в России:

1)Принятие специального нормативного акта (закона), регламентирующего деятельность и статус налоговых консультантов;

2)Обязательное страхование ответственности налогового консультанта или создание специализированного фонда, куда налоговые консультанты осуществляют процентные отчисления;

3)Обеспечение взаимодействия налоговых органов и налоговых консультантов с целью более эффективного применения налогоплательщиками норм действующего налогового законодательства;

4)Расширение полномочий профессиональных объединений налоговых консультантов.

Следует учитывать, что спецификой малого и среднего бизнеса является отсутствие у собственника налоговой культуры, а также выявленное методов экспертных оценок желание получения ежемесячных отчислений от своего предприятия, тогда как законодательство не предусматривает выплату дивидендных платежей с такой периодичностью без увеличения абсолютного риска. Стоит отметить, что собственники не имеют желания рассматривать свое официальное трудоустройство и выплату законной заработной платы, за исключением положенного минимума. После осознания факта необходимости ждать окончания финансового года, подсчета возможно прибыли, уплаты налоговых обязательств, собственник, как правило, пытается понять и оценить их суммы, после чего и возникают налоговые правонарушения. Налицо отсутствие понимания в диверсификации бизнеса с целью его прозрачности, и причина в меркантильности. В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос о дополнениях в законодательство, позволяющее законным образом получать собственнику малого и среднего бизнеса ежемесячные дивидендные выплаты или иные рентные платежи.

После проведения анализа методом экспертных оценок можно сделать вывод о том, что у бизнеса остается несколько реальных инструментов решения вышеизложенных проблем или транзитная структура на входящих и исходящих потоках, позволяющая оставлять часть прибыли или использование системы так называемых откатов или имитация деятельности, в том числе с зависимыми структурами, возможно частично использующими специальные режимы налогообложения. Внедрение системы АСК «НДС» значительным образом трансформирует схемы работы бизнеса. Со времен перестройки российский бизнес изобретал схемы, работал по ним, и налоговые органы только через какое-то время выявляли их и подстраивали нормативную базу, однако, на сегодняшний день сложилась уникальная ситуация- бизнес не знает как правильно работать ему далее, так как большинство применяемых схем уже не работают, а если работают, то несут абсолютные риски. То есть именно сегодня бизнес обязан решить следующие проблемы:

- понять каким образом структурировать бизнес в соответствии с изменившимся условиями;

- разработать новую модель ведения бизнеса, отвечающую современным условиям;

- грамотно диверсифицировать старую структуру бизнеса и нивелировать риски по приходу выездной налоговой проверки с соответствующими доначислениями при переходе к новой структуре.

Для решения данной проблемы и необходим налоговый консультант имеющий соответствующий статус и нормативную базу, регламентирующую его деятельность. Данные проблемы решаются частично путем проведения налогового анализа и налогового аудита, и является важнейшей задачей, стоящей перед собственниками и топ-менеджментом компаний. При этом проведение анализа и аудита в целях налогового консультирования необходимо концентрировать на:

-снижении налоговых рисков;

- обеспечении налоговой прозрачности бизнеса;

- защите активов собственника;

- обеспечении собственника реальной информацией о его бизнесе, в том числе разъяснение действующего законодательства и правильность его применения.

После апробации теоретических разработок в данной области и реализации нескольких подобных проектов, была разработана методика проведения такого налогового анализа, удовлетворяющая вышеуказанным требованиям. Структурная реформа Федеральной налоговой службы должна соответствовать современным реалиям в части цифровой экономики. Помимо реализации планов по развитию электронных сервисов, целесообразно рассмотреть вопрос трансформации структуры инспекций Федеральной налоговой службы в части централизации по региональному признаку, что позволит не только унифицировать регламент, но и использовать на типовых операциях работников с более низкой квалификацией.

Проведя анализ судебной практики по налогам, можно сделать вывод о том, что основная масса налоговых споров сегодня происходит по следующим вопросам:

- ошибки налогоплательщика в формировании документального подтверждения хозяйственных операций экономического обоснования произведенных затрат;

- ошибки налогоплательщика при проявлении должной осмотрительности и реальности хозяйственных операций при выборе и работе с контрагентами;

- ошибки, связанные с работой с взаимозависимыми лицами и риски дробления бизнеса;

-неправильная организация финансовых потоков и использование подконтрольных субъектов с целью уменьшения налоговых обязательств и (или) добычи наличных денежных средств, направленных на удовлетворение текущих нужд организации или учредителя.

При разработке методики налогового анализа и дальнейшей трансформации бизнеса с целью нивелирования угроз со стороны ФНС России и МВД РФ, а также обеспечения безопасности активов собственника следует иметь ввиду, что данная методика неприменима к организациям, осуществляющим уплату налоговых обязательств в рамках консолидированной группы налогоплательщиков, крупнейшим российским системообразующим организациям, в том числе добывающих отраслей, организациям, заключившим соглашение о ценообразовании в рамках соответствующей главы НК РФ, организациям, подавшим заявление о налоговом мониторинге, иных подобных сегментов российского бизнеса, имеющему возможность лоббирования законотворческих инициатив и правоприменительной практики действующего законодательства. Сюда же можно отнести организации, входящие в состав оборонно-промышленного комплекса, а также принадлежащие государственным корпорациям. Также, данная методика малоприменима для микробизнеса, к которому относятся организации с активами до 10-30 млн рублей, а также оборотом до 40 млн рублей в год. То есть методика рассчитана в основном на организации с оборотами от 50 млн рублей и до 10 млрд рублей в год и (или) владеющие ликвидными активами в сумме от 50 млн рублей до 5 млрд руб. При этом, данные предприятия в основной массе либо выросли из микробизнеса, либо сохранили и преумножили бизнес со времен приватизации, либо отпочковались по разным причинам от крупного бизнеса. Типичными признаками данных предприятий является: наличие нескольких структур с взаимозависимыми лицами, в том числе индивидуальными предпринимателями и организациями, применяющими специальные режимы налогообложения, наличие до 5 собственников всей структуры, наличие основных активов, выведенных, как правило, на ИП или организацию, беспроцентные займы внутри структуры, взаимное поручительство за взятые кредиты, наличие многочисленных фактов, подтверждающих дробление бизнеса, в том числе использование контрагентов, оформленных на родственников, наличие транзитных структур на входящих или исходящих финансовых потоках и иными признаками, дробления бизнеса, указанными в Определении КС РФ №1440-О от 04.07.2017, письме ФНС России № СА-4-7/15895@ от 11.08.2017, Определении Верховного Суда РФ по делу № А26-7624/2016, определение Верховного Суда РФ от 27.11.15 № 306-КГ15-7673, постановления ФАС Западно-Сибирского от 16.08.13 № А81-3642/2012 и АС Западно-Сибирского от 06.02.17 № А27-10743/2016 округа), АС Восточно-Сибирского округа от 17.10.2017г. по делу № А74-5802/2016, АС Северо-Западного округа от 16.10.2017г. по делу № А42-6484/2016, АС Западно-Сибирского округа № А27-10742/2016 от 11.09.2017г., Определение Верховного Суда РФ № 304-КГ17-15146 от 13.11.2017г., Определении Верховного Суда РФ № 307-КГ17-10232 от 09.08.2017г., постановления Арбитражного Суда Восточно-Сибирского от 13.10.16 № А74-9292/2015, Западно-Сибирского от 02.03.16 № А45-2687/2015, Московского от 03.04.13 № А40-22050/2012, Северо-Западного от 06.02.17 № А13-7050/2013 округов, Определение Верховного Суда РФ от 30.10.2017г. № 304-КГ17-15340, АС Западно-Сибирского округа (постановление от 30.11.16 № Ф04-5315/2016 г., признаками взаимозависимости, указанными в Определении Верховного Суда РФ №306-КГ15-7673, постановление АС Поволжского округа от 17.05.16 № Ф06-7435/2016, а также такие признаки, как счета в одном банке (постановления АС Северо-Кавказского от 30.12.14 № Ф08-9484/2014, ФАС Центрального от 16.04.14 № А62-547/2013, Поволжского от 23.07.13 № А72-7240/2012 округов), транзитные банковские расчеты позволяют вернуть за короткое время средства на счет, с которого они ушли. (постановления АС Западно-Сибирского от 21.02.17 № Ф04-6840/2016, Поволжского от 15.02.17 № Ф06-17071/2016, Северо-Кавказского от 13.02.17 № Ф08-171/2017, Дальневосточного от 20.12.16 № Ф03-4768/2016, Волго-Вятского от 27.09.16 № Ф01-3802/2016 округов), регистрация и переезд на новый адрес в один день АС Северо-Западного округа (постановление от 16.02.17 № А66-17494/2015), прекращение деятельности контрагентов в один день АС Уральского округа (постановление от 22.12.16 № Ф09-9935/16), цепочка договоров в один день несколькими фирмами АС Северо-Кавказского (постановление от 29.01.16 № Ф08-10333/2015) и Северо-Западного (постановление от 10.02.15 № А56-3709/2014). Также следует учитывать письмо Письмо ФНС России от 31 октября 2017 года №ЕД-4-9/22123@ в части необоснованной налоговой выгоды и правоприменительной практики статьи 54.1 НК РФ. Все вышеизложенное ведет к обвинениям в получении необоснованной налоговой выгоды (Пленум Верховного Суда от 12.10.2006 №53, дроблению бизнеса, взысканию налоговых обязательств в рамках статьи 45 НК РФ, осуществление контроля за ценами сделок (ВС 11.04.2016 №308-кг15-16651, определение Верховного Суда РФ от 08.08.16 № 305-КГ16-9205). А также взыскания налоговых обязательств с взаимозависимых лиц (Определение Верховного Суда № 304-КГ17-18313 от 14.12.2017 г.).

Повышение уровня риска в отношении вышеуказанных организаций связано с качественным улучшением налогового администрирования и внедрением информационных технологий в данный процесс. Побочной причиной, о чем говорит проведенный анализ, является необходимость сохранения темпов роста сбора налоговых обязательств, при снижении темпов роста собираемости налогов с крупнейших организаций, и при этом, основным ресурсом по компенсации бюджетных потерь, образовавшихся за счет точечного снижения налоговых обязательств крупнейших налогоплательщиков, являются организации данного типа.

С учетом вышеизложенного, приведение структуры бизнеса в группе компаний, соответствующих критериям, указанным выше, в соответствии с современными изменениями в российском законодательстве в области налогообложения является важнейшей задачей. При этом проведение налогового анализа должно всесторонне охватывать всю деятельность организации, адекватно и независимо оценивать существующую документацию. При проведении налогового анализа предлагается использовать следующую методику:

1. Анализ структуры управления с учётом налоговых последствий для участников.

1.1. Сбор данных по бизнесу, анализ базы бухгалтерского и налогового учета, изучение первичной документации, входящих в группу лиц за три года, первичный анализ контрагентов, анализ возможных налоговых доначислений, выявление структуры, анализ финансовых потоков, анализ признаков взаимозависимости и аффилированности, самостоятельности и добросовестности, осмотр офисных помещений, беседа с сотрудниками, оценка информационной безопасности, оценка документооборота и др.

1.2. Анализ структуры управления, включающий в себя анализ кадровой документации, должностных инструкций, технологий принятия управленческих решений и роль собственника, анализ особенностей хранения ЭЦП, осуществления платежей и др.

1.3. Оценка документального оформления хозяйственных операций (наличие первичных документов, правильность их заполнения, хранения, внутренний документооборот, деловой документооборот, анализ электронной переписки ее сохранности, проверка заключаемых договоров на соответствие гражданскому и налоговому законодательству, анализ выполняемости условий договоров и др.

1.4. Анализ доходов и расходов, включающий в себя анализ контрагентов на однодневность, транзитность, наличия трудовых и иных ресурсов, подтверждающих возможность выполнения условия заключенных договоров, должная осмотрительность и реальность, анализ цены приобретения и реализации товаров (работ, услуг), точечный анализ проблемных зон формирования расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль.

1.5. Анализ признаков дробления бизнеса и взаимозависимости участников.

1.6. Комплексная оценка элементов экономической безопасности.

1.7. Комплексная оценка налоговых рисков, включающая риски доначисления налоговых обязательств, риски уголовного преследования.

1.8. Разработка практических рекомендаций по нивелированию существующих налоговых рисков.

2. Разработка новой структуры бизнеса, отвечающей требованиям налоговой прозрачности, минимальными налоговыми рисками и обеспечивающей защиту активов собственника, а также обеспечивающей собственника реальной информацией о его бизнесе, в том числе разъяснение действующего законодательства и правильность его применения.

2.1. Разработка новой структуры бизнеса и оптимизация движения финансовых потоков с определением по каждому субъекту обоснованности целей деятельности, соответствия деятельности действующему законодательству РФ.

2.2. Разработка новой структуры управления: учредитель- руководитель – бухгалтер - иные сотрудники, включающая в себя оптимизацию штатной численности и встраивание аутсорсинговых инструментов.

2.3. Разработка комплекса мер по нивелированию налоговых рисков операционной деятельности.

2.4. Оптимизация и распределение функционала, ответственности и должностных обязанностей между сотрудниками, уточнение должностных инструкций.

2.5. Встраивание в структуру управления собственника. Легендирование.

2.6. Разработка комплекса мероприятий, позволяющих защитить активы собственника от внешних угроз, включая рейдерские атаки, в том числе с использованием залоговых инструментов и др.

2.7. Подробное описание новой структуры со спецификой функционирования.

3. Создание плана переходного периода и его реализация.

3.1. Разработка плана диверсификации бизнеса, структурирование его по сегментам, субъектам и (или) участкам с привязкой к времени этапной реализации.

3.2. Разбивка плана на этапы, каждый из которых включает закрытый перечень определенных действий, которые оформляются рекомендованным списком необходимых первичных документов.

3.3. Обучение сотрудников клиента в части новых аспектов функционирования бизнеса и подготовка их к возможным контрольным мероприятиям. Легендирование.

3.4. Реализация первого этапа плана с сопровождением налоговым консультантом. Мониторинг действующего законодательства и трендов арбитражной практики.

3.5. Экспертная оценка и корректировка плана.

3.6. Оценка результата. Переход к первому этапу.

Следует отметить, что цикличность данной методики составляет 1,5-2 года, и его реализация является необходимым условием существования любого бизнеса в условиях постоянной трансформации налоговой системы. Также при реализации данной методики непременным условием является наличие высокопрофессиональной команды узкопрофильных специалистов, позволяющей проводить глубокий и всесторонний анализ и генерировать нестандартные решения по диверсификации, не укладывающиеся в существующие шаблоны. Команда должна в себя включать не только практикующих юристов, экономистов, бухгалтеров, аудиторов, но и научных работников, а также бывших сотрудников ФНС России и МВД РФ, что гарантирует комплексный и профессиональный подход к решению поставленной задачи. Наличие постоянной налоговой практики гарантирует знание новейших ее трендов и умение их трансформации в пользу клиента, обеспечивая прозрачность функционирования бизнеса. То есть налоговое консультирование в современных условиях является постоянно реализуемой услугой для бизнеса, позволяющей обеспечивать налоговую прозрачность бизнеса, независимость, объективность, защиту активов собственника, а также служащим одним из основных инструментов обеспечения экономической безопасности бизнеса и нивелирования внешних и внутренних угроз, а также сглаживания негативных проявлений трансформации налогового законодательства и правоприменительной практики в деятельности субъекта предпринимательства. При этом, следует отметить на необходимость разработки и утверждения соответствующего кодекса этики налогового консультанта, а также предусмотреть комплекс мер по ответственности в соответствии с законодательством РФ.

С учетом вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

- налоговая безграмотность малого и среднего бизнеса приводит к фатальным для него последствиям вследствие чего необходима уточнение нормативных актов и подходов в части определения степени вины налогоплательщика и привлечение его к ответственности;

- при регистрации бизнеса следует вносить уставный капитал исключительно денежными средствами, полностью в момент регистрации, превышающими минимальный уставный капитал минимум втрое;

-при определении степени вины следует уточнить законодательстве и правоприменительной практике термин «совокупность обстоятельств», а также доработать и исключить некоторые типичные обвинения;

- необходимо формирование внятной практики привлечения к персональной и служебной ответственности должностных лиц налоговых органов за неправомерные действия или бездействия;

- практика реализации процедур банкротства говорит о неизбежности привлечения собственника, контролирующего бизнес лица, руководство должника к субсидиарной ответственности, что требует срочнейшей разработки внятных типовых действий, позволяющих нивелировать негативные тенденции и упорядочивающие данные тренды;

- развитие института налогового консультирования является необходимой мерой и требует принятия соответствующего федерального закона о налоговом консультировании, профессионального стандарта и внесение одновременных поправок в НК РФ в части встраивания налогового консультанта в налоговые правоотношения, что значительным образом позволит сократить затраты на налоговое администрирование государству и облегчить положение налогоплательщика в условиях цифровой экономики;

- при развитии налогового консультирования необходимо учитывать зарубежный опыт Германии;

- необходимо рассмотреть вопрос о дополнениях в законодательство, позволяющее законным образом получать собственнику малого и среднего бизнеса ежемесячные дивидендные выплаты или иные рентные платежи, что позволит уменьшить теневой сектор экономики;

- с учетом трансформации законодательства были уточнены цели проведения налогового анализа и обоснована необходимость его проведения командой налогового консультанта;

- выявлены типичные признаки малого и среднего бизнеса, использующего механизмы оптимизации налоговых обязательств;- разработана методика проведения налогового анализа налоговым консультантом, помогающая диверсифицировать бизнес под новые условия и обеспечивающая налоговую прозрачность, защиту активов собственника и законность его дальнейшего функционирования.

Список литературы

1.Налоговый кодекс РФ (части I, II);

2.Система СПС Консультант-Плюс;

3. Бабурян Л.М. Сравнительный анализ организации налогового консультирования в России и зарубежных странах//Вестник ИПБ (Вестник профессиональных бухгалтеров). -2016. -№ 3. -С. 34-38.

4.Налоговое консультирование: теория и практика: учебник / под ред. Н. И. Малис. — М. : Магистр : ИНФРА-М, 2017. — 416 с.

5.Ряховский Д.И., Кирина Л.С. Легендирование как новый способ построения взаимоотношений налогоплательщиков с налоговыми органами в процессе разрешения налоговых споров // Этап: экономическая теория, анализ, практика. – 2017. -№ 1- с. 68-78.

6.Ряховский Д.И., Рудикова Е.В. Современные теоретические подходы к классификации налоговых рисков Вестник ИПБ (Вестник профессиональных бухгалеров)- М, 2013 №5.- с.29-37



[1] Составлено автором на основе анализа зарубежного опыта налогового консультирования

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516