Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Институциональная модель государственного регулирования социальной ответственности бизнеса

Экономика труда | (75) УЭкС, 3/2015 Прочитано: 13508 раз
(1 Голосование)
  • Автор (авторы):
    Попова Екатерина Владимировна
  • Дата публикации:
    16.03.15
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Сургутский государственный университет ХМАО-Югры

Институциональная модель государственного регулирования социальной ответственности бизнеса

The institutional model of state regulation of social responsibility of business

Попова Екатерина Владимировна

аспирант, кафедра «Бухгалтерский учет, анализ и аудит»

Сургутский государственный университет ХМАО-Югры

k121time@yandex.ru

Аннотация: в статье предложена институциональная модель государственного регулирования социальной ответственности бизнеса.

Annotation: in the article proposed institutional model of state regulation of social responsibility of business.

Ключевые слова: социальная ответственность, институциональная модель, региональная социальная политика.

Keywords: social responsibility, the institutional model, regional social policy.

В настоящее время обеспечение соци­ально-экономического развития страны диктует повышенные требования к систе­ме ее базовых институтов. К числу инсти­тутов, которые должны выйти на более высокий уровень развития, решать новые задачи и опираться на более зрелое нор­мативно-правовое обеспечение, относит­ся взаимодействие государства и бизнеса. Подобное взаимодействие, встраиваясь в стратегии развития субъектов федерации, в использование программно-целевых методов управления, способно содействовать решению многих экономических, со­циальных и иных задач регионального звена российской экономики[5].

По мнению Е.В. Бобровой, региональная власть на сегодняшний день не может справиться с масштабными задачами в социальной сфере, которые помогают развитию рыночных отношений.Таким образом, власть стремится привлечь к реализации социальной политики крупные российские компании, средний и малый бизнес. Происходит это как через схему уплаты налогов, так и путем привлечения к корпоративной ответственности и благотворительности, которая является добровольным участием компаний в развитии территорий, выходящее за рамки, установленные законом [1].

Как отмечает Е.Д. Разгулина, ны­нешний курс на децентрализацию управления и перераспределение полномочий еще более подчеркивает важность раз­вития взаимодействия власти и бизнес-структур на субфедеральном уровне [5].

Среди факторов, препятствующих раз­витию партнерских отношений, самыми значительными, по мнению Е.Д. Разгулиной, являются бюрокра­тизм управленческих структур и недостаток бюджетных средств для финансирования совместных проектов. Следует подчеркнуть, что острой проблемой Е.Д. Разгулина считает слабую вовлеченность органов власти, а также трудности принятия компромисс­ных решений [5].

Мнение автора совпадает с мнением Е.Д. Разгулиной, что применение механизма взаимодействия региональной власти и бизнес структур при реализации социальной политики способно обеспечить, прежде всего, возможность осу­ществления общественно значимых про­ектов, малопривлекательных для тради­ционных форм частного финансирования, повысить эффективность проектов за счет участия в них частного капитала [5].

В настоящем исследовании, согласно данным И.С. Галиевой определениям:

- под регионом будет пониматься органическая часть общества и особая интегральная относительно ав­тономная социально-территориальная общность, характеризующаяся целостностью экономиче­ской, политической и духовно-культурной жизни, включающая социальные процессы и социальные отношения, складывающиеся между индивидами, социальными группами, слоями, проживающими на его территории [3, с. 53];

- под региональной социальной политикой будет пониматься многоуровневый процесс взаимодействия региональ­ных институтов государственной, муниципальной власти и самоуправления, общественных орга­низаций, предприятий, социальных общностей, групп и индивидов в процессе осуществления их жизнедеятельности с целью обеспечения согласования, гармонизации, реализации их интересов, стабилизации и целенаправленного развития регионального сообщества в целом [3, с. 53]. 

По мнению И.С. Галиевой, объектом региональной социальной политики являются регион как особая интегральная общ­ность в целом, отдельные индивиды, социальные общности, проживающие на его территории, социальные отношения, складывающиеся между ними, и социальные региональные процессы. В качестве же субъекта региональной соци­альной политики выступают [3, с. 50-51]:

- соответствующие органы региональной государственной власти и управления, призванные реализовывать региональную по­литику на местах, что предполагает формирование соответствующего социального механизма, учитывающего интересы общества, региона и свои собственные потребности;

- общественные организации;

- предприятия;

- социальные группы;

- и отдельные инди­виды.

И.С. Галиевавыделяет три основных уровня социальной политики, различающиеся по целям, функциям, субъектам и механизмам реализации, − федераль­ный, региональный и муниципальный [3, с. 51].

На верхнем федеральном уровне разрабаты­вается нормативно-правовая база, принимаются основные законы и формируется система взаимоотношений между субъектами разного уровня. Утверждается бюджет, содержащий в своей рас­ходной части статьи централизованного финансирования направлений социального развития, определяются перечни категорий населения, за социальную защиту и обеспечение которых несет ответственность федеральный субъект управле­ния. Реализация федеральной социальной политики −важнейший блок региональной политики. Его основа − система социальной защиты населения [3, с. 52].

На уровне региональной социальной полити­ки решаются задачи обеспечения комплексного, сбалансированного развития территории, конкретизируются и наполняются специфическим содержанием те или иные положения федераль­ных решений, вырабатываются механизмы их привязки к региональным проблемам. Социальная политика региона ориентирована, прежде всего, на максимальный учет специфических региональ­ных факторов протекания социальных процессов. Соответственно, этот блок предполагает коррек­тировку основных направлений федеральной со­циальной политики в соответствии с местными особенностями и установление, и реализацию региональных социальных гарантий, расширяющих федеральные. Региональная социальная политика −составная часть политики региона. В качестве основных ее задач выступают: снижение социальной напряженности в регионе; обеспечение социальной ориентированности экономики; обеспечение социальной защищенности малообе­спеченных групп населения и регулирование внутрирегиональных различий в уровнях развития и уровнях жизни [3, с. 52].

Местный, муниципальный уровень призван в значительно большей мере конкретизировать методы, способы и механизмы достижения целей, определенные в рамках федеральной и региональной социальной политики, привязать их к особенностям тех или иных муниципаль­ных образований, учесть специфику демогра­фических, экологических, ресурсных и прочих характеристик муниципального образования. Местная социальная политика должна представ­лять собой комплексное, многослойное образо­вание, стержнем которого являются требования федерального уровня. На них накладываются региональные требования, и вся эта система на местном уровне дополняется решениями и меро­приятиями, предъявляющими дополнительные конкретные требования к социальной политике. Регулирование развития социальных процессов в рамках отдельных городов, районов, организаций способствует обеспечению стабильного развития региона в целом [3, с. 52].

По мнению И.С. Галиевой, базовым элементом структуры социальной политики в регионе с содержательной точки зрения являются основные направления. Основные направления могут конкретизироваться в форме региональных местных законов, указов, про­грамм, единовременных решений, отдельных мер и конкретных мероприятий [3, с. 53].

Российский экономист Е.А. Лубашев отмечает, что в последние годы все больше полномочий в сфере социальной политики передается на уровень субъектов РФ [4, с. 50]. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что реализация региональной социальной политики является одной из важнейших задач органов управления субъектов РФ.

Согласно данному Е.А. Лубашевым определению, региональная социальная политика − это целенаправленная деятельность органов власти по обеспечению во взаимодействии с бизнес-сообщес­твом, общественными институтами и населением сбалансированного соци­ального развития региона [4, с. 51].

Е.А. Лубашев, в своей работе, исходя из генеральной цели эффективной социальной политики, а именно достижение сбалансированного социального развития, выделил следующие региональные функции социальной политики, представленные в таблице 1 [4, с. 51].

Таблица 1

Функции региональной социальной политики [4, с. 51]

Функция

Характеристика

Демографическая функция

Регулирование естественного прироста населения и миграционных процессов

Защитная функция

Обеспечение защиты всех категорий граждан от внутренних внеш­них угроз.

Функция обеспечения

Поддержание приемлемого уровня жизни населения

Функция адаптации и социализации

Обеспечения для всех граждан возможности профессиональной и социальной реализации

Экономическая функция

Создание условий для развития региона, создание новых рабочих мест и поддержка предпринимательства, развитие и защита частной собственности

Функция развития

Стимулирование граждан к совершенствованию

Интегративная функция

Объединение усилий органов государственной и муниципальной власти, хозяйствующих субъектов, некоммерческих организаций с целью развития социально-экономических систем региона

Регулятивная функция

Регулирование процессов, происходящих в социальной сфере

Функция организации и кон­троля

Осуществление текущего и операционного контроля над процессами, происходящими в рамках социального развития, с целью свое­временной корректировки действий

Воспитательная и образова­тельно-просветительская функция

Способствование повышению образованию и профессиональному становлению граждан

Идеологическая функция

Формирование определенного типа мировоззрения у населения

Политическая

Повышение лояльного отношения к власти со стороны населения и обеспечение политической стабильности

Анализ содержания таблицы привод к выводу, что региональная социальная политика имеет достаточно широкую сферу применения, затрагивая самые различные стороны жизни населения.

Е.А. Лубашев выделяет три основных критерия для дифференциации направ­лений региональной социальной политики [4, с. 54]:

- сферный (в сфере социально-трудовых отношений; в сфере ох­раны здоровья; в сфере образования; в сфере культуры и досуга; жилищная политика и т.д.);

-объектный, определяющий ориентацию региональной социальной политики на социально-демографические группы населения (региональная социальная политика в отношении детей и подростков, в отношении молодежи, женщин, пожилых людей, инвалидов, работающих и т.д.);

-проблемно-ориентированный, предполагающий решение в рамках региональной социальной политикиосновных проблем (региональная социальная политика, направленная на снижение криминализации и маргинализации, региональная социальная политика в сфере урегулирования конфликтов и т.д.).

Социальная политика в системе социальной ответственности как институт представляет собой совокупность норм и правил, устанавливаемых государственными и общественными органами, и регулирующих общественное поведение в социальной сфере. Проводя иерархический анализ института социальной политики, экономист В.В. Волошин выделил следующие уровни [2]:

  1.  Институт государственной социальной политики − совокупность норм и правил, регламентирующих общественное поведение на уровне государства в целом, и реализуемых через государственные механизмы социальной политики, а также федеральный инфраструктурный комплекс.
  2.  Институт региональной социальной политики − совокупность норм и правил, регулирующих общественное поведение на территории региона, и реализуемых через региональные механизмы социальной политики, которые основываются на механизмах федерального уровня, а также инфраструктурный комплекс региона.
  3.  Институт местной социальной политики − совокупность местных норм и правил, реализуемых через локальные механизмы, базирующиеся на федеральных и региональных, а также местную инфраструктуру.
  4.  Институт социальной политики предприятия − характерен для отдельно взятого предприятия.

Как отмечает В.В. Волошин, особенность каждого института заключается в том, что при установлении своих собственных норм и правил он опирается на нормы и правила вышестоящего института [2].

Проанализировав вышеизложенное, мы предлагаем выделить три уровня управления социальной ответственностью бизнеса (рисунок 1):

- высший (институциональный);

- средний (уровень региона);

- ниже среднего (уровень муниципалитета);

- низший (уровень предприятий).

4

Рисунок 1. Уровни управления социальной ответственностью бизнеса

В.В. Волошин, рассматривая институт социальной политики с точки зрения регулируемых сфер общественного поведения, выделил следующие институты: труда, доходов, жилищный, здравоохранения, образования. Каждый из них представляет собой совокупность норм и правил, регулирующих общественное поведение в определенной сфере: условия труда, уровень доходов, занятость, здравоохранение, образование [2].

Соотношение иерархической институционализации социальной политики и ее институционализации по сферам представлено в таблице2, предложенной В.В. Волошиным.

Таблица 2

Институционализация социальной политики [2]

Иерархическая институционализация социальной политики

Институционализация социальной политики по сферам воздействия

Труд

Доходы

Жилье

Здраво­охранение

Образование

государственная

+

+

+

+

+

региональная

+

+

+

+

+

местная

+

+

 

+

+

предприятия

+

+

+

+

+

Строки в таблице 2 отражают иерархическое строение социальной политики, а столбцы − сферы влияния этих норм и правил. На пересечении строк и каждого из столбцов формируются частные институты социальной политики, например, институт государственной политики труда или институт региональной политики доходов [2].

С точки зрения В.В. Волошина, и нам стоит с этим согласиться, сущность региональной социальной политики заключается в следующем: базируясь на принципах, устанавливаемых на федеральном уровне, она должна реализовываться с учетом особенностей конкретного региона [2].

Принимая за основу полученные в ходе проведенного исследования положения, нами предлагается следующая институциональная модельгосударственного регулирования социальной ответственности бизнеса (рисунок 2).

5

Рисунок 2. Институциональная модель государственного регулирования социальной ответственности бизнеса

Под институциональной средой в исследовании мы понимаем  совокупность основополагающих институтов, а также методы государственного регулирования.

Структура институциональной среды социальной ответственности бизнеса представляет собой упорядоченную совокупность политических, экономических, юридических и социальных институтов, в основе которых выступают нормы и правила социальной жизни общества, функционирования политической и экономической сфер, базовые правовые нормы − Конституция РФ, федеральные и иные законы и т.п. Система находится в постоянном развитии: нормы и правила появляются, получают свое развитие, дополняются новыми и исчезают.

Прямые методы государственного регулирования − это непосредственное властное воздействие государственных органов на регулируемые отношения и поведение соответствующих субъектов.

Косвенные методы государственного воздействия − это совокупность косвенных средств государственного влияния на деятельность субъектов экономики.

Особое значение в институциональной среде имеет регулятивный аспект, включающий в себя административные, экономические и социальные методы государственного регулирования социальной ответственности бизнеса.

Для формирования институциональной среды социальной ответственности бизнеса важно законодательное регулирование. С этой точки зрения важен легитимный аспект, определяющий правовое поле функционирования социальной ответственности бизнеса. Законодательство, регулирующее социальную ответственность бизнеса, не должно противоречить конституционным нормам, Международным стандартам. В состав законодательства входят федеральные законы и подзаконные акты (Указы Президента, Постановления Правительства, акты министерств и ведомств).  

Использование предложенной институциональной модели как инструмента для анализа хода трансформационных процессов позволяет, по нашему мнению, регулировать содержание и перспективы развития социальной ответственности бизнеса в России.

Список литературы:

  1.  Боброва, Е.В. Взаимодействие власти и бизнеса в реализации социальной политики / Е.В. Боброва // Экономика и социум. − 2013. − № 4‑1 (9). − С. 138-142.
  2.  Волошин, В.В. Механизмы реализации экономически эффективной социальной политики на региональном уровне : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук / Ростовский государственный университет. Ростов-на-Дону, 2004.
  3.  Галиева, И.С. Региональная социальная политика: проблемы и противоречия в современных Российских условиях / И.С. Галиева // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Социология. Политология. − 2013. − Т. 13. № 3. − С. 50-54.
  4.  Лубашев, Е.А. Региональная социальная политика: теоретические основы, функции и принципы / Е.А. Лубашев // Проблемы современной экономики (Новосибирск). − 2013. − № 15. − С. 50-54.
  5.  Разгулина, Е.Д. Партнерские отношения органов власти и бизнеса в регионе: состояние и проблемы / Е.Д. Разгулина // Вопросы территориального развития. − 2014. − № 9 (19). − С. 1.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516